Крапивин Владислав Петрович биография

Владислав Крапивин

Биография

Советский и российский писатель, автор около 250 рассказов, повестей, романов для детей и юношества Владислав Крапивин – парадокс современной детской литературы: известен миллионам читателей, но практически не исследован критиками и литературоведами.

Детство и юность

14 октября 1938 года в Тюмени в семье Петра Федоровича и Ольги Петровны Крапивиных родился третий ребенок – Владислав. Родители – педагоги по образованию, отец также был православным священником в Кирове. Но, спасаясь от репрессий, Петру Федоровичу пришлось оставить сан и перевезти семью в Тюмень. Владислав много лет не знал об этом эпизоде.

Владислав Крапивин в детстве с мамой

Еще в детстве Владислав стал сочинять истории, которые с удовольствием рассказывал сверстникам, а те с не меньшим удовольствием слушали.

После школы юноша сначала планировал поступить в педагогический вуз, пойдя по стопам родителей, но в итоге выбрал факультет журналистики Уральского госуниверситета имени А. М. Горького. В студенческие годы Владислав Крапивин участвовал в литературном кружке, сотрудничал с местными СМИ, увлекался творчеством Паустовского.

Литература

Начинается отсчет биографии молодого писателя с книги «Рейс «Ориона», изданной в Свердловске в 1962 году. Сразу за ней последовал сборник рассказов «Брат, которому семь». В 1964 году Крапивина приняли в члены Союза писателей СССР. Не одно поколение детей выросло на книгах «Мальчик со шпагой», «Тень Каравеллы», «Трое с площади Карронад», «Дети синего фламинго», «Журавленок и молния».

Владислав Крапивин в молодости

Сам автор говорил, что пишет для детей не просто так, ему хотелось продлить собственное детство, отнятое войной. Романтикой юных дышат ранние произведения писателя – шпаги, паруса, дороги, зовущие в неведомую, но прекрасную даль. И по этим дорогам шагают «крапивинские мальчики» – мятежники, романтики и мечтатели с собственным взглядом на мир, мужественные защитники, способные на серьезные поступки.

И читателю легко поверить в происходящее на страницах книги, потому что автор постоянно сталкивает персонажей с несправедливостью жизни. Крапивин в какой-то мере жесток к собственным героям, но честен – в современном мире мятежники неудобны для обывателя, а потому всегда находятся под прицелом. Главное, что дарит писатель героям, – дружба. Старшие подростки опекают младших, помогают безболезненнее взрослеть. А вот взрослым в мире Крапивина почти нет места.

Книги Владислава Крапивина

В 1980-х годах Владислав Крапивин оставил реализм и плавно перешел к фантастическим мирам. Так появился цикл произведений «В глубине Великого Кристалла», включающий в себя семь повестей. Последней в цикле предполагалась «Белый шарик матроса Вильсона», но внезапно, по словам автора, после написались еще две повести.

Библиография автора обширна, одних рассказов – около семидесяти. В 2017 году в интервью журналу «Собеседник» на вопрос о количестве написанных произведений писатель ответил, что их не считал, добавив:

«Всех, кому надоело, могу утешить: лет примерно в 75 я решил остановиться».

Литературовед Сергей Борисов выделяет среди произведений прозаика основные, на его взгляд, начиная с «Оруженосца Кашки» и заканчивая «Сказками Севки Глущенко». Но при этом Борисов не берет в расчет творчество писателя в 1990-х и 2000-х годах, когда были написаны «Лужайки, где пляшут скворечники», «Бабочка на штанге» и т.д.

Владислав Крапивин

А еще Владислав Крапивин писал стихи, к которым сам, не считая себя поэтом, относится критически: одни были написаны для вставки в прозаические произведения, другие – как тексты песен.

Книги Крапивина печатались и в России, и за границей: в Болгарии, Японии, США, Франции, Германии. Цитаты из произведений уже превратились в афоризмы. Интересный факт: повести Сергея Лукьяненко «Пристань желтых кораблей», «Рыцари сорока островов» и «Мальчик и тьма» написаны, по словам автора, под влиянием повестей Крапивина.

Писатель Владислав Крапивин

В 1979 году вышел двухсерийный фильм «Та сторона, где ветер», в котором снялся старший сын Крапивина Павел. Сняты экранизации произведений «Колыбельная для брата», «Трое с площади Карронад», «Мальчик со шпагой». А фильмом по мотивам книги «Дети синего фламинго» – «Легенда острова Двид» – писатель был не очень доволен.

По словам журналиста Владимира Березина, Крапивин, сосредоточившийся на внутреннем мире подростка, уникален и важен. Ведь в Советском Союзе была литература для детей, была для взрослых, а подростки как бы выпадали. Потому у творчества писателя так много поклонников. Повзрослев, они готовы защищать и любимого автора, и любимые книги, защищая при этом в первую очередь собственное детство.

Педагогическая деятельность

Владислав Крапивин, кроме писательства, много сил отдал педагогике. В 1961 году в Свердловске писатель организовал отряд «Каравелла», в который вошли дети разных возрастов, но одинаковых устремлений. Изучали журналистику, морское дело и фехтование.

Тогда в Советском Союзе не приветствовались детские организации, созданные не с ведома и не на базе школы. На этом фоне «Каравелла» выглядела угрозой системе, и потому ее несколько раз пытались закрыть.

Владислав Крапивин и его отряд «Каравелла»

Однако этого не случилось. «Каравелла» воспитала немало творцов и ученых. Да и многие герои произведений Крапивина появились только благодаря более чем 30-летней работе писателя с подростками.

В 1980-е годы в «Учительской газете» вышел цикл статей Крапивина, декларирующих главную идею педагога: детство так же ценно, как и все остальные этапы человеческой жизни. И с детьми надо дружить, потому что сотрудничество поколений, по мнению автора, – основа развития как общества, так и каждого конкретного человека.

Личная жизнь

В 1964 году Владислав Крапивин женился. С супругой Ириной Васильевной писатель вырастил двух сыновей – Павла и Алексея. Старший Павел подарил родителям двух внуков – Дарью и Петра.

Свадьба Владислава Крапивина и его жены Ирины (1964 год)

У Владислава Петровича много наград, в том числе ордена Трудового Красного Знамени, Дружбы народов и Почета. Признан почетным гражданином Екатеринбурга, Свердловской области, Тюмени. Неоднократно получал литературные премии.

С 2006 года присуждается Международная детская литературная премия имени В. П. Крапивина. Раз в год, 14 октября, лауреату вручается премия, диплом и памятная медаль, эскиз которой создал Владислав Крапивин.

Владислав Крапивин и его жена Ирина (2013 год)

В 2007 году писатель переехал из Екатеринбурга в Тюмень. В родном городе преподавал в университете. В 2011 году на базе литературно-краеведческого центра Тюмени открылся музей Владислава Крапивина. Осенью 2013 года писатель с женой вернулся в Екатеринбург, поближе к семье старшего сына.

Владислав Крапивин сейчас

В 2016 году именем Крапивина назвали астероида № 407243. Во «ВКонтакте» существует группа, посвященная творчеству Владислава Крапивина. Там выложены как старые, так и свежие фото писателя.

Директор Свердловской областной библиотеки для детей и юношества совместно с «Почтой России» запустила к 80-летию Владислава Крапивина акцию «Поздравь командора».

Владислав Крапивин в 2018 году

В сентябре 2018 года начнется конкурс открыток, которые нарисуют юные читатели по мотивам книг юбиляра. Открытки-победители будут доставлены писателю в день рождения.

В 2018 году, к юбилею, Владислав Крапивин мог стать почетным гражданином Севастополя, но Законодательное собрание города в июле 2018-го отклонило эту идею. Дело в том, что у севастопольского Законодательного собрания правило – присваивать звание почетного гражданина раз в три года, а в 2016 году это звание присвоили Владимиру Путину.

Цитаты

«Истина — это не вещь. С ней ничего делать не надо. Ее надо осознать, вот и все». «Два пацана скорее договорятся, чем два взрослых дядьки, потому что в мозгах не всякие дивиденды и прибыли, а еще кое-что человеческое». «- Только одному люди не научатся никогда… Сделать так, чтобы, когда человек летает, мама за него не боялась…» «Слово – удивительная вещь. Если скажешь «неудача», кисло на душе делается. А если скажешь «приключение», то сразу веселее». «Приключения — это сплошные неприятности, только про них почему-то потом интересно вспоминать…»

Библиография

  • 1964 – «Звезды под дождем»
  • 1965 – «Оруженосец Кашка»
  • 1964-1966 – «Та сторона, где ветер»
  • 1966 – «Валькины друзья и паруса»
  • 1968-1970 – «Тень каравеллы»
  • 1972-1974 – «Мальчик со шпагой» (трилогия)
  • 1978 – «Колыбельная для брата»
  • 1979 – «Трое с площади Карронад»
  • 1978 – «Мушкетер и фея»
  • 1981 – «Журавленок и молнии»
  • 1982-1983 – «Голубятня на желтой поляне» (трилогия)
  • 1985 – «Оранжевый портрет с крапинками»
  • 1988-1991 – «В глубине Великого Кристалла» (цикл)
  • 1992 – «Бронзовый мальчик»
  • 1996 – «Бабушкин внук и его братья»
  • 1997 – «Фрегат «Звенящий» (роман-справочник)
  • 2000 – «Лужайки, где пляшут скворечники»
  • 2005 – «Топот шахматных лошадок»
  • 2009 – «Бабочка на штанге»

Трудная честность крапивинских мальчишек

Я до сих пор помню это ощущение: полутемные проходы между стеллажами в детской библиотеке, запах книг, столбики пыли в солнечных лучах, косо падающих из окон. Даже сейчас, когда библиотеки в этом доме давно нет, я бы нашла это место, не задумываясь. Место, где стояли книги Владислава Крапивина.

Их было не так много, но они манили. Даже названиями: «Журавленок и молнии», «Мальчик со шпагой», «Синий город на Садовой», «Мушкетер и фея»… И они открывали передо мной особый мир, потому что вокруг все было совсем по-другому.

Впрочем, нет. В произведениях Крапивина было то же, что вокруг меня: школьные будни, долгое ожидание родителей в тихой квартире, грязные сугробы за окном, книжный мир под лампой и мечты о приключениях. Но герои его – эти вихрастые мальчишки с острыми коленками, мальчишки из обычных семей, из обычных квартир, – ставили передо мной какую-то трудную, почти невыполнимую планку. Они боролись с несправедливостью и, как Дон Кихот, были заранее обречены на поражение. Да, книги могли заканчиваться победой, но было понятно, что победа эта – небольшая, сражение – одно из многих, и удастся ли выйти живым из этой битвы – непонятно.

Недавно я перечитала книгу «Колыбельная для брата». Впечатление было сложным – сейчас, будучи взрослой, имея своих детей, я понимаю опасность и серьезность некоторых положений, вижу под другим углом детские обиды и травмы, взрослую черствость и несправедливость. И очень хочется, чтобы на пути моих детей никогда не встала формалистка-учительница или хулиган Дыба со своей наглой ухмылочкой. Только вот гарантии такой нет.

Честность и доверие

Герой повести Кирилл Векшин – человек честный. Сознательно честный. Таким его воспитывают родители – спокойно-сознательные интеллигентные люди. Кириллу повезло с семьей, что уж говорить: это он поймет чуть позже, сталкиваясь с родителями своих одноклассников.

И вот этого мальчишку, который ненавидит ложь, обвиняют в воровстве. Глупо получилось: он прятался в учительской от завуча, которая загоняла ребят на хор, отбирая дневники. А после этого студентка-практикантка не нашла свой кошелек.

Эти книги полезны и нам, родителям, учителям: они ставят вопрос, какие мы взрослые и каких взрослых вырастим

До Кирилла долго не доходит, почему все – и директор, и классная руководительница – к нему прицепились. Лишь в конце разговора он понимает: его считают вором. Это самое страшное: не «родителей в школу», не двойки по поведению, а то, что тебе не верят, что тебя априори готовы обвинить в преступлении.

У меня всегда, с детства, во время чтения повестей Крапивина где-то в горле возникает горький комок. Хочется кричать, что это несправедливо, хочется защищать и оправдывать героя. Однако…

Да, взрослые люди поступили бы мудрее, наверное: не стали бы волноваться, дерзить, обижаться. Они бы смогли спокойно и аргументированно доказать свою правоту, посрамить обвинителя. Но в том-то и дело, что герой повести – ребенок. Умненький, чуткий, честный и смелый, но всего лишь ребенок. Он действует, руководствуясь имеющимся у него опытом. Мудрые взрослые это понимают, поддерживают и направляют его. Неумные – стараются унизить. И с этой точки зрения книги Крапивина полезны нам, родителям, учителям, тем, кто сталкивается с невзрослыми людьми. Писатель словно бы ставит нас перед зеркалом: кто мы? какие взрослые? и каких взрослых мы вырастим?

Такая разная справедливость

Кирилл все-таки выяснил, кто украл деньги. Они с одноклассницей провели целое расследование и поймали преступника. Только… легче от этого не стало – скорее наоборот.

До этого Кириллу, несмотря на случай с кошельком, было легко и хорошо: он-то не виноват. А теперь, когда выяснились обстоятельства и осталось только разоблачить преступника, в Кирилле откуда-то появилось чувство вины:

Чуткий к чужой боли понимает: обличить и растоптать виновного легче всего – только неправильно это

«– Подожди, – попросил Кирилл.

Зачем надо подождать, он и сам не знал. Мысли перепутались. И вырастала едкая досада на самого себя. Как он сказал: “Сдавайся, Петенька”. Со скрытым торжеством и снисходительностью. Подумаешь, Шерлок Холмс какой, отыскал опасного бандита! Этот несчастный Чирок даже выкручиваться не умеет. Другой мог бы наплести кучу историй и отпереться намертво…»

У Крапивина всегда так: есть те, кто все знает и кто всегда прав, но только правотой своей они придавливают остальных. Да и не бывает на свете безгрешных людей. И невиновный, если он обладает чуткостью к чужой боли, вдруг понимает: обличить и растоптать виновного легче всего. Только неправильно это.

Кошелек украл одноклассник Кирилла Чирков. Тихий, незаметный, молчаливый мальчишка из тех, кого никто не обижает, но никто с ним и не дружит. Серая, неинтересная личность. Только вот зачем?

Неравнодушие и великодушие

Практически в каждом произведении Крапивина есть этот вопрос, есть момент, когда важно отбросить формализм, посмотреть человеку в глаза и спокойно постараться узнать причины его поступка. Чаще всего оказывается, что поступок этот – многослойный пирог, и оценить его однозначно невозможно. Ну, можно, конечно: взрослые часто так делают, только они оказываются неправы.

В 1999 году Владислав Петрович написал повесть «Дело о ртутной бомбе». Один из ее героев стащил у мамы большую сумму денег, чтобы помочь солдату, бежавшему из части: тот не выдержал издевательств «дедов». Плохо поступил мальчишка? Конечно, плохо! Воровство, укрывательство дезертира. Только он, как мог в свои девять лет, пожалел, как умел, помог. А мог бы равнодушно пройти мимо, а мог бы выдать властям…

«– Зачем ты от нас убегал? – спросил Кирилл.

Чирок пожал плечами.

– Ну… я почему-то догадался.

– А чего бежать-то? Куда денешься?

– Я просто от дома. Чтобы не при маме…

– Все равно узнает, – с неловкостью сказал Кирилл. Словно он был виноват в бедах, которые скоро обрушатся на Чирка. И он почувствовал благодарность Женьке, когда она спросила:

– А что, у мамы правда больное сердце?

Чирок по очереди взглянул на нее и на Кирилла. И стал смотреть на свои стоптанные сандалии.

– Да нет, – проговорил он. – Сердце обыкновенное. Просто ей сейчас нельзя нервничать, у нее ребенок будет…

Со странной смесью жалости, злости и облегчения Кирилл тряхнул плечами, словно сбросил что-то. Твердо глянул на Женьку, предупреждая, чтобы не спорила. Потом сказал Чирку:

– Продай велосипед, а деньги отошли этой студентке. По почте или как хочешь. Как адрес узнать, сам придумай. В общем, это твое дело.

– Ну… и что? – недоверчиво спросил Чирок.

– Ну и все, – жестко сказал Кирилл. – И живи. Никто, кроме нас, ничего не знает и знать не будет.

Тут Кирилл впервые увидел, что означает выражение “просветлело лицо”. Ничего на лице Чирка вроде бы не изменилось, и все же оно стало совсем другим. Словно чище и даже красивее. И глаза у него сделались как у маленького мальчика, которому пообещали чудо.

– И вы по правде… никому?

– Никому. Зачем нам, чтобы ты мучился? – ответил Кирилл. – Ты и так хлебнул. Если совесть есть, сам поймешь».

Совсем еще невзрослые герои повести поняли несколько важных взрослых вещей. Чирок уже наказан – страхом, стыдом, тяжестью краденого кошелька за пазухой. Да, можно все рассказать в школе, и справедливость восторжествует – только пострадает от этого беременная мама Чирка. И, наверное, ребенок.

Принять такое решение, как это сделали Кирилл и Женька, – это большая ответственность, конечно. Но и милосердие тоже большое.

Трудности и преодоления

Если бы дальше все было хорошо и радужно, это не был бы Крапивин. Всегда он говорит о вещах, которые предпочитают не обсуждать. О том, с чем не справиться, например, школьной бюрократической машине. Зато можно бороться с этим своими силами – глупо, по-донкихотовски, каждый бой воспринимая как решающий.

«– Нет никакого отряда. Неужели ты не понимаешь?

Нет, она не понимала. Она очень удивилась.

– А что… есть?

– А ничего. Просто тридцать семь человек и Ева Петровна Красовская. Отряд – это когда все за одного. А у нас? Одного избивают, а остальные по углам сидят.

– Зря ты так, – примирительно сказала Женька.

– Нет, не зря. Почему никто не заступился? Ну, за меня и за других, на кого зря наклепали, – ладно… А за Чирка, когда его Дыба мучил?

– Не знали же…

– А почему не знали?

– Но он же не говорил.

– А почему не говорил?

– Ну… я откуда знаю?

– Знаешь. Потому что бесполезно было.

– Почему?

– А потому что боимся. Потому что шпана сильнее нас… хоть мы и гордость школы, правофланговый тимуровский отряд. Ура-ура! Зато у нас на смотре строя и песни первое место! За шефство над старушками благодарность. За вечер немецкого языка – премия…»

Этим грустным, но правдивым пассажем Кирилл мог бы ограничиться. Но чувство, живущее внутри (сложно описать его одним словом: совесть, смелость?) не давало покоя. Заставило спасать полезшего в ледяную воду за кошельком Чирка. Заставило хлопотать у его постели, когда он заболел, думать и переживать о нем. Отстаивать его перед учителями. Организовать патруль, защищающий ребят от хулиганов. Столкнуться с Дыбой и его бандой, хотя бой был заведомо неравный.

Вечер, проведенный над книжкой, заставил меня покраснеть, и не раз. Потому что порой, говоря своим детям о добре и справедливости, я произношу что-то чужое и формальное, привычное, затверженное, мало отношения имеющее к моей и их внутренней жизни. Воровать плохо, несомненно, только достаточно ли этого для человека, которому не все равно, что происходит с его душой?

И здесь все усложняется. И вспоминаешь святых, которые брали на себя совершенно немыслимые грехи: блуд, воровство. Зачем? Ведь им поверил бы любой: еще не завершившаяся земная жизнь свидетельствовала об их святости. А всё очень просто на деле, просто – и сложно. Они любили и жалели людей. Гораздо больше, чем себя.

Важно быть в согласии с совестью, с голосом Божиим в сердце

И самое непростое здесь, мне кажется, – научить ребенка смотреть вглубь. Отбрасывать поверхностное, формальное решение проблемы, искать то, которое подсказывает совесть, подсказывает душа-христианка. Порой оно сложное, нелогичное, глупое, непрактичное, «безумие для мира». Зато правильное. Есть хорошее старинное выражение: «по-Божески»…

И, замирая, сжимаясь внутри, я понимаю: прав Крапивин. Пусть будет сложно, и тяжело, и опасно, зато без подлости и лжи. Пусть эти пронзительно-честные упрямые мальчишки говорят моим детям – словами и делами – о том, как надо защищать слабых и бороться с несправедливостью, даже если враг сильнее тебя.

Потому что это – по-христиански. Господь никогда не говорил нам, что будет легко, и сыто, и комфортно, и приятно. И мы постоянно сталкиваемся с дилеммами: сказать или промолчать, протянуть руку или пройти мимо, вступиться или отступить. И даже если ты будешь смешон и поступки твои воспримут как нелепость, самолюбование, стремление прославиться – мало ли обвинений можно предъявить человеку, – важно идти до конца. Быть в согласии с совестью, с голосом Божиим в сердце. Вот этому нам всем – и детям, и взрослым – стоит поучиться у крапивинских мальчишек.

«Как же, как же, читали, знаем…»

Знаменитому российскому писателю Владиславу Крапивину 14 октября исполняется 80 лет. It’sMyCity вспоминает биографию Крапивина, на чьих книгах выросло не одно поколение советских и российских детей. Голодное детство в Тюмени, переезд в Свердловск, первые литературные опыты, конфликты с властями и путь к признанию через упорный труд — жизнь Крапивина иногда похожа на его книги.

Материал основан на книге Андрея Щупова «Владислав Крапивин. Жизнь замечательных уральцев».

Детство детского писателя

Про детство писателей часто говорят вскользь, но с Крапивиным так нельзя: все-таки он в первую очередь детский писатель, а значит корни его творчества, ключ к его текстам лежит именно там — в первых годах жизни.

Владислав Крапивин родился в Тюмени в 1938 году. Он был третьим ребенком в семье педагогов Петра Федоровича и Ольги Петровны Крапивиных. Его детство пришлось на голодные военные и послевоенные годы. Основным рационом в семье (да и во всем городе) были картошка и капуста. Но люди жили дружно, подкармливали детей друг друга, иногда вместе варили уху.

Несмотря на голод и суровые тюменские зимы, в целом у Крапивина было счастливое детство. Свободное время пролетало в увлекательных детских играх: строили голубятни, ловили рыбу, сражались в шашки, бросали волейбольный мяч. А главное, рядом была мама.

В начале 1942 года отец Славы Крапивина получил повестку в армию. Война пощадила его, но не пощадила семью Крапивиных: Петр Федорович связал свою жизнь с другой женщиной в далекой Белоруссии. Этот горький семейный сюжет потом проявится в произведениях писателя.

Тюмень в 1950-е

Маленький Слава Крапивин выучился читать по «Пушкинскому календарю» и уже лет в пять написал свою, если можно выразиться, первую эпиграмму: «Пашка — какашка, рваная бумажка». Эпиграмма исполняется вслух, после чего, как вспоминает сам Крапивин, члены семьи «принимают педагогические меры воздействия, не проявив дальновидности и не рассмотрев в юном авторе литературного дарования».

В отсутствие отца у Крапивина устанавливаются особо теплые отношения с матерью. Он строит дома шалаши из одеял и, пока мамы нет, разговаривает внутри с ее фотографией. Ежедневное счастье от возвращения мамы было таким сильным, что Крапивин перенес это особое чувство во многие свои тексты. Когда мама как-то раз в качестве наказания за проступок делает вид, что отправит Славу в детский дом, мальчик от ужаса падает в обморок.

4 сентября 1945 года, на следующий день после капитуляции Японии, Слава идет в первый класс школы №19. Живой мальчик сразу начинает удивлять (а иногда и раздражать) учителей своим чересчур неординарным подходом к знаниям: когда учитель просит рассказать, как лает собака, Слава вместо программного ответа «Ам! Ам!» мастерски повторяет лай всех дворняг, живших по соседству.

В 46-м году у Славы Крапивина появляется отчим — Владимир Эдвинович Кун, «обладатель тяжелого характера, заядлый охотник и бывший боксер». Хотя он оказал влияние на мальчика (в том числе научил давать сдачи), пасынок не смог полюбить его. В то же время, это был неординарный человек, много повидавший в жизни: он помнил царскую Москву, прошел через лагерь ГУЛАГа и лишился на допросе передних зубов, а еще обладал большими знаниями по истории флота и войн. У мальчика и отчима были трудные отношения: став старше, Слава Крапивин даже всерьез подумывал застрелить отчима из ружья, чтобы отомстить за любимую кошку, убитую Куном. К счастью, от опрометчивого поступка Славу отговорила мать.

Слава много читал, а свой первый художественный текст — рассказ о пиратах «Остров приведения» — написал в неполные восемь. Текст маленький писатель создал за пять вечеров, написав его на старых газетах (с бумагой тогда было непросто). Рассказ был презентован соседям и одноклассникам и благосклонно принят.

Вместе со своим другом Пашкой Шадриным, прототипом будущих героев, Слава погружается в мир приключенческих книг: «Остров сокровищ», Жюль Верн, Сергей Григорьев. Живя за тысячи километров от моря, мальчик начинает грезить кораблями и волнами. Он учит названия парусов и корабельные снасти, и знаний хватает, чтобы исправить ошибки в толстовском рассказе «Прыжок» (учительница, правда, этого не оценила и поставила за пересказ «двойку»).

Слава начинает писать стихи, и уже в третьем классе впервые печатается во всесоюзной «Пионерской правде» с «большевистским» стихотворением:

Свергнут царь, и свергнута вся свита,

Не владеть землею паразитам,

Знамя красное ярко горит,

Власть Советов всегда победит.

Жизнь в послевоенной Тюмени потихоньку начинает налаживаться, а Крапивин погружается в мир подростковых игр: футбол, сражения на мечах и шпагах, плавание, путешествия на лодке, запуск воздушных змеев, поиск кораблей. Одним из главных увлечения мальчишек того времени было фехтование — и этот искусство в будущем станет одним из главных атрибутов крапивинского литературного мира. Одно из самых известных его произведений так и будет называться: «Мальчик со шпагой». Во многом повальное увлечение фехтованием было вызвано показом иностранного фильма о Зорро, который добрался даже до провинциальной Тюмени. «На стенах и заборах Тюмени сами собой стали возникать знаки Зорро, из дерева, проволоки и жести мальчшики мастерили шпаги и рапиры, дворы наполнялись звоном сталкивающихся клинков», — пишет биограф Крапивина, уральский писатель Андрей Щупов.

Любимым писателем Крапивина постепенно становится Константин Паустовский, с помощью которого мальчик учится наблюдать за жизнью и подмечать не видимые «обычным» людям мелочи.

После будут драмкружок, посвящение в пионеры, первый пионерлагерь «Сталинская смена», где Слава «работает» фотографом. Новые книги — в первую очередь, «Три мушкетера». Первые подростковые влюбленности — например, девочка-горнистка, про которую Крапивин пишет стихотворение. Вообще стихов у Крапивина все больше, они становятся взрослее и серьезнее, а некоторые и вовсе в то время лучше не показывать:

Радио слушать боишься с утра,

Все друг на друга глядят онемелые,

В каждом углу — шебуршащийся страх.

Родина, родина, что с тобой сделали…

Это 1953 год, незадолго до смерти Сталина, во время «дела врачей». Мама, прочитав стихотворение, требует сжечь листок. В семье всё хорошо понимают про текущее время: как уже говорилось, отчим Крапивина побывал в ГУЛАГе, да и родной отец, Петр Федорович, некоторое время провел в тюрьме по доносу. В «Тюменском комсомольце» печатаются совсем другие Славины стихи — о дружбе, учебе, школьных годах. На первый литературный гонорар, 25 рублей, Крапивин покупает два тома Жюля Верна.

Еще Крапивин рисует — и неплохо. Одну из его картин, панораму Свято-Троицкого монастыря хвалит художник Александр Митинский: «Ты старайся, голубчик. Из тебя может выйти толк». В будущем Крапивин будет иногда сам рисовать иллюстрации к своим книгам.

Студент и молодой фантаст

Слава Крапивин, несмотря на тройки в школьном аттестате, поступает на отделение журналистики факультета филологии Уральского государственного университета. Журналистика, видимо, была наиболее понятным путем к писательской карьере, к которой Крапивин уже осознанно стремился. Он, впрочем, рассматривал и альтернативы: стать капитаном дальнего плавания или педагогом. Но в моряки не пустили врачи, а в пединститут не принимали документы. Так Крапивин стал журналистом, чтобы сделаться писателем. И переехал к месту учебы — в Свердловск.

В институте Крапивин записывается на секцию по фехтованию (позднее он займет второе место на городском первенстве), проходит первую практику в ханты-мансийской газете «Знамя коммунизма», на втором курсе начинает писать первое крупное произведение — повесть «Страна Синей чайки» (он закончит и напечатает ее много лет спустя). Потом пишет рассказ «Камень с морского берега», который затем разрастется до «Тени Каравеллы» — одного из самых знаменитых текстов Крапивина.

Молодой студент снимает с друзьями квартиру на улице Циолковского, где они издают самодельный журнал. Это не классический самиздат, потому как ничего крамольного в нем нет, это скорее такая игра в настоящее, «взрослое» издание. Чуть позднее он сходится с Виталием Бугровым — будущим мэтром уральской фантастики (и отцом Дмитрия Бугрова, который в XXI веке станет ректором УрГУ). Они пеерезжают в комнату на улице Авиационной, потом ко Дворцу спорта. Вместе с друзьями, Бугровым и Леонидом Шубиным, Крапивин создают нечто вроде неформального клуба — «БВР» (Братство Веселого Роджера), членов которого объединяет любовь к классической, приключенческой и фантастической литературе.

В октябре 1959 года «Вечерний Свердловск» публикует рассказ Крапивина «Восьмая звезда». Именно эту публикацию сам Владислав Петрович считает началом своего литературного пути — длинною, стало быть, уже почти в 60 лет.

На старших курсах Крапивин проходит практику уже в Ленинграде, а под конец учебы сбывается его давняя мечта — он едет в Севастополь, к настоящему теплому морю. Севастополем Крапивин грезил с детства, с момента, когда прочитал книгу Сергея Григорьева «Малахов курган». В будущем Севастополь станем местом действия нескольких произведений Крапивина, а сам писатель будет приезжать в Крым регулярно, он станет его вторым домом.

Владислав Крапивин. 1961 год. Фото — «Каравелла»

Очерки Крапивина начинают печатают «Комсомольская правда» (невиданный успех для студента!) и «Советский журналист». В 1961 году, заканчивая учебу, готовясь к экзаменам, Крапивин параллельно заканчивает первый сборник рассказов и повесть «Я иду встречать брата».

После учебы он идет работать в «Вечерний Свердловск».

Настоящий писатель

В начале 60-х, работая журналистом, Крапивин живет в квартиры у своей старшей сестры на Уктусе. Ему нравится общаться с местными мальчишками, а те в восторге от необычного молодого журналиста: он говорит с ними как с взрослыми, дает им советы, рассказывает интересные истории. Вскоре они начинают регулярно собираться на чердаке дома по улице Прониной, который превращается в подобие штаба. 2 июля 1961 года Крапивин формирует из ребят «морской» экипаж, заводит «вахтенный журнал» и делает в нем первую запись. Так появляется отряд «Бандерилья» — прообраз будущей «Каравеллы».

Жизнь Крапивина в тот период складывается из трех главных дел: журналистики, писательской работы и работы с детьми. Его печатают в «Урале» и «Уральском следопыте», о нем говорят как о перспективном писателе-фантасте. В 1962 году (Крапивину 24 года) выходит его первая книга — сборник рассказов «Рейс «Ориона»» (сейчас этот тираж считается библиографической редкостью). Публикация выводит Крапивина в статус «настоящих» писателей, его приглашают на семинары в Москву, появляется возможность проехаться по стране.

Гонорары Крапивин в основном тратит на поддержку детского отряда, который уже оформляется в организованную структуру, у которого даже есть своя форма. Крапивин собственноручно плетет аксельбанты и шьет погоны, а его племянница Ирина на кухне красит форменные рубашки в оранжевый цвет. В отряде ребята читают книги, учатся правилам этикета (и даже, к зависти сверстников, сдают экзамен в кафе-мороженое «Пингвин»), занимаются журналистикой и фехтованием. С 1964 года «Бандерилья» начинает снимать собственные фильмы на восьмимиллиметровую камеру «Экран». Появляется студия FIGA, которая в будущем снимет немало полупрофессиональных фильмов.

В 1963 году в Москве выходит сборник «Фантастика», где крапивинская повесть «Я иду встречать брата» публикуется под одной обложкой со Стругацкими. Уже ясно, что уральский писатель — заметная величина на всесоюзном уровне.

В 1964 году Владислав Крапивин женится на молодой учительнице Ирине Васильевне — они познакомились на встрече писателя со студентами педучилища. Ирина была самой активной, задавала больше всех вопросов. И самой красивой. Позднее Крапивин будет говорить о ней как о единственной женщине в своей жизни.

Крапивин делает поразительно быструю для молодого советского писателя карьеру: его произведения легко находят место в журналах, а книги выходят одна за другой, и даже гигантское и малоповоротливое издательство «Детская литература» сразу же ставит в план его книгу «Звезда под дождем». Обычно в то время писателям, даже самым талантливым, приходилось ждать годами. Начинаются даже первые драматические постановки его произведений (правда, не профессиональные, а любительские). Писатель начинает сотрудничать с художником Евгением Медведевым, который будет иллюстрировать многие произведения Крапивина.

Фото — «Каравелла»

В 1965 году Владислав Крапивин покидает штатную должность в «Уральском следопыте» и с тех пор работает уже только на себя. У него появляется больше времени для занятий литературой и отрядом, с которым Крапивин путешествует по Прибалтике, ходит в походы и снимает первый полнометражный фильм «Три мушкетера». В 1968 году, сменив несколько названий, отряд получает названия «Каравелла» — и носит его по сей день. Формально он существует как пионерский отряд — конечно, в СССР представить себе частную детскую организацию было невозможно. Тем не менее, «Каравелла» старается минимизировать идеологическую составляющую, она больше похожа на отряд бойскаутов. На первый план в «Каравелле» выходит не коммунистическая идея, а дружба, верность товарищам, совершенствование личных навыков, жажда приключений.

В 1968 году Крапивина, лейтенанта запаса, неожиданно призывают на Дальний Восток, где происходит обострение советско-китайских отношений. В походных условиях Крапивин умудряется дописывать «Тень каравеллы», ставшую первым бестселлером писателя.

В конце 1960-х, когда оттепель в стране подошла к концу, у «Каравеллы» начались серьезные проблемы. На отряд наслали комиссии проверяющих, его публично критикуют, Крапивина вызывают в партийные кабинеты. Отряд оказывается на грани роспуска, Крапивин пытается защищать его в Москве, и в конечном счете ему удается добиться покровительства газеты «Правда» и журнала «Пионер». Борьба с внешним врагом только укрепляет отряд, победа над бюрократами окрыляет, и после очередной поездки в Ригу «Каравелла» приходит к логичному решению: настало время создавать собственный парусный флот.

Фото — «Каравелла»

На юнкоровские гонорары ребята покупают первую разборную яхту, и с 1970 года начинают на практике изучать морское дело. Первое плаванье проходит на Нижне-Исетском пруду, а чуть позднее «Каравелла» переберется на Верх-Исетский пруд.

Знаменитый литератор

К началу 1970-х Крапивин уже всесоюзная знаменитость. Его книги выходят в ГДР, он отправляется в Германию и на полученный гонорар он покупает в европейском букинистическом магазине старинные морские карты. Потом отправляется на Кубу. В вет выходит «Мальчик со шпагой» — книга современная, даже злободневная (многие увидят в ней отсылку к событиям в Чили). «Тень Каравеллы» публикуется дополнительным 100-тысячным тиражом, а сам Крапивин получает премию Ленинского комсомола. Ее денежную часть Крапивин тратит на строительство нового судна для «Каравеллы» — стилизованного под старину гафельного тендера «Дик Сэнд». Многие специально приезжаю на Верх-Исетский пруд посмотреть на необычную яхту. Центральное телевидение снимает девятисерийный фильм «Мальчик со шпагой».

У Крапивина растет сын Павел, который, конечно, тоже становится членом «Каравеллы». Владислав Петрович успевает и с семьей, и с отрядом, и с книгами, которые выходят из-под его пера с пугающей для издателей скоростью. Герои, истории, характеры Крапивин черпает из окружающей его жизни, члены «Каравеллы» становятся прототипами персонажей повестей и романов. Крапивин — настоящий трудоголик: в его жизни не было периода, когда он бы взял паузу и почивал на лаврах.

Отряд «Каравелла». 1984 год. Фото РИА Новости

В 1978 году, к 40-летию своего Командора, «Каравелла» чуть не гибнет: в ветхом здании отряда на улице Пронина, где отряд находится уже почти 20 лет, происходит потоп. Проводить занятия становится негде. Целый флот яхт приходится подарить родственному отряду «Алый парус». Лишь спустя некоторое время с помощью собкорра «Пионерской правды» на Урале и ветерана «Каравеллы» Сергея Цымбаленко отряд находит новое временное помещение на улице Добролюбова. Возобновляются съемки фильмов (в одном из них снимется будущий певец Сергей Бобунец), снова проходит парусная практика, а к 1980-му году «Каравелла» перебирается в пустующее помещение детского клуба на Мира, 44. Художник Евгений Пинаев расписывает стены кораблями, чайками и волнами. Вскоре Крапивин получит педагогическую награду — знак «Отличник народного просвещения РФСФР», который на время станет оберегом от нападок недоброжелателей «Каравеллы».

Трения с властями у «Каравеллы» периодически случаются, недоброжелателей у Крапивина хватает, тем более что он и сам иногда в печати критикует советских педагогов за их чересчур дуболомные методы. Но порой, познакомившись с Крапивиным и «Каравеллой» ближе, даже партийные чиновники или сотрудники госбезопасности вставали на сторону писателя. Так было с сотрудником КГБ Аркадием Шпетным, который пришел домой к Крапивину по анонимному доносу: писатель, мол, проповедует детям «антисоветчину». Однако Шпетный, прежде чем прийти к Крапивину, прочитал несколько его книг и пришел к выводу, что тот «приобщает детей к ценностям исключительно добрым и вечным». Разговорившись, писатель и КГБ-шник обнаружат, что у них много общих интересов (например, фехтование), и чекист станет одним из друзей «Каравеллы»: будет даже исполнять баллады на праздниках отряда. Позднее под влиянием Крапивина он и сам начнет писать книги, а в сложные для «Каравеллы» времена будем помогать ей удержаться на плаву.

В 1981-м году Крапивин и его друг Бугров придумывают идею приза для русскоязычных писателей-фантастов. Так рождается контур будущей «Аэлиты», эскиз будущей статуэтки набрасывает Владислав Петрович. Название сначала принимается как рабочее (в то время оно казалось слишком уж затертым — было много таких ресторанов, кафе и клубов), но затем прижилось как постоянное.

В 1981 году умирает мать писателя — Ольга Петровна Крапивина. На ее похороны собирается вся «Каравелла» — женщина была знакома всем ребятам и любима ими, ее называли «Командором №2». Ольгу Петровну хоронят на Широкореченском кладбище, надгробный камень выполняют по эскизу художника Евгения Пинаева — на нем изображена женщина, держащая в руках маленький кораблик. В вышедшей вскоре повести Крапивина «Сказки Севки Глущенко» есть такие строки: «Мама сдержала слово. Она умерла, когда Севка стал совсем взрослым, даже пожилым, и у него самого были дети. Но в тот горький день, когда у мамы разорвалось сердце, Севка опять почувствовал себя маленьким, потерявшимся в страшном городе под черным небом…».

В 80-е выходят очередные «золотые» произведения Крапивина — «Журавленок и молнии», «Трое с площади Карронад». Владислав Петрович работает над масштабным романом «Острова и капитаны». В 1984-м Крапивин получает новую награду — орден Трудового Красного Знамени. Его вручает первый секретарь обкома КПСС Борис Ельцин. «Как же, как же, читали, знаем…», — говорит он, обнимая писателя.

Крапивин в новой России

К 1990 году Владислав Крапивин формально отходит от руководства «Каравеллой», передав ее младшим командирам, но продолжает много и плодотворно писать. Выходит цикл фантастических, уже совсем не детских повестей о Великом Кристалле — это метавселенная, имеющая форму кристалла, каждая грань которого является отдельным миром. Лишь дети имеют возможность проникать из одного параллельного мира в другой, а берегут детей Хранители — Командоры. Конечно, это довольно точная метафора всей крапивинской жизни. Хотя мир в книге вымышленный, это остросоциальная фантастика, в которой поднимаются проблемы произвола, насилия над детьми, беспризорников и т.п.

«Каравелла» формально существует в виде пионерского отряда, и роспуск пионерии наносит очередной удар по детскому клубу. На время «Каравелла» опять прекращает свое существование, но вновь поднимается со дна, на этот раз под руководством Ларисы Крапивиной — воспитанницы отряда и снохи писателя. Лариса возглавляет «Каравеллу» по сей день. В 1990-е отряду приходится отбиваться от чиновников, бизнесменов и бандитов, которые не прочь забрать себе недвижимость на улице Мира. В конце концов при помощи замглавы Кировской районной администрации Григория Магараса «Каравелле» удается оформить бесплатную аренду помещения и даже выбить бюджетные ставки для двух педагогов.

Беспокойное время отражается в новых текстах Крапивина — «Бронзовом мальчике» и «Корабликах». Последний текс напоминает антиутопию: в них государство ведет охоту за беспризорниками, сгоняет их в тюрьмы-интернаты или даже расстреливает по ночам.

В смутное время многие книги Крапивина начинают печатать по-пиратски, а официальные тиражи сильно уменьшаются, поток гонораров становится меньше. Дефолт 1998 года сжигает небольшие сбережения Крапивина: всю жизнь он тратил деньги на «Каравеллу» и ее яхты, мало что сохранив для себя и семьи. Тем не менее, писатель продолжает работать над новыми и новыми произведениями. Среди прочего, выходит «Фрегат «Звенящий»» — уникальный беллетризированный учебник по кораблестроению. В Нижнем Новгороде публикуется 14-томное собрание сочинений Крапивина.

Владислав Крапивин подписывает книги. Фото — «Каравелла»

В 2007 году пожилой Владислав Крапивин принимает приглашение тюменского губернатора Владимира Якушева вернуться в родную Тюмень. Власти выделяют ему пятикомнатную квартиру в хорошем доме для профессуры, он получает степень почетного профессора университета, предложение вести литературный курс и возможность трудиться без оглядки на материальные затруднения. В Тюмени начинается работа по созданию музея Крапивина. Вернувшись в город своего детства, Крапивин пишет повесть «Дагги-Тиц». Она, как и многие другие поздние произведения, некоторыми читателями встречается в штыки: «ранний» Крапивин был радостным, легким, а с возрастом его тексты стали более тяжелыми, мрачными, пессимистичными. Сам писатель отвечает, что ведь и время изменилось: он уже не может писать лучезарные тексты, вроде «Оруженосца Кашки», когда видит по телевизору «озверелых взрослых с дубинками и автоматами».

Лариса Крапивина. Фото Znak.com

В Тюмени Крапивин проживет шесть лет, но в 2013 году решит все же вернуться в Екатеринбург. Там дети и внуки, там все-таки прошла большая часть жизни, там «Каравелла». Тем более, в столице Урала Крапивин селится прямо на берегу Верх-Исетского пруда, где летом полно парусов и мачт. «Прямо Севастополь», — радуется Крапивин. Региональные власти были рады возвращению мэтра: ему присвоили звание Почетного гражданина Свердловской области, а «Каравелла» в 2018 году получила в свое распоряжение великолепный отремонтированный особняк на улице Февральской Революции.

80-летие Владислав Крапивин встречает в Екатеринбурге. Его «Каравелла» чувствует себя, пожалуй, увереннее, чем когда-либо. Его книги продолжают издаваться и раскупаться огромными тиражами. Владислав Петрович в силу возраста уже нечасто покидает свою квартиру на ВИЗе, зато любит смотреть на пруд через подзорную трубу, установленную на балконе — как на капитанском мостике корабля. А если получается прогуляться в теплое время, то Крапивин идет на Малый Конный полуостров. Там базируется флотилия парусников отряда «Каравелла», в котором воспитывается очередное поколение мальчишек и девчонок. Они не только будут знать названия парусов и уметь фехтовать — у них будет особый, крапивинский взгляд на жизнь.

По материалам книги Андрея Щупова «Владислав Крапивин. Жизнь замечательных уральцев», вышедшей в Екатеринбурге в издательском доме «Сократ» в 2017 году.

14 октября Владиславу Крапивину исполняется 80 лет. It’sMyCity публикует по этому поводу несколько материалов:

Рассказ о биографии Владислава Крапивина: как он злил учителей, дружил с агентом КГБ и создал удивительный мир для подростков

«Утопия детского братства»: почему книги Владислава Крапивина — не такая уж и детская литература

Десять элементов вселенной Владислава Крапивина