Картины бородинское сражение

Бородинская битва 26 августа (7 сентября) 1812 г.


Главное сражение Отечественной войны 1812 года произошло 26 августа (7 сентября) при селении Бородино близ Можайска в 124 км от Москвы. Во французской историографии это сражение называется Битвой на Москве-реке. Светлейший князь М.И. Голенищев-Кутузов, приняв решение вступить в генеральную битву, исходил из нескольких факторов. Он учитывал настроение армии, которая жаждала вступить с неприятелем в бой и понимание того факта, что нельзя отдавать древнюю русскую столицу без сражения.
Для места битвы нужно было выбрать позицию, которая удовлетворяла бы основным требованиям Кутузова. Поле должно было вместить основные силы армии, иметь возможность построить их в глубокий порядок, позволять войскам маневрировать, иметь природные препятствия для лучшей обороны. Кроме того, армия должна была иметь возможность перекрыть Новую и Старую Смоленские дороги, ведущие к Москве. Такую позицию генерал-квартирмейстер Толь обнаружил перед городом Можайском. В центре поля стояло село Бородино, от его имени битва и получила своё название.

Наполеон на Бородинских высотах. Верещагин (1897).
Численность армий и расположение русских войск
Русская армия (соединенные 1-я и 2-я Западные армии Барклая де Толли и Багратиона) имела в своем составе около 120 тыс. человек: 103 тыс. регулярных войск, около 7-8 тыс. казачьей и другой иррегулярной конницы, 10 тыс. ратников преимущественно Московского и Смоленского ополчений (по другим данным около 20 тыс. ополченцев) и 624 пушек полевой артиллерии. Необходимо также учесть, что в состав регулярных войск входило около 15 тыс. новобранцев, которые прошли только начальную воинскую подготовку.
«Великая армия» французского императора в день сражения насчитывала около 135-136 тыс. солдат при 587 орудиях полевой артиллерии. Кроме того, во французской армии было примерно 15 тыс. вспомогательных сил (некомбатантов), по боеспособности и функциям они соответствовали русским ополченцам. Численность противостоящих друг другу армий по сей день вызывает дискуссии среди исследователей. Французская армия имела не только численный перевес, но и качественный – французская пехота в основном состояла из опытных солдат, Наполеон имел превосходство в тяжёлой кавалерии. Однако эти преимущества уравновешивал русский боевой дух и высокое моральное состояние армии.
Позиция русской армии на Бородинском поле имела длину около 8 километров. На юге она начиналась у деревни Утица, а на севере – у д. Маслово. Правый фланг протяжённостью примерно в 5 км, проходил по берегу реки Колочь и хорошо прикрывал Новую Смоленскую дорогу. В случае неблагоприятного исхода битвы Михаил Кутузов только по этой дороге мог отвести войска. Здесь русскую позицию с фланга защищал густой лес, что исключало обходной маневр противника. Кроме того, местность здесь была холмистая, перерезанная речками и ручьями. Природные препятствия были усилены рядом фортификационных сооружений: Масловскими флешами, орудийными позициями, засеками.
Позиция на левом фланге была более открытой, поэтому здесь полевых укреплений было больше. На левом фланге соорудили Семеновские (Багратионовские) флеши. Впереди них расположили Шевардинский редут. Однако к началу битвы укрепления не были завершены. Центр позиции русской армии основывался на Батарее Раевского (батарее Курганной высоты), французы назвали её Большим редутом.

Боевой порядок русской армии был составлен из трёх линий: в первой располагались пехотные корпуса, во второй – кавалерия, в третьей – резервы. Артиллерия армии была равномерно распределена по всей позиции.
24 августа состоялся бой за Шевардинский редут. В ходе него стало ясно, что противник собирается нанести главный удар по левому флангу русских войск, который защищала 2-я армия под началом Багратиона. 25 августа было затишье, обе стороны готовились к решающему сражению, продолжалось возведение оборонительных сооружений. По древней традиции в русской армии готовились к решающему бою, как к празднику. Воины мылись, брились, одевали чистое белье, исповедовались и т. д. Наполеон Бонапарт лично провёл рекогносцировку позиций русской армии.

Положение войск перед Бородинским сражением 26 августа 1812 г. (источник карт: http://www.mil.ru/).
Начало сражения (5:30–9:00)
В 5:30 утра около 100 французских орудий открыли огонь по позициям русского левого фланга. Одновременно с обстрелом русских позиций на село Бородино (центр русской позиции) двинулась дивизия Дельзона из состава 4-го корпуса Богарне. Первым встретил натиск врага Лейб-гвардии Егерский Его Величества полк под началом одного их храбрейших полковых командиров Карла Бистрома. Около получаса гвардейцы отбивали натиск превосходящих сил противника (полк потерял более трети своего состава). Затем под угрозой обхода с флангов были вынуждены отойти за реку Колочу. Реку форсировал и один из французских полков. Барклай де Толли бросил в бой три егерских полка. Егеря опрокинули французов (французский 106-й полк был почти полностью уничтожен) и сожгли мост через реку. Схватка завершилась к 8 часам утра, за французами осталось село Бородино, но за реку Колочь они перейти не смогли.
Главные действия развернулись на Багратионовых флешах. Флешами называли полевые укрепления, которые состояли из двух фасов длиной 20—30 м каждый под острым углом, угол вершиной был обращён к врагу. Их обороняла 2-я сводно-гренадерская дивизия генерала Михаила Семеновича Воронцова. Каждую флешь защищал один батальон. Французы после артиллерийского обстрела атаковали флеши. В наступление пошли дивизии генералов Дессе и Компана из состава 1-го корпуса Даву. Бой с самого начала принял ожесточённый и упорный характер. До сих пор точно неизвестно, сколько вражеских атак последовало на Семеновские флеши. Укрепления несколько раз переходили из рук в руки. Наполеон обрушил на левый фланг главный удар, стараясь с самого начала битвы переломить её ход в свою пользу. Бой сопровождала артиллерийская дуэль, в которой участвовали десятки орудий (французы постоянно наращивали количество орудий на этом направлении). Кроме того, на левом фланге произошло несколько крупных столкновений кавалерийских соединений. Русская кавалерия не уступала противнику, и «Великая армия» потеряла на Бородинском поле до половины своей конницы. Впоследствии Наполеон так и не смог восстановить численность своей кавалерии.

Михаил Семёнович Воронцов.
В первой атаке французская пехота преодолела сопротивление егерей и пробилась через Утицкий лес. Однако когда дивизии генералов Дессе и Компана стали строиться на опушке напротив самой южной флеши, они попали под сильный огонь русской артиллерии и были опрокинуты фланговой контратакой егерей Воронцова. В 8 часу французы пошли во вторую атаку и захватили южную флешь. Командующий 2-й армией Багратион направил на помощь дивизии Воронцова 27-ю пехотную дивизию генерала Дмитрия Петровича Неверовского, а также Ахтырский гусарский и Новороссийский драгунский полки для удара во фланг противника. Французы были выбиты из укреплений и понесли большие потери. Так, был контужен маршал Даву, ранены оба дивизионных командира – Дессе и Компана и почти все бригадные командиры. Русские войска также понесли жестокие потери: сводно-гренадерская дивизия Воронцова практически перестала существовать, в ней осталось всего около 300 человек. Сам Воронцов был ранен в ногу, когда повёл последний батальон дивизии в штыковую атаку.


Бородинское сражение с 5:00 до 9:00.
Бородинское сражение (9:00–12:30)
Наполеон усилил натиск на левый фланг: в третью атаку пошли три пехотные дивизии 3-го корпуса Нея и три кавалерийских корпуса Мюрата. Численность артиллерийских стволов на этом направлении была доведена до 160 единиц.
Багратион ожидал вражеский удар и приказал командиру 7-го пехотного корпуса Раевскому (он оборонял центральную позицию), немедленно выдвинуть к флешам всю вторую линию его войск. Он также дал указание командиру 3-го пехотного корпуса Тучкову немедленно направить к Семеновским флешам 3-ю пехотную дивизию генерала Петра Петровича Коновницына. Кроме того, по просьбе Багратиона, Кутузов направил на левый фланг резервные лейб-гвардии Литовский и Измайловский полки, 1-ю сводно-гренадерскую дивизию, полки 3-го кавалерийского корпуса и 1-ю кирасирскую дивизию. Одновременно началось перемещение с правого фланга на левый 2-го пехотного корпуса Багговута из состава 1-й армии.
Французы после сильного артиллерийского обстрела ворвались на южную флешь. В ходе этого боя был ранен генерал Неверовский. 2-я кирасирская дивизия из состава 8-го корпуса Бороздина опрокинула вражеские порядки. Причём русские кавалеристы чуть не захватили в плен самого короля Неаполитанского королевства и командира французской кавалерии Иоахима Мюрата, его спасла пехота. Однако в яростном бою французы смогли отстоять захваченные укрепления.
Положение исправила атака дивизии Коновницына, он прибыл к флешам к 10 часам и штыковым ударом выбил противника. В ходе этой схватки погиб бригадный командир Александр Алексеевич Тучков 4-й. Он возглавлял атаку Ревельского и Муромского полков и получил смертельное ранение в грудь (его не смогли вынести с поля сражения и похоронить). После ранения Багратиона Коновницын возглавил оборону левого фланга, генерал при отражении вражеских атак был дважды контужен, но не оставил своих солдат.
Примерно в это же время в тыл Семеновских флешей прошёл через Утицкий лес 8-й корпус Жюно. Положение спасла 1-я конная батарея капитана Захарова, которая в это время двигалась к флешам. Обнаружив противника, Захаров развернул орудия и открыл огонь по строившимся вестфальцам. Подоспевшие полки 2-го корпуса Багговута ударили в штыки и опрокинули врага.
Наполеон в 11 часу бросил в новую атаку до 45 тыс. штыков и сабель, сконцентрировав против русского левого фланга до 400 пушек. Багратион повел свои силы – около 20 тыс. воинов — в контратаку. Завязался жестокий рукопашный бой, который продолжался около часа. В ходе него перевес стал склоняться в пользу русских войск, но ранение Багратиона — осколок ядра раздробил герою большеберцовую кость левой ноги (герой скончался от заражения крови 12 (25) сентября 1812 г.) — привело к растерянности войск и они начали отходить. Командование на себя принял Коновницын. Он отвёл солдат за Семёновский овраг, флеши остались за французами. За оврагом располагались резервные батареи и гвардейские полки, французы не решились с ходу атаковать новые русские позиции. На левом фланге наступило краткое затишье.

Пётр Петрович Коновницын.
Бой за Курганную батарею. Наполеон, чтобы поддержать наступление на Семеновские флеши, не дать русскому командованию перебросить войска с центра на левый фланг, отдал приказ своему левому крылу ударить по русским войскам у Курганной высоты и захватить её. Эту позицию обороняла 26-я пехотная дивизия генерала Ивана Фёдоровича Паскевича из состава 7-го корпуса Раевского. На самой батарее было к началу боя 18 орудий. В наступление пошли части 4-го корпуса вице-короля Италии Евгения Богарне. Неприятельские силы перешли реку Колочь и ударили по Большому редуту.
К этому моменту Раевский отправил всю свою вторую линию на оборону Семёновских флешей. Первая вражеская атака была отражена огнём артиллерии. Богарне почти сразу начал вторую атаку. Кутузов ввел в бой весь конно-артиллерийский резерв в количестве 60 пушек и часть лёгкой артиллерии 1-й армии. Однако противник, несмотря на плотный артиллерийский огонь, смог ворваться на русские позиции.
В это время мимо высоты проезжали начальник штаба 1-й Западной армии Алексей Петрович Ермолов и начальник артиллерии всей армии Александр Иванович Кутайсов. Они организовали и возглавили контратаку 3-го батальона Уфимского пехотного полка и 18-го егерского полка. Одновременно по флангам врага ударили полки Паскевича и Васильчикова. Русские воины штыковой атакой отбили редут, неприятель понёс большие потери. В плен попал бригадный генерал Бонами. В ходе схватки погиб Кутайсов. Ермолов руководил обороной батареи, пока не был контужен, тогда он сдал командование генералу Петру Гавриловичу Лихачеву. Дивизия Паскевича была почти вся истреблена, корпус Раевского отвели в тыл и заменили на 24-ю пехотную дивизию Лихачева.
Бой за Утицкий курган. На самом юге русской позиции 5-й корпус (польский) генерала Понятовского двинулся в обход левого фланга русской позиции и около 8 часов утра у деревни Утица столкнулся с 3-м пехотным корпусом генерала Н. А. Тучкова 1-го. В этот момент Тучков уже отправил в распоряжение Багратиона 3-ю пехотную дивизию Коновницына и имел только одну дивизию – 1-ю гренадерскую. Противник оттеснил солдат Тучкова из Утицы. Русские солдаты отошли к Утицкому кургану. Все попытки поляков продвинуться вперёд и захватить курган были отражены. Однако около 11 часов Понятовский, получив поддержку 8-го корпуса Жюно, смог захватить Утицкий курган. Тучков лично возглавил контратаку Павловского гренадерского полка и отбил позицию. Но в этой атаке отважный командир получил смертельную рану. Его заменил Багговут. Он оставил позицию только около часа дня, когда стало известно о падении Семеновских флешей.

Николай Алексеевич Тучков.
Около 12 часов дня Кутузов и Наполеон провели перегруппировку своих войск на поле сражения. Кутузов отправил подкрепление защитникам Курганной высоты и усилил левый фланг, где части 2-й армии отошли за Семеновский овраг.

Бородинское сражение с 9:00 до 12:30.
Продолжение следует…

Картины, посвящённые Бородинской битве

7 сентября 2012 года исполнилось 200 лет знаменитой Бородинской битве. Мы предлагаем вам ознакомиться с картинами, на которых художники изобразили это знаменательное для русской истории событие.
Бородинское сражение — крупнейшее сражение Отечественной войны 1812 года между русской и французской армиями — произошло 7 сентября (26 августа) 1812 года у села Бородино (в 124 километрах западнее Москвы). После оставления Смоленска русская армия отходила к Москве. 3 сентября (22 августа) она расположилась у села Бородино, на заранее избранной позиции, где М.И.Кутузов решил дать армии Наполеона решительное сражение.
К началу сражения в русской армии было 120 тысяч человек и 640 орудий. Французская армия насчитывала 130-135 тысяч человек и 587 орудий.
Штаб Кутузова размещался в деревне Татариново, а сам Главнокомандующий — в деревне Горки. На правом крыле и в центре Кутузов сосредоточил 4 пехотных корпуса из семи, 3 кавалерийских корпуса и казачий корпус Платова.
Наполеон предполагал нанести фронтальный удар по русским позициям основной частью своих войск (86 тыс.чел.) с целью прорвать оборону в направлении дер.Семеновское, выйти в тыл русской армии и, прижав ее к Москве-реке, уничтожить.
Ожесточенный бой 24 августа (5 сентября) за Шевардинский редут позволил М.И. Кутузову разгадать замысел противника и перед сражением усилить армию П.И.Багратиона.
В течение 6 сентября (25 августа) обе стороны производили последние приготовления к сражению.
Бородинское сражение началось на рассвете 7 сентября (26 августа) артиллерийской канонадой с обеих сторон. Решающие бои развернулись за Багратионовы флеши и батарею Раевского, которыми французам удалось овладеть ценой больших потерь. Но развить успех Наполеон не смог и отвел войска на исходные позиции.
Армия Наполеона потеряла убитыми и ранеными свыше 50 тысяч человек. Потери русской армии достигали 44 тысяч человек.
О результатах Бородинского сражения Кутузов доносил Александру I: «Баталия, 26-го числа бывшая, была самая кровопролитнейшая из всех тех, которые в новейших временах известны. Место баталии нами одержано совершенно, и неприятель ретировался тогда в ту позицию, в которую пришел нас атаковать».
«Битвой гигантов» назвал это сражение Наполеон. Позже, находясь в изгнании, поверженный французский император признал, что из 50 сражений, им данных, «в битве под Москвой выказано наиболее доблести и одержан наименьший успех. Французы в нем показали себя достойными одержать победу, а русские заслужили право быть непобедимыми.»
И до сих пор Бородино для русских — символ величия народного духа и предмет национальной гордости.

Атака на батарею Раевского. Александр Аверьянов, 2005.

Подвиг генерал-майора В. Костенецкого. Александр Аверьянов

Князь Багратион в Бородинской битве. Последняя контр-атака. Александр Аверьянов, 2005
Защита флешей Багратиона. Александр Аверьянов, 1992
Коноводы на Бородинском поле. Александр Аверьянов, 2003

Бородинское сражение. Louis Lejeune, 1822

: Михаил Кутузов во время Бородинского сражения. А.П. Шепелюк, 1952

Наполеон на Бородинских высотах. В.В. Верещагин, 1897

Атака маршала Нея при Бородине. Гравюра по картине Ланглуа, 19 в.

Бородинское сражение. В центре картины раненый генерал Багратион, рядом с ним на коне генерал Коновницын. Вдали виднеется каре лейб-гвардии. Худ. П. Гесс, 1843 г.

Атака лейб-гвардии Литовского полка из 5-го пехотного корпуса. Худ. Н. Самокиш, 1912 г.

Маршал Мюрат (в центре) на Багратионовых флешах спасается от погони.

Бой за Семёновский овраг. Фрагмент панорамы Бородинского сражения. Рубо (1912)
Атака 1-го кавалерийского корпуса генерала Уварова при Бородине. Дезарно
Контратака генерала Ермолова на захваченную батарею Раевского. Хромолитография А. Сафонова (начало XX века)
Отказ пленного русского генерала Лихачёва принять шпагу из рук Наполеона. Хромолитография А. Сафонова (начало XX века)
Конец Бородинского боя. В.В. Верещагин (около 1899)
Бородино. Раскрашенная гравюра Шарона. 1-я четверть XIX века
Пехота Нея сбрасывает русских гренадеров с флешей. Часть Бородинской панорамы
Батарея Раевского во время сражения. Часть Бородинской панорамы Рубо.
Французские кирасиры атакуют редут Раевского
Бородинское сражение в 12:30. Саксонские кирасиры и польские уланы сталкиваются с русскими кирасирами. Справа — батарея Раевского, на заднем фоне церковь. Франц Рубо, 1912

Просмотров: 65803

«Бородинская битва»: пять картин, не считая панорамы

Конечно, главный экспонат музея — 115-метровое круговое полотно «Бородино», написанное профессором Императорской Академии художеств Францем Рубо в 1912 году к 100-летнему юбилею сражения. Однако в экспозиции музея также представлены около тысячи произведений батальной и портретной живописи, оружия и обмундирования, предметов декоративно-прикладного искусства и редких книжных изданий.

Роман Волков «Портрет Михаила Илларионовича Кутузова», (1813)

После Отечественной войны 1812 г. в России расцвёл жанр военного портрета. Одно из главных произведений в этом ряду — последнее прижизненное изображение главнокомандующего русской армией Михаила Илларионовича Кутузова кисти Романа Волкова, сделанное за два месяца до смерти полководца.
В «Бородинской панораме» хранится поколенный портрет 65-летнего фельдмаршала с лентой ордена Св. Георгия I степени — в декабре 1812 г. светлейший князь стал первым в истории полным кавалером этого ордена. Позднее Волков сделал версию этого портрета уменьшенного размера с лентой ордена Св. Андрея Первозванного поверх георгиевской. Она находится в Государственном музее-заповеднике «Гатчина».

Роман Волков «Портрет Михаила Илларионовича Кутузова». (Музей-панорама «Бородинская битва»)

Cчитается, что, уже не имея возможности рисовать с натуры из-за смерти военачальника, английский живописец Джордж Доу использовал работу Волкова как образец, чтобы исполнить портрет Кутузова для Военной галереи Зимнего дворца. На этих картинах у полководца одинаковый поворот головы, при котором раненый правый глаз едва виден, и один и тот же набор одинаково расположенных орденов на мундире.

Портрет фельдмаршала поступил в «Панораму» в 1972 г. из Государственного музея истории религии, который в советское время находился в Казанском соборе Ленинграда. Летом 1812 г., после назначения главнокомандующим, Кутузов посещал этот храм, чтобы припасть к его главной святыне — иконе Казанской Божией матери. Год спустя полководец обрёл в нём своё последнее упокоение.
Современники Отечественной войны воспринимали Казанский собор как мемориал героям не только из-за захоронения Кутузова — в 1813—1814 гг. в нём были выставлены трофейные знамёна и ключи от городов, взятых русской армией в Заграничном походе.

Франц Рубо «Живой мост» (1897)

На одной из ранних работ знаменитого баталиста изображён эпизод Русско-персидской войны (1804−1813), произошедший летом 1805 г. в Карабахской долине. Тогда второй батальон 17-го Егерского полка под командованием полковника Карягина, неся потери, на протяжении нескольких дней пытался выйти из-под удара персидской кавалерии, имевшей значительное численное превосходство. В какой-то момент попавшаяся на пути расщелина глубиной около человеческого роста стала непреодолимым препятствием для двух орудий русских егерей.
Как свидетельствовал один из офицеров полка, «лесу для устройства моста в окружности нигде не было видно; объехать эту проклятую канаву и перевезти пушки в другом месте было также невозможно, потому что она шла на большое расстояние и примыкала к высокой горе; снимать пушки с лафетов и переносить всё на руках, потребовалось бы много времени, а мы беспрестанно ожидали преследования».

Франц Рубо «Живой мост». (Музей-панорама «Бородинская битва»)

Оставить орудия неприятелю значило обречь полк на бесчестье, и тогда один солдат, «общий любимец, шутник» Гаврила Сидоров, предложил соорудить импровизированный мост из ружей, подперев их плечами.
«Всё это было сделано так поспешно и неожиданно, что никому и в голову не пришло подумать о последствиях столь неслыханной и уже слишком отважной переправы. Первая пушка мигом перелетела по молодецким плечам. Принялись с песнями перевали (ва)ть другую пушку; но от излишней поспешности и неосторожности одно колесо не попало на ружьё, а со всего размаху соскочило на голову, прямо Гавриле в висок. Он упал, вздохнув несколько раз и обливаясь кровью. Многие офицеры, в том числе и я, бросились в канаву помогать ему, подняли и вынесли из канавы, но он был уже мёртвый», — цитировал неназванного свидетеля военный историк Павел Бобровский в летописи полка, опубликованной им много позже, в 90-е гг. XIX в.
В официальный рапорт Карягина эпизод с пушками не попал, однако эта история быстро стала известной, успев обрасти неправдоподобными подробностями. По одной из распространённых версий, чтобы спасти орудия, русские солдаты добровольно заполнили ров своими телами и при этом были раздавлены насмерть несколько человек. Судя по картине, Рубо узнал о происшедшем именно в таком переложении. Художник также ошибочно изобразил переправу пушек с запряжёнными в них лошадьми, хотя по свидетельству очевидца, егеря перекатывали орудия по «живому мосту» при помощи рук.
Гаврила Сидоров стал полковой легендой. В память о его подвиге была установлена стела с орлом в местечке Манглиси в Грузии, где полк дислоцировался после войны. В советское время мемориал переделали в памятник Неизвестному солдату, к настоящему времени от стелы сохранился лишь остов постамента.

Виктор Мазуровский «Бой за знамя. Подвиг конногвардейцев Гаврилова и Омельченко под Аустерлицем» (1910−1912)

20 ноября 1805 г. совместные русско-австрийские войска были разгромлены Наполеоном в Моравии, неподалёку от города Аустерлиц. Сражение вошло в историю как «Битва трёх императоров», поскольку Бонапарту противостояли Александр I и Франц II. Несмотря на превосходство в живой силе и артиллерии, союзники понесли большие потери, что в итоге привело к распаду третьей по счёту антифранцузской коалиции европейских держав.
Под Аустерлицем французы взяли более 40 неприятельских знамён, а сами потеряли лишь одно. Захватом французского орла — в армии Наполеона древко знамени венчалось орлом на манер аквилы легионов Древнего Рима — отличились солдаты русского Лейб-гвардии Конного полка.

Виктор Мазуровский «Бой за знамя. Подвиг конногвардейцев Гаврилова и Омельченко под Аустерлицем». (Музей-панорама «Бородинская битва»)

В одном из эпизодов сражения конногвардейцы опрокинули вражеского знаменосца, атакуя 4-й линейный полк французской пехоты. «Конной Гвардии правый фланговый карабинер 3 взвода, рядовой Гаврилов, едва увидел на земле французское знамя, как соскочил с лошади, поднял его и только успел передать ехавшему сзади его рядовому Омельченке, как упал, поражённый штыками в оба бока. С яростию кинулись французы для спасения орла своего, но рядовые Ушаков и Глазунов выскакивают из фронта и заслоняют драгоценную добычу. Завязывается отчаянный бой, но знамя остаётся в наших руках, а последующие атаки других эскадронов Конной Гвардии рассеивают совершенно всю бригаду, которая в одном бегстве ищет своего спасения», — так подвиг описан в «Истории Лейб-гвардии Конного полка», увидевшей свет в 1849 г.
Храбрость конногвардейцев была отмечена Александром I — по его рескрипту полковой штандарт украсила почётная надпись «За взятие неприятельского знамени под Аустерлицем 20 ноября 1805 г.». Сам трофей до 1917 г. хранился в полковой церкви в Петербурге.
Момент с захватом французского орла запечатлён на полотне художника Виктора Мазуровского. Он учился ремеслу у профессора батальной живописи Богдана Виллевальде, который руководил батальным классом Императорской Академии художеств и оставил после себя множество последователей. Картины, посвящённые подвигу конногвардейцев под Аустерлицем, есть и у самого Виллевальде, и у других его учеников — например, Адольфа Шарлеманя и Николая Самокиша.

Николай Самокиш «Подвиг солдат Раевского под Салтановкой» (1912)

Столетний юбилей «Грозы двенадцатого года» стал прекрасным поводом для нового обращения к теме Отечественной войны для многих русских живописцев. Среди них был и Николай Самокиш, не только известный баталист, но и прекрасный иллюстратор. Одна из его работ в этой области — оформление шедевра русской книжной графики, четырёхтомного издания «Великокняжеская, царская и императорская охота на Руси» (1896−1910).
Обучение батальной живописи он начинал в Петербурге у Богдана Виллевальде, затем совершенствовался в Париже под руководством значительного французского баталиста Эдуарда Детайля.

Николай Самокиш «Подвиг солдат Раевского под Салтановкой». (Музей-панорама «Бородинская битва»)

Публика смотрела глазами Самокиша на события Русской-японской войны — его рисунки с Дальнего Востока печатались в газетах, составили альбом «Война 1904—1905. Из дневника художника», а несколько живописных работ были размещены в Военной галерее Зимнего дворца. Начало Первой мировой Самокиш встречал уже руководителем батального класса Академии художеств и в этом качестве решился на небывалый эксперимент — вывез своих учеников на фронт на практику, итогом которой стали более 400 художественных работ.
К столетию Отечественной войны Самокиш создал серию рисунков с эпизодами военной кампании 1812 г., которая публиковалась в иллюстрированном еженедельнике «Нива» на протяжении юбилейного года. Но самой значительной стала его живописная работа «Подвиг солдат Раевского под Салтановкой».
Это случилось в начале войны, в июле 1812 г., у деревни неподалёку от Могилёва. Когда 2-я армия Багратиона, двигавшаяся на соединение с 1-й армией Барклая де Толли, подошла к Днепру для переправы, выяснилось, что город и мост через реку заняты французами. На оборонительные позиции неприятеля был брошен 7-й пехотный корпус генерал-лейтенанта Николая Раевского. Он возглавил лобовую атаку Смоленского пехотного полка, как это изображено на картине Самокиша, вместе со своими юными сыновьями — 16-летним прапорщиком Александром и 11-летним портупей-юнкером Николаем.
Бой под Салтановкой длился около 10 часов. Противники в итоге остались на исходных позициях. Французы понесли большие потери, чем корпус Раевского, и ожидали новой атаки на следующий день. Между тем основная масса русских войск, а затем и корпус Раевского, форсировали Днепр и через некоторое время армии Багратиона и де Толли благополучно соединились.
История с Раевским и его сыновьями прогремела на всю Россию. Вот как бой под Салтановкой был описан спустя несколько дней в газете «Северная почта»:
«Пред одним бывшим в сию войну сражением, когда Генерал-Лейтенант Раевский готовился атаковать неприятеля, то будучи уверен, сколько личный пример Начальника одушевляет подчиненных ему воинов, вышел он пред колонну, не только сам, но поставил подле себя и двух юных сыновей своих, и закричал: — «Вперед, ребята, за Царя и за отечество! Я и дети мои, коих приношу в жертву, откроем вам путь». — Чувство геройской любви к отечеству в сём почтенном воине должно быть весьма сильно, когда оно и самый глас нежной любви родительской заставило умолкнуть».
Вскоре был выпущен патриотический лубок с изображением генерала, его геройство было воспето во множестве стихов того времени. Пожалуй, самые известные строки Раевским посвятил Жуковский:
Раевский, слава наших дней,
Хвала! Перед рядами
Он первый грудь против мечей
С отважными сынами.
Позднее этот случай упомянул и Лев Толстой в романе «Война и мир», противопоставив оценки одного офицера и Пети Ростова. Первый назвал бой под Салтановкой «Фермопилами русских», второй же поставил под сомнение целесообразность такого риска — «ежели Раевский и вывел своих сыновей, то это ни на кого не могло подействовать, кроме как человек на десять, которые были около самого его».
Однако для большей части современников эпизод с генералом и его сыновьями был одним из самых памятных событий той войны. Он оставался таковым и для следующего поколения, поэтому обращение к этой теме Самокиша сто лет спустя не было случайным.
Что в этой истории правда, а что — вымысел пропагандистов того времени, сегодня утверждать сложно. Её главный герой оставил об участии своих сыновей в том бою противоречивые воспоминания, поэтому после смерти Раевского-старшего их подвиг обычно называют легендой.

Богдан Виллевальде «Отступление французов из России» (1846)

Рассказывая о Мазуровском и Самокише, нельзя пройти мимо личности их учителя, значительного русского баталиста и педагога Богдана (Готтфрида) Виллевальде.
Будущий художник родился в Павловске в 1818 г. в семье богатого торговца из Баварии и с детства он был знаком с будущим царём Александром II. Учителями начинающего баталиста в петербургской Академии художеств были Карл Брюллов и Александр Зауэрвейд, последний был учителем рисования и у детей Николая I.
Выпустившись из Академии с золотой медалью за «Сражение при Фер-Шампенуазе» (эта картина теперь находится в «Эрмитаже»), Виллевальде продолжил обучение за границей, но вскоре, после смерти Зауэрвейда, был возвращён в Россию для того, чтобы закончить цикл работ своего учителя, посвящённый войне с Наполеоном.

Богдан Виллевальде «Отступление французов из России». (Музей-панорама «Бородинская битва»)

С конца 1840-х Виллевальде почти полвека руководил батальным классом Академии, «его отличному преподавательству обязаны своим художественным развитием почти все наши новейшие баталисты, — отмечала дореволюционная «Военная энциклопедия». — Сам человек строго выдержанных художественных взглядов, Виллевальде, хотя и журил молодёжь за разные новшества, но умел не насиловать их талантов, почему из его школы вышли такие разнообразно проявившиеся дарования, как Шарлемань, Филиппов, Ковалевский, Грузинский, Попов, Самокиш, Мазуровский и др.».
Наполеоновские войны можно назвать излюбленной темой художника, но в то же время он не проходил мимо сюжетов современных ему военных конфликтов XIX в., в которых участвовала Россия — Польского восстания, Венгерского похода, Крымской, Кавказской и Русско-турецкой войн.
Виллевальде неоднократно получал заказы от императорского двора на то, чтобы запечатлеть различные официально-политические события — коронацию, присяги наследников и тому подобные моменты. Результатом этих заказов стали несколько монументальных, многофигурных полотен вроде «Открытия памятника 1000-летия России в Новгороде в 1862 году», представляющих сегодня большую историческую ценность.
Вместе с тем Виллевальде считается одним из родоначальников военно-бытового жанра в русской живописи. Его небольшая работа на тему бегства французов из России в 1812 г. из собрания «Бородинской панорамы» является одним из ранних обращений художника к этому жанру. Он снова вернулся к нему в последние два десятилетия своего творчества, уйдя от крупноформатных батальных полотен к небольшим жанровым композициям на тему армейской жизни.

«Сей день пребудет вечным памятником мужества и отличной храбрости российских воинов, где вся пехота, кавалерия и артиллерия дрались отчаянно. Желание всякого было умереть на месте и не уступить неприятелю».

М.И. Кутузов.

Франц Алексеевич Рубо (1856-1928) Гвардейские полки отражают атаки французской кавалерии. 1912 г.
Холст, масло.

Хроника:

Утром 7 сентября 1812 года началось великое Бородинское сражение. Русские войска в течение 6 часов отбивали ожесточённые атаки противника. Обе армии несли немыслимые потери, с российской стороны погибло — 38 тысяч солдат, с французской — 58 тысяч.

Русской армии пришлось отступить, но при этом она сохранила свою боеспособность. Этим самым, были разрушены планы Наполеона о разгроме русской армии. Кутузовым была развёрнута «малая война», силами армейских партизанских отрядов, и к концу декабря остатки наполеоновской армии были изгнаны из России.

Бородинское сражение является одним из самых кровопролитных в истории войн 19 века. Каждый час на поле погибало от 2,5 до 8,5 тыс. человек. Некоторые дивизии потеряли до 80% своего состава.

Из воспоминаний Наполеона:

«Из всех моих сражений самое ужасное, то что я дал под Москвой. Французы показали себя в нём достойными одержать победу, а русские называться непобедимыми».

Молебен перед Бородинской битвой
Литография по оригиналу П. Ковалевского.
1910-е гг.

Атака 3-го пехотного корпуса маршала Нея на Семеновские флеши.
Гравюра Кенига по огригиналу К. Ланглуа.
1-я половина XIX в.

Сражение под Москвой.
Литография Мотта по оригиналу Мартине.
XIX в.

Отказ пленного русского генерала П. Г. Лихачева принять шпагу из рук Наполеона.
Хромолитография А. Сафонова.
Начало XX в.

Взятие русского редута французскими гренадерами
Литография Ластейи по оригиналу К. Верне. 1830-е годы.
Государственный Бородинский военно-исторический музей-заповедник.

Смерть генерала Коленкура
Литография Мотта по оригиналу Гренье. 1820-1830-е годы.
Государственный Бородинский военно-исторический музей-заповедник.

Сражение при Бородине 26 августа 1812 г.
Гравюра С. Федорова под наблюдением С. Карделли по рисунку Д. Скотти.
С.-Петербург. 1814 г.
Музей-панорама «Бородинская битва».

Эпизод Бородинского сражения.
Иллюстрация к стихотворению М. Ю. Лермонтова «Бородино».
Хромолитография Н. Богатова.
1912 г.

Лейб-гвардии Измайловский полк в Бородинском сражении.
Художник А. Коцебу.
Середина XIX в.

Лейб-гвардии Литовский полк в Бородинском сражении
Художник Н.С. Самокиш. 1911 г. Эскиз. Холст, масло.
Государственный Бородинский военно-исторический музей-заповедник.

Атака лейб-гвардии Литовского полка.
Художник Н. Самокиш.
1912 г

С уважением! Хозяева дома.