Лавров Георгий

Преподобноисповедник Георгий (Герасим Дмитриевич Лавров) родился 28 февраля 1868 года в деревне Касимовка Ламской волости Елецкого уезда Орловской губернии в крестьянской семье.

4 июля день — памяти преподобноисповедника архимандрита Георгия (Лаврова)

Из родного дома Герасим вынес глубокую веру в Бога и любовь к Святой Церкви.

До Данилова монастыря, в течение 24 лет, с 1890 по 1914 год, о. Георгий подвизался в Оптиной Пустыни. Напутствие поступать в Оптину он получил в детстве у раки преподобного Сергия: мальчик молился, чтобы преподобный даровал ему счастье в жизни, и в ответ услышал в душе слова: «Иди в Оптину».

В 1890 году Герасим пешком оправился в Оптину. Через месяц он прибыл в обитель и был принят на добровольное послушание. 10 октября 1898 года был определен в число братства монастыря, 23 июня 1899 года пострижен в монашество с наречением имени Георгий (в честь святого великомученика Георгия) и 24 октября 1902 года рукоположен во иеродиакона.

В монастыре отец Георгий исполнял, в основном, хозяйственные послушания. Внешние труды сочетались с духовным деланием, при всецелом, нерассуждающем послушании старцам.

Так возрастал будущий исповедник Христов от силы в силу (Еф. 4, 13), и к тому времени, когда настала пора покинуть стены Оптиной Пустыни, он был уже испытанным монахом, готовым к деланию на ниве Христовой.

2 января 1914 года иеродиакон Георгий был переведен в Мещовский Георгиевский монастырь и Указом Святейшего Синода от 31 октября 1915 года назначен на должность настоятеля с рукоположением в сан иеромонаха. 3 января того же года был награжден набедренником.

Иеромонах Георгий управлял Мещовской обителью в тяжелое время мировой войны и революции. В этом ему помогали практический опыт и умение рачительно хозяйствовать, приобретенные в Оптиной, доброта и мудрость в отношениях с людьми. 2 ноября 1917 года за настоятельские труды отец Георгий был награжден Святейшим Синодом наперсным крестом. В том же году Мещовскому Георгиевскому монастырю было «преподано благословение Святейшего Синода с выдачей о сем грамоты… за заслуги… обители по обстоятельствам военного времени».

9 декабря 1918 года иеромонаха Георгия арестовали, и 4 июня 1919 года он был приговорен к расстрелу. В ночь перед расстрелом, во время молитвы, ему было видение о том, что он и шесть его соузников, также приговоренных к смерти, останутся живы. Так по милости Божией и случилось. Для исполнения приговора смертников посадили в вагон.

На станции Тихонова Пустынь, куда прибыл этот вагон, его по ошибке прицепили к поезду, идущему не в Калугу, как предполагалось, а в Москву, где заключенных препроводили в Таганскую тюрьму. Пока шло выяснение обстоятельств, была объявлена амнистия, и все остались живы. По амнистии ВЦИК от 5 ноября 1919 года расстрел был заменен пятью годами заключения, которое отец Георгий отбывал в Бутырской и Таганской тюрьмах.

Находясь в тюрьме, отец Георгий исполнял должность санитара и был старцем-утешителем для многих узников. Он не щадил себя, облегчая телесные и душевные страдания заключенных.

В Таганской тюрьме в то время находились священномученик митрополит Казанский и Свияжский Кирилл (Смирнов, † 7 ноября 1937) и настоятель Московского Данилова монастыря архиепископ Феодор (Поздеевский, † 10 октября 1937). Добродетели иеромонаха Георгия не утаились от архиереев-исповедников, и это имело большое значение для его дальнейшей жизни. Митрополит Кирилл, заметив в нем благодатный дар рассуждения и любви, благословил отца Георгия на старчество, а архиепископ Феодор в 1922 году принял в Данилов монастырь, взяв старца «на поруки».

Так в 1922 году иеромонах Георгий был освобожден и стал насельником Данилова монастыря, где был назначен на должность братского духовника. Послушанием его было также принимать исповедь прихожан.

Москвичи любили даниловского батюшку, почитали за дар утешения и прозорливость. Среди его духовных детей были как образованные люди, видные ученые, так и простой народ, всегда окружала старца молодежь. Посещали архимандрита Георгия и архиереи, жившие в то время в Данилове. Многие духовные дети старца претерпели гонения за веру. Среди них священномученики митрополит Серафим (Чичагов), протоиерей Владимир Амбарцумов, иеромонах Павел (Троицкий) и другие.

Старец Георгий обладал необыкновенным даром любви, доброты, милосердия, помогал людям советом, делом, молитвой. Имеются многие свидетельства его чудесной молитвенной помощи нуждающимся.

Исключительное внимание архимандрит Георгий уделял молодежи. «Путь человека складывается смолоду, и потом трудно его изменить», — говорил он. Многих юношей и девушек старец направил на путь веры, в те годы исповеднический.

19 мая 1928 года архимандрита Георгия арестовали и отправили в Бутырскую тюрьму. 12 июня 1928 года было составлено обвинительное заключение по ст. 58/10 УК.

В одиночной камере тюрьмы источником духовной крепости была для старца молитва. На допросах он держался спокойно и мужественно.

15 июня 1928 года Особое совещание при Коллегии ОГПУ постановило выслать архимандрита Георгия в Казахстан, в Уральск, сроком на три года. Добравшись до Уральска, он получил новое назначение в глушь — в поселок Кара-Тюбе, находящийся в 100 км от районного центра Джамбейты.

прп. Георгий исповедник Даниловский

Изгнанническую долю архимандрита Георгия разделила Татьяна Борисовна Мельникова, сопровождавшая батюшку в ссылку и бывшая с ним до последнего его часа. Спустя некоторое время в Кара-Тюбе приехала Елена Владимировна Чичерина (впоследствии монахиня Екатерина).

Время от времени старца навещали его духовные дети. В Джамбейте также поселились духовные чада отца Георгия, молодые специалисты-медики, выбравшие этот далекий край, чтобы быть рядом со своим старцем.

В Кара-Тюбе отец Георгий и его послушницы поселились в убогой фанзе (киргизском глиняном доме) на краю селения. Первое время питались в основном тем, что присылали духовные дети из Москвы. Вскоре завели корову, появилось свое молоко.

В доме ссыльного батюшки не прекращалась молитва. Домовый храм устроили в главной комнате, где жил отец Георгий. Престол был изготовлен им самим из посылочных ящиков; в антиминсе находились частицы святых мощей равноапостольных Константина и Елены. Богослужения совершались во все праздничные дни, а Великим Постом ежедневно, утром и вечером. Всегда читалось дневное житие.

За годы пребывания отца Георгия в Кара-Тюбе было несколько неприятных происшествий, по милости Божией закончившихся благополучно. После этих событий казахи уважительно говорили, объясняя их счастливый исход: «Русский мулла Богу молился».

В ссылке архимандрит Георгий тяжело заболел. Вызванная из Джамбейты врач Софья Максимовна Тарасова (впоследствии монахиня Агапита) определила рак гортани. Необходимо было возвращаться в Россию; стали ходатайствовать о поездке в Москву. Однако власти затягивали освобождение, и изнуренный болезнью старец вынужден был прожить в Казахстане еще один лишний и самый тяжелый из прожитых здесь год.

15 мая 1932 года были получены, наконец, документы об освобождении без права проживания в Москве и 12 других городах, с прикреплением к определенному месту жительства в течение трех лет. Из возможных городов отец Георгий выбрал Нижний Новгород, сказав при этом, вспоминая Минина и Пожарского: «Спасение из Нижнего».

В Нижнем Новгороде старец поселился в небольшом домике, стоявшем среди рощи любимых им белоствольных берез. Истекали последние дни исповеднической жизни старца. Из Москвы приехали близкие духовные дети. Встреча с ними оживила отца Георгия, и он сумел поговорить с каждым в отдельности.

4 июля (по новому стилю) отец Георгий долго разговаривал со своим духовным сыном архимандритом Сергием (Воскресенским, † 16 апреля 1944), будущим митрополитом, интересовался церковными делами. Утомившись беседой, он задремал. В комнате осталась только Татьяна Мельникова. Заметив, что дыхание старца изменилось, она позвала отца Сергия. Он тотчас пришел со Святыми Дарами. Старец взял Чашу, принял Святые Дары и так, с Чашей в руках, преставился к Богу.

О смерти батюшки сообщили в Москву; духовные дети, кто только мог, поехали в Нижний Новгород (тогда город Горький). Отпевание было назначено на 6 июля, день Владимирской иконы Божией Матери, особо чтимой отцом Георгием. Совершал отпевание архимандрит Сергий в сослужении многочисленного духовенства. Несмотря на то, что отец Георгий прожил в Нижнем Новгороде недолго, слух о праведнике распространился в народе, и на отпевание пришли многие верующие местные жители.

Когда катафалк въехал в ворота кладбища, ударил колокол и мерно звонил до внесения почившего в храм. Отец Георгий был похоронен недалеко от алтаря кладбищенского старообрядческого храма.

Тропарь и Кондак Георгию исповеднику Даниловскому

Известны многие посмертные свидетельства того, что старец стяжал дерзновение пред Богом. В исполнение своего обещания, он не оставлял и не оставляет ныне благодатной помощью своих духовных детей и всех, кто в молитве с верой обращается к нему.

На Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в 2000 году архимандрит Георгий был прославлен в лике святых новомучеников и исповедников Российских. 11 октября 2000 года были обретены его честные мощи. Ныне они покоятся в Покровском храме Данилова монастыря.

Молитва преп. Георгию Даниловскому

О преславный угодниче Божий, преподобне отче Георгие, Даниловы обители похвало и украшение!

Ты от юности своея монашеское житие вожелал еси, в нем же подвизався,

любовь Христову стяжал еси, и был еси пастырь добрый притекающих к тебе;

последи же изгнания и многи скорби претерпев, Небесное Царство наследовал еси.

И ныне призри на нас, чад твоих, молящихся тебе, и управи души наша ко спасению;

обитель же нашу святую миром и благочестием утверди и в вере православней нас укрепи,

да чистым житием благоугодим Богу, Ему же всякая слава подобает, честь и поклонение, во веки.

Аминь

LiveInternetLiveInternet

Молитесь перед своей иконой, просите через неё Господа об исцелении и оно обязательно будет.
Тех, кто родился с 22 декабря по 20 января, защитит икона Божьей Матери «Державная», а ангелы-хранители у них святой Сильвестр и преподобный Серафим Саровский.


+ + +
Родившихся с 21 января по 20 февраля охраняют святые Афанасий и Кирилл, а защитят их иконы Божьей Матери «Владимирская» и «Неопалимая Купина».


+ + +
Икона Иверской Божьей Матери является заступницей тех, кто родился с 21 февраля по 20 марта. Ангелы-хранители у них святой Алексий и Милентий Антиохский.
У каждого есть свой ангел-хранитель и своя икона-заступница.

+ + +
Родившимся с 21 марта по 20 апреля надо просить защиты у иконы Казанской Божьей Матери, а охраняют их святые Софроний и Иннокентий Иркутские, а также Георгий Исповедник.

Святитель Софроний, епископ Иркутский

Святитель Иннокентий Иркутский

Преподобный Георгий Исповедник, митрополит Митиленский

+ + +
Иконы «Споручница грешных» и Иверской Божьей Матери защитят рожденных с 21 апреля по 20 мая. Святые Стефан и Тамара, апостол Иоанн Богосолов являются их ангелами-хранителями.

икона «Споручница грешных» в драгоценной ризе (Кирилло-Белозерский монастырь) 1843 год

Иверская икона Божией Матери. 1995 г. Иконописец иером. Лука (Иверская часовня, Москва)

Святая Тамара

Святой Стефан

Апостол Иоанн (русская икона XVII в.)

+ + +
Если день рождения приходится на период с 21 мая по 21 июня, надо просить защиты у икон Богоматери «Взыскание погибших», «Неопалимая Купина» и «Владимирская». Охраняют святые Алексей Московский и Константин.

Икона Божией Матери »Взыскание погибших»

Икона Божией Матери «Неопалимая Купина́»

Император Константин Великий

+ + +
Иконы «Всех скорбящих радость» и Казанской Божьей Матери — заступницы родившихся с 22 июня по 22 июля. Святой Кирилл — их ангел-хранитель.

Московский список из Елоховского собора

«Всех скорбящих Радость».
+ + +
Святой Николай Угодник и Илья-пророк охраняют рожденных с 23 июля по 23 августа, а икона «Покров Пресвятой Богородицы» их защищает.

Икона «Покров Пресвятой Богородицы»
(Новгород, 1401—1425 годы, Государственная Третьяковская галерея)

Святитель Николай (икона из монастыря Святой Екатерины, XIII век)

Илия пророк с житием и деисусом. Из церкви Ильи Пророка в погосте Выбуты, близ Пскова. Конец XIII в. ГТГ
+ + +
Просить защиты у икон «Неопалимая Купина» и «Страстная» следует тем, кто родился с 24 августа по 23 сентября. Их ангелы-хранители — святые Александр, Иоанн и Павел.

Дата появления:

нач. XVII века

Святой благоверный князь Александр Невский

Святитель Александр Константинопольский

Святитель Иоанн Постник (582-595) особо вспоминается Церковью 2 сентября.

Икона Святого Павла апостола

+ + +

У икон Почаевской Божьей Матери, «Неопалимая купина» и «Воздвижение Креста Господня» должны искать защиты те, кто родился с 24 сентября по 23 октября. Охраняет их святой Сергий Радонежский.

икона Богородицы «ПОЧАЕВСКАЯ»

Икона Воздвижение Креста Господня

Преподобный Сергий Радонежский

+ + +
Святой Павел — ангел-хранитель родившихся с 24 октября по 22 ноября. Иконы Божьей Матери «Скоропослушница» и «Иерусалимская» их защищают.

Икона Божией Матери «Скоропослушница»

Иерусалимская икона Божией Матери (Корсунская, Гефсиманская).

Святой апостол Павел.
+ + +
Рожденные с 23 ноября по 21 декабря должны просить заступничества у икон Божьей Матери «Тихвинская» и «Знамение». Святой Николай Угодник и святая Варвара — их ангелы-хранители.
У каждого есть свой ангел-хранитель и своя икона-заступница.

Тихвинская икона
Божией Матери в окладе

Икона Божией Матери Знамение

Великомученица Варвара

В каждом доме желательно иметь Иверскую икону Пресвятой Богородицы (Вратарница), которая защищает дом от врагов и недоброжелателей.

Преподобноисповедник Георгий Лавров

Преподобноисповедник архимандрит Георгий (Лавров).
Дни памяти:
Первое воскресение, начиная от 25.01/07.02 – Собор новомучеников и исповедников Российских
В неделю перед 26.08/08.09 – Собор Московских святых
21.06/04.07 – день блаженной кончины (1932 г.)
28.09/11.10 – обретение мощей (2000 г.)
Преподобноисповедник Георгий (Лавров Герасим Дмитриевич) родился 28 февраля 1868 года в деревне Касимовка Ламской волости Елецкого уезда Орловской губернии в благочестивой состоятельной торговой семье. Когда в 12 лет он с родителями приехал на Богомолье в Оптину пустынь и подошел под благословение к преподобному Амвросию, тот обнял его за голову, благословил и сказал, что ему следует оставаться. Так в 12 лет Герасим стал послушником монастыря.
До 1914 года, более тридцати лет, подвизался в Оптиной пустыни. Напутствие поступать в Оптину он получил еще в детстве у раки преподобного Сергия: мальчик молился, чтобы Преподобный даровал ему счастье в жизни, и в ответ услышал в душе слова: «Иди в Оптину».
23 июня 1899 года он был пострижен в монашество с наречением имени Георгий (в честь святого великомученика Георгия).
24 октября 1902 года рукоположен во иеродиакона.
В монастыре исполнял в основном хозяйственные послушания. Внешние труды сочетались с духовным деланием, при всецелом, нерассуждающем послушании старцам.
2 января 1914 года иеродиакон Георгий переведен в Мещовский Георгиевский монастырь, что в Калужской губернии, и Указом Святейшего Синода от 31 октября 1915 года назначен на должность настоятеля с рукоположением в сан иеромонаха.
В 1918 году монастырь был закрыт, монастырские святыни поруганы безбожниками. Настоятеля при этом лживо обвинили в хранении пулеметов и, подвергнув аресту 9 декабря, учинили показательное судилище, на котором выступали разные лжесвидетели, среди которых даже нашелся еврей по имени Иуда. Несмотря на нелепость обвинения, 4 июня отец Георгий был приговорен к расстрелу и заключен в камеру смертников, из которой каждую ночь забирали на казнь по пять-шесть человек. В камере стоял такой холод, что замерзала вода. Узники терпели голод и вшей. Однажды днем к нему подошел тюремный сторож и сказал: «Батюшка, готовьтесь, сегодня я получил на всех вас список. Ночью уведут». Это означало расстрел.
В ночь перед расстрелом, во время молитвы, ему было видение о том, что он и шесть его соузников, также приговоренных к смерти, останутся живы. В каменной стене коридора он вдруг увидел образовавшуюся брешь. Через нее – опушку леса, а над ней, в воздухе, свою покойную мать. Она кивнула головой и сказала: «Сынок, вас не расстреляют, а через десять лет мы с тобой увидимся». Видение окончилось, и отец Георгий вновь очутился возле глухой стены, но в душе была Пасха!
Так по милости Божией и случилось. Для исполнения приговора смертников посадили в вагон. На станции Тихонова Пустынь, куда прибыл этот вагон, он должен был быть перецеплен к поезду, шедшему из Москвы в Калугу. Волею Божией поезд из Москвы пришел вовремя, а поезд, шедший с вагоном заключенных, опоздал. Конвой, не имея распоряжений, прицепил вагон к поезду, шедшему на Москву, и там заключенных препроводили в Таганскую тюрьму. Пока шло выяснение обстоятельств, была объявлена амнистия. По амнистии ВЦИК от 5 ноября 1919 года расстрел был заменен пятью годами заключения.
До 1922 года отец Георгий содержался в Таганской тюрьме в Москве.
В тюрьме был санитаром, благодаря чему имел доступ к самым разным людям, в том числе и в камеры смертников. Как милосердный самарянин, обмывал он гнойные язвы заключенным, стараясь всех утешить и ободрить, исповедуя и причащая желающих.
В Таганской тюрьме отец Георгий близко сошелся душевно с Михаилом Александровичем Жижиленко, духовным сыном священника Валентина Свенцицкого, человеком родственных ему взглядов. М.А. Жижиленко, тюремный врач-терапевт, позже, в феврале 1928 года, принял тайный постриг с именем Максим и тайно же митрополитом Иосифом (Петровых) и епископом Димитрием (Любимовым) в Ленинграде был поставлен во епископа Серпуховского.
В тюрьме получил отец Георгий благословение на старчество от священномученика митрополита Казанского и Свияжского Кирилла (Смирнова). Был взят из тюрьмы «на поруки» владыкой Феодором (Поздеевским), с которым до того вместе находился там в заключении, и принят им в число насельников Свято-Даниилова монастыря.
В 1922 году иеромонах Георгий был освобожден и был назначен на должность братского духовника Даниилова монастыря. Послушанием его было также принимать исповеди прихожан.
В детстве он не раз бывал в Данилове. Рассказывал, как однажды горько плакал здесь без всякой видимой причины. Вспоминал и о том, как прыгал по ступенькам одного из даниловских храмов, не ведая, что когда-то будет старцем и братским духовником древней обители.
Архиепископ Феодор с любовью принял отца Георгия в монастырь, хотя батюшка не принадлежал к числу ученой братии, которая собиралась вокруг настоятеля. Поселив батюшку вначале в братском корпусе, владыка Феодор вскоре предоставил ему келию в нижнем этаже древнего храма в честь Святых Отцов Семи Вселенских Соборов. Напротив келии находился небольшой домовый храм святых праведных Захарии и Елизаветы. В этой крошечной церкви отец Георгий, возведенный в сан архимандрита, в будние дни принимал приходящих на исповедь и на совет. В благодатной тишине храма умягчались сердца людей, и всякая душа располагалась довериться мудрому старцу. В праздники архимандрит Георгий исповедовал в Троицком соборе в левом приделе, за ракой с мощами святого благоверного князя Даниила, к тому времени уже перенесенной из храма Святых Отцов.
Москвичи любили даниловского батюшку, почитали за дар утешения и прозорливость. Среди его духовных детей были как образованные люди, видные ученые, так и простой народ; всегда окружала старца молодежь. Ко всем отец Георгий относился по-доброму, и мягкая улыбка, шутливое, веселое слово, которыми была пересыпана его речь, ласковые обращения – «золотце», «золотой мой», «деточка» – обнаруживали в нем избыток любви.
Келию архимандрита Георгия посещали и архиереи, жившие в то время в Данилове. Одного из них, будущего священномученика Фаддея (Успенского), он называл «всеблаженным архиереем».
Многие духовные дети старца испытали гонения за верность Христу, стали мучениками и исповедниками. Среди них священномученики митрополит Серафим (Чичагов), протоиерей Владимир Амбарцумов, иеромонах Павел (Троицкий) и другие.
Старец Георгий обладал необыкновенным даром любви, доброты, милосердия, помогал людям советом, делом, молитвой. Имеются многие свидетельства его чудесной молитвенной помощи нуждающимся.
Особенно добр и ласков бывал отец Георгий с детьми. «Все ко мне идут, несут свои скорби, а вы у меня как пташечки, легкие, все у вас хорошо, и я отдыхаю с вами», – бывало, говорил он. Он подолгу беседовал с ними, участливо и серьезно интересовался их проблемами: отношениями с домашними, школьными делами, играми, а с девочками мог обсудить и фасон будущего платья. В карманах его рясы всегда имелись конфеты, пряники, другие сладости, которыми можно было одарить малышей. И малыши любили его. Не забывали они щедрых даров тепла и любви отца Георгия до конца своих дней.
До 19 мая 1928 года он подвизался в Московском Даниловском монастыре.
Его простота, вмещавшая в себя и мудрость, и крепкую волю, а главное – удивительную мягкость, терпимость, широту воззрений и безграничную любовь, привлекала к нему многих духовных чад, особенно среди людей высокообразованных и подростков. Во время возникших разногласий из-за политики митрополита Сергия он боялся новых разделений в Церкви, и без того бедствующей.
19 мая 1928 года был арестован и обвинен при аресте в том, что «играл роль «старца» в черносотенном монастыре, вел антисоветскую пропаганду среди обслуживаемого контингента».
15 июня 1928 года приговорен к трем годам ссылки.
Ссылку отбывал с 1928-го по 1932 год в поселке Кара-Тюбе Уральской области в Казахстане.
В доме ссыльного батюшки не прекращалась молитва. Домовый храм устроили в главной комнате, где жил отец Георгий. Престол был изготовлен им самим из посылочных ящиков; в антиминсе находились частицы святых мощей равноапостольных Константина и Елены.
Там, в ссылке, у него открылся рак гортани. Каждый прием пищи с этого времени становился невыносимо мучительным.
Незадолго до назначенного срока освобождения архимандрит Георгий послал в Москву, митрополиту Сергию, телеграмму: «Благий архипастырь, отец. Я заболел серьезно горлом. Пищи принимать никакой нельзя, чайную ложку глотаю трудом. Лежать, спать минуты не могу, задыхаюсь. Дальнейшее пребывание таком положении – голодная смерть. Я вновь прошу Вашего ходатайства разрешение приехать. Срок мой кончится 19 мая 1931». Ответа не последовало. Возможно, та телеграмма просто не дошла до адресата. Возможно.
Власти затягивали освобождение, долго не присылали необходимых бумаг и после истечения срока заключения. Вместо освобождения в мае 1931 года отец Георгий был вынужден остаться в степной ссылке еще на одну тяжелую зиму – вплоть до следующей весны. Спустя год он наконец был освобожден без права проживания в Москве и еще двенадцати городах с прикреплением к определенному месту в течение трех лет.
Из доступных городов отец Георгий выбрал Нижний Новгород, сказав при этом, вспоминая Минина и Пожарского: «Спасение из Нижнего».
И вскоре, 4 июля 1932 года умер в Нижнем Новгороде.
В тот день отец Георгий долго разговаривал со своим духовным сыном архимандритом Сергием (Воскресенским), впоследствии митрополитом Виленским. Отец Сергий пришел со Святыми Дарами. Старец принял Святые Дары и, с Чашей в руках, преставился ко Богу.
Он был отпет архимандритом Сергием в сослужении с многочисленным духовенством.
Был захоронен на Бугровском кладбище в Нижнем Новгороде, недалеко от алтаря кладбищенского старообрядческого храма.
Известны многие посмертные свидетельства того, что старец стяжал дерзновение пред Богом. Во исполнение своего обещания, он не оставлял и не оставляет ныне благодатной помощью всех, кто в молитве с верой к нему обращается.
Преподобноисповедник архимандрит Георгий (Лавров) канонизирован Архиерейским Собором Русской Православной Церкви, 13-16 августа 2000 года.
11 октября 2000 года были обретены его честные мощи. Ныне они пребывают в Покровском храме Московского Свято-Даниилова монастыря.
Литература:
1. У Бога все живы: Воспоминания о Даниловском старце архимандрите Георгии (Лаврове). М.: Даниловский благовестник, 1996.
2. Зеленская Г. Несокрушимые духом. Судьбы насельников московского Данилова монастыря// Памятники Отечества: Альманах. 1992. № 2-3.
3. Деяние Юбилейного Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви о соборном прославлении новомучеников и исповедников Российских XX века. Москва, 12-16 августа 2000 г.
4. http://www.msdm.ru
5. http://pstbi.ru
6. http://fond.centro.ru

Скульптор ар-деко и соцреализма Лавров Георгий Дмитриевич

На аукционах Европы и США коллекционерами высоко ценятся работы Георгия Дмитриевича Лаврова, бесспорно, выражающие дух ар-деко. Но его творчество — зеркало еще одной эпохи, соцреализма.

Лавров Георгий Дмитриевич 18.04.1895–6.09.1991

Сибирь-Москва

Георгий Дмитриевич родился в Енисейской губернии, селе Назимово. Семья была очень многочисленной, среди двенадцати детей он был десятым ребенком. Отец, Дмитрий Иванович, реставратор-иконописец родом из Красноярска, друг юности В.И.Сурикова. Мама Феоктиста Гавриловна жизнь посвятила воспитанию детей и семье.

Окончив духовное училище, где проявил художественные способности, Георгий с 1910 г. учился в духовной семинарии Красноярска, одновременно посещал занятия городской студии по рисованию.

С 1915 г., благополучно сдав вступительные экзамены в Томском университете, Лавров учился на медицинском факультете. Художественное образование продолжал, три года занимаясь в классах живописи при Томском обществе художников (ТОЛХ). Среди его учителей известные живописцы Н.Ф. Смолин, К.К. Зеленевский, В.Д. Малько.

В 1917 г. Георгий выставлялся на десятой выставке, организованной ТОЛХ. Его работы были благоприятно отмечены местной прессой, после чего, начинающего ваятеля, пригласили преподавать в частной гимназии. В 1917 г. он дважды арестован за революционную деятельность.

В 1919 и 1920 годах Лавров на Алтае сражался в числе бойцов партизанской красной армии Мамонтова. В Бийске 1919 г. он создал первое скульптурное произведение «Апостол Пётр». Позже, получив от бийского Революционного комитета направление для дальнейшего обучения, уехал в Москву.

В столице с 1922 г. Георгий работает с Черемных и Маяковским в «Окнах сатиры РОСТА» над серией агитационных плакатов. До 1927 г. Георгий Дмитриевич входит в Ассоциацию художников революционной России, становится товарищем первого председателя АХРР. Участвует в выставках ассоциации 1925 – 1926 годов, получает пятую премию в московском конкурсе на проект памятника Свердлову. Его кабинетная композиция «В.И Ленин с книгой» утверждена для выпуска массового тиража комиссией ЦИК ВКП (б). Работы Лаврова привлекли внимание критиков столицы. О проекте для полтавского памятника Ленину (совместная работа Лаврова и архитектора Щербакова), дает хорошие отзывы нарком просвещения Луначарский, который в 1927 г. командирует Георгия Дмитриевича для пятилетней стажировки во Францию.

Парижский период

В Париже Георгий Дмитриевич занимается в частных академиях у известных одаренных скульпторов, которые имели разное художественное мировоззрение и творили в различной творческой манере. С утра Лавров, посещая академию Жульена и Поля Ландовского, обучается строго классической скульптуре у Бушара, ученика Луи-Эрнеста Барриа. С полудня он спешит в академию Гранд Шомьер, чтобы под наставлением Антуана Бурделя, выдающегося ученика Родена, продолжить обучение, проникаясь мощным и патетическим творчеством скульптора. У всемирно известного мастера были строгие принципы относительно безукоризненного владения рисунком, портретного сходства моделей, передачи выразительности силуэта, динамики, равновесия масс и конструктивности формы. Бурдель благосклонно оценивал работы русского скульптора, два года продолжалось обучение до смерти маэстро в 1929 г.

Затем Лавров переходит в академию Коларосси для практики в мастерской Аристида Майоля. В противоположность Бурделю, чьи работы подобно пламени огня извергали темперамент, творчество Майоля воплощало силу спокойной гармонии, мягкости сдержанного движения. Майоль был требователен к формовке гипсовых моделей. Если для продажи в частных галереях работы маэстро стояли из бронзы и мрамора, то в салонах на больших выставках произведения выставлялись на суд в чистом не тонированном гипсе. Легендарный мастер считал, что гипс — материал, дающий наиболее полное понимание уровня мастерства скульптора, и если его работы пройдут должную оценку в гипсе, то выдержат критику в любом материале.

На формирование стиля и мастерства Лаврова повлиял еще один выдающийся мастер скульптурного портрета Шарль Деспио. Георгий Дмитриевич часто встречался с ним и брал у него уроки, а их мастерские находились рядом. На создание великолепных форм анималистической пластики Лаврова воздействовал своим творчеством Франс Помпон, ставший учителем и старшим другом русского скульптора. Долгое время, проработав у Родена, Помпон лишь с 1914 г. выставлял собственные произведения. С 1918 г. он стал признанным гением жанра скульптурной анималистики. В гладкой обтекаемой массе его произведений воплощался покой либо неспешные движения животных, которые производили впечатление первозданной мощи. В 1930 годах Лавров создал множество скульптур, кубическими гранями которых воплотил восхитительную грацию и динамичность животных. Моделями служили собаки, хозяева их приводили в скульптурную мастерскую, дикие звери и птицы зоопарка, где Лавров делал эскизы и зарисовки.

За период парижской творческой практики, Лавров рядом с произведениями знаменитых и одаренных скульпторов, выставлялся на двадцати коллективных выставках и в известных салонах «Тюильри», «Независимых», «Весеннем», «Осеннем». В галерее Монпарнаса в 1932 г. персональная выставка Георгия Дмитриевича представила скульптурные портреты в стиле модернизма, отражающие сближение искусств современного, средневекового и древнеегипетского. Событие было своего рода экзаменом и посвящением в звание художника. В работах отчетливо прослеживалась целевая четкость, чуткость к натуре, многогранность психологических оттенков.

За годы в Париже он выполнил множество произведений в разнообразном жанре и стилистике. Создал немало образов революционных лидеров. Особо удачными стали его детские и женские портреты. Сохранились немногие из серии скульптур артистов «Комеди Франсез», которые художник демонстрировал на выставках. Венцом его театральных портретов стали скульптуры Анны Павловой. Балерина позировала в мастерской и предоставила Лаврову пропуск для свободного посещения ее спектаклей и репетиций, где он делал множество эскизов. Десять скульптурных шедевров Георгия Дмитриевича (все в российских и европейских музейных собраниях) стали частью золотого портретного фонда великой актрисы, среди них, созданные по сценическим образам «Умирающего лебедя», «Жизели», «Стрекозы».

Ярчайшими работами скульптора искусствоведы называют произведения ар-деко, которые почти все пребывают в частных зарубежных коллекциях Франции, США, Великобритании, Бельгии. Его кабинетная скульптура, которая считается образцом стиля, востребована и цена ее высока на мировых аукционах. Контрастная фактура материала, точная передача движения и пластики, выразительный силуэт, ритмичность линий выражены не одним лишь знаменитым анимационным циклом. «Пара, танцующая чарльстон» признана обобщающей вершиной времени и атмосферы ар-деко.

Москва-Колыма

На родине за восемь с половиной лет произошли существенные перемены. Радостный энтузиазм строителей молодой державы сменился диктатурой, репрессиями, страхом, системой круговой поруки и доносительства. На I съезде писателей в 1934 г. были четко определены и утверждены принципы с дальнейшей программой развития социалистического реализма, как государственного единого стиля для всех видов искусства. Творчество, отличное от принципов «советского искусства», относилось к «вражескому влиянию».

У вернувшегося 15 августа 1935 г. Лаврова, не было жилья и мастерской в Москве, привезенные из Парижа работы хранить было негде. Его зарубежное проживание, и особо самовольное продление более трех лет творческой командировки, вызывало недовольство. Те, некогда знакомые люди, что могли помочь, были мертвы либо репрессированы. За помощью скульптор обратился к Рудзутаку, председателю Совнаркома, по ходатайству которого художнику была выделена в столичном центре мастерская. Вскоре появились официальные заказы.

Осенью 1935 г. Лавров участвовал в осенней московской выставке художников, после чего скульптора назвали формалистом, а его экспозицию «духом старого декадентского модерна». В стремлении выжить, художник идет на творческое компромиссное решение и выполняет госзаказы в духе социалистической реальности. В период 1935–1938 годов ним выполнено приблизительно десять таких работ.

В 1937 г. Лавров работал над бюстом Я.Э. Рудзутака на его загородной даче, там же художник познакомился с А.С. Бубновым, наркомом просвещения. Незадолго после этого обоих, Радзутака и Бубнова, репрессировали и расстреляли. Роковой для Лаврова стала композиция «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!». На кремлевском приеме Сталину преподнесла цветы маленькая Геля, дочь Ардана Маркизова (бурятский нарком земледелия). Снимок девочки на руках у вождя напечатали все советские издания, увеличенная фотография висела во многих детских и учебных организациях, предприятиях, санаториях и домах культуры. На эту популярную тему Лаврову было предложено выполнить композицию. Детские портреты мастерски удавались скульптору, и он специально ездил в Улан-Удэ, лепить с натуры скульптуру девочки. Когда заказ был почти закончен, Маркизова репрессировали и расстреляли, а девочкой со знаменитой фотографии оказалась Мамлакат Иахангорова из Таджикистана. Скульптура Лаврова стала также очень известной и ее многократно тиражировали. Но Георгий Дмитриевич, как свидетель государственной фальсификации, был репрессирован.

Газета «Известия» за1 мая 1936 г. Сталин и Геля Маркизова.

Копия скульптуры Лаврова находится в иркутском музее И.В.Сталина

Сентябрьской ночью 1938 г. к дому художника подъехал «воронок» с традиционной надписью «Хлеб», в котором, по окончании длительного обыска, Лавров был переправлен в Бутырскую тюрьму. Переполненная камера содержала 156 заключенных инженеров, ученых, работников искусства, директоров предприятий, военных, изобретателей, врачей. Георгия Дмитриевича обвинили в террористическом антигосударственном заговоре, в который якобы вовлек Лаврова его товарищ, художник Максимов. Допросы и жестокие истязания с целью самообвинения продлились долгие дни. Не добившись признания, Лаврова перевезли на Лубянку, где устроили очную ставку со сломленным Максимовым. После этого допросы стали еще жестче и бесчеловечнее. В сентябре 1939 г. Лаврову был объявлен, вынесенный заочно без суда, приговор: заключение, согласно статье № 58 и пятилетнее отбывание в исправительных трудовых лагерях.

Более месяца состав с арестантами тащился до Владивостока, где из вагонов, заключенных погнали на сопку строить заграждение из колючей проволоки. На несколько дней в этом загоне зимой на улице оставили людей. Затем, в тесных смрадных трюмах грузового судна заключенных переправили в Магадан, откуда в открытых грузовиках при сорока градусах мороза развезли по лагерям. Лаврова в группе заключенных привезли в прииск «Разведчик». Поскольку дальше дорог не было, люди пешком по снегу через высокую сопку всю ночь пробирались до конечного пункта, участка «Скрытый», где 150 лагерников кайлами разрабатывали золотоносную мерзлоту. Ни врачей, ни охраны, никого, кроме заключенных на участке не было, бежать было невозможно: кругом непроходимая тайга. Ежедневно кто-нибудь заболевал, люди часто умирали. Жили в бревенчатом, заваленном снегом бараке с заледеневшими углами. Тепло было только возле, заменившей печь, железной бочки с трубой, где постоянно горели дрова.

Спустя месяц Лавров заболел цингой. Появились характерные язвы, облазили ногти, расшатались зубы, началась водянка, художник не смог ходить и работать. Как абсолютного инвалида, Лаврова переправили в ортуканский лагерь, где он ночью работал сторожем культ базы, а днем строил доску почета Ортукана. Это обстоятельство да природное здоровье сибиряка сохранили жизнь художника.

В 1941 г. весной Георгия Дмитриевича переправили на постройку дома культуры в Магадане, для которого ему приказали выполнить скульптуры. Из материалов имелись только цемент, алебастр, металлическая проволока и сетка. До 1943 года скульптор выполнил из цемента четыре трехметровые статуи «Партизанки», «Красноармейца», «Забойщика», «Бурильщика», установленные на парапет дома культуры. Многофигурную трехметровую группу «Героическая эпопея обороны СССР», интерьерную лепнину и декор четырех фасадных колонн. Несколько бюстов для фойе (Ленина, Маркса, Энгельса, Станиславского, Горького, Островского, другие). Ним также создан для Магадана монумент Сталину и девять исторических, отображающих освоение Колымы, барельефов. Из цемента он несколько скульптур вылепил для художественной выставки 1944 года. За проделанную работу Лаврова премировали восьмушкой махорки, черной буханкой хлеба и спирта 50 граммами, после чего перевели на общие работы.

Магадан. Дом культуры со скульптурами и декором Лаврова

В 1943 г. в сентябре истекло пять лет лагерного заключения художника, но в Магадане он еще пробыл более года, затем в 1945 г. его перевели в Красноярск. Там Георгий Дмитриевич, в невероятно сложных условиях, создал множество работ и проявил удивительную трудоспособность.

Красноярск — Москва

В Красноярске Лавров знакомится с художницей Валентиной Пименовновной Солдатовой, будущей супругой, преданным другом, в дальнейшем, хранительницей его творческого наследия. Ее живопись и графика нынче выставлены в 25 отечественных, зарубежных галереях и музеях, с 20 лет она участник многих выставок, а с 23 лет — член СХ. Молодой перспективной художнице исполнился 21 год, когда она полюбила осужденного, на двадцать лет старшего ее скульптора.

Валентина Пименовна Лаврова-Солдатова

В Красноярске до 1948 г. Лавров сделал несколько монументов, станковых портретов личностей из областей искусства, науки, бюст Сурикова для музея художника, памятник для братской могилы, погибших от белогвардейского войска солдат.

1948 г. Бюст В.И. Сурикова в Красноярске. Бетон

1947 г. Памятник на братской могиле солдат 31-го Сибирского стрелкового полка. Цемент, алюминий, мраморный постамент.

Он участвовал в красноярских выставках, в межобластной новосибирской, где получил первую премию, награждался почетными грамотами, медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941–1945». Но согласно, вышедшему в 1948 г. указу НКВД, как осужденный по 58 статье, проживать в режимных городах Георгий Дмитриевич не мог. Красноярск был таким городам, и супруги Лавровы переехали в Черногорск.

Там скульптор участвовал в реконструкции местного дома культуры, выполнял ряд работ для шушенского музея Ленина. Но вскоре врагу народа довелось переселиться в Минусинск, где после ряда выполненных памятников и бюстов, скульптурных заказов в городе более не нашлось. В 1951 г. Лавровы покидают Сибирь и селятся на берегу Азовского моря в провинциальном теплом Мариуполе на Итальянской улице № 102.

Бюст В.Г. Белинского в Мариуполе

Здесь художник также испытал положение врага народа. Получая заказы, ему неоднократно приходилось возвращать аванс и получать отказ, когда узнавали, по какой статье он был осужден. Но казалось, ничто не сломит этого рослого, крепкого и стройного интеллигента в круглых очках. Ежедневно ранним утром он делал дальние заплывы в море, посещал с супругой местное товарищество художников, общался с коллегами. После смерти Сталина сделал несколько бюстов известных творческих и ученых личностей для галереи Городского сада. Осенью 1954 г. Лавров реабилитирован, и вскоре с Валентиной уехал в Москву.

Справка об освобождении Г.Д. Лаврова.

Последний период

С конца 1960 годов отечественное искусство проникнуто возбуждением и радостным подъемом оттепели, жаждой познания запретной прежде западной культуры, переосмыслением собственного творческого взлета 1910–1920 гг. Несмотря на последующие попытки советской системы обуздать, начавшееся обновление в отечественном искусстве, творческий прорыв остановить было уже невозможно. Особенно это выражалось в скульптуре 1970–1980 годов посредством новых форм, материалов, мотивов и пластических решений.

Оказавшись в столичной творческой среде, Лавровы с приумноженным энтузиазмом принялись за работу. В трудах Георгия Дмитриевича явственно проявляется школа парижского периода. Бережное следование натуре, тонкая передача душевных качеств, баланс обобщенности и подробностей выражены в лучших портретных работах Лаврова с конца 1950 по 1980 годы. Он создает портреты выдающихся ученых, творческой интеллигенции, военных. Работает над любимыми образами Сурикова и Павловой, портретами дорогих ему людей. Он много рисует обнаженной натуры, пейзажей, автопортретов и лиц знакомых.

Авторская ретроспективная выставка Лаврова открылась в 1982 г. на Беговой в здании МОСХа. Экспозицию высоко оценили зрители, коллеги, пресса. В 1982 г. государство удостоило Георгия Дмитриевича званием «Заслуженного художника РСФСР».

Тяжело болея в последние годы жизни, скульптор не мог проводить много часов перед скульптурным станком и увлекся литературной деятельностью. Опубликовано немало его уникальных воспоминаний при жизни и после смерти в 1991 году. Каталог только известных его работ насчитывает 229 единиц скульптурных работ.

Работы парижского периода

Крадущаяся пантера. Керамика, глазурь.

Борзая. Бронза

Фазан. Бронза, золочение, патина

1930 г. Ночь. Посеребренная и золоченая бронза, патина

Пара, танцующая чарльстон. Бронза, патина

1928-1931 гг. Девушка и собака. Золоченая и посеребренная бронза, чеканка, литье.

1930 г. Анна Павлова. Стрекоза. Из собрания Третьяковкой галереи

Подписи скульптора Лаврова

За свою жизнь Георгий Дмитриевич ставил всего два вида подписей: на парижских работах он подписывался G.Lavroff.

Произведения, выполненные на родине, несли надпись Г. Лавров.