Кирилл папа

Встреча, которую тысячу лет ждали, состоялась в субботу. В Гаване Патриарх всея Руси и Папа Римский пожали друг другу руки. Событие не просто историческое, а только что вообще невероятное, ведь между церквями противоречий столько, что даже разговоры о нем были ересью. Но пастыри решились сделать шаг ради спасения паствы.

Ведь и уничтожение христиан на Ближнем Востоке, и стремительное разрушение традиционных христианских ценностей — это новая реальность, затмившая собой все богословские споры. Святые отцы прилетели в Гавану, коммунистические правители Кубы с невероятным уважением их препроводили на встречу, а весь мир замер, наблюдая.

Потому что в безбожно сложные времена взоры в последней надежде всегда на церковь обращаются. Журналисты со всего мира наблюдали за встречей, пытаясь расшифровать малейшие ее детали, ведь и православная церковь, и католический престол всегда были мастерами тайной дипломатии и тайных знаков, понятных только посвященным.

Они прилетели на Кубу с разницей почти в сутки, но церемониал встречи в гаванском аэропорту для патриарха и папы как будто писали под копирку. Величаво подруливающий к терминалу громадный лайнер, делегация встречающих у трапа во главе с Раулем Кастро. Была ли это инициатива принимающей стороны или договоренность церковных дипломатов — столь детальное совпадение вышло символичным. На Кубе два первосвященника встречались, как равные друг другу. И вряд ли это событие могло быть обставлено иначе, учитывая, что глав христианских церквей вела к нему дорога куда более долгая, чем просто перелет через океан.

Протокол этой встречи отрабатывали до мелочей. Заранее было известно, что в зал для переговоров патриарх и понтифик войдут навстречу друг другу. Остановятся для приветствия. Но предугадать до конца, каким окажется этот миг, и какие там прозвучат слова, было невозможно.

«Меня не покидает чувство, что мы с вами встречаемся в правильное время и в правильном месте», — сказал патриарх Кирилл.

«Я благодарю Святую Троицу, что такая возможность представилась. Как вы уже говорили, встреча своевременная. Очень рад вас видеть», — ответил папа Франциск.

«Было теплое общение. Они взяли друг друга за руки. Держали друг друга. Смотрели друг другу в глаза. Думаю, что это очень важно, потому что в противном случае они бы просто сели на свои места и начали бы какие-то официальные речи. Но было видно, что им важен сам факт этого общения, этой встречи», — считает руководитель пресс-службы патриарха Московского и всея Руси Александр Волков.

Почему это важно, в Гаване объяснять не было нужды. Местные власти даже закрыли на время встречи аэропорт, чтобы общению предстоятелей ничто не мешало. А заполнившие открытый здесь же пресс-центр журналисты со всего мира старались не пропустить ни одной детали исторической встречи лидеров самых больших христианских общин на планете.

Подобную встречу когда-то трудно было представить. Слишком тяжелый исторический груз несли отношения православных и католиков. Столетиями Третий Рим был вынужден отбивать атаки Первого, и два часа — слишком мало, чтобы навсегда оставить это позади. И все же тяжесть сегодняшних испытаний способна перевесить даже память о прошлом. Эти обстоятельства, что заставили Ватикан и Москву ускорить давно планировавшуюся встречу, известны. Когда на ближнем востоке против христиан развернут террор, где варвары не делают различий между православными и католиками, откладывать разговор и дальше было нельзя. А для подобной беседы вполне подходил и скромный зал обычного аэропорта.

«Результаты этой беседы дают мне возможность сказать, что сегодня две церкви могут активно совестно работать, защищая христиан по всему миру. И с полной ответственностью совместно работать, чтобы не было войны, чтобы повсюду уважалась человеческая жизнь, чтобы укреплялись основы семейной, личной и общественной нравственности», — сказал патриарх Кирилл.

Сам по себе общий ответ на общие вызовы сюрпризом не стал. Еще перед встречей было объявлено, что по ее окончанию папа и патриарх подпишут совместную декларацию. Ее готовили долго, выверяя каждое слово. Но кто знал, какими в итоге окажутся эти слова? Православные и католики — не соперники, а братья. Это фраза, открывающая новую эру в отношениях церквей.

«Встреча проходила в спартанских условиях, а мы привыкли к торжественным мероприятиям протокола – церкви, памятники, иконы, шествия, свечи – ритуал, одним словом. Но я бы сказал, что после этой встречи началась новая историческая эпоха», — уверен профессор истории Римского университета Андреа Риккарди.

Это помогает понять, почему в зале, где проходила беседа, установили православное распятие. Лейтмотив заявления двух предстоятелей — у возглавляемых ими церквей больше общего, чем различного.

«Мы провели два часа в открытых братских дискуссиях с полным пониманием ответственности за свои церкви, за свой верующий народ, за будущее христианства и за будущее человеческой цивилизации. Это была очень содержательная беседа, которая дала нам возможность понять и почувствовать позиции друг друга», — сказал патриарх.

«Мы говорили, как братья, потому что мы оба епископы, у нас одна вера, и мы ищем одного и того же пути. Мы говорили очень откровенно. И я вас уверяю, что в этой беседе я чувствовал присутствие Духа Святого», — сказал папа Франциск.

В исторической декларации — общий взгляд и на проблемы мирские — призыв к миру на Ближнем Востоке, на Украине. И церковные — те, что веками разделяли православие и католичество. Причем, в вопросах самых болезненных папа римский принимает сторону Москвы. Например, отказываясь от униатства — подчинения православных общин Ватикану. И общей нитью по страницам проходит мысль о том, что христиане должны быть вместе. Пусть это и не единение разделенных сегодня церквей, но их сближение теперь, пожалуй — свершившийся факт.

«Православные и католики должны научиться нести согласное свидетельство истины в тех областях, в которых это возможно и необходимо. Человеческая цивилизация вступила в период эпохальных перемен. Христианская совесть и пастырская ответственность не позволяют нам оставаться безучастными к вызовам, требующим совместного ответа», — говорится в подписанной предстоятелями декларации.

Их дороги снова расходятся. После короткой встречи патриарх и папа отправятся дальше. Но вместе с ними на этом перекрестке шаг навстречу друг другу спустя почти тысячу лет сделали и миллионы христиан, а им в будущем вполне может оказаться по пути.

Русская Православная Церковь

Документ принят по итогам встречи Святейшего Папы Римского Франциска и Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, которая прошла 12 февраля 2016 года в Гаване (Куба).

***

«Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любовь Бога Отца, и общение Святаго Духа со всеми вами» (2 Кор. 13:13).

1. По воле Бога и Отца, от Которого исходит всякий дар, во имя Господа нашего Иисуса Христа, содействием Святого Духа Утешителя, мы, Франциск, Папа Римский, и Кирилл, Патриарх Московский и всея Руси, встретились ныне в Гаване. Мы воздаем благодарность в Троице славимому Богу за эту встречу, первую в истории.

С радостью мы встретились как братья по христианской вере, увидевшиеся, чтобы «говорить устами к устам» (2 Ин. 12), от сердца к сердцу, и обсудить взаимоотношения между Церквами, насущные проблемы нашей паствы и перспективы развития человеческой цивилизации.

2. Наша братская встреча произошла на Кубе, на перекрестке путей между Севером и Югом, Западом и Востоком. С этого острова — символа надежд «Нового света» и драматических событий истории ХХ века — мы обращаем наше слово ко всем народам Латинской Америки и других континентов.

Мы радуемся тому, что сегодня здесь динамично развивается христианская вера. Мощный религиозный потенциал Латинской Америки, ее многовековые христианские традиции, реализуемые в жизненном опыте миллионов людей, являются залогом великого будущего этого региона.

3. Встретившись вдали от старых споров «Старого света», мы с особенной силой ощущаем необходимость совместных трудов католиков и православных, призванных с кротостью и благоговением дать миру отчет в нашем уповании (1 Пет. 3:15).

4. Благодарим Бога за те дары, которые мы получили через явление в мир Его Единородного Сына. Мы разделяем общее духовное Предание первого тысячелетия христианства. Свидетелями этого Предания являются Пресвятая Матерь Божия, Дева Мария, и святые, которых мы почитаем. Среди них — бесчисленные мученики, явившие верность Христу и ставшие «семенем христианства».

5. Несмотря на общее Предание первых десяти веков, католики и православные на протяжении почти тысячи лет лишены общения в Евхаристии. Мы разделены ранами, нанесенными в конфликтах далекого и недавнего прошлого, разделены и унаследованными от наших предшественников различиями в понимании и изъяснении нашей веры в Бога, единого в Трех Лицах — Отца, Сына и Духа Святого. Мы скорбим об утрате единства, ставшей следствием человеческой слабости и греховности, произошедшей вопреки Первосвященнической молитве Христа Спасителя: «Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино» (Ин. 17:21).

6. Осознавая многочисленные препятствия, которые предстоит преодолеть, мы надеемся, что наша встреча внесет вклад в дело достижения того богозаповеданного единства, о котором молился Христос. Пусть наша встреча вдохновит христиан всего мира с новой ревностью призывать Господа, молясь о полном единстве всех Его учеников. Пусть она — в мире, который ожидает от нас не только слов, но и деяний — станет знамением упования для всех людей доброй воли.

7. В решимости прилагать все необходимое для того, чтобы преодолевать исторически унаследованные нами разногласия, мы хотим объединять наши усилия для свидетельства о Евангелии Христовом и общем наследии Церкви первого тысячелетия, совместно отвечая на вызовы современного мира. Православные и католики должны научиться нести согласное свидетельство истины в тех областях, в которых это возможно и необходимо. Человеческая цивилизация вступила в период эпохальных перемен. Христианская совесть и пастырская ответственность не позволяют нам оставаться безучастными к вызовам, требующим совместного ответа.

8. Наш взор устремлен, прежде всего, к тем регионам мира, где христиане подвергаются гонениям. Во многих странах Ближнего Востока и Северной Африки наши братья и сестры во Христе истребляются целыми семьями, деревнями и городами. Их храмы подвергаются варварскому разрушению и разграблению, святыни — осквернению, памятники — уничтожению. В Сирии, Ираке и других странах Ближнего Востока мы с болью наблюдаем массовый исход христиан из той земли, где началось распространение нашей веры и где они жили с апостольских времен вместе с другими религиозными общинами.

9. Мы призываем международное сообщество к незамедлительным действиям для предотвращения дальнейшего вытеснения христиан с Ближнего Востока. Возвышая свой голос в защиту преследуемых христиан, мы сопереживаем и страданиям приверженцев иных религиозных традиций, становящихся жертвами гражданской войны, хаоса и террористического насилия.

10. В Сирии и в Ираке это насилие унесло тысячи жизней, оставив без крова и средств к существованию миллионы людей. Призываем мировое сообщество сплотиться, чтобы покончить с насилием и с терроризмом, и одновременно через диалог содействовать скорейшему достижению гражданского мира. Необходима широкомасштабная гуманитарная помощь страдающему народу и многочисленным беженцам в соседних странах.

Просим всех, кто может повлиять на судьбу всех похищенных, в том числе митрополитов Алеппских Павла и Иоанна Ибрагима, захваченных в апреле 2013 года, сделать все необходимое для их скорейшего освобождения.

11. Воссылаем молитвы ко Христу, Спасителю мира, об установлении на земле Ближнего Востока мира, который есть «дело правды» (Ис. 32:17), об укреплении братского сосуществования между находящимися на ней различными народами, Церквами и религиями, о возвращении беженцев в свои дома, об исцелении раненых и упокоении душ безвинно погибших.

Мы обращаемся ко всем сторонам, которые могут оказаться вовлеченными в конфликты, с горячим призывом проявить добрую волю и сесть за стол переговоров. В то же время необходимо, чтобы международное сообщество употребило все возможные усилия, дабы покончить с терроризмом при помощи общих, совместных, скоординированных действий. Призываем все страны, вовлеченные в борьбу с терроризмом, к ответственным, взвешенным действиям. Призываем всех христиан и всех верующих в Бога к сугубой молитве Творцу и Промыслителю мира, дабы Он сохранил Свое творение от разрушения и не допустил новой мировой войны. Для того, чтобы мир был прочным и надежным, необходимы особые усилия, направленные на возвращение к общим, объединяющим нас ценностям, основанным на Евангелии Господа нашего Иисуса Христа.

12. Мы преклоняемся перед мужеством тех, кто ценой собственной жизни свидетельствуют об истине Евангелия, предпочитая смерть отречению от Христа. Верим, что мученики нашего времени, происходящие из различных Церквей, но объединенные общим страданием, являются залогом единства христиан. К вам, страждущим за Христа, обращает свое слово Его апостол: «Возлюбленные! …как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь, да и в явление славы Его возрадуетесь и восторжествуете» (1 Пет. 4:12-13).

13. В эту тревожную эпоху необходим межрелигиозный диалог. Различия в понимании религиозных истин не должны препятствовать людям разных вер жить в мире и согласии. В нынешних условиях религиозные лидеры несут особую ответственность за воспитание своей паствы в духе уважения к убеждениям тех, кто принадлежит к иным религиозным традициям. Абсолютно неприемлемы попытки оправдания преступных деяний религиозными лозунгами. Никакое преступление не может быть совершено во имя Бога, «потому что Бог не есть Бог неустройства, но мира» (1 Кор. 14:33).

14. Свидетельствуя о высокой ценности религиозной свободы, мы воздаем благодарение Богу за беспрецедентное возрождение христианской веры, которое происходит ныне в России и во многих странах Восточной Европы, где десятилетиями господствовали атеистические режимы. Сегодня оковы воинствующего безбожия сброшены, и во многих местах христиане могут свободно исповедовать свою веру. За четверть века здесь воздвигнуты десятки тысяч новых храмов, открыты сотни монастырей и богословских учебных заведений. Христианские общины ведут широкую благотворительную и социальную деятельность, оказывая многообразную помощь нуждающимся. Православные и католики нередко трудятся бок о бок. Они отстаивают общие духовные основы человеческого общежития, свидетельствуя о евангельских ценностях.

15. В то же время, нашу озабоченность вызывает ситуация, складывающаяся в столь многих странах, где христиане все чаще сталкиваются с ограничением религиозной свободы и права свидетельствовать о своих убеждениях, жить в соответствии с ними. В частности, мы видим, что превращение некоторых стран в секуляризованные общества, чуждые всякой памяти о Боге и Его правде, влечет за собой серьезную опасность для религиозной свободы. Мы обеспокоены нынешним ограничением прав христиан, не говоря уже об их дискриминации, когда некоторые политические силы, руководствуясь идеологией секуляризма, столь часто становящегося агрессивным, стремятся вытеснить их на обочину общественной жизни.

16. Процесс европейской интеграции, начавшийся после столетий кровавых конфликтов, был воспринят многими с надеждой, как залог мира и безопасности. В то же время мы предостерегаем против такой интеграции, которая не уважает религиозную идентичность. Будучи открыты к вкладу иных религий в нашу цивилизацию, мы убеждены, что Европа нуждается в верности своим христианским корням. Призываем христиан Западной и Восточной Европы объединиться для совместного свидетельства о Христе и Евангелии, дабы Европа сохранила свою душу, сформированную двухтысячелетней христианской традицией.

17. Наш взгляд обращен к людям, находящимся в тяжелом положении, живущим в условиях крайней нужды и бедности в то время, когда материальные богатства человечества растут. Мы не можем оставаться безразличными к судьбе миллионов мигрантов и беженцев, стучащихся в двери богатых стран. Безудержное потребление, характерное для некоторых наиболее развитых государств, стремительно истощает ресурсы нашей планеты. Растущее неравенство в распределении земных благ увеличивает чувство несправедливости насаждаемой системы международных отношений.

18. Христианские Церкви призваны отстаивать требования справедливости, уважения к традициям народов и действенной солидарности со всеми страждущими. Мы, христиане, не должны забывать о том, что Бог «избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее, для того, чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом» (1 Кор. 1:27-29).

19. Семья — естественное средоточие жизни человека и общества. Мы обеспокоены кризисом семьи во многих странах. Православные и католики, разделяя одно и то же представление о семье, призваны свидетельствовать о семье как пути к святости, являющем верность супругов по отношению друг к другу, их готовность к рождению и воспитанию детей, солидарность между поколениями и уважение к немощным.

20. Семья основана на браке как акте свободной и верной любви между мужчиной и женщиной. Любовь скрепляет их союз, учит их принимать друг друга как дар. Брак — это школа любви и верности. Мы сожалеем, что иные формы сожительства ныне уравниваются с этим союзом, а освященные библейской традицией представления об отцовстве и материнстве как особом призвании мужчины и женщины в браке вытесняются из общественного сознания.

21. Призываем каждого к уважению неотъемлемого права на жизнь. Миллионы младенцев лишаются самой возможности появления на свет. Голос крови не родившихся детей вопиет к Богу (Быт. 4:10).

Распространение так называемой эвтаназии приводит к тому, что престарелые и больные начинают ощущать себя чрезмерным бременем для своих близких и для общества в целом.

Выражаем озабоченность все более широким применением биомедицинских репродуктивных технологий, ибо манипулирование человеческой жизнью — это покушение на основы бытия человека, сотворенного по образу Божию. Считаем своим долгом напомнить о непреложности христианских нравственных принципов, основанных на уважении к достоинству человека, который призван к жизни, согласной с замыслом своего Творца.

22. Мы хотим обратить сегодня особое слово к христианской молодежи. Вам, молодым, надлежит не зарывать талант в землю (Мф. 25:25), но употребить все дарованные вам Богом способности для утверждения в мире истины Христовой, для воплощения в жизнь евангельских заповедей о любви к Богу и ближнему. Не бойтесь идти против течения, отстаивая правду Божию, с которой далеко не всегда сообразуются современные секулярные стандарты.

23. Бог любит вас и от каждого из вас ожидает, что вы будете Его учениками и апостолами. Станьте светом мира, чтобы окружающие, видя ваши добрые дела, прославляли Отца вашего Небесного (Мф. 5:14-16). Воспитывайте детей в вере христианской, передайте им драгоценную жемчужину веры (Мф. 13:46), которую вы получили от ваших родителей и предков. Не забывайте, что «вы куплены дорогою ценою» (1 Кор. 6:20) — ценою смерти на кресте Богочеловека Иисуса Христа.

24. Православные и католики объединены не только общим Преданием Церкви первого тысячелетия, но и миссией проповеди Евангелия Христова в современном мире. Эта миссия предполагает взаимное уважение членов христианских общин, исключает любые формы прозелитизма.

Мы не соперники, а братья: из этого понимания мы должны исходить во всех наших действиях по отношению друг к другу и к внешнему миру. Призываем католиков и православных во всех странах учиться жить вместе в мире, любви и единомыслии между собою (Рим. 15:5). Недопустимо использовать неподобающие средства для принуждения верующих к переходу из одной Церкви в другую, пренебрегая их религиозной свободой и их собственными традициями. Мы призваны воплощать в жизнь завет апостола Павла и «благовествовать не там, где уже было известно имя Христово, дабы не созидать на чужом основании» (Рим. 15:20).

25. Надеемся, что наша встреча внесет вклад в примирение там, где существуют трения между греко-католиками и православными. Сегодня очевидно, что метод «униатизма» прежних веков, предполагающий приведение одной общины в единство с другой путем ее отрыва от своей Церкви, не является путем к восстановлению единства. В то же время, церковные общины, которые появились в результате исторических обстоятельств, имеют право существовать и предпринимать все необходимое для удовлетворения духовных нужд своих верных, стремясь к миру с соседями. Православные и греко-католики нуждаются в примирении и нахождении взаимоприемлемых форм сосуществования.

26. Мы скорбим о противостоянии на Украине, унесшем уже множество жизней, причинившем бесчисленные страдания мирным жителям, ввергнувшем общество в глубокий экономический и гуманитарный кризис. Призываем все стороны конфликта к благоразумию, общественной солидарности и деятельному миротворчеству. Призываем наши Церкви на Украине трудиться для достижения общественного согласия, воздерживаться от участия в противоборстве и не поддерживать дальнейшее развитие конфликта.

27. Выражаем надежду на то, что раскол среди православных верующих Украины будет преодолен на основе существующих канонических норм, что все православные христиане Украины будут жить в мире и согласии, а католические общины страны будут этому способствовать, чтобы наше христианское братство было еще более очевидно.

28. В современном мире — многоликом и в то же время объединенном общей судьбой — католики и православные призваны братски соработничать для возвещения Евангелия спасения, для общего свидетельства о нравственном достоинстве и подлинной свободе человека, «да уверует мир» (Ин. 17:21). Этот мир, в котором стремительно подрываются духовные устои человеческого бытия, ждет от нас сильного христианского свидетельства во всех областях личной и общественной жизни. От того, сможем ли мы в переломную эпоху вместе нести свидетельство Духа истины, во многом зависит будущее человечества.

29. В безбоязненном возвещении правды Божией и спасающей Благой вести да поможет нам Богочеловек Иисус Христос, наш Господь и Спаситель, духовно укрепляющий нас Своим неложным обетованием: «Не бойся, малое стадо! Ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство» (Лк. 12:32).

Христос — источник радости и надежды. Вера в Него преображает жизнь человека, наполняет ее смыслом. В этом на собственном опыте убедились все те, о ком можно сказать словами апостола Петра: «Некогда не народ, а ныне народ Божий; некогда непомилованные, а ныне помилованы» (1 Пет. 2:10).

30. Исполненные благодарности за дар взаимопонимания, явленный на нашей встрече, обращаемся с надеждой к Пресвятой Матери Божией, взывая к Ней словами древней молитвы: «Под Твою милость прибегаем, Богородице Дево». Пусть Преблагословенная Дева Мария Своим предстательством укрепит братство всех, Ее почитающих, дабы они в Богом определенное время были собраны в мире и единомыслии во единый народ Божий, да прославится имя Единосущной и Неразделимой Троицы!

Патриарх Московский
всея Руси Кирилл

Епископ Римский,
Папа Католической Церкви Франциск

12 февраля 2016 года, Гавана (Куба)

***

Совместное заявление

на английском языке / Joint declaration of Pope Francis and Patriarch Kirill of Moscow and All Russia

на итальянском языке / Dichiarazione comune di Papa Francesco e del Patriarca Kirill di Mosca e di tutta la Russia

на французском языке / Déclaration commune du Pape François et du Patriarche Cyrille de Moscou et de toute la Russie

«Встреча тысячелетия» и угроза новой «диомидовщины»

Гаванская встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Папой Римским Франциском с самого момента объявления о ее проведении и до настоящего дня является предметом ожесточенной информационной войны. В этой войне участвуют разные силы — и католики, и униаты, и отечественные филокатолики, и политики разных окрасов и направлений, и малоцерковные и не очень грамотные в церковных вопросах журналисты, и, наконец, критики встречи Патриарха и Папы, кого принято называть «ревнителями чистоты Православия».

Впрочем, нас интересуют, прежде всего, две группы бойцов, которые способны негативно повлиять на церковную и политическую ситуацию в России, — филокатолики и ревнители. Первые с восторгом приняли известие о «встрече тысячелетия», объявив, что это — начало объединения христиан на платформе борьбы за общие нравственные ценности, в ходе которой, мол, «другие разногласия» (так они называют догматическое искажение христианского вероучения католиками) сами собой снимутся. Вторые изначально приняли встречу в штыки, заранее объявив ее «предательством Православия», «негласной унией», «поражением Русской Православной Церкви».

Попытаемся разобраться подробнее с позицией участников информационной войны исформулировать трезвый взгляд на это, как бы к нему не относиться, историческое событие.

Участники войны предлагают свою интерпретацию не только подписанного по итогам встречи совместного заявления, но и даже самой встречи. Первые напирают на то, что встреча готовилась 20 лет, наконец, ситуация созрела и произошел прорыв. Вторые, вспоминая духовного наставника Патриарха Кирилла митрополита Никодима (Ротова), тщатся доказать, что официальная встреча с Папой — чуть ли не давняя мечта Святейшего Патриарха.

Между тем, ключ к пониманию смысла встречи между Святейший Патриархом Кириллом и Папой Франциском дал, на мой взгляд, сам Патриарх Кирилл, сказавший в самом начале встречи примечательные слова: «Встреча происходит в правильное время и в правильном месте».

В чем же правильность и своевременность этой встречи? Как нам понимать эти слова Патриарха?

Когда было объявлено о встрече, акцент делался на том, что ее главная задача — остановить убийства и гонения христиан Ближнего Востока. Трагедия ближневосточных христиан, конечно, отзывается болью в сердцах всех людей доброй воли, не только христиан. Но эту проблему можно было решить каким-то совместным заявлением на уровне вторых и третьих лиц Русской Церкви и Ватикана, тем паче, что сам по себе призыв двух религиозных лидеров вряд ли остановит геноцид ближневосточных христиан. Да и подписанный по итогам встречи документ свидетельствует, что этот вопрос не был главным в повестке дня, хотя ему уделено много внимания в тексте. Стало быть, Патриарх Кирилл, говоря о своевременности встречи с Папой, имел в виду нечто другое. Полагаю, актуальность встречи можно объяснить двумя причинами.

Во-первых, тем, что сегодня мир балансирует на грани большой войны. Угроза наземной операции в Сирии, озвученная Турцией и Саудовской Аравией, означает практически неизбежное военное столкновение с Россией, которое может перерасти в глобальный конфликт, а то и в мировую войну. Ведь, Турция является членом НАТО, а, согласно, уставу НАТО, любая агрессия против одного из членов блока (при желании военное столкновение запросто можно интерпретировать как агрессию) считается агрессией против всего Североатлантического альянса. Иными словами, фактически Турция и стоящие за ней силы активно провоцирует мировую войну, — и это очень серьезная угроза. Святейший Патриарх Кирилл в заключительном слове после встречи прямо говорит о необходимости «совместно работать <с Папой Римским>, чтобы не было войны». Нам нужно понять, что сегодня Ватикан — единственная сила на Западе, которая 1) может повлиять на ситуацию, 2) является самостоятельным (независимым от США) политическим игроком, 3) не заинтересована в мировой войне.

Кроме того, Россия активно стремится не допустить подчинения Европы Соединенным Штатам Америки. Это, фактически, нерв внешней политики Владимира Путина, поскольку тут кроется главная угроза для России. Ведь, если Запад консолидируется и объединится против России, то, несмотря на все наше стратегическое партнерство с Китаем, Индией и другими странами третьего мира, России в таком противоборстве не устоять. Это прекрасно понимает и Владимир Владимирович Путин, и Святейший Патриарх Кирилл. И тут обнаруживаются точки соприкосновения с Ватиканом, поэтому встреча и проходила в «правильное время».

Во-вторых, встреча состоялась в канун Всеправославного совещания, негласная цель которого заключается в том, чтобы утвердить (а может быть даже и формализовать) первенство Вселенского Патриарха Варфоломея в Православии. Но парадокс заключается в том, что Патриарх Варфоломей, несмотря на то, что он возглавляет Константинопольский Патриархат, с которым Русская Православная Церковь находится в евхаристическом общении, является фактически марионеткой США. В кулуарах наши церковные чиновники называют его не иначе как «наш заокеанский партнер». Иными словами,Патриарх Варфоломей не является самостоятельной силой, каковой является Папа Римский. В преддверии Всеправославного совещания Патриарх Кирилл демонстрирует, кто сегодня реальный глава Православного мира. Примечательно, что все средства массовой информации, и католические в том числе, встречу Папы Римского со Святейшим Патриархом Московским называют не иначе как «встречей тысячелетия», «попыткой преодоления разделения Церквей». Получается, что те встречи, которые были у Папы Римского с Патриархом Константинопольским с 1965 года (а были не только встречи, но и совместные молитвы и богослужения) ставятся ни во что. И это несомненно внешнеполитическая победа Русской Православной Церкви.

Патриарх также сказал и о «правильности места» встречи. Место, действительно, выбрано идеально. И это — несомненная заслуга не только нашего церковного внешнеполитического ведомства, но, скорее всего, лично Святейшего Патриарха Кирилла. Во-первых, встреча проходила в аэропорту, который, по определению, является нейтральной территорией, чем подчеркивался как бы случайный характер встречи. Кроме того зал аэропорта выбран был, видимо, еще и для того, чтобы не было даже никакой тени сомнения насчет какого-либо совместного богослужения. А именно в этом подозревали нашего Патриарха «ревнители не по разуму». Некоторые, правда, и во встрече в аэропорту уже усмотрели подвох, — мол, встретились в проходном дворе, в месте недостойном такой встречи. Во-вторых, встреча происходила в стране исторически католической, но одной из самых пророссийских по настроению населения. Местом встречи Предстоятель Русской Церкви как бы показывает, что Латинская Америка, являющаяся одним из самых больших ареалов Католической церкви, рассматривается и как зона присутствия Русской Православной Церкви, ибо здесь все больше интересов появляется у Российского государства.

Иными словами, встреча Святейшего Патриарха Кирилла и Папы Римского Франциска носила церковно-политический характер, была вызвана политической целесообразностью.

По тому, как проходила сама встреча, у меня сложилось устойчивое впечатление, что, несмотря на нейтральное место встречи, принимающей стороной был Патриарх Московский и всея Руси. Это подчеркивал антураж и регламент встречи. Приветствовали друг друга два религиозных лидера по православному обычаю троекратным целованием. В зале, где проходила встреча, было установлено русское распятие XIX века. Во время церемонии подписания совместного заявления за спинами двух лидеров была Казанская икона Божией Матери, ассоциирующаяся для русского сознания с изгнанием из Москвы поляков-католиков. По итогам встречи первому слово было предоставлено Святейшему Патриарху Кириллу. Да, и смотрелся наш Патриарх на фоне папы очень выигрышно: и внешне и по содержанию своей речи. В его слове чувствовалась сила, а Папа свел свое выступление только к словам благодарности организаторам встречи. Сложилось впечатление, что он то ли очень устал и не рассчитал свои силы, то ли был расстроен итогами переговоров.

Фактически, Патриарх Кирилл в своей речи, когда он говорил о миссии двух Церквей, выступал как глава Вселенской Православной Церкви. Теперь ни у кого в мире не может возникнуть даже тени сомнения, кто возглавляет Мировое Православие. По сути, в Гаване мы наблюдали торжество Третьего Рима!

Конечно, иезуит на Римском престоле не был бы иезуитом, если бы не добавил дегтя в это торжество. В речах Папы мы услышали некоторые выражения, которые призваны посеять сомнения у наблюдателей. В частности, Понтифик заявил, что встреча готовилась втайне (ну прямо словно по заказу наших «ревнителей», которым будет о чем посудачить), что у нас одна вера, что инициатором встречи, якобы, была Москва, а не Ватикан. Но все эти выпады выглядят «как хорошая мина при плохой игре».

Предметом информационной войны ожидаемо стало и Совместное заявление, принятое по итогам встречи. Две умеренно критических оценки документа опубликованы «Русской народной линией»: священника Георгия Максимова и диакона Владимира Василика. Со многим в их оценках трудно не согласиться. Однако, на мой взгляд, и отец Георгий и отец Владимир не совсем корректно расставили акценты. Все-таки подписанное в ГаванеСовместное заявление — это не вероучительный документ, а церковно-политический, поэтому попытки интерпретировать его в богословских категориях не совсем уместны. Мы должны согласиться, что «Гаванская декларация», как всякий политический документ, носит заведомо компромиссный характер. И иной не могла быть в нынешних условиях. На это справедливо обращает внимание в своей статье священник Сергий Карамышев.

И уж никак не могу согласиться с выводом отца Владимира Василика: «В данном случае я рассматриваю эту встречу как наше поражение». Детальный разбор заявления не входит в мою задачу. Но кое-какие положения Совместного заявления нельзя не отметить.

Фактически, в вопросе защиты нравственных идеалов, Папа подписался под декларацией Русской Православной Церкви, которая уже на протяжении нескольких лет громко отстаивает в международном пространстве традиционные ценности: защита семьи от ювенальной юстиции, защита традиционного понимания семьи как союза мужчины и женщины, неприятие абортов, эвтаназии, биомедицинских репродуктивных технологий. Заметим, что Папа Римский выступил фактически против «святая святых» современной западной идеологии — равноправия семьи традиционной и гомосексуальной, за что ему еще придется ответить перед «прогрессивной общественностью».

Очень важно, что Папа признал: уния «не является путем к восстановлению единства». Это — серьезный удар по униатам, которые накануне встречи ожидали, что Папа планирует добиться осуждения «агрессии России против незалежной Украины». Конечно, в документе сказано, что коль уния возникла, то пусть она и существует, поскольку отражает реальные настроения в некоторой части христианского мира. Словом, униатам сказали, что вы можете существовать в своем гетто, но признавать вас как нормальное явление не собирается даже Ватикан. Уния определена в совместном заявлении, как «чемодан без ручки», который носить неудобно, но и выбросить Ватикану жалко.

Вообще по ситуации на Украине по всем вопросам принята позиция Русской Православной Церкви. Преодоление раскола среди православных на Украине может произойти только «на основе существующих канонических норм». А это значит, киевским властям, «патриарху» Филарету, украинским автокефалистам в УПЦ МП надо забыть свою мечту «преодолеть раскол в украинском православии путем провозглашения автокефалии». Какая печаль для Патриарха Варфоломея, который долго и не без пользы для себя промышлял на этом поле! Положение на Украине оценивается в документе как «глубокий экономический и гуманитарный кризис», причем, имеющий внутренние причины, а вовсе не результат «агрессии России», — есть от чего огорчиться униатам.

Осуждены «любые формы прозелитизма», — а это то, чего долго добивалась от Ватикана Русская Православная Церковь.

Ситуация на Ближнем Востоке, которой посвящено немало места в заявлении, описывается с позиций России.

Наконец, в документе осуждена «насаждаемая система международных отношений», а это — система насаждаемая американцами, в рамках которой «растущее неравенство в распределении земных благ увеличивает чувство несправедливости». Осуждается также «безудержное потребление, характерное для некоторых наиболее развитых государств», т.е. стран Запада. Нынешний Понтифик, как выходец из Латинской Америки, как известно, пытается разыгрывать карту «левых настроений». Поэтому слова из заявления: «Наш взгляд обращен к людям, находящимся в тяжелом положении, живущим в условиях крайней нужды и бедности в то время, когда материальные богатства человечества растут», следует рассматривать как напоминание, что Россия — тоже страна исторически левых настроений, поэтому мы не уступим Ватикану тут пальму первенства.

Конечно, в совместном заявлении старательно обойдены вопросы, касающиеся наших догматических и канонических расхождений, и при желании это можно интерпретировать как уступку Ватикану (что уже и делается). Но, на мой взгляд, мы должны читать заявление, как церковно-политическую декларацию, не влекущую за собой необходимости менять отношение к католикам, как к отколовшейся от Вселенского Православия части христианского мира. Можно понять ту тревогу, которая возникает у православных по поводу обтекаемых и компромиссных формулировок совместного заявления, на что обратили внимание отец Георгий Максимов и отец Владимир Василик. Но эта тревога обращена скорее в будущее. Вот если на основе «Гаванского заявления» будут предприняты попытки подписать документы, искажающие учение о Церкви, признающие догматические и канонические отступления католиков чем-то несущественным, внедрить практику особых отношений с католиками, как с «церковью-сестрой», тогда с этим необходимо бороться. Но сегодня пока нет никаких оснований поднимать шум.

Полагаю, такие попытки со стороны наших доморощенных филокатоликов, которые, чего греха таить, были и есть в нашей Церкви, последуют. В последние годы филокатолики затихарились. Теперь они, надо ожидать, активизируются, будут делать акцент на совместной борьбе за консервативные ценности в Европе, которая, в их интерпретации, может объединить Православную Церковь с Католической, внедрять в общественное сознание идею, что отпадение католиков от церковной полноты является чем-то неважным, легко преодолимым. Наверняка будет старательно затушевываться тот фундаментальный факт, что католики из-за искажений вероучения фактически отпали от Христианской Церкви, что никаких «церквей-сестер» быть по определению не может.

Однако, я думаю, что, несмотря на активизацию всевозможных филокатоликов в связи со встречей в Гаване, они все-таки не имеют серьезной поддержки внутри нашей Церкви. Идею единства православных и католиков в борьбе за общие нравственные ценности активно тиражируют скорее не очень грамотные и мало церковные журналисты, освещавшие «встречу тысячелетия». Но угроза от них не может представлять серьезной опасности для Церкви. Все верные чада Русской Православной Церкви прекрасно понимают, что нам нужно, конечно, поддержать тех католиков в Европе, которые борются за традиционные ценности, но это не является основанием для преодоления «Великой Схизмы», причины которой имеют глубокие догматические основания.

А вот угроза «новой диомидовщины», попытки организовать раскол справа куда как опаснее и реальнее для Церкви. Всякого рода «ревнители не по разуму» начали закатывать истерику по поводу «предательства Православия» еще после встречи в Шамбези, которая вроде бы должна была снять тревоги по поводу повестки дня Всеправославного Собора. Но не тут-то было. Все-таки прав отец Александр Шумский, который четко определил, что в основе всего лежит вопрос доверия Патриарху и Священноначалию. Если доверия нет, ничто не поможет.

Редакция «Русской народной линии» получила за это время большое количество всякого рода обращений, обличительных комментариев от людей, выступающих в защиту чистоты Православия. С одной стороны, это радует, ибо очевидна тревога и обеспокоенность верующего народа, что свидетельствует о соборном характере нашей Церкви. С другой стороны, поражает доверчивость и мифологизация сознания многих людей, неизъянимая тяга к конспирологическим схемам. В частности, некоторые упрекают Священноначалие, что текст декларации держали втайне, что не вынесли на всенародное обсуждение. Но ведь это не Конституция страны, это Совместное заявление, текст которого, весьма вероятно, изменялся в ходе самой встречи. Где вы видели, чтобы документ, подписываемый после переговоров, предварительно обсуждался общественностью?!

Или вот еще. Некоторые обращают внимание, что встреча Патриарха с Папой состоялась сразу же после посещения России нашим влиятельным деятелем «мировой закулисы» Генри Киссинджером. Такое впечатление, что люди то ли находятся на связи с тайными структурами, а то ли получают информацию от самого сэра Генри. Известно было еще древним: после того, не значит по причине того.

Распространяется на «ревнительских ресурсах» оценка встречи Патриарха с Папой как «негласной унии», поскольку, мол, мы, «подписав соглашение с папой, косвенно признали его главенство над всеми христианами». Какое-то прямо умопомрачение охватило даже серьезных аналитиков. Так, несколько постоянных и авторитетных авторов РНЛ просили обратить мое внимание на такую цитату из одного «ревнительского» документа: «В декларации, которую собираются подписать в Гаване, каким бы ни было ее содержание, будут стоять подписи патриарха РПЦ МП и папы римского, официальный титул которого звучит следующим образом: «епископ Рима, викарий Христа, преемник князя апостолов, верховный первосвященник Вселенской церкви, Великий понтифик, Примас Италии, архиепископ и митрополит Римской провинции, суверен государства-города Ватикан, раб рабов Божьих». Подпись патриарха РПЦ МП будет означать, что он признал официально титул, а значит и статус папы римского как «верховного первосвященника Вселенской церкви» и таким образом свое подчиненное положение как главы РПЦ МП». Как остроумно заметил на это еще один наш постоянный «Полный официальный титул Патриарха Александрийского — Блаженнейший, Божественнейший и Святейший Отец и Пастыреначальник, Папа и Патриарх Великого Града Александрии, Ливии, Пентаполя, Эфиопии, всего Египта и всей Африки, Отец Отцов, Пастырь Пастырей, Архиерей Архиереев, Тринадцатый Апостол и Судия Вселенной. Получается по этой глупой логике, что когда Патриарх Московский подписывает какие-то документы с Патриархом Александрийским, он признает, что тот Судия Вселенной». Тем паче, что под документом, который подписал Патриарх Кирилл в Гаване титул Папы значится: «Епископ Римский, Папа Католической Церкви Франциск».

Цитата, которую я привел, взята из «Обращения к православному народу России, ближнего и дальнего Зарубежья» от некоего анонимного «Православного фронта». В этом обращении, которое, повторю, мне предлагали опубликовать два вполне серьезных постоянных автораРНЛ, как важный документ, с которым они солидарны, ситуация в Церкви описывается во вполне апокалиптических тонах. Например, «последствия экуменической деятельности ряда иерархов Русской Православной Церкви последних десятилетий привели к трагедии», «которая обещает завершиться духовной катастрофой в облике так называемого Всеправославного Собора». А встреча «патриарха РПЦ МП с римским понтификом, по сути, означает официальное признание римо-католической церкви «церковью сестрой», а значит – признание благодати всех ее таинств и направлений псевдодуховной жизни». «Происходит беспрецедентное для России открытое предательство Православной Веры со стороны части правящей иерархии Московского Патриархата. Точка невозврата пройдена. На наших глазах разворачивается мистическая катастрофа, которая приведет к уже непоправимым последствиям в мире, и они однозначно затронут каждого из нас». А в заключение сообщается, что «готовится созыв Православного Народного Собора (Поместного)». Таким образом, некие анонимные «православные фронтовики» призывают готовиться к раскольничьему собору, и это обращение, к сожалению, опубликовано некоторыми православными сайтами.

Словом, после встречи Патриарха с Папой Римским замаячила угроза раскола, как она маячила перед Русской Православной Церковью после выступления бывшего епископа Чукотского Диомида (Дзюбана). Нельзя недооценивать эту истерическую реакцию «ревнителей не по разуму», которые могут соблазнить какую-то часть православного народа. Нам может грозить «новая диомидовщина». Пока, правда, у них нет вожака. Но угроза реальная, страсти зашкаливают.

При этом, как известно, о встрече с Папой было объявлено после Архиерейского Собора, на котором был прославлен в лике Святителя, т.е учителя Церкви, архиепископ Серафим (Соболев), борец против экуменизма, обличитель католичества. Некоторые, правда, увидели в этом некое раздвоение, мол, «левая рука не знает, что делает правая». Я думаю, напротив, это — как раз четкий сигнал Священноначалия, который свидетельствует о единстве мысли и воли и дает ключ к пониманию того, что Русская Православная Церковь не отступит в исповедании истины и именно с позиции уверенности и силы будет говорить с Ватиканом.

Что питает раскольнические настроения, время от времени пробивающиеся на поверхность церковной жизни? Вопрос непростой. Причины надо, наверное, искать в общественном сознании. Одна из них лежит на поверхности, о чем написал в своей статье священник Александр Шумский, — недоверие к власти. Мы видим проявление этой болезни как в отношении к власти церковной, так и в отношении власти светской. Почему-то некоторая часть наших активных братьев по вере убеждена, что Патриарх и архиереи готовы предать Православие, а они, ревнители, должны быть начеку, чтобы предотвратить предательство. А некоторая часть наших патриотически настроенных сограждан примерно то же самое думает о нашем Президенте. Патологическое недоверие к власти — серьезная болезнь общественного (в том числе церковного) сознания. И эту болезнь надо лечить общими усилиями всех трезвомыслящих людей.

Постскриптум: В заключение хочу привести оценку встречи Святейшего Патриарха Кирилла с Папой Франциском такого авторитетного и весьма заинтересованного лица, как лидер униатов Украины архиепископ Святослав (Шевчук). Судите сами, насколько основательнее и точнее его суждения, чем у наших ревнителей. Накануне встречи он заявлял об ожиданиях, что Папа Франциск заставит Патриарха Кирилла признать ответственность за ликвидацию унии в 1946 году, за нынешнюю «агрессию против Украины» и проч. Словом был весь в ожидании добрых новостей для униатов из Гаваны.

А после встречи в интервью официальному сайту УГКЦ уже печалуется: «Из нашего многолетнего опыта можно сказать: когда Ватикан и Москва организуют встречи или подписывают какие-то совместные тексты, то нам нечего ожидать от этого чего-то хорошего».

Шевчук в отличие от наших «ревнителей» заметил, что для Патриарха Кирилла встреча носила чисто политический характер, и он пресек попытки Ватикана перевести ее в сферу «богословского диалога» и «молитвенного общения». Вот цитата Шевчука: «Сразу бросается в глаза, особенно в их комментариях по завершении встречи, то, что они находились совершенно в двух разных измерениях и ставили перед собой разные задачи. Святейший Отец Франциск пережил эту встречу, прежде всего, как духовное событие. Он начал своё слово с того, что мы, католики и православные, разделяем одно и то же Крещение. Встречаясь, он искал Святого Духа и получил Его поддержку. Он подчеркнул, что единство Церквей достигается тогда, когда мы шагаем вместе совместным путём, и хотел, чтобы эта встреча стала его началом. Патриарх Московский сразу дал почувствовать, что ни о Духе, ни о богословии или действительно религиозных вещах речь не идёт. Чистая политика. Никакой совместной молитвы, подчёркнуто официальные фразы о «судьбах мира», и аэропорт как нейтральная, то есть нецерковная, среда. Такое впечатление, что они находились в двух параллельных мирах».

У главы униатов «пункты, касающиеся Украины в целом и УГКЦ в частности, вызвали больше вопросов, чем ответов». Это, по его мнению, вызвано тем, что ОВЦС переиграл Ватикан. «Официально сообщалось, что этот документ – плод труда митрополита Илариона (Алфеева) с православной стороны и кардинала Курта Коха и Папского совета по делам единства между христианами – с католической». А кардинал Кох, по мнению Шевчука, малокомпетентен в составлении «документа, который должен быть не богословским, а, фактически, общественно-политическим». (!) Наши «ревнители» недовольны тем, что «Гаванское заявление» принято без широкого обсуждения, составлялось втайне. О том же печалуется, как ни парадоксально, и лидер униатов: «Кстати, я <…> являюсь официальным членом Папского совета по делам единства между христианами и назначен ещё Папой Бенедиктом. Однако меня никто не просил высказать своего мнения, и, по сути, как это было и раньше, говорили о нас – без нас, не дав нам голоса».

И, наконец, униатская оценка Совместного заявления, подписанного в Гаване: «Бесспорно, этот текст вызвал глубокое разочарование среди многих верующих нашей церкви да и просто неравнодушных граждан Украины. Сегодня многие обращались ко мне по этому поводу и говорили, что чувствуют себя преданными Ватиканом, разочарованным половинчатостью правды в этом документе и даже косвенной поддержкой со стороны Апостольской Столицы агрессии России против Украины».

Священный синод Русской православной церкви (высший орган управления) одобрил встречу патриарха Московского и всея Руси Кирилла с папой римским Франциском, которая состоялась 12 февраля 2016 года в Гаване. Иерархи призвали архиереев и священнослужителей разъяснять пастве значение подписанного на Кубе совместного заявления, «текст которого не затрагивает богословских, догматических и экклезиологических вопросов, но обращен к острым социальным, политическим и нравственным проблемам современности». Такая необходимость, по мнению экспертов, возникла в связи недовольством ряда верующих, которые усмотрели во встрече папы и патриарха угрозу православной вере.

В минувшую субботу в Санкт-Петербурге состоялось очередное заседание Священного синода Русской православной церкви. Первым делом иерархи заслушали доклад патриарха о его поездке в Латинскую Америку и о встрече с папой Франциском в Гаване (см. “Ъ” от 15 февраля). Члены синода признали, что встреча имела исторический характер. Напомним, это была первая в истории церквей встреча предстоятелей Католической и Русской православной церквей. Иерархи отметили, что встреча способствовала «объединению усилий по защите христиан, переживающих преследования на Ближнем Востоке и в Африке, в установлении мира и справедливости на земле Украины». Члены синода также считают, что совместное заявление патриарха и папы «способствовало достижению перемирия на земле Сирии и тем самым помогло спасти тысячи жизней». Руководство РПЦ разделило озабоченность патриарха и папы в связи с «нынешним ограничением прав христиан, не говоря уже об их дискриминации, когда некоторые политические силы, руководствуясь идеологией секуляризма, столь часто становящегося агрессивным, стремятся вытеснить их на обочину общественной жизни». Поддержали иерархи и идею «примирения между православными и грекокатоликами на Украине и нахождения взаимоприемлемых форм сосуществования». Члены синода считают важным высказанный в совместном заявлении «призыв к преодолению раскола среди православных верующих Украины на основе существующих канонических норм». Синод призвал «епархиальных архиереев, игуменов и игумений монастырей, настоятелей и клириков приходов разъяснять клиру, монашествующим и пастве значение совместного заявления, текст которого не затрагивает богословских, догматических и экклезиологических вопросов, но обращен к острым социальным, политическим и нравственным проблемам современности». «Заявление, призывающее к отказу от прозелитизма, имеет практическую значимость для мирного сосуществования православных и католиков, при этом не содержа никаких отступлений от догматов, канонов и экклезиологического учения православной церкви»,— сказано в резолюции.

«Решение синода призвать правящих архиереев и священнослужителей разъяснять клиру и верующим значение совместного заявления патриарха и папы связано с тем, что в адрес различных синодальных учреждений поступают обращения по этому поводу,— пояснил “Ъ” руководитель синодального отдела по взаимоотношению церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда.— Священный синод единогласно поддержал позицию, высказанную в Гаване патриархом. Члены синода осудили попытки беспочвенно обвинить священноначалие в отступничестве верности православию. Ничего противоречащего православной вере не произошло и не произойдет». «Стремление синода привлечь епископов к разъяснению последствий встречи патриарха с папой — вынужденное,— считает президент Гильдии экспертов по религии и праву Роман Лункин.— Оно связано с реакцией внутри РПЦ со стороны ультраконсерваторов и простых верующих, незнакомых с сутью Гаванской декларации». По мнению господина Лункина, в целом консервативные круги РПЦ довольно благожелательно восприняли сближение российского православия с Ватиканом: «Но из-за обращений к руководству РПЦ по этому поводу и острых заявлений некоторых активистов о том, что патриарх “отступил от православия”, синод расставил акценты в отношениях католиков и православных: совместная защита христиан Ближнего Востока, сохранение мира и единой с РПЦ церкви в Украине».

«Отвечая на выраженную в ряде поступивших обращений озабоченность, подчеркиваем, что в ходе встречи в Гаване не обсуждались ни богословские, ни канонические вопросы,— говорится в официальном разъяснении отдела внешних церковных связей (ОВЦС), опубликованном на официальном сайте РПЦ накануне заседания синода.— В совместном заявлении есть прямое указание на то, что между православными и католиками нет евхаристического общения. Документ не замалчивает различий в понимании и изъяснении веры, которые послужили причиной разделения. Переговоры патриарха и папы не ставили целью преодоление этих различий, и никаких договоренностей по ним принято не было». Во внешнеполитическом ведомстве РПЦ пояснили, что «патриарх и папа не участвовали в каких бы то ни было совместных литургических действиях и не возносили совместных молитв, поэтому ссылки на недопустимость совместных молитв с еретиками в соответствии с канонами православной церкви в данном случае абсолютно неуместны». «Сама встреча, как известно, происходила не в культовом помещении, а в зале ожидания аэропорта»,— указали в ОВЦС.

В РПЦ недвусмысленно дали понять, что ошибочно утверждать, что все святые называли католичество не иначе как ересью. «В наши дни весь мир, а особенно христиане Ближнего Востока и Африки, переживают тяжелейшие испытания, требующие, как и в начале XX века, солидарности всех христиан,— сказано в заявлении.— Именно в этом свете следует воспринимать встречу в Гаване, на которую патриарх Кирилл пошел, следуя примеру святителя Марка Ефесского. Движимый состраданием и озабоченностью судьбой тех, кто за исповедание имени Христова сегодня подвергается преследованиям, патриарх встретился с папой, как он встречается со многими религиозными и политическими лидерами мира, отстаивая интересы православия и РПЦ, идеалы мира, добра и христианской любви».

«Призываем не поддаваться искушениям лукавого, который стремится внести раздор в церковную среду, старается использовать любой повод, чтобы посеять семена сомнения в сердца людей,— сказано в заявлении ОВЦС.— Русская православная церковь и ее патриарх твердо и незыблемо стоят на страже православной веры, ощущают ответственность за судьбу человеческой цивилизации и отстаивают свою позицию перед лицом любых испытаний».

«Несмотря на то что есть люди, недовольные встречей патриарха с папой, к расколу это не приведет,— убежден господин Лункин.— Грамотное разъяснение руководства РПЦ, скорее всего, снимет напряженность среди верующих и убедит, что в нынешних условиях, когда гибнут христиане на Ближнем Востоке, контакты с католиками — это необходимость, призванная предотвратить уничтожение верующих, а не догматическое сближение с католицизмом».

Павел Коробов