Какой процент верующих в России?

Сколько христиан в мире в 2020 году

Подробности Категория: В мире Обновлено 10.01.2020 11:55 Просмотров: 9129

По числу последователей христианство является крупнейшей религией мира. Многие задавались вопросом сколько христиан в мире в 2020году?

Большинство исследований отмечают, что ту или иную форму христианства исповедуют 33 % населения Земли. Исследование центра Pew Research Center называет цифру в 32 % населения мира.

По некоторым данным доля христиан практически не изменялась последние 40 лет.

Таким образом, в середине 2020 года на Земле проживало 2,419 млрд христиан.

В это число входят все, кто считает себя христианином, вне зависимости от:

  • возраста (то есть учтены дети из христианских семей)
  • конфессии (то есть учтены и последователи маргинального христианства)
  • глубины веры (то есть учтены номинальные и этнические христиане)
  • членства в церкви (то есть учтены и христиане, не отождествляющие себя ни с одной конфессией)

Общие сведения

Христианство является самой распространённой религией мира и единственной религией, чьи приверженцы живут во всех 232 странах мира (по методологии «Всемирной христианской энциклопедии» (2000) и «Энциклопедии религий мира» (2004) — во всех 238 странах мира). На начало XXI века лишь в 116 городах мира (с населением более 50 тыс.) не было ни одной действующей христианской церкви. В 2015 году в мире насчитывалось свыше 4,3 млн христианских поместных церквей и мест богослужения. Ежегодно число церквей увеличивается на 50 тыс. Христианские богослужения посещают 1,5 млрд человек, в том числе 600 млн — еженедельно.

Тем не менее, несмотря на мировое влияние, христианство считается самой преследуемой религией мира. Авторы Бланкенбургской прокламации утверждают, что более 200 миллионов христиан подвергаются преследованию за свои убеждения. Подобные цифры содержатся в докладе британской спецслужбы МИ-6. В число преследуемых, видимо, входят 124 миллиона христиан из 63 стран, вынужденных скрывать свою веру (т. н. «криптохристиане»).

За всю историю более 70 млн христиан стали мучениками, причем 45 млн из них погибли в XX веке. В XXI веке ежегодно число убитых за веру во Христа увеличивается на 100 тыс. человек.

Большинство христиан мира (64 %) проживает в городах. В диаспоре (вне страны своего происхождения) проживают 408 млн христиан. Средний возраст христианина — 30 лет. При этом 565 млн современных христиан — дети до 15 лет. Ожидаемая продолжительность жизни христианина соответствует среднемировому значению — 68 лет (2001 год). По индексу развития человеческого потенциала христиане находятся выше, чем «не христиане» (0,73 и 0,58 соответственно). Аналогично, уровень грамотности у христиан выше, чем у «не христиан». Читать и писать умеют 88 % взрослых христиан и 81 % взрослых христианок (для «не христиан» уровень грамотности равен 78 % и 60 % соответственно).

Исторический обзор

Распространение христианства к 325 году Распространение христианства к 600 году

Христианство возникло в I веке н. э. и очень быстро распространилось по всей Римской империи. По преданию, к концу I века новое учение достигло Испании на западе и Индии на востоке. К 100 году общая численность христиан составила 800 тыс. человек. Из этого числа половина христиан проживали в Азии, 310 тыс. — в Европе и 90 тыс. — в Африке. К моменту признания в 313 году христианская религия объединяла более 14 млн человек или 7,3 % мирового населения. К 600 году каждый пятый житель планеты (40,4 млн) был христианином; половина христиан (20,2 млн) по прежнему проживала в Азии. Начиная с VIII века, в результате исламской экспансии, численность христиан в Азии стремительно сокращается (к XVI веку в регионе осталось лишь 3,23 млн христиан). К X веку численность христиан Европы превысила показатели Азии; с тех пор и до сего дня Европа лидирует по этому показателю.

Начиная с 600 года удельный вес христиан в общем населении планеты (20 %) практически не менялся в течение тысячи лет. Лишь с XVII века благодаря католическим миссиям в Америке, Азии и Африке процент христиан в мировом населении начинает расти. Этот рост особенно ускоряется с активизацией протестантских миссий (1800-е годы). К началу Первой Мировой Войны (1914 г.) христианство достигло своего исторического пика — 34,7 % населения Земли были христианами. При этом, ок. 70 % христиан проживали в Европе. Последовавшие две мировые войны, стремительный рост населения в нехристианских странах и возникновение социалистических государств в Восточной Европе снизили долю христиан в мировом населении.

Подсчитано, что со времен Иисуса Христа и до сегодняшнего дня на Земле жило 36,8 млрд человек. Из них 8,8 млрд (24 %) исповедовали христианство. В первую тысячу лет существования христианства численность верующих «восточных церквей» (впоследствии сформировавшихся в православие и древневосточные церкви) заметно преобладала над численностью верующих «западных церквей». Во втором тысячелетии истории христианства (1000—2000 года) крупнейшей его ветвью является католицизм.

Основные направления в христианстве

Большинство христиан (95 %) отождествляют себя с той или иной христианской конфессией; остальные 119 млн считающих себя христианами не принадлежат ни одной церкви. Среди последних значительное число составляют криптохристиане, вынужденно скрывающие свою веру. Также следует отметить, что ок. 170 млн христиан одновременно числятся в двух и более христианских конфессиях. Среди таковых немало латиноамериканцев, крещённых в католицизме, но перешедших в протестантизм в сознательном возрасте.

Католицизм

Чуть более половины всех христиан (более 1,2 млрд) причисляют себя к католицизму. При этом, подавляющее большинство католиков является частью Римско-католической церкви (1,214 млрд). В это число входят и католики восточных обрядов (17,4 млн).

Католики восточных обрядов

Церковь Численность верующих Литургический обряд
Украинская грекокатолическая церковь 4 345 000 Византийский
Сиро-малабарская католическая церковь 3 893 000 Восточно-сирийский
Маронитская католическая церковь 3 382 000 Маронитский
Мелькитская греческая католическая церковь 1 652 000 Византийский
Румынская грекокатолическая церковь 535 000 Византийский
Русинская грекокатолическая церковь 487 000 Византийский
Армянская католическая церковь 566 000 Армянский
Халдейская католическая церковь 536 000 Восточно-сирийский
Сиро-маланкарская католическая церковь 438 000 Западно-сирийский
Венгерская католическая церковь 327 000 Византийский
Словацкая грекокатолическая церковь 233 000 Византийский
Эфиопская/Эритрейская католическая церковь 227 000 Эфиопский
Коптская католическая церковь 166 000 Коптский
Сирийская католическая церковь 159 000 Западно-сирийский
другие 137 000

Прочие католики

В разное время от Римско-Католической Церкви отделились свыше десятка групп, условно именуемые «неримские католики». Среди неримских католиков наиболее известные группы составляют консервативные католики (6 млн) и старокатолики (0,4 млн).

Протестантизм

Основные направления христианства

Вторым (по числу верующих) направлением христианства является протестантизм. В настоящее время в мире насчитывается ок. 800 млн протестантов. В 92 странах мира протестантизм является крупнейшим направлением христианства, в том числе в 49 странах протестанты составляют большинство населения. К протестантам обычно относят:

  • исторические протестантские церкви (англикане, лютеране, реформатские церкви);
  • протестантские конфессии, возникшие в рамках постреформационных движений (баптисты, методисты, адвентисты, пятидесятники);
  • прихожан объединённых протестантских и не-деноминационных церквей;
  • верующих независимых африканских движений;
  • другие деноминации (Новоапостольская церковь и некоторые другие, принадлежность которых к протестантизму является спорным вопросом).

Крупнейшие протестантские течения

Численность основных протестантских течений (свыше 4 млн прихожан) можно увидеть в таблице:

# Название Численность Примечание
1 Пятидесятничество 279 000 000 ; включая неопятидесятников
2 Баптизм 100 000 000 ; включая ряд родственных баптизму течений
3 Объединённые церкви 75 000 000 см. ниже
4 Англиканство 76 000 000 по данным Англиканского сообщества — 85 млн, исключая Объединённые церкви
5 Лютеранство 59 000 000 по данным Всемирной лютеранской федерации — 74 млн, исключая Объединённые церкви
6 Методизм 48 000 000 по данным Всемирного методистского совета — 80 млн, исключая Объединённые и перфекционистские церкви
7 Кальвинизм 40 000 000 по данным Всемирного союза реформатских церквей — 80 млн, исключая Объединённые церкви и англикан
8 Независимые африканские церкви 30 000 000
9 Адвентизм 25 000 000 ; все адвентистские течения, включая детей
10 Независимые церкви католической традиции 17 000 000 Новоапостольская Церковь (10 млн), Филиппинская независимая церковь (6 млн) и др.
11 Перфекционизм 13 000 000 Церковь Назарянина, Христианский и миссионерский альянс и др.
12 Реставрационисты 9 000 000 Церкви Христа, Ученики Христа, Международная церковь Христа и др.
13 Анабаптизм 4 000 000 Меннониты, Амиши, Гуттериты, данкеры и др.

Объединённые церкви

Объединёнными церквами называют церкви, образованные при слиянии разных протестантских деноминаций — лютеран, англикан, реформатов, пресвитериан, методистов, баптистов, квакеров и др. В большинстве случаев слияние было добровольным, в некоторых случаях — навязано государственными властями (Китайский христианский совет, Церковь Христа в Конго). Объединённые церкви насчитывают в своих рядах 75 млн верующих, процесс объединения разных протестантских групп продолжается.

Список крупных объединённых церквей (свыше 1 млн прихожан):

Название церкви Численность Прим.
Евангелическая церковь Германии 23 700 000
Китайский христианский совет 23 000 000
Церковь Южной Индии 6 000 000
Объединённая Церковь Замбии 4 600 000
Церковь Иисуса Христа на Мадагаскаре 3 500 000
Церковь Северной Индии 2 500 000
Протестантская церковь Нидерландов 2 100 000
Объединённая церковь Канады 1 800 000
Объединяющаяся церковь в Австралии 1 300 000
Объединённая церковь Папуа-Новой Гвинеи 1 000 000

К объединённых церквам формально относится и Церковь Христа в Конго (25,5 млн). Церковь представляет собой федерацию из 64 автономных протестантских союзов, каждый из которых принято рассматривать отдельно; данные о численности верующих составных частей Церкви Христа в Конго включены в соответствующие конфессии.

Православные и древневосточные церкви

Третье крупное направление внутри христианства условно объединяет верующих православных и древневосточных церквей. Данную группу можно разделить на три подгруппы: каноническое православие (180—227 млн), иные православные группы (17 млн) и дохалкидонские церкви (70 млн).

Автокефальное (каноническое) православие

По числу верующих 15 автокефальных церквей расположены следующим образом (вместе с прихожанами автономных и самоуправляемых церквей):

Церковь По данным энциклопедии «Религии мира» (2010 год) По данным энциклопедии «Народы и религии мира» (1998 год) По данным «Всемирной христианской энциклопедии» (1995 год) Данные сайта St John’s Orthodox Church, Colchester По данным справочника «Восточные христианские церкви» (1999 год)
Русская православная церковь 90—120 миллионов 110 000 000 114 188 000 164 000 000 80 000 000
Румынская православная церковь 18 800 000 20 000 000 19 271 000 18 800 000 19 800 000
Элладская православная церковь 9 000 000 10 000 000 10 000 000 9 025 000
Сербская православная церковь 8 000 000 9 900 000 7 286 000 8 000 000 8 000 000
Болгарская православная церковь 6 350 000 6 000 000 6 384 000 6 500 000 8 000 000
Грузинская православная церковь 3 600 000 3 300 000 2 589 000 3 500 000 3 500 000
Константинопольская православная церковь 3 500 000 3 000 000 2 800 000 3 500 000
Православная церковь в Америке 1 000 000 1 000 000 2 030 000 100 000 1 000 000
Антиохийская православная церковь 750 000 800 000 900 000 750 000
Кипрская православная церковь 654 000 500 000 650 000 442 000
Польская православная церковь 555 000 800 000 1 021 000 600 000 570 000
Албанская православная церковь 400 000 300 000 300 000 160 000
Александрийская православная церковь 250 000 700 000 1 500 000 250 000
Иерусалимская православная церковь 200 000 130 000 130 000 130 000
Православная церковь Чешских земель и Словакии 75 000 100 000 72 000 110 000 55 000

Прочие православные группы

Распространение православия в мире

Примерно 17 млн православных верующих входят в церкви и движения, не признанные мировым (каноническим) православием. Условно, их можно разделить на:

  • Древлеправославные течения (старообрядцы всех согласий и толков, 2,5 млн);
  • Старостильные церкви (4 млн, более 30 течений);
  • Непризнанные национальные и независимые автокефалии (10 млн, 75 течений);
  • Реформированные православные церкви (харизматические, либеральные, эсхатологические и эзотерические группы).

Древневосточные церкви

В настоящее время древневосточные церкви делятся на две различные группы:

1) Несториане, отказавшиеся признать Третий Вселенский Собор и, соответственно, все последующие Вселенские соборы. В наши дни несториане представлены двумя организациями:

  • Ассирийская церковь Востока — 500 тыс..
  • Древняя Ассирийская церковь Востока — 55 тыс.

2) Монофизиты и миафизиты, отказавшиеся от догматических определений Четвёртого Вселенского Собора — Халкидонского Собора. Поэтому их именуют дохалкидонскими церквами. В эту группу включены:

  • Армяно-григориане:
    • Армянская апостольская церковь — 9,3 млн (в том числе Эчмиадзинский католикосат — 8 млн и Киликийский католикосат — 1,3 млн);
  • Яковиты:
    • Маланкарская православная сирийская церковь — 2 млн);
    • Независимая Якобитская Церковь Малабара — 21 тыс.;
    • Сиро-яковитская православная церковь — 1,43 млн;
  • Копты, эфиопы и эритрейцы:
    • Коптская православная церковь — 12 млн;
    • Эритрейская православная церковь — 2 млн;
    • Эфиопская православная церковь — 39 млн.
  • Реформированные монофизиты:
    • Церковь святого Фомы — 1,5 млн

Маргинальное христианство

Четвёртое направление в христианстве включает в себя никак не связанные между собой группы парахристианства (33 млн верующих). Это разные группы мормонизма (15 млн), Свидетели Иеговы и отколовшиеся от них группы (16,5 млн вместе с детьми), последователи Христианской науки, британские израилиты, христадельфиане, сведенборгиане и некоторые другие.

Крупнейшие христианские церкви и деноминации

В списке представлены крупнейшие церкви и деноминации всех христианских конфессий:

Название Верующих Приходов Примечание
1 Римско-католическая церковь (латинский обряд) 1 197 000 000 275 000 Католицизм
2 Русская Православная Церковь 164 000 000 30 142 Православие
3 Ассамблеи Бога 67 500 000 366 105 Протестантизм (пятидесятники)
4 Эфиопская православная церковь 39 000 000 40 000 Древневосточные церкви
Церковь Христа в Конго (федерация церквей) 25 500 000 Протестантизм
5 Адвентисты седьмого дня 25 000 000 72 144 Протестантизм (адвентисты)
6 Церковь Англии 25 000 000 16 196 Протестантизм (англикане)
7 Евангелическая Церковь Германии 23 700 000 15 471 Протестантизм
8 Китайский христианский совет 23 000 000 50 000 Протестантизм
9 Англиканская церковь Нигерии 20 000 000 Протестантизм (англикане)
10 Румынская православная церковь 18 800 000 13 527 Православие
11 Свидетели Иеговы 16 500 000 115 416 Парахристианство
12 Южная баптистская конвенция 16 200 000 45 764 Протестантизм (баптисты)
13 Церковь Иисуса Христа святых последних дней 14 500 000 28 000 Парахристианство
14 Объединённая методистская церковь (США) 12 500 000 34 892 Протестантизм (методисты)
15 Коптская православная церковь 12 000 000 Древневосточные церкви
16 Церковь «Китай за Христа» 12 000 000 Протестантизм (пятидесятники)
17 Церковь Уганды 11 000 000 13 000 Протестантизм (англикане)
18 Новоапостольская церковь 10 000 000 64 688 Протестантизм
19 Китайское евангельское братство 10 000 000 Протестантизм (пятидесятники)
20 Церковь Бога во Христе 10 000 000 15 000 Протестантизм (пятидесятники)
21 Украинская православная церковь Киевского патриархата 10 000 000 4 482 Православие (альтернативное)

География христианства

Христианство по частям света

В таблице приведена численность христиан по частям света (2011 год). Христиане России отнесены к Европе.

Часть света Численность христиан
Европа 558 824 000
Латинская Америка 542 670 000
Африка 474 836 000
Азия 354 254 000
Северная Америка 231 032 000
Океания 23 975 000

Христианство по странам

Христианство представлено во всех 238 странах и территориях мира. Самыми распространёнными (по числу стран присутствия) христианскими конфессиями являются:

Конфессия или направление Стран Год Источник Примечание
Пятидесятники / харизматы / неопятидесятники 238 2000
Внеконфессиональные христиане 237 2000
Католики 235 2000 в том числе католики латинского обряда — 229 стран
Харизматическое движение 235 2000 в том числе католики-харизматы — 234 страны
Протестанты (все) 233 2000
Пятидесятники 225 2000 в том числе Ассамблеи Бога — 213 стран
Неопятидесятники 225 2000
Маргинальные христиане (все) 215 2000
Свидетели Иеговы 212 1995
Адвентисты 199 1995 по собственным данным — 208 стран (2011)
Англикане 166 2000
Баптисты 163 1995 в том числе Всемирный союз баптистов — 121 страна
Новоапостольская церковь 149 1995 по собственным данным — 190 стран (2010)
Реформаты и пресвитериане 141 1995
Православные и верующие дохалкидонских церквей 135 2000 в том числе Русская православная церковь — 42 страны
Лютеране 122 1995
Методисты 117 1995
Плимутские братья 113 1995
Мормоны 102 1995 по собственным данным — 177 стран (2013)

В 158 странах мира христиане составляют большинство населения (более 50 процентов).

Почти половина всех христиан проживает в 10 странах (Pew Research Center, 2010 год):

Страна Число христиан Преобладающее направление
1 США 246 790 000 Протестантизм
2 Бразилия 175 770 000 Католицизм
3 Мексика 107 780 000 Католицизм
4 Россия 105 220 000 Православие
5 Филиппины 86 790 000 Католицизм
6 Нигерия 80 510 000 Протестантизм
7 КНР 67 070 000 Протестантизм
8 ДРК 63 150 000 Католицизм
9 Германия 58 240 000 Протестантизм, Католицизм
10 Эфиопия 52 580 000 Древневосточные церкви

В вышеприведённых данных Pew Research Center обращает на себя внимание весьма осторожная оценка численности китайских христиан (67 млн) и индийский христиан (31,85 млн; Индия в список не попала).

Ещё в 2001 году издание «Операция мир» британского стратега-миссиолога Патрика Джонстауна насчитала в Китае 91,5 млн христиан. В 2007 году, согласно Всемирной христианской базе данных, в Китае было уже 111 млн последователей Христа. Наконец, в 2010 году, по данным «Энциклопедии религий» Дж. Г. Мелтона, в Китае было 115 млн христиан. С учётом последних данных, Китай входит в тройку крупнейших христианских стран (по численности христиан уступая лишь США и Бразилии).

Численность христиан в Индии также является дискуссионной. Ряд изданий включают Индию в список 10 крупнейших по числу христиан стран (вместо Эфиопии). При этом, численность христиан в этой стране оценивается в 57 млн, 58 млн и даже в 71 млн верующих (данные на 2010 год).

Распространение христианства

Христианские церкви и внецерковные организации предпринимают значительные усилия по распространению христианства среди не христиан. При этом различают внутреннюю миссию (служение в стране своего проживания) и зарубежную миссию (служение вне страны своего проживания). По некоторым оценкам, до 12 млн христиан служат в различных национальных (внутренних) миссиях. Ещё 400 тыс. христиан служат зарубежными миссионерами; христианские миссионеры действуют во всех странах мира. Зарубежных миссионеров поддерживают 5 тыс. международных миссионерских агентств. Ежегодный бюджет подобных агентств составляет 45 млрд долларов (2015 год).

Примерно три четверти всех христианских зарубежных миссионеров были посланы 10 странами:

Страна Число посланных миссионеров
1 США 127 000
2 Бразилия 34 000
3 Франция 21 000
4 Испания 21 000
5 Италия 20 000
6 Республика Корея 20 000
7 Великобритания 15 000
8 Германия 14 000
9 Индия 10 000
10 Канада 8 500

Идейной основой для миссионерской деятельности христиан служит т. н. Великое поручение Христа, записанное в Евангелии. Там же, в Евангелии Христос утверждает: «проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец» (Мф. 24:14). Т.о. выполнение «Великого поручения» связано с определёнными эсхатологическими ожиданиями и является признаком конца света. В связи с этим ряд христианских исследовательских центров уделяют пристальное внимание статистике распространения христианства. Народы и отдельные люди, которым никогда не было проповедано учение Христа, именуются «не евангелизированными» (или «не достигнутыми Евангелием»).

Значительных успехов в выполнении «Великого поручения» христиане достигли лишь за последние два века. Если в 1800 году с христианским вероучением не были знакомы три четверти населения мира (75 %), то к 1900 году их доля сократилась до 54 %. К середине XX века впервые в истории христианства доля «не достигнутых Евангелием» опустилась ниже 50 %. Процесс евангелизации продолжается: к 1970 году 45 % жителей планеты не были знакомы с христианским вероучением, в 2000 году их доля сократилась до 30 %. В настоящее время (2015 год) в мире насчитывается 2,14 млрд человек, которым никогда не было проповедано Евангелие; они составляют 29,3 % мирового населения.

Динамика и прогнозы

Численность христиан продолжает расти. За десятилетие 1990—2000 гг. ежегодно число христиан увеличивалось на 25,2 млн человек. Причём 22,7 млн из этого числа приходилось на естественный прирост (разница между рождёнными в христианских семьях и умершими христианами), а 2,5 млн приходилось на обращённых в христианство (ежегодно переходило в христианство 19 млн человек и переставало быть христианами 16,5 млн человек). Численность христиан росла (1,36 % в год) медленнее, чем все мировое население (1,41 % в год). Из-за этого доля христиан незначительно снижалась.

За десятилетие 2000—2010 гг. ежегодно число христиан увеличивалось в среднем на 28,1 млн человек. В связи с замедлением темпов естественного прироста населения мира прирост христиан (1,32 % в 2013 году) вновь опережает среднемировой (1,18 % в 2013 году). В связи с этим доля христиан незначительно увеличится (33,8 % к 2025 году).

Согласно докладу профессора Тодда М. Джонсона, предоставленному в 2004 году, численность христиан продолжит расти и в будущем. В ближайшей перспективе (2005—2025 гг.) относительный прирост христиан (1,07 % в год) будет опережать и среднемировой (0,99 %) и общий прирост всех «нехристиан» (0,94 %). В абсолютных цифрах численность христиан будет расти быстрее всех, однако в относительных христиане (среди крупных религий) уступят мусульманам (1,66 % в год) и сикхам(1,16 %). К 2025 году, согласно Джонсону, доля христиан в общем населении мира составит 33,6 %; численность христиан увеличится на всех континентах, кроме Европы.

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Сколько православных в России?

Данные, полученные в ходе исследования, проводившегося в конце января текущего года Всероссийским центром изучения общественного мнения, довольно оптимистичны: три четверти населения России являются православными. Но почему-то всерьез ощущается, что храмов в Москве решительно не хватает, далеко не в каждый воскресный день. Да, душно, да, мало места, но с количеством людей в праздник Богоявления да еще, пожалуй, в Вербное воскресенье, это никак не сравнится.

Прокомментировать результаты исследования ВЦИОМ мы попросили главу социологического отдела Института общественного проектирования Михаила Аскольдовича Тарусина.

— Михаил Аскольдович, только что были опубликованы результаты исследований ВЦИОМ, согласно которым, 75 % населения России являются православными. Насколько можно доверять этим исследованиям?

— Это число мало что показывает. Современные социологи до сих пор не могут договориться, кого считать православными. Нет критерия, по которому можно определять религиозность. 70-75% — это всего лишь доля респондентов, на вопрос: «Относите ли Вы себя к какой-либо религии?» — ответивших: «Да, я себя считаю православным». Эти цифры мало говорит о религиозности человека. Основание в данной самоидентификации лежит в национальной традиции, в семейных традициях, в культуре. Если эти данные и могут считаться показателем чего-либо, то только современной русской национально й идентичности. Но не реальной религиозной принадлежности.

— А каков реальный процент православных людей в России?

— Опять же – по какому критерию? Если считать православными «церковными» людьми тех, кто хотя бы один – два раза в год участвует в Таинствах исповеди и Причащения, то православных 18-20 %. Дальше могут быть градации по самым разным параметрам.

Таким образом, около 60% респондентов ВЦИОМ православными людьми не являются. Они если и ходят в храм, то несколько раз в году, как в некую службу бытовых услуг – кулич освятить, крещенской воды взять… А часть из них даже и тогда не ходит, более того, многие могут и в Бога не верить, но при этом называют себя православными.

— По данным ВЦИОМ 66% выполняют религиозные обряды…

— 66% от какого количества? От всех опрошенных? Или от 75% назвавшихся православными? И какие обряды они выполняют? Причащаются? Святят куличи? Крестятся, когда гром грянул? И при этом не всегда знают, какой рукой это делается . Вопрос о религиозных обрядах и о связи обрядности с религиозностью – вопрос непростой и не терпящий непродуманных выводов. Еще раз повторяю: 75% православных из исследования ВЦИОМ – это признак национальной идентичности, то, что объединяет сегодня нацию. А сколько у нас церковных православных людей – это совсем другой вопрос.

— Как Вы считаете, с чем связана такая неточность исследований?

— Она связана с тем, что социология – до сих пор атеистическая наука. И исследованиями религий занимаются люди, не являющиеся в религиозных вопросах профессионалами. Социальная составляющая религии – особый мир и отдельная научная область, которая сегодня, к сожалению, не является необходимо развитой.

— Насколько известно, в Западной Европе такие исследования проводятся более компетентно. По каким причинам? Там верующие социологи?

— Социологи везде не религиозны, они, так сказать, сохраняют научный нейтралитет. Но в Европе лучше разработана методология. Кроме того, для России 1500 – 2000 респондентов – это еще и не всегда достаточная выборка, по которой нельзя делать обоснованные выводы по поводу разных процессов в различных социальных группах. Вместе с тем, православие сегодня стало настолько важной частью жизни нашего общества, что просто необходимо серьезно и продуманно заниматься ее всестороннем исследованием. Тогда будет меньше сенсаций и больше глубокого понимания.

«Индекс веры»: сколько на самом деле в России православных

Люди просто видят для себя в православии ценность, поэтому и причисляют себя к нему. Другое дело, когда речь идет об их воцерковленности, полагает заместитель председателя научного совета ВЦИОМ, глава комиссии Общественной палаты России по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений Иосиф Дискин.

Аналогичная ситуация с мусульманами, которых в стране, как утверждают в Совете муфтиев России, более 20 миллионов: не все из них, к примеру, соблюдают пост в месяц Рамадан. А ведь эти цифры зачастую становятся аргументом в имущественных требованиях.

«У нас, между прочим, светское государство, которое призвано защищать интересы как агностиков и атеистов, так и верующих. Поэтому когда обращаются с требованием предоставить землю (под молельню. — Прим. ред.), давайте смотреть, каковы размеры зарегистрированных общин. При этом часто верующим действительно не хватает места», — отмечает Дискин.

«Часть цивилизации»

В Русской православной церкви не видят большой проблемы в том, что православных, по статистике, 80%, в Бога из них верят всего две трети, а соблюдают посты и ходят в храмы лишь 4%.

«Любая компания, которая проводит социологические опросы, использует свою методику подсчета. Эта методика, за которой могут стоять целые научные школы, дает свои результаты, которые чаще всего не совпадают», — отмечает замглавы синодального отдела Московского патриархата по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе.

«Я не считаю, что эта цифра (80%) вызывает какие-то вопросы. И вот почему: во многих странах, не только в России, люди ассоциируют себя с той или иной религиозной конфессией, религиозной общиной не только строго в вероучительном ключе, но и в культурном. Наверное, в любом государстве, где в течение долгого времени — нескольких веков или тысячелетий — существует та или иная религиозная община, принадлежность к ней носит в том числе цивилизационный характер. Поэтому когда человек называет себя православным, он лишь свидетельствует о том, что православная цивилизация является ценностью, которая составляет часть его идентичности», — утверждает он.

Количество или качество?

Впрочем, в этой связи возникает вопрос: а нужно ли вообще, чтобы было много верующих? Возможно, конфессиям куда важнее иметь малочисленную, но верную паству, нежели общественную популярность.

«Неверно выстраивать противопоставление между количеством и качеством (верующих. — Прим. ред.) только по формальным оценкам. Человек может десятилетиями ходить в храм и прекрасно знать все церковные обряды, участвовать в таинствах. Но если при этом он не становится чище, добрее и святее, то это вовсе не говорит о том, что Божественная благодать на нем действенна. Например, так называемый «индекс воцерковленности», который в свое время был придуман социологом Валентиной Чесноковой, или собственно церковный критерий, — все они являются внешними маркерами. А содержательные маркеры известны только духовнику, который непосредственно работает с человеком, наблюдает его в динамике. Поэтому существенное повышение процента тех, кто регулярно соблюдает посты, участвует в службах и так далее, вовсе не является отражением качества веры как таковой», — объясняет настоятель Пятницкого подворья Троице-Сергиевой лавры, доцент Московской духовной академии протоиерей Павел Великанов.

Сколько в России воцерковленных христиан и почему

В издательстве ПСТГУ вышла книга проректора ПСТБИ при ПСТГУ, сотрудника научной лаборатории «Социологии религии» ПСТГУ, к.ф.н., протоиерея Николая Емельянова «Жатвы много, а делателей мало». Она представляет собой научное исследование, в котором автор выдвигает гипотезу, почему в России не растёт количество воцерковлённых людей, оставаясь примерно одним и тем же на протяжении уже более чем двух десятилетий. Мы поговорили с автором о причинах такого положения дел и о проблеме соотношения священников и мирян в современной России.

Священник Николай Емельянов

Оглавление книги

– Отец Николай, какова исходная проблема, которую вы исследуете в своей книге?

– Меня давно занимал вопрос, почему в нашей стране при где-то 80 % православных верующих, то есть тех, кто в различных социологических опросах называет себя православными, только около 3 % являются действительно воцерковлёнными людьми.

– А откуда эти данные, что лишь 3 % от населения страны являются действительно воцерковлёнными, но что при этом около 80% опрошенных называют себя православными?

– Это более или менее общие социологические данные. На протяжении всего времени после освобождения Церкви все опросы показывают, что мы имеем порядка 3–5 процентов воцерковлённых людей. Имеются в виду те, кто причащается раз в месяц или чаще. Это достаточно узкая группа людей.

– Но 3 процента от всего населения России – это не так уж и мало.

– Возможно. Кстати, когда в Иерусалиме создавалась первая община верующих, как рассказывается в «Деяниях апостолов», то если посчитать, сколько человек вступили в нее сразу же по Воскресении, это тоже будет около 3% от всего населения того города. В Иерусалиме, по подсчетам ученых, тогда жило где-то 100 тысяч человек, а в книге говорится сперва о 3 тысячах присоединившихся к общине апостолов (ср. Дееян. 2, 41), а потом еще о 5 тысячах уверовавших (ср. Деян. 4, 4).

Так или иначе, сегодня примерно похожие данные о количестве воцерковленных показывают и ФОМ, и ВЦИОМ, и «Левада-центр». Правда, последняя компания обычно даёт цифры по воцерковлённости и религиозности чуть ниже прочих, и мы для надёжности ориентируемся на неё. Но в целом все три главные независимые опросные компании в этом смысле дают примерно согласные данные.

Однако когда мы говорим о тех, кто причащается раз в месяц или чаще, то мы берём узкую группу даже среди тех, кого расширительно тоже можно назвать воцерковлёнными верующими. Если же понятие воцерковлённых расширить до тех, кто причащается несколько раз в год, но реже одного раза в месяц, то количество воцерковлённых вырастает примерно до 10–12%.

В то же время, согласно данным тех же социологических компаний, начиная с 1992 года устойчиво растет число тех, кто отвечает положительно на вопрос «считаете ли вы себя православным». А именно, ФОМ в последние годы даёт показатель где-то в 80%, «Левада-центр» – 65–70%. Надо признать, в целом всё это выглядит достаточно парадоксально: всё те же стабильные 3% причащающихся раз в месяц или чаще – на фоне устойчивого роста за то же время тех, кто называет себя православными.

Это явление не раз обсуждалось в научной среде, среди социологов религии и религиоведов. Причем обсуждалось, как правило, с достаточно критических позиций по отношению к Церкви. Это, впрочем, вполне понятно, в силу определённых традиций, до сих пор господствующих в научной среде.

– И какие именно давались объяснения?

– Самое из них известное и простое – то, что такое самоназвание себя православными по большому счёту не имеет отношения ни к какой религиозности. Называют себя православными те, кто таким образом пытается обозначить свою этническую и гражданскую принадлежность, как русского человека и гражданина России.

Были и другие гипотезы, связанные с распространённым предположением о том, что дает о себе знать общемировой тренд секуляризации, и Россия тоже движется в этом тренде. Ведь секуляризация порождает специфический тип религиозности, которая является внецерковной, размытой, и поэтому уже не может быть названа классической, институциональной в полном смысле этих слов.

Самоназвание себя православными не имеет отношения ни к какой религиозности

Такие трактовки стали получать распространение и среди чиновников и государственных служащих. На вопросы и запросы, связанные, например, с влиянием Православия, его социальной значимостью, в ответ теперь можно услышать: «А почему мы вообще должны это поддерживать? Это же только 3% населения нашей страны. Разве это социально значимо?»

С другой стороны, когда мы сами проводили исследования приходов или церковных общин, то увидели следующее интересное явление. Если взять самые простые социальные показатели по России, например, количество детей, или разводимость, или такие социальные болезни, как курение и алкоголизм, то аффилиация с Православием на эти показатели практически никак не влияет. Среди тех, кто считает себя православным, тот же самый средний показатель разводов или, скажем, алкоголиков. Но как только мы берём эти показатели в той самой группе в 3%, то есть среди тех, кто причащается раз в месяц, то показатели становятся иными и качественно отличаются в разы в лучшую сторону.

Приходская община должна быть 200, максимум 500 человек

– Что вы имеете в виду?

– Например, в Москве три и более детей в 2004-м году имели лишь 3,5% от всего числа женщин старше 18 лет. А в общинах – 19%. Или такое же очевидное расхождение видно и по курящим. Поскольку курение в Церкви является осуждаемым пороком, то в ядре общин мы насчитали лишь 4% курящих. В то время как по России эта величина составляет 38%. Вы видите, что это качественная разница. И такие показатели и их расхождения в пользу воцерковленных имеют место едва ли не по всем проблемам, которые мы связываем с определёнными социальными болезнями.

Также мы спрашивали об отношении к Родине и о патриотизме. Причём предлагали разные понимания патриотизма, в том числе контрпродуктивные. Опять-таки, в ядре общины понимание патриотизма чаще всего оказывается наиболее адекватным. Патриотизм понимается как любовь к Родине и готовность работать и действовать на благо процветания страны, но при этом люди не считают, что твоя страна всегда и во всех отношениях лучше других, и тому подобное.

В результате всего этого как вывод вроде получается, что за тезисом, что церковная жизнь в значительной мере сжимается и умещается в эти 3%, стоит какая-то правда. Но в какой-то момент у меня родилась гипотеза, возникшая просто из моего священнического опыта Исповеди, о котором я пишу в своей работе. Если мы с вами говорим о городских храмах. Священник постоянно чувствует, что он в состоянии непрерывной спешки. У него постоянное ощущение, что с ним кто-то хочет поговорить, а он не успевает: либо ему приходится в это же время говорить с кем-то ещё, либо он должен уже куда-то бежать.

Священник постоянно чувствует, что он в состоянии непрерывной спешки

– Насколько это, на ваш взгляд, значимая проблема?

– Могу сказать, что для приходского священника это очень болезненное переживание. Моё личное убеждение, что половина тех проблем, которые связаны с конфликтными ситуациями в храме, о которых я часто читаю в Facebook или в печати, связаны с этим обстоятельством. Скажем, человек рассказывает, как он пришёл в храм, и священник к нему грубо отнёсся. Я, анализируя эти ситуации, прекрасно понимаю, что едва ли не в половине случаев, если не больше, это произошло потому, что священник, скорее всего, куда-то поторопился. Он поэтому просто не успел понять этого человека, не успел с ним поговорить, не успел его почувствовать. Невнимание из-за постоянной спешки становится частью наработанной привычки. Уже есть привычка торопиться, и она чуть ли не автоматически порождает невнимание и отношение свысока, конечно, совершенно недопустимое для священника. Потому что даже несмотря на то, что это защитная реакция, это не может не отталкивать людей, не может не производить на них тяжёлое впечатление.

Типичной является ситуация, когда во время какого-то праздничного богослужения перед священником на Исповедь стоит очередь чуть ли не в 100 человек, и он должен за час со всеми поговорить! А среди этих людей могут оказаться как те, которым просто надо подойти под разрешительную молитву, так и те, кто зашли в храм первый раз за месяц, а то и за год. Однако никакого глубокого контакта со священником не может быть в такой ситуации в принципе. И любой священник, который живёт приходской жизнью и для которого Исповедь составляет важную часть его служения, тяжело переживает эту проблему.

Я сам служу не так много для священника, немногим больше 20 лет, но даже за это время очень чётко чувствуешь разницу между тем, что было тогда, и тем, что есть сейчас. Разница эта очень проста: то внимание, которое ты мог раньше уделять людям, ты сейчас уделять уже не можешь. Катастрофически не хватает времени. Тех людей, которые тебя хорошо знают и регулярно к тебе приходят, становится так много, что они просто не вмещаются в то время, которое может быть выделено для Исповеди.

Это очень простое наблюдение и связанные с ним болезненные переживания подвели меня к тому, что дальше я задался простым вопросом: сколько же людей я могу принять? Какая община вообще может быть у священника? Не означают ли эти стабильные 3% на протяжении всего постсоветского времени, что существующее количество духовенства больше прихожан при всем желании просто не может принять? Это и была моя изначальная гипотеза, которая затем полностью подтвердилась эмпирически.

В ходе своих исследований я попытался сделать приблизительные подсчёты, какой размер общины может быть у одного священника. И хотя нам не удалось довести дело до полномасштабного исследования, мы получили простой вывод на основании бесед со священниками и анализа литературы, что максимальный размер общины, окормляемой одним священником, совсем небольшой: всего около 200, максимально 500 человек.

Максимальный размер общины, окормляемой одним священником, – около 200, максимально 500 человек

– А как же Иоанн Кронштадтский, к которому приходили тысячи людей?

– Тут нужно очень хорошо понимать, что многие приходили к нему раз, может быть, несколько раз в жизни. Зато тех, кто с ним общался постоянно, было весьма ограниченное количество людей. Поэтому классический пример священника-харизмата, духоносного старца, нетипичен и нехарактерен для священника, у которого есть своя община, живущая регулярной церковной жизнью, свои постоянные прихожане, которых он всех знает, которые с ним регулярно общаются и регулярно у него исповедуются по многу лет.

Также нам удалось установить следующие интересные данные. В одном из всероссийских опросов мы задали вопрос «Знаете ли вы священника, к которому сможете обратиться в кризисной ситуации?» Собрав данные по этому вопросу, мы получили данные, что вокруг каждого священника есть порядка 1500 человек, которые его знают и могут обратиться к нему за помощью. То есть вокруг священника есть близкая ему община в количестве примерно 200–500 человек, а может быть и такой вот круг или сеть связей, в среднем примерно до полутора тысяч. И это на самом деле некий предел. Любой человек – он ограничен и больше ему отпущенного не вмещает. К тому же мы знаем, что священники бывают разные. Есть те, которые занимаются преимущественно духовничеством. Есть сельские священники, которые служат в деревнях и сёлах, где у них на всенощной стоит по 3–5 человек, и они не знают, что делать, и т.д.

Но на этом наше исследование не было закончено. Дальше мы попытались проанализировать процесс Исповеди. В одно из воскресений, когда не было какого-то большого церковного праздника, мы сразу в 50-ти московских храмах просто посчитали, сколько длилась Исповедь и сколько человек успели поисповедаться. При этом мы получили достаточно небольшой разброс среднего времени Исповеди. Несмотря на то, что люди могут исповедоваться по-разному и разное время, в основном оно составило диапазон примерно от 3–5 и до 15–20 минут. Хотя были храмы, где несколько человек исповедовались у батюшки гораздо дольше, а были, напротив, такие, где люди исповедовались ещё быстрее. Причем этот показатель не зависел от того, много или мало народу было на службе, суббота это была или воскресенье, старый священник исповедовал или молодой.

Священник как единственная точка входа в Церковь

– Сколько в среднем может и должна длиться Исповедь?

– Это отдельная тема, надо сказать, достаточно нетривиальная. Исповедь ведь является очень сложным феноменом. Одно дело, когда на Исповедь приходит кто-то из хорошо знакомых священнослужителю прихожан. В этом случае Исповедь имеет свой специфический характер. Человек прекрасно знает, что он делает и зачем он пришёл, участие священника порой здесь может быть просто минимальным, потому что уже есть полное взаимопонимание. И на такую Исповедь, как правило, не нужно много времени, здесь речь идёт уже о чём-то другом. Исповедь – это ведь не разговор, а таинство, основной составляющей которого является молитва.

– Молитва?

– На Исповеди священник не столько разговаривает с человеком, сколько молится за него всё время, пока тот ему что-то рассказывает.

– Так священник во время Исповеди всё равно обязательно беседует, вразумляет, задаёт вопросы.

– Конечно. Но главное – не беседы и не вразумление, а то, что священник молится Богу за того, кто сейчас исповедуется.

А вот если на Исповедь приходит человек, который в первый раз видит священника, то даже если у него нет каких-то особых проблем, приходится с ним долго разговаривать и что-то объяснять. Его просто нужно ввести в реальность церковной и духовной жизни. И это никак не может быть коротким разговором на 10–15 минут.

Так же, если у человека какая-то реальная проблема, если он пришёл с горем или переживанием жгучей обиды, то сам факт того, что ты не торопишься, может сыграть определяющую роль. Но как только человек почувствует, что ты спешишь, разговор станет бессмысленным. Ты можешь говорить всё что угодно, но он почувствует только одно: что ты торопишься и что ты в нём не очень заинтересован. Кстати, один очень хороший епископ мне однажды сказал: «Я своим священникам говорю, что когда разговариваешь с человеком, спрячь свои часы и не смотри на них». Мне это очень понравилось.

На сегодняшний день массовой церковной культуры в нашей стране так и не сложилось

Кроме того, мы должны понимать, что на сегодняшний день широкой и массовой церковной культуры в нашей стране по большому счету так и не сложилось. По-прежнему очень трудно найти для ребёнка адекватную православную школу, а православных университетов у нас два с половиной на всю страну. По сути, мы не имеем распространенных социальных форм, через которые человек может войти в Церковь. Например, у нас практически нет христианских обществ и движений. А в той же Западной Европе, при всей сложности того положения, в котором там сейчас находится христианство, их там по сравнению с нами колоссальное количество, что вызывает непреходящее изумление. Ничего подобного у нас нет, а если и есть, то имеет крошечные масштабы.

В этих условиях единственной, по сути, точкой входа в Церковь для человека остаётся священник. Священники – словно то угольное ушко или узкое горло, через которое должна просочиться вся наша современная церковная жизнь. Но оказывается, что вся она сквозь него пройти или просочиться не может, могут пройти лишь только 3% тех, кто находится в ближнем кругу священника и тем самым имеет счастливую возможность причащаться не реже раза в месяц.

Один из самых сложных случаев – это большие храмы, соборы, через которые идёт непрерывный поток людей. Священник должен принять весь этот вал, что забирает все его силы. Строить в таких условиях общину оказывается очень трудно. Её пытаются и в таких условиях создавать, я такие примеры знаю, но она, как правило, оказывается под катком того большого количества совершенно нецерковных людей, которые приходят в этот храм с улицы, и их надо встретить. Обычно в таких условиях вся община занята совершенно особенным служением, с одной целью – просто встретить и принять этих людей.

Всё это в значительной мере является разрушительным для приходской жизни. Если священник приходит в храм с утра, а вокруг 100-тысячный спальный район и за ящиком – соответствующий список заказанных треб, то даже если просто возьмёшься, например, освящать все квартиры, то ты до смертного конца своего их не освятишь. Эта ситуация создаёт впечатление некоей безысходности.

Мы находимся в самом начале пути

– Каковы те выводы, к которым вы приходите в вашем исследовании? Как можно поправить ситуацию?

– Те выводы, к которым я прихожу, являются, на первый взгляд, совсем неутешительными. Например, возьмём соотношение количества священников и количества прихожан в Русской Православной Церкви. Оно оказывается, конечно, катастрофически большим: примерно 6050 человек, называющих себя православными, на одного священника в России. При том, что в Европе (в католических странах – Польше и Франции – или православных – Греции, Румынии и т.д.) это соотношение в разы меньше: от 1050 человек на одного священника в Греции до 2688 – во Франции. Однозначно, это совершенно другая картина. Соответственно, чтобы наша печальная ситуация поменялась, чтобы стала возможна какая-то совершенно другая пастырская практика, нужно увеличение существующего корпуса духовенства в 3–5 раз.

Чтобы стала возможна другая пастырская практика, нужно увеличение корпуса духовенства в 3–5 раз

– Разве это реально?

– Это, конечно, нереально, в том-то и дело. Сейчас православное духовенство на территории РФ составляет примерно 20,5 тысяч человек. Я как раз об этом и пишу, что даже самый эффективный набор в семинарии не даст требуемого количества. И потом, мы же с вами прекрасно понимаем, что количество здесь не решающий фактор. При увеличении корпуса духовенства в первую очередь становится важным качество. Формальные механизмы ничего хорошего не дадут. К тому же каждый священник – это не просто священник, это ещё и его семья, которая тоже должна быть церковной, иначе грош цена такому священнику, и т.д.

Ну и потом, любой менеджер тут же спросит, а как содержать всех этих людей? И это тоже будет резонный и вполне уместный вопрос. На него невозможно дать какой-то немедленный ответ. Но, строго говоря, это и не было целью моей книги. Цель была – обозначить эту проблему, показать её обоснованно и содержательно. То, что существующие ограничения современной церковной жизни не связаны именно с секуляризацией. Я, наоборот, привожу примеры, что как только появляется священник, то следом появляется храм, а потом и приход. То есть всё действует ровно в обратную сторону. Не спрос рождает предложение. Ситуация подобна той, которая в политэкономии описывается законом Сэя: любое предложение порождает немедленный спрос, и таких реальных примеров мы можем привести множество. Важно отметить, что этот процесс происходит совершенно естественно. Это не пропаганда, не клерикализация общества, а, скорее, наоборот – происходит объединение людей в местные общины, преодоление атомизации общества, порожденной революцией 1917 года и Второй мировой войной.

В последние годы мы видим очень быстрый рост Церкви: быстрый рост количества духовенства, числа епархий. Церковь очевидно растёт, развивается, и иногда возникает ощущение, что мы уже не можем больше, мы и так рукоположили уже очень много священников, даже восполнять это количество будет очень трудно. Находить кандидатов для рукоположения всё труднее, потому что их требуется всё больше и больше. И, как всегда и бывает при активном росте, возникает ощущение, что вроде где-то надо и остановиться, что мы не сможем содержать эти храмы, не сможем построить новые, что всё это очень дорого и т.д.

Нужно очень хорошо понимать, что мы находимся в самом начале пути

А на самом деле нужно очень хорошо понимать, что мы находимся в самом начале пути. Это понимание, как мне кажется, очень важно. Если его потерять, то будет очень сильно искажена как очень важная перспектива видения Церкви, так и религиозная картина в нашей стране. Всё будет выглядеть так, что есть лишь какая-то маргинальная Церковь числом всего 3% от всего населения и какое-то совершенно непонятное остальное пространство, которое является то ли секулярным, то ли обладающим странной специфической религиозностью, то ли находящимся в поисках какой-то специфической гражданской идентичности.

– Но необходимо ли рост числа священников повлечёт за собой и рост количества прихожан?

– Нет, конечно. Это резонный и важный вопрос. В книге я оговариваю, что никакой рост духовенства не влечёт за собой автоматически немедленного роста количества воцерковлённых людей. Можно сказать, что это условие необходимое, но недостаточное. Более того, это показывает и наша история последних 20 лет: корпус духовенства вырос в 5 раз за это время, а 3% воцерковлённых так и остались неизменными.

Однако тут есть одно очень важное соображение. Да, за это время не выросло количество людей, причащающихся раз в месяц или чаще. Но есть вполне достаточные данные для утверждения, что в это же время значительно выросла та группа прихожан, которая причащается несколько раз в год. Здесь есть очевидный рост, и он немаленький.

Нетрудно догадаться, что эта группа требует гораздо большего внимания и времени. Это большой масштабный процесс воцерковления, который требует общения с людьми, катехизации, подробных разговоров и т.д. Но чтобы этот процесс пошёл дальше – для этого у Церкви сегодня, по-видимому, просто не хватает возможностей, в том числе из-за крайней ограниченности времени у священников.

Тем не менее можно говорить, что это условие хоть и недостаточное, но необходимое. Без роста численности духовенства изменения сложившихся пастырских практик, когда до священника порой просто не добраться, ожидать не приходится. Такая задача перед Церковью стоит. Как она может быть решена – это отдельная тема. Я, опять же, в практических выводах пишу об этом. Видимо, узловой точкой для следующего этапа развития Церкви будет не постройка храмов, хотя она остаётся первостепенной задачей. Каждый новый храм в спальном районе добавляет 2000 регулярных прихожан в течение следующего года после его открытия. Это уже объективный и поверенный факт. На следующем этапе главным будет построение церковных общин. Кстати, надо сказать, что об этом постоянно говорит Патриарх Кирилл, причем начал он это делать очень давно, даже ещё до своего Патриаршества. На этом мало фиксируется внимания. Но когда я этой темой стал заниматься, я специально посмотрел и обнаружил, что она постоянно звучит в выступлениях Патриарха, и особенно часто – в последнее время.

Без живых церковных общин не будет расширения церковной жизни – приходящим людям просто некуда будет войти

Без действующих и живых церковных общин, во-первых, не будет расширения церковной жизни – в том смысле, что приходящим людям просто некуда будет войти. Во-вторых, только община может продуцировать достаточное количество духовенства. Никакой рекрутинг, основанный на других принципах, не будет ни естественным, ни логичным и не даст того масштаба кандидатов на священство, который необходим. Я думаю, построение новых общин гораздо легче может быть осуществлено, если священник сам вышел из общины и если он с ней сохраняет постоянную связь. В этом смысле мне кажется, что одним из возможных решений проблемы было бы формирование священнических «кустов», когда есть духовник, который воспитывает будущих священников, направляет их на получение духовного образования. Потом они возвращаются, служат у него на приходе, в его общине или на приписных приходах. Это тоже могло бы быть весьма эффективной практикой, когда церковная жизнь и священническое служение, словно по эстафете, передаётся от поколения к поколению.

Все эти соображения являются очень важными с точки зрения подготовки будущих священников. Свято-Тихоновский богословский институт при ПСТГУ, проректором которого я являюсь, готовит кандидатов к рукоположению в священство уже более 25 лет. Проведенное исследование позволяет по-новому взглянуть на сам процесс пастырской подготовки, четче осознать наличную церковную ситуацию, поставить вопрос о том, какие священники нужны сегодня, как и к чему их нужно готовить.

Я уверен, что Церковь даст свой ответ на проблему нехватки священников, ведь Бог даже из камней может «воздвигнуть детей Аврааму» (Лк. 3, 18), но одновременно мне кажется, что без нашего понимания самой проблемы и нашего участия в этом деле Божьем Господь не захочет явить Свою милость. Поэтому я и написал свою книгу.