Как церковь относится?

Психология: между практической пользой и духовным вредом

Психология становится популярнее с каждым днем. Теперь это не просто одна из наук, это одна из самых актуальных практических-прикладных дисциплин, входящих в нашу жизнь: издаются журналы по психологии, книги на околопсихологические темы распродаются все большими тиражами, многие привыкают регулярно наведываться к психологу. Все чаще задают вопросы о психологии и нам на сайт. Мы хотим познакомить читателей с ответами на некоторые из них.

В последнее время я увлекся книгами по психологии, хотелось бы знать отношение Православной Церкви к этой науке.

Здравствуйте, Игорь!

В Основах социальной концепции Русской Православной Церкви», принятых Юбилейным Архиерейским Собором 2000 года, читаем: » ХI.5. Церковь рассматривает психические заболевания как одно из проявлений общей греховной поврежденности человеческой природы. Выделяя в личностной структуре духовный, душевный и телесный уровни ее организации, святые отцы различали болезни, развившиеся «от естества», и недуги, вызванные бесовским воздействием либо ставшие следствиями поработивших человека страстей.

В соответствии с этим различением представляется одинаково неоправданным как сведение всех психических заболеваний к проявлениям одержимости, что влечет за собой необоснованное совершение чина изгнания злых духов, так и попытка лечения любых духовных расстройств исключительно клиническими методами. В области психотерапии оказывается наиболее плодотворным сочетание пастырской и врачебной помощи душевнобольным при надлежащем разграничении сфер компетенции врача и священника».

То есть Церковь за плодотворное сотрудничество с психологией и психотерапией при условии адекватного разграничения методов воздействия и сфер компетенции в соответствии с ситуацией каждого человека. С уважением, священник Михаил Самохин.

Здравствуйте, батюшка! В практической психологии есть метод направленной визуализации. Когда клиент представляет различные образы, которые предлагает психолог. Это должно способствовать улучшению самочувствия клиента. Чаще всего это природные образы: почувствовать прохладную воду ручейка, запах цветов, представить себя летящей бабочкой и т.д. Но бывает и такое, что предлагается представить, например, водопад света, как он согревает, успокаивает, а затем нужно поблагодарить этот водопад за помощь. На мой взгляд, это входит в противоречие с православным учением. Не могли бы вы пояснить, в какой мере оправдано применение этого метода. Заранее вам благодарна.

Екатерина, детский психолог.

Христос Воскресе!

Ваши сомнения в правомерности применения направленной визуализации в варианте диалога вполне оправданны. Слишком велика опасность, что духовный ответ на поиск в таком состоянии будет дан извне. И именно со стороны инфернальных сил зла. Хотя сам по себе метод очень мощный и позволяет иметь дело напрямую с подсознанием, применять его, особенно у детей, лучше без диалога.

С уважением, священник Михаил Самохин.

Многие мои знакомые увлечены психологической теорией под названием «Трансерфинг реальности» это мощная техника, дающая власть творить невозможные, с обыденной точки зрения, вещи, а именно управлять судьбой по своему усмотрению. (Цитата из книги) Но помимо этого еще и считают эту теорию близкой Православной вере. Споры у нас жаркие. Хотелось бы узнать Ваше мнение о подобных учениях, утверждающих, что человек может все. А также посоветуйте мне, пожалуйста, литературу по данному вопросу. Заранее благодарна. Мария

Здравствуйте, Мария! Магические методы и представления книг Вадима Зеланда, на мой взгляд, ничего общего с Православием не имеют. Скорее учение об энергиях, маятниках и тому подобном ближе к оккультной мистике. Описываемые видения также не имеют отношения к Православию. Что касается проповеди человеческого всемогущества, то у апостола Павла читаем: «Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе». (Флп.4,13)В теории же трансерфинга места Христу нет. А идеи человеческого всемогущества без Христа не просто находятся вне Православия, но носят явный антихристианский характер. С уважением, священник Михаил Самохин.

Скажите, пожалуйста, не вредна ли книга Лууле Виилма «Прощаю себе»? Если да, то скажите почему! Спасибо большое! Храни Вас Господи! Юлия

Здравствуйте, Юлия! Метод Лууле Виилма только на первый взгляд напоминает православное покаяние. Сама она считает себя парапсихологом и ясновидящей. Утверждается некая энергетическая природа болезней. В ее концепции прощения нет места Богу. Человек прощает все себе сам. Это скрытое воспитание гордости и превозношения над окружающими. Опасность данной книги в том, что она говорит не ложь, но полуправду. Безусловная необходимость примирения с ближними возведена в ранг вершины духовности, тогда как православие говорит о необходимости покаяния перед Богом. Конечно, и данная книга может стать первой ступенью на пути к истинному покаянию. Но, весьма вероятно, может завести в тупик энергетически-парапсихологических оккультных изысканий.

С уважением, священник Михаил Самохин.

Здравствуйте! Я работаю преподавателем в ВУЗе, интересуюсь психологией межличностных отношений. Для личностного роста посещаю иногда тренинги. У меня к Вам такой вопрос. Мне предложили пройти тренинг «Танец жизни», т.е. по названию понятно, что там будет применена методика с помощью танца раскрыть внутренний потенциал и вывести на сознательный уровень то, что в душе. Я хочу спросить: как православие относится к такого рода действиям? Можно ли идти на такой тренинг или это не от Бога? Очень жду ответа, заранее благодарю. Татьяна

Здравствуйте, Татьяна! Названный Вами тренинг часть направления телесно-ориентированной психотерапии. Это весьма интересный психологический метод, но он никак не связан с Православием. Святоотеческое душепопечение предполагает путь покаяния и молитвы. Мне он кажется гораздо прямее и эффективнее способов современной психологии. В то же время участие в таком тренинге не является грехом и может принести некоторую пользу, если в ходе тренинга не будут допускаться ситуации, провоцирующие нецеломудренные помыслы.

С уважением, священник Михаил Самохин.

Здравствуйте батюшка, у меня к Вам вопрос: Знаете ли вы такую книгу»Учимся говорить публично»написал Владимир Шахиджанян? Мой брат полностью ушел с головой в это, так называемое, произведение. Я как сестра переживаю за него, тем более, что у него скоро родится ребенок.

Лично мне показалась эта книга сильно подозрительной. Так как в ней преподаватель учит молодежь, которая читает его книги, бредовому мышлению, и составлению несуразных предложений, задаванию вопросов людям, которые не знают ответа на эти вопросы, например: где купить крокодила или как пройти до театра, хотя сам знает как пройти до него. Светлана

Здравствуйте, Светлана! Книга известного психолога В.В. Шахиджаняна построена на психологических принципах. Один из которых состоит в том, чтобы поставить человека в необычную ситуацию и тем самым отвлечь от страха общения. Это вполне действенный прием. Так что ничего душевредного эта книга не несет. Духовная проблема, которая может возникнуть – рост гордыни и самолюбия у людей, которые начали заниматься, будучи движимы идеями собственного величия. Также не стоит читать книг Н. Козлова, о котором упоминает Шахиджанян. Сейчас из добросовестного психолога он превратился в основателя сектантской организации «Синтон». Читайте о нем, например, здесь: http://iriney.ru/sects/psiho/index.htm

С уважением, священник Михаил Самохин.

Как относится Русская Православная Церковь к работам основателя современной гуманистической психологии Абрахама Маслоу? Антоний

Здравствуйте, Антоний!

Отношение к тому или иному феномену Русской Православной Церкви может быть выражено только в постановлениях Поместного, Архиерейского Соборов или указах Священного Синода, Святейшего Патриарха. Учение А. Маслоу не относится к таким проблемам православного душепопечения, по которым имеются подобные общецерковные определения. А потому мнения различных представителей Церкви могут не вполне совпадать.

Сам факт того, что в своей целостно-динамической концепции личности А. Маслоу ушел от фрейдизма и выдвинул идею о самоактуализации, как побудительном мотиве развития человека заслуживает уважения. Тезис о том, что превращение личности в полноценную, есть развитие высших форм мотивации, заложенных в человека, вполне согласуется с православной антропологией. Но уже В. Франкл отмечал, что Маслоу не предполагает для человека выхода за пределы самого себя в поисках смысла жизни. Тогда как в Православии без такого выхода духовное развитие в принципе невозможно.

Ограниченность теории Маслоу в том, что самовыражение личностью ее аутентичных мотиваций не может быть истинным смыслом жизни. Мало выразить мотивацию. Ее надо прожить, то есть реализовать. Без ущерба для своего духовного состояния и для окружающих человек может реализовывать высшие мотивации только в заповеданном ему Богообщении. И только религия, и Православие в частности, может помочь человеку в этом и уберечь от многочисленных ловушек, подстерегающих на пути.

С уважением, священник Михаил Самохин.

Добрый день, батюшка. Ответьте, пожалуйста, как относиться к настроям Сытина? Пишут, что даже космонавты ими пользовались, был результат. Некоторые мои знакомые (правда, люди нецерковные), тоже ощущали облегчение состояния. А я что-то опасаюсь. С уважением, Лия.

Здравствуйте, Лия!

Настрои, как метод позитивной психологии применяет не только Г.Н.Сытин, но и Н. Правдина, Луиза Хей и многие другие. Настрои – суррогат молитвы, своеобразное уговаривание самого себя. Оно действует как психологическое обезболивающее. Опасность подобной терапии в том, что реальная проблема, часто восходящая к греху, не решается, а загоняется вовнутрь.

Но беда в том, что она все равно проявится через другой грех, соматическое заболевание или иным образом. Еще один вред от подобного суррогата для православного человека в том, что он пытается заменить собой молитву, то есть отвращает от истинного Врача душ и телес наших Господа Иисуса Христа. С уважением, священник Михаил Самохин.

Здравствуйте! Батюшка, недавно в мои руки попали книги Валерия Синельникова. Я воцерковленный уже более года назад человек и ко всей нецерковной литературе отношусь настороженно. В действительности это достаточно сложно, потому что еще нет того духовного опыта, который бы позволял относиться к этому более спокойно, поэтому прошу Вашей помощи. Дело в том, что кое-что, там действительно представляет интерес и может быть взято на вооружение. Но некоторые вещи вызывают у меня сомнения, так как не согласуются с тем, что я читала в церковной литературе. Скажите, насколько внимательно нужно относиться к книгам именно этого автора? Могут ли они быть полезными?Александра

Здравствуйте, Александра!

Опасность писаний Валерия Синельникова и других представителей школы «позитивной психологии» (Л.Хей, Н. Правдиной и др.) в том, что они как обезболивающие лекарства заглушают с помощью внушения духовные проблемы, не исцеляя их причин, кроющихся в грехах. Вместо спасения души человек возвеличивает свою гордость. Проблемы не решаются, а загоняются в глубь души, что затем оборачивается новыми совершенно неожиданными проблемами. Так что вряд ли они могут быть духовно полезными православному христианину.

С уважением, священник Михаил Самохин.

Батюшка, здравствуйте! Сегодня издается очень много литературы по психологии (например, книги Андрея Курпатова и многие другие)об отношениях мужчины и женщины. Скажите, пожалуйста, может ли она быть полезной как для женатого человека, так и для человека еще не вступившего в брак? Заранее благодарю! Александра

Здравствуйте, Александра! К сожалению, в большинстве подобных книг, в том числе и д-ра Курпатова основой взаимоотношений мужчины и женщины в браке представляется физиология интимных отношений. С православной точки зрения семья создается для взаимной помощи в деле спасения души, в житейских трудностях. О том, что семья это, прежде всего союз любви, дружбы и взаимного уважения, и только потом союз интимный современная психология совершенно забывает.

При всей важности данной сферы семейной жизни излишнее фокусирование внимания только на ней может ввести в заблуждение человека при размышлении о побудительных мотивах действий супруга или супруги. Их далеко не всегда следует искать в постели.

С уважением, священник Михаил Самохин.

Здравствуйте! Пишет Вам Марина, очень благодарна за Ваш ответ и снова обращаюсь с вопросом. Я педагог-психолог, работаю с детьми из неблагополучных семей и детьми сиротами. По моим наблюдениям практически у всех детей (и этому, конечно, есть свои причины) очень пессимистический взгляд на жизнь, они не видят ни в настоящем хорошего ни перспективы в будущем. Мне бы хотелось помочь им научиться радоваться жизни и строить положительные модели будущего. Скажите пожалуйства, как Православие относится к техникам позитивного мышления, тем, конечно, которые не имеют в себе мистического подтекста. Заранее Вам благодарна!

Здравствуйте, Марина! Общецерковного суждения, выраженного в документах священноначалия, по т.н. «позитивной психологии» нет, в силу того, что она подпадает под понятие современного оккультизма.

Как специалист Вы наверняка видите, что школа позитивной психологии, создавая свои аффирмации, пародирует молитвы, перенося их из сферы личного общения человека с Богом, на некие мистически и оккультно понимаемые силы природы. Кроме того, вместо решения внутренних проблем, имеющих корни в грехе человека или его родителей, она предлагает простое утешение, некое духовное обезболивание. Но духовные противоречия в такой личности, противопоставление себя Богу и миру данной техникой только «загоняются» вовнутрь.

Гораздо плодотворнее для детей осознание присутствия Бога и его промысла в мире, обретение глубокой любви к Нему и смирения перед Его пусть непонятной нам, но всегда благой волей. Это сложнее психологических техник, но адаптирует человека к миру, не надевая на него розовые очки. К сожалению, вере нельзя научить, ее можно только показать. Дай Бог, чтобы Ваша искренняя личная вера помогла поверить детям-сиротам. Молитесь об этом, и Господь поможет Вам. С уважением, священник Михаил Самохин.

Насколько я понимаю, аффирмации — это грех?

Спрашивает Михаил
Отвечает Виктор Белоусов, 01.10.2015

Мир Вам, Михаил!

Чтобы сделать вывод об аффирмациях, нужно сначала прояснить что это такое. Нам необходимо определение термина, поскольку его можно трактовать очень разными способами. Это слово могут использовать психотерапевты в одном смысле, эзотерики — в другом, а при бытовом разговоре — в третьем.

«Аффирмация (от лат. affirmatio — подтверждение) — краткая фраза, содержащая вербальную формулу, которая при многократном повторении закрепляет требуемый образ или установку в подсознании человека, способствуя улучшению его психоэмоционального фона и стимулируя на положительные перемены в жизни» (Википедия)

В обычных разговорах аффирмации зачастую заменяют слово самовнушение (в позитивном или негативном смысле). Для некоторых эхотериков это элемент системы притяжения желаний с помощью мысли, т.е. если думать о хорошем, в том числе с помощью аффирмаций — то это хорошее прийдет.

Влияют ли наши слова на наше состояние и ощущения? Да, это правда. В этом нет волшебства, это психофизиологический процесс. Если по-простому объяснить этот механизм, то будет приблизительно такая схема. Слово, если оно понятно нам, подразумевает какой-то предмет или понятие из нашего прошлого (мы же как-то узнали значение этого слова). И мы реагируем (эмоциями, напряжением мышц и т.д.), на свои воспоминания или даже фантазии. Как опыты с «собачками Павлова» — условный рефлекс. Мы вспоминаем что-то хорошее — это вызывает положительные эмоции. Вспоминаем прошлый стресс — можем почувствовать легкое напряжение в теле, как будто чуть-чуть этот стресс возникает в настоящем.

Один из самых простых примеров: подумайте о ярко желтом лимоне с чуть шероховатой шкуркой, представьте как Вы от него нарезаете один или два кусочка и подносите к своему лицу, чувствуете его запах, и капля сока медленно скатывается по скибочке очень близко от Ваших губ. Это всего-навсего слова, но если мы чуть-чуть на них сосредоточимся — то во рту начнет появляться слюна, хотя лимона перед нами нет. Весь смысл — мы помним лимон, мы помним реакцию нашего организма на него, и слова о лимоне могут запускать эту реакцию. Безусловно, это не будет так ярко, как при настоящем лимоне рядом со своим лицом — но у такая реакция часто срабатывает.

Нюансов несколько: 1) на слово будет реагировать наш организм (а не Вселенная), 2) реакция на одно и то же слово у разных людей может быть очень разной.

Например, слово «папа» для одного будет символизировать надежность, уверенность, поддержку (потому что его папа такой), а для другого слово «папа» может вызывать отвращение и агрессию, если отец в детстве пил и избивал ребенка, потому ассоциации будут разными.

Соответственно краткая фраза, если она содержит эмоционально сильный и понятный образ, при повторении или просто при размышлении будет формировать то или иное состояние. Это касается не только «аффирмаций», но и любых фраз. Бывает, что человек вспоминает какой-то разговор из прошлого и долго думает — почему мне такое сказали, а что имели в виду и т.д. И эти мысли и слова «крутятся в голове», вызывая депрессию и уныние, например. Или же, Вы пережили радостное событие, поездку куда-то или с кем-то и теперь буквально пара слов (название места, имя человека) могут возвращать Вас в это состояние радости. Этот механизм работает в человеке, какие-то слова мы все-равно говорим — но мы можем выбирать какие именно это будут слова.

Что говорит Писание:

4 Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть;
5 и люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душею твоею и всеми силами твоими.
6 И да будут слова сии, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем.
7 и внушай их детям твоим и говори о них, сидя в доме твоем и идя дорогою, и ложась и вставая;
8 и навяжи их в знак на руку твою, и да будут они повязкою над глазами твоими,
9 и напиши их на косяках дома твоего и на воротах твоих.
(Втор.6:4-9)

Практически — мы можем повторять обетования, молиться словами из Библии, размышлять над какими-то отрывками Слова Божьего в течении дня — это все будет формировать наше внутреннее состояние (как духовное, так и физическое) и проявляться к нашем поведении. Аффирмации — это лишь повторяемые слова. А вот какие это будут слова — обиды из прошлого, цитаты из Писания или просто мешанина разных смыслов — это результат наших привычек.

В чем ошибочность именно «эзотерического» понимания аффирмаций:

1) пассивность человека (вроде того что «Вселенная настроится на твои мысли», а только на нашей планете под 7 млрд человек — на чьи мысли настраиваться?)

2) отсутствие личных взаимоотношений и завета со «Вселенским разумом» (потому что в контексте аффирмаций не понятно к кому они обращены — к подсознанию человека, к коллективному разуму, к Богу, Вселенскому Закону или кому-то еще)

3) слепая механичность (далеко не всегда объясняется суть процесса и зачастую все сводится к десятку повторений и удивлению, что это не работает).

Определение из Википедии заканчивается такими словами: стимулируя на положительные перемены в жизни. Что имеется в виду — эти слова могут помогать нам, стимулировать нас, но не заменят наш осознанный выбор, волю и действия. То есть в христианском контексте мы можем много читать обетований о Божьей поддержке и благословении, но нам нужно встать в этом духовно приподнятом состоянии и начать активно действовать — тогда результаты будут и Богу будет что благословлять. Но если только слушать проповеди и ожидать чуда — не всегда оно будет. Намного чаще чудеса от Бога случаются — когда человек готов прилагать свои усилия в дополнение к вере во вмешательство Господа.

Божьих Вам благословений,

Виктор

Христианство и психология: точки соприкосновения и предостережения

Опубликовано 10.02.2011

Какую роль психология играет в христианстве и как современным христианам относиться к консультированию?

Я хочу воспользоваться возможностью представить соавтора этой статьи (автора более длинной и наиболее важной части), а также сказать несколько слов по теме. Гари и его жена Гейл недавно переехали из Коннектикута в Феникс, чтобы служить в роли евангелиста и лидера женщин в одном из 4-х регионов. До переезда Гари получил диплом в высокоуважаемой Семинарии Гордон-Корвел неподалеку от Бостона, а теперь учится в Теологической Семинарии Фулера в филиале в Фениксе. Будучи студентом в Гордон-Корвел, Гари написал исследование о том, что полностью интегрировать психологию и учение Библии — невозможно. Настоящая же статья – это фактически тот же его материал – только с другим названием и некоторой редакцией, чтобы сделать статью понятным среднему читателю.

Я согласен с Гари, что Христианское консультирование играет очень важную роль в христианстве, но в консультациях упор чаще делался на психологию больше, чем на Библию. Конечно, в среде верующих, этот вопрос настолько тонкий, что практически не воспринимается как проблема. И именно этот факт приводит к опасности. За многие годы у меня было несколько друзей в церкви, которые являлись профессиональными консультантами с разным типом и уровнем подготовки. И они действительно помогали людям решать глубокие проблемы. Но я считаю, что ученикам нужно большее понимать факт ограниченности любого профессионального или даже христианского консультирования и определенную опасность, возникающую в случае неправильного подхода к этому. Поэтому я приглашаю вас прочитать материал Гари, после чего я представлю некоторые комментарии по теме. Приятного чтения!

Гордон Фергюсон

Что Библия говорит о психологии?

Хороший вопрос: а что говорит Библия о психологии? Ответ очень зависит от вашей точки зрения. Одна точка зрения может ссылаться на тот факт, что Библия напрямую вообще не говорит о психологии, а другая напротив, скажет, что Библия насыщена отрывками о психологическом состоянии человека. Отрывок, такой как Притчи 20:5 «Помыслы сердца человеческого глубокие воды, но человек разумный вычерпывает их» говорит о потребности человека копать глубоко внутрь себя, чтобы обрести более глубокое самосознание. Эти оба взгляда могут жить в согласии, до тех пор пока Библию не извращают и не ниспровергают её авторитет.

Не нужно отбрасывать науку психологию просто потому, что о ней прямо не говорится в Библии. Конечно, возможность понимать себя более ясно, осознавать свои глубокие мотивы и понимать собственное прошлое может принести большую пользу вашему эмоциональному состоянию. Но в Царстве Бога польза психологии должна быть приведена в полное подчинение и зависимость от Слова Бога, еще до того, как мы начнем её применять. Однако слишком часто психологи и даже «христианские» психологи этому принципу с готовностью не подчиняются. Поэтому концепция интеграции психологии и Христианства может встретить на пути трудности. Некоторые из них мы обсудим ниже:

Постоянно меняющиеся взгляды на психологию

Как и другие науки, психология постоянно меняется. Что было очень актуально в психологии 25 лет назад — теперь уже воспринимается как устаревшее. Но действительно ли эти изменения приносят значимые улучшения человеческому состоянию? Мало кто будет спорить с тем, что продвижение в медицине за последние 150 лет принес значимую пользу человечеству. Однако, учитывая эмоциональное состояние нашего общества, трудно сказать, что современная психология, как наука, приносит более великие плоды сегодня, чем когда-либо раньше. Генри Фэарли хорошо сказал: «Если мы признаём, что склонность к греху – это часть нашей натуры, тогда почему за столетия существования ни самоанализ, ни наши социологи и психологи, ни психоаналитики с их реформами, экспериментами и терапиями не сделали наши жизни более добродетельными и более счастливыми чем они есть?»(2) Фэарли продолжает: «не будем же мы притворяться и говорить, что наше зло — это результат недостаточной отрегулированности в науке психологии или в обществе, только чтобы обнаружить, что следующая попытка настроить все и продвинуться оставляет нас такими же злыми, как мы были до этого… «(2). Если психология считается чуть ли не панацеей от эмоциональных болезней человека, может ли она исцелить духовные недуги?

В мире психологии есть много разных школ. Отцы основатели современной психологии (например, Зигмунд Фрейд, Карл Юнг, Скиннер, и Карл Роджерс) все придерживались разных взглядов на психологические недомогания человека, и, соответственно, предлагали различные способы лечения. Терапевт будет диагностировать и лечить конкретное расстройство согласно той модели, которой его или её учили. А так как психология далеко не едина, нет универсально принятых стандартов лечения. Далее — психология в общей тенденции сопротивляется идее безусловных моральных принципов, берущих начало в моральном стандарте. Библия, с другой стороны преизобилует духовными ценностями. Б.Ф.Скиннер подтверждает:

«Мы говорим, что есть что-то неправильное в тоталитарном государстве, в игорном бизнесе, подпольных цехах, продаже наркотиков или неподобающего влияния на личность — не из-за какого-то абсолютного набора ценностей, но потому что все эти вещи имеют отвратительные последствия».

Так что для Скиннера что-то является морально правильным, если имеет приятные последствия, и что-то морально неправильно, если имеет негативные последствия. Т.е. мораль не определяется каким-то законом или стандартом.

Такие разнообразные, постоянно меняющиеся взгляды противоречат Писанию, которое никогда не изменяется. Однако нужно признать, что хотя Библия сама не меняется, взгляды отдельного человека о Библии могут меняться и меняются часто. Не смотря на это, мы стараемся придерживаться принципа sola scriptura (Только Библия) и стремиться сформировать наши взгляды, чтобы они соответствовали Библейским стандартам. Соответствующая попытка не может быть сделана в свете психологии, из-за недостатка стандартных принципов и абсолютного авторитета.

Вопрос власти

Еще один вопрос невероятной важности в проблеме интеграции – это вопрос власти. Иисус Христос сказал в Евангелии от Матфея 6:24 «Не можете служить двум господам одновременно… Ни одна версия интеграции не будет функционировать, пока какая-то другая власть (или господин) конкурирует за власть со Словом Бога. Только одно может воистину служить стандартом. Приятие с распростертыми объятьями психологии угрожает превосходству принципа sola scriptura в церкви. Этот вопрос власти имеет две стороны. Одна – как уже говорилось выше – чем будет руководствоваться Церковь в своем вероисповедании?

Близким вопросом становится вопрос о человеческой власти. По традиции и по Писанию, человеческая власть в церкви состоит из старейшин, дьяконов, евангелистов и так далее. Когда христианин возлагает слишком много или зависит во многом от любого мужчины или женщины — даже лидера церкви (поверх Писаний) – это создает проблему. И целью любого достойного консультанта не должно являться стремление завладеть властью или поставить человека в зависимость от себя. Однако, наша культура приводит к тому, что мы возлагаем огромное количество власти на своего терапевта. Ричард Ганц говорит о проблеме таким образом:

К сожалению, слишком многие люди не понимают, что консультирование развивается имея в корне мирскую точку зрения. Вместо этого, люди думают, что консультации — это инструмент, который один человек (эксперт) использует по отношению к другому человеку, у которого есть психологические проблемы… Психотерапевт видится этаким «супер-механиком», который выявляет психологические нестыковки и расхождения и, используя свой опыт, исправляет неполадки. Он тот, кто, используя чудо техники, демонстрирует мастерство ума».

Говоря о переплетении христианства и психологии, не трудно увидеть, что когда используются противоречивые подходы — появляются вызовы, связанные с заботой о встревоженных человеческих душах. Такие проблемы и другие подобные им не могут решиться в церкви или, что даже хуже, там, где приветствуется психология — эти проблемы избегают.

От мирских психологов и терапевтов нельзя ожидать, чтобы они покорялись Библейскому авторитету, потому что они не принимают истину Библии. Но даже для духовно мыслящих психологов возможна ситуация, когда они будут разрываться между учением Библии и тем, чему они были научены профессионально. Если христианский психолог запутался в вопросе о том, кто же обладает конечной властью, в церкви это может привести к опасному результату. Снова Ганец пишет: «многие христианские психологи верят, что терапия, основанная на мирском взгляде, не только является ценной, но и незаменима. На самом деле то, что происходит, это не интеграция, а подмена Слова Бога мирской психологией». Дэвид Финч также заметил эту тенденцию: «многие евангелики приписывают огромную власть в своей жизни современной терапии. Мы же думаем, что это просто наука и хорошее лечение». Где и когда Писание заменено психологией или чем-то другим, церковь ждет кризис.

Даже отличающиеся субъекты неизбежно будут привязываться к одной и той же истине. Нет ничего плохого в том, чтобы придерживаться общепринятого здравого смысла. Если психологи используют дверь, чтобы войти в дом, это не значит, что христианам нужно влезать в окно. Если истина очевидна и то, как психологи применяют ее, не подрывает авторитет Библии, она может (и часто так и бывает) прекрасно реализовываться в церкви. Однако — придерживаться отдельных общепринятых истин не равно — иметь общий стандарт. И когда перед христианами, радостно барахтающимися в психологии, встает вопрос, чей стандарт превосходит – появляется риск затуманивания истины.

Отчетность и ответственность в вопросах психологии

В вопросе интеграции есть еще одна высоко проблематична область: это личная отчетность и ответственность. Здравое библейское богословие четко понимает концепцию и влияние греха. Согласно Библии, грех является корнем практически всех проблем человека. В истинном христианстве, чем лучше человек может понять свой грех, свою потребность в раскаянии и спасительную милость Всемогущего Бога — тем лучше он способен расти духовно и взрослеть. В большинстве психологических моделей — не так. Для учения Фрейда, которое является основой для современной психологии, принимать личную ответственность – чуждая идея. Ганц пишет: «Она (фрейдистская модель) утверждает, что греховное человечество, в общем-то, нечего винить, они не отвечают за свои действия. Виноват кто-то другой».

В нашем обществе такие предметы как грех, вина, и стыд — не политкорректные темы для обсуждения. Фактически, их любой ценой нужно избегать. В то время как эти чувства, конечно, могут быть нежелательными основными мотивами в жизни, они могут быть уместным ответом на собственное моральное падение. Но разбираться с грехом отнюдь не легко. И мы не можем перескакивать от задачи к ответу. Поиск психологического решения часто может быть более привлекательной идеей, чем поиск духовного решения. И видеть себя жертвой – может быть более комфортной позицией, чем взять ответственность за себя. Снова Ганц точно подмечает: «Применять психологию – намного легче, потому что греховная натура человека больше готова к тому, чтобы с ней считались, чем чтобы ей противостояли».

Психология и человеческая натура

Большинство направлений психологии учит что мы либо в основном хорошие или tabula rasa чистый лист бумаги = не хорошие и не плохие. Путь к лучшей жизни – смотреть не наружу, а вовнутрь. Если мы только устремимся в свое прошлое, мы сможем осмыслить свою жизнь и предпринять необходимые корректировки. В психологическом мире это обычно проделывается без помощи Бога.

Снова – это полностью противоположно направлению здравого библейского учения. Первое – Библия ясно говорит, что грех делает нас неспособными поступать или быть добрыми или праведными самими по себе. В послании к Римлянам 7:18 апостол Павел учит:

«а потому уже не я делаю то, но живущий во мне грех. Ибо знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу».

Отдельно от Бога человек безнадежно не способен на добро. В Ветхом Завете Иеремия 17:9 говорит, что «Сердце человеческое лукаво и крайне испорчено, Кто познает его». Согласно Иеремии, человек может провести всю свою жизни в психоанализе своего собственного сердца, и все-таки полностью не понять его.

Так что согласно Писанию, решение фундаментальных проблем жизни не найти внутри, но — вовне. Истина лежит вовне и её нужно искать. В Евангелии от Иоанна 14:6 Иисус говорит, «Я есть Путь и Истина и Жизнь». Истина не существует внутри личности. Личность должна пойти к Иисусу, чтобы найти ее. Христианин никогда не являлся кем-то, кого Бог «обнаружил», напротив, он «создан» Богом и освобожден от греха, если придерживается учения Иисуса – Иоанна 8:31-32

Огромная часть населения мира переживает трудности, беспокойства, зависимость, разрушенные семьи, депрессии и т.п. Понятно, почему люди обращаются к психологии в поисках исцеления. Но в обществе, где ткань христианства постепенно разъедается, и люди все меньше обращаются за решением к Богу, эти несчастья только будут увеличиваться; Но психолог никогда не заполнит дыру в форме Бога, которая есть в душе каждого человека. Как сказал. Св. Августин: «Ты создал нас для себя и наши сердца не найдут покоя пока мы не найдем покой в Тебе.»

Конечно, не все цели и методы психологии являются антихристианскими. Понять себя лучше и разобраться со своими истинными чувствами, понять, как проблемы и события из прошлого могут влиять на будущее – это стоящее дело. Мы и в церкви можем поддерживать подобные стремления. Но совсем другое – попытаться интегрировать психологию в церковь таким образом, чтобы две линии мысли совпали друг с другом Ничто, включая традиции церкви, не должно соревноваться с Писанием.

Смешение этих двух различных систем верования на макроуровне никогда не удастся, потому что одна является динамичной (постоянно меняющейся) в то время как другая – статична (никогда не меняется). В одной нет установленного авторитета, в то время как другая полностью управляется общепринятым авторитетом. Одна сопротивляется идее взять личную ответственность за грех, а другая настаивает на этом. Одна зиждется на том, что взгляд вовнутрь приведет к истине, другая видит истину как исходящую от источника вовне личности. В то время как отдельные профессиональные консультанты могут не отражать этих сильных тенденций, нужно постоянно повторять, что в той или иной мере, на всех нас повлияли условия нашего обучения и наш опыт. Так что, потенциально нужно помнить об этих тенденциях, и ваш подход к консультированию должен быть подвержен постоянной личной оценке и оценке другими зрелыми в библейском учении людьми, чтобы убедиться, что библейская истина остаётся в своей приоритетной позиции.

2 Коринфянам 6:14-15 учит, что Христиане не должны впрягаться в одно ярмо с неверующим, ведь что общего у света с тьмой, Это, конечно, применимо к разным типам отношений (романтика, бизнес и т.п.) между верующими и неверующим. Дилемма интеграции подобна этому. Она стремится запрячь в одно ярмо два различных направления, и эти интересы будут продолжать двигаться каждый к своей цели. И снова Ганец весомо добавляет, «Часто хорошие намерения христианских психологов привели к использованию методик и взглядов, которые в основе своей отрицают Бога».

Таким образом, тема интеграции психологии и христианства полна подводных камней. Вместо соединения, происходит уступка с одной из сторон и наступление на другую. Со стороны уступающего – богословие Христианской церкви и со стороны крадущего выступает психология. Когда мы берем теологические концепции и передаем их смысл психологическими терминами, это вовсе не означает, что интеграция прошла успешно.

Когда христианские консультанты пытаются интегрировать библейские принципы с современной психологией, они встречаются с проблемой. Многие в итоге переписывали Библейские термины, чтобы привести их в соответствие с психологией. Например: Гари Свитен переписал определение теологического термина «освящение» и дал ему новое значение «умертвить плоть и развить нового себя или наше личное я» Освящение – (богословское) становится «развитием своего личного я» (психологическим)». (B. F. Skinner, Beyond Freedom and Dignity (New York: Bantam Books, 1971), 166.)

Как только принимается нехристианская терминология, следующий за этим шаг – нехристианская теология. Когда есть компромисс с теологией или она заменена учением психологии, тогда Невеста (Церковь) является чем-то значительно меньшим, нежели то, какой Бог замыслил её для Жениха (Христа)

Заключительные слова предостережения

Эта статья ни в коем случае не имеет целью разочаровать отдельных христиан, которые борются с эмоциональными или/и психологическими проблемами. Пока христианин не запутался и не принижает значение Слова Бога, консультирование может быть крайне полезным. Но я бы предложил, чтобы любая встреча с дипломированным специалистом проводилась с осторожностью – так как это может стать очень скользкой почвой по причинам, перечисленным в этой статье. И хорошо бы верующему понимать потенциальную опасность и подводные камни еще до того как искать помощи. К слову, многие получили пользу от консультирования, в котором нет компромисса с духовными убеждениями. И есть прекрасные психологи, которые являются христианами. Помните, всегда мудро — до того, как идти к профессионалу — получить совет от нескольких зрелых христиан, которые понимают вашу ситуацию.

Психология, психологи и церковь

Не смотря на свои ограничения и возможность представить психологию в плохом свете, хорошее консультирование может быть очень ценным дополнением к христианскому служению. Но некоторые предосторожности помогут нам правильно воспринимать психологию и психологов – и помогут им воспринимать себя правильно. Первая самая большая предосторожность – в том, что консультировать отдельных людей и вести группу учеников – это две разные вещи. Можно попасть в ловушку, если применять принципы, используемые при консультировании отдельных людей в работе с группой. Это может даже стать опасным. Цель хорошего консультирования – помочь человеку повзрослеть. Другими словами – помочь человеку научиться мотивировать себя самому, научиться делать правильный выбор и принимать полную ответственность за свой выбор. В этом же цель хорошего родителя. Однако пока мы увидим, как дети наши растут и начнут делать правильный выбор, брать ответственность за свой выбор – пройдет долгий и мучительный процесс. Требовать, чтобы они сделали это по щелчку до того, как их процесс тренировки еще не завершен — неизбежно приведет к некоторым жутким последствиям.

Христианские психологи должны иметь терпение с отдельными людьми, чтобы помочь им вырасти в подобной зрелости. Однако некоторые, похоже, верят, что решения о группе должны основываться на том, что все члены группы уже готовы к такой ответственности – что в реальности вовсе не так. Этот подход не признает нужд, которые имеют многие члены церкви из-за директивного лидерства, преобладающего в прошлом. Такое лидерство вело их до достижения более зрелого статуса. Этот процесс тренировки (как и с детьми) должен включать структуру, ожидания и отчетность. Обычно у нас нет проблем с пониманием, что нашим собственным детям нужен именно такой подход, но некоторые консультанты сильно тяготеют к непрактичному идеализму в работе с детьми Бога, как с группой, подобно духовной семье. Любой консультант, который уклоняется от того, чтобы проявлять определенную власть в церкви, а также уклоняется от элементов структуры, от ожиданий и отчетности (учитывая, что все делается согласно Библии, конечно же) двигается в неверном направлении;

Когда мы оцениваем то, что психологи/консультанты принесли нам в свете их видения лидерства групп в церкви, а также в том, как они видят себя, и свои возможности, и как мы, остальные, воспринимаем их мнение — у нас есть два беспокойства,. Я осознаю, что проблема чаще всего в том, как мы воспринимаем способности профессионала вне сферы его профессиональных знаний. У нас есть тенденция приписывать больше веса их мнению в областях, лежащих вне их компетенции, чем приписывают они сами (к счастью). Любой человек в профессии, которой высоко владеет, может оказаться в ситуации, где он продвигает ошибочные предположения в какой-то другой области, просто потому что им восхищаются и ему доверяют из-за опыта в своем собственном деле. Я достаточно стар, чтобы помнить, как доктора в белых халатах рекламировали определенные виды сигарет по телевизору (Давайте надеяться, что та практика закончилась с окончанием эры черно-белого ТВ)

Однако, даже хотя проблема в том, как мы воспринимаем профессионала, я должен сказать, что я обнаружил профессионально обученных консультантов, которые не имели здравого мнения о себе с учетом своего ограниченного понимания принципов руководства церковью. Что я имею в виду – они экстраполировали действенные принципы консультирования отдельных людей, которые ошибочны в применении к группе, и делали это с уверенностью, которая слишком сильно влияла в негативном плане на других учеников. Подобная ситуация призывает к лучшему пониманию ограничений знаний и опыта этих профессиональных консультантов, говоря о лидерстве групп. Первое, их подготовка и/или опыт – более значителен в консультировании, чем в церковном лидерстве – кроме случаев, если они одновременно имеют опыт и подготовку в обеих областях, что на самом деле редкое исключение. Честно говоря, я часто находил влияние профессионалов бизнеса и образования более уместными в плане лидерства групп, чем влияние консультантов, потому что первые больше тренированы и опытны в лидерстве групп, в то время, как вторые имеют опыт работы и больше подготовлены в основном к работе с отдельными людьми.

Второе, их помощь ученикам с эмоциональными проблемами может дать им несбалансированное видение ситуации в церкви или с лидерской практикой конкретного лидера. Они могут находиться вод влиянием неправильного предположения, что их чувства и опыт, полученный при общении с меньшинством, как барометр, отражают в точности чувства и опыт большинства. Мне приходилось регулярно встречаться одно время с другом консультантом (практика его состояла в основном из клиентов-учеников), просто чтобы ответить на его вопросы и прояснить некоторые проблемы, чтобы он получил сбалансированное представление о том, что было правдой и не правдой по отношению к церкви в целом. Ему нужно было это время, чтобы снять напряжение и прояснить все, также как и всем консультантам, чья практика включает членов церкви.

Иначе, конечно же, появятся ошибочные предположения. Если любой из нас услышит одну сторону истории, без некоторой помощи нам будет трудно установить сбалансированный взгляд на ситуацию. Такая у людей тенденция. И нам нужно быть в курсе этой тенденции, если наша деятельность связана с людьми. И если мы чему-то научились в результате волнений в нашем движении церквей за последние 4 года, так это тому, что те, кто сильно реагирует на ошибки служителей, обычно имеют и другие проблемы в жизни, которые и привели к такой сильной реакции на те ошибки. Это говорится не с целью преуменьшить ошибки, ведь некоторые были очень серьезными и серьезно греховными, но фокусироваться только на ошибках и не смотреть на то, что сделано было хорошо – это очень небиблейский подход.

Еще один вызов для профессиональных консультантов: для того, чтобы приобрести и установить точное видение того, как должны действовать лидеры церкви, им необходимо осознать различия в подходе к помощи отдельным людям и к ведению групп. Консультант обычно слышит только сторону того, кого он консультирует и может прилагать свои усилия только касательно этого человека. Это означает, что консультант видит, как помочь своему «подопечному» разобраться с его или её ситуацией, согласно тому, как представляет её психолог, не взирая на то, насколько точным является это представление и насколько их видение соответствует реальности – насчет того, можно ли надеяться, что обстоятельства консультируемого могут измениться. Эта реальность связана с целью консультанта помочь консультируемому стать более взрослым и самостоятельным, в полном смысле слова. Даже если их обстоятельства не могут измениться, им все равно придется научиться справляться и держать себя в руках, оставаясь в тех же обстоятельствах.

С другой стороны, лидерство имеет возможность разобраться напрямую с другими людьми, вовлеченными в жизнь консультируемого, или повлиять на ситуацию, которая вызвала проблему, и приведшую к тому, что теперь нужна консультация. Что нужно понять, так это ограниченность в ресурсах консультанта, которую обычно не испытывает лидера церкви. Следовательно, если консультант предполагает, что с группой нужно разбираться таким же образом как он, имея свои ограниченные ресурсы, разбирается с отдельным человеком, то он будет приводить некоторые аргументы, которые выглядят более правомочными чем есть на самом деле.

Лично я думаю, что помогает — получить влияние из нескольких источников. Но если вклад профессионала в одной области весит слишком много в применении к другой области, несомненно, будут бедные результаты. И, учитывая все, что отметил Гари в своей отличной и глубокой статье, нам просто нужно вовремя распознавать свои склонности переоценивать мнение наших дорогих профессионалов о том, в чем они профессионалами не являются. Подводя итог: экспертиза в сфере психологии не приводит напрямую к экспертизе в сфере лидерства церкви. В то время как влияние психологов может помогать в решении многих проблем служения, любая попытка думать, что они знают больше о том, как вести группу, чем те, кто имеет специальную подготовку и большой опыт – является крупной ошибкой. Ошибкой, которая может привести к серьезным негативным последствиям. И любая склонность распространить свое влияние в пользу критичного отношения против лидерства церкви, не важно — прямым текстом или полунамеками – является потенциальным расколом. Пусть Бог поможет нам всем определять границы наших возможностей и, когда мы предлагаем помощь в любой сфере вне нашей собственной компетенции, вне нашего опыта и подготовки, пусть нам удается оставаться скромными.

Работая над своей частью статьи, я осознал, что есть опасность обидеть некоторых консультантов. Поскольку у меня есть несколько друзей консультантов, которых я очень ценю и очень ценю их труд – очевидно, не это является моим намерением. Но как говорится — если мое предположение правильно, то прими его, даже если его неприятно слышать. За годы я много чего написал в такой же прямой манере о том, что следует и чего не следует делать ученикам, а также каким быть и не быть лидеру церкви. Ни одна из статей не была просто критикой, напротив, они показывали потенциальные проблемы и опасности. Однако, несмотря на мои намерения, некоторые ученики оскорбились и некоторые лидеры тоже. Вопрос в том, почему кто-то оскорбился. О том ли что было сказано или о том, в какой манере это было сказано. Если я выразился несправедливо, я всегда готов раскаяться. Но если людей оскорбила истина, я просто говорю «в точку». Это попало в нерв, именно туда, куда нужно, чтобы вывести вещи на свет и разобраться с ними согласно Библии.

Теперь, когда написана такая статья, только спустя какое-то время нужно будет снова обращаться к проблеме психологии и влиянию консультантов и психологов. Я ценю глубокую статью Гари и ценю возможность добавить свой взгляд. Я молюсь, чтобы мы все думали об этом больше и обсуждали эту тему. Профессиональное консультирование и профессиональные консультанты могут много нужного предложить нам в церкви. Но даже хорошие вещи при неправильном применении или неправильном восприятии имеют потенциал негативного эффекта. С Божьей помощью давайте убедимся, что все конструктивное полностью применено, а все негативное полностью исключено.

Гари Шаш и Гордон Фергюсон (Феникс, Аризона)

Перевод: Маша Ляшенко

Нашли ошибку в статье? Выделите текст с ошибкой, а затем нажмите клавиши «ctrl» + «enter».
Больше статей по теме

  • Подписаться на новости
  • Подпишитесь, если хотите получать новости на почту. Мы не рассылаем спам и не передаем вашу почту третьей стороне. Вы всегда сможете отписаться от нашей рассылки.

  • Пройти тест
  • Мы предлагаем вам проверить ваши знания, связанные с христианской верой. Тесты на знание Священного Писания и христианства.
    Пройти тест

  • Задать вопрос
  • Если у вас есть вопрос или предложение, напишите нам, мы постараемся ответить вам в ближайшее время.

Духовная психология как наука проходит свое становление. Но возникает масса противоречивых утверждений касательно термина духовная психология. Поэтому нужно не только четко сформулировать суть термина, но и разобраться в том, чем отличается духовная психология от оккультной. Также возникает вопрос, должны ли существовать принципиальные различия в психологической практике консультанта с духовно-ориентированным подходом в зависимости от его вероисповедания.

Духовная психология – это психология, которая использует духовно-ориентированный подход. Духовная психология призвана развивать человека духовно и решать его проблемы методами, которые согласуются с Божиими заповедями – теми законами, которые установил Господь.

Оккультная психология – это психология, использующая магию и другие малоизученные средства воздействия на психику человека, его подсознание, при этом зачастую манипулируя именем Бога, ссылаясь на него. В то время как истинно духовная психология концентрируется на работе с разумом личности, его сознанием и самоосознанием, а также под благодатью Духа святого (в частности).

Есть понятие и светской психологии, которая все меньше востребована, потому что становится опасной. Подробнее читайте тут: Чем опасна современная психология?

Согласовывается ли духовная психология со всеми религиями одновременно?

Следует понимать, что духовность это не религиозность. Но духовный человек обязательно верующий. Клиент, приходящий на консультацию, не обязан быть высоко духовным или верующим. Но он должен быть готовым к тому, что психолог-консультант, работающий в духовно-ориентированном подходе, затронет эти вопросы.

Основным положением духовной психологии есть то, что если человек нарушает Божии законы, то в его жизнь приходят страдания. Если же человек духовно растет, поклоняясь Господу Богу, он обретает его Божественную защиту и благодать, научается справляться с трудностями и достигает главной цели своего существования в этом мире – совершенства и «обожения».

К сожалению, чаще всего духовная психология понимается и интерпретируется как оккультная или эзотерическая, поэтому данный термин практически не используется в православии.

Поэтому существует христианская, православная психология, есть мусульманская и есть ведическая психология. Нужно ли смешивать все воедино?

Это сложный вопрос. Если вы священнослужитель, то это недопустимо. Если вы психолог, то следует быть аккуратным в использовании знаний, ведь не все положения других конфессий согласуются с вашей верой.

В тоже время практические наработки психологов другой веры могут быть с успехом использованы в практике духовно-ориентированного психолога, не затрагивающих религию. Самый главный критерий – не должно быть запрещенных техник, принципиальных противоречий и попустительства греху, его оправдания.

К примеру, если ведический психолог считает допустимым проведение системных расстановок по Хеллингеру, то православный психолог не будет использовать этот метод. К слову, вопрос взаимоотношений между этими специалистами остается открытым. В то время как ведический психолог уважительно относится к православию, то православие не воспринимает никакой другой веры, в большей мере считая их сатанинскими.

Принципы духовно-ориентированного психолога

Духовная психология как наука не должна рассматриваться в рамках одной конфессии. Тем не менее, психолог, который в своей практике использует духовно-ориентированный подход, должен быть верующим. И эта вера в Бога не может быть поверхностной или универсальной.

Духовно-ориентированный подход в психологии означает практическую веру самого психолога. Помимо принципиальных положений своей веры, которые он чтит, ему важно сохранять дистанцию от любых других психологических практик, которые не согласуются с его верой.

Само собой, он должен принадлежать какому-либо исповеданию и следовать всем канонам своей веры. При этом можно с уважением относиться к другим религиям, но не проникаться ими, так как для него они чужеродные. Нельзя поклоняться чужим богам. Если ты им поклоняешься, то предаешь Господа, которому служишь.

Но это не значит, что если психолог православный, то не станет принимать мусульманина, откажет ему в консультировании и психологической помощи. Нужно обладать достаточной корректностью, чтобы в беседе не затрагивать принципиальные различия веры, но при этом не изменять духовно-ориентированному подходу.

Что касается терминологии, то при консультировании клиента иного вероисповедания, предпочтительно использовать общеупотребительные слова.

Таким образом, духовная психология завоевывает все большую популярность, ее еще называют экологичной психологией, то есть такой, которая не навредит клиенту, что и является выполнением одной из Божиих заповедей.

Людмила Пономаренко

Православный взгляд на литературу

Аудио

На вопросы телезрителей отвечает священник Владимир Райшев, клирик храма во имя святого преподобного Серафима Саровского города Екатеринбурга. Передача из Екатеринбурга.

— Здравствуйте, уважаемые телезрители. В эфире телеканала «Союз» программа «Беседы с батюшкой». Сегодня у нас в гостях священник Владимир Райшев, клирик храма во имя святого преподобного Серафима Саровского.

Здравствуйте, отец Владимир. Благословите наших телезрителей.

— Добрый вечер, Тимофей. Бог всех благословит.

— Тема нашей сегодняшней программы «Христианский взгляд на литературу».

Что подразумевает христианский взгляд на литературу, и чем он отличается от светского и обывательского взгляда?

— Литература — явление окружающего мира, и христианин должен смотреть на него, как и на все остальное, через призму Евангелия. Христианский взгляд — это взгляд через заповеди. Сложность в том, что не существует общецерковного отношения к такому явлению, как литературу. Существуют некие рекомендации относительно выбора книг, авторов, но никогда на Соборах не было благословений или запретов на какие-то определенные книги. Получается, что христианин самостоятельно вырабатывает этот взгляд, исходя из собственного опыта чтения, уровня понимания Евангелия и того, насколько определенная книга ему соответствует.

При этом надо понимать, что когда мы читаем художественную литературу, мы видим взгляд того или иного человека на тот или иной предмет. Мы можем соглашаться с ним или нет, но должны понимать, что автор в любом случае имеет на него право. Как и мы в любом случае можем подчерпнуть из него что-то полезное. Поэтому христианский взгляд на литературу — это терпеливый, смиренный и понимающий взгляд.

— Что мы подразумеваем под понятием «литература»? Сюда входят статьи или более серьезные произведения авторов? Что читаете лично Вы?

— В данном случае под «литературой» мы будем подразумевать мировую литературу в ее лучших образцах, то, что сохраняется в поколениях, цитируется последующими писателями, является золотым фондом мировой литературы.

Когда мне задают вопрос «Что Вы читаете, батюшка?», я всегда немного смущаюсь, потому что ответ батюшки невольно наводит людей на мысль о том, что надо найти и прочитать эту книгу. Должен сразу предупредить, что священники бывают разными. В данном случае перед вами книголюб, который читает если не очень много, то систематически. Соответственно, читает разные произведения, начиная с классики и заканчивая современным альтернативным андеграундом.

— Думаю, что многие телезрительницы почтенного возраста сейчас задумались о том, что именно обозначается понятием «альтернативный андеграунд»?

— Все-таки думаю, что большинство телезрителей понимают, о чем речь, но напомню, что существует литература традиционная, которую проходят в школах и университетах, и которая является основой того, что мы называем литературой. В то же время в литературе существуют различные направления, обусловленные различными историческими событиями. Когда я говорю об андеграунде, то имею в виду литературу митников — бунтарей, которые живут по каким-то своим законам. Христианину необходимо понимать, что при всей своей жесткости, эта литература тоже обладает неким духовным притяжением.

Святые отцы говорят, что при чтении любого произведения мы должны уподобляться пчелам, которые ищут мед, то есть мудрость, что-то доброе, а не мухам. Порой в книге, которая может представлять собой просто навозное поле, вдруг находишь цветочек с медом, где сокрыта важная истина, и который может усовершенствовать мировоззрение даже христианина. Почему? Потому что автор, стоящий за гранью общечеловеческих норм, одновременно стоит на какой-то новой почве и основе, которая запросто может стать христианской. Не секрет, что для того чтобы получить одобрение общества, человек порой должен поплатиться даже святыми ценностями. В данном случае альтернативная литература имеет такую особенность, как независимость.

Среди таких независимых авторов можно назвать многих, таких как: Чак Поланик, Хантер С. Томпсон, Уильям Берроуз и так далее. Если говорить о русских авторах, то можно назвать Виктора Пелевина, который достаточно жестко, точно, информативно и даже с некоторой долей духовности говорит о разных вопросах нашего времени. Это ни в коем случае не рекомендация, но лишь иллюстрация. Чем обусловлен выбор этих авторов? Если человек интересуется мировой и современной культурой, он должен понимать, что все вокруг взаимосвязано. Когда мы читаем одну книгу, мы должны подразумевать, что в ней имеется ряд аллюзий, то есть прообразов, символов, которые автор невольно взял из прежних, более древних образцов. Например, «Божественная комедия» Данте Алигьери довольно часто фигурирует в тех или иных произведениях, не говоря уже о Шекспире. И на этой основе растет многое, в том числе авторы, которых я назвал. Образ жизни этих авторов оставляет желать лучшего, но мы должны понимать, что Господь ищет и находит всякую заблудшую овцу. Когда человек отрекается от неких общих установок, которые бывают и порочными, он может узреть истину.

Сегодня я бы хотел поговорить о классике, например, об авторе с мировой известностью — Оскаре Уайльде. Все мы знаем его гениальный роман «Потрет Дориана Грея». Сам автор говорил, что все грехи главного героя, на самом деле, вымысел читателей. Потому что если внимательно прочитать роман, мы не видим описаний грехопадений, но как бы догадываемся, додумываем их. Уайльд говорит, что мы дописываем их потому, что сами сильно испорчены. Безусловно, имя Оскара Уайльда очень противоречиво, и благодаря многим данным, слыша его, мы вспоминаем не только гениальные произведения, но вспоминаем многие эпизоды его жизни, о которых я не хочу говорить здесь.

Мы знаем о двух Уайльдах. Первый — это лондонский денди, купающийся во славе, человек, позволяющий себе абсолютно все и не задумывающийся о христианских заповедях. Второй Уайльд — тот, который прошел через тюрьму, от которого отреклась семья, дети которого уже не носят его фамилию. Общеизвестно, что за свои моральные преступления Уайльд получил срок в Редингской тюрьме, где тяжело заболел, поскольку был человеком богемы, не привыкшим к такому суровому образу жизни. Последние свои дни он доживал в очень тяжелом состоянии. Уже находясь в тюрьме, он написал ряд произведений, которые очень резко отличаются от предыдущих. Кроме того, сохранилось эпистолярное наследие, в частности письма к жене, где он проявляет себя, как чуткий, любящий муж. Там же он рассуждает о некоторых христианских моментах. Позвольте зачитать некоторые выдержки из писем Уайльда жене или друзьям: «Ложусь спать, прочитав на сон грядущий главу из святого Фомы Кемпийского. По-моему ежедневное получасовое истязание души вполне способствует благочестию».

Мы, конечно, видим в этом замечании еще некий налет сарказма, но одновременно видим факт того, что человек интересовался святыми отцами Западной Церкви. Для уровня общества того времени он интересуется весьма серьезным автором. Скорее всего, имеется в виду труд Фомы Кемпийского «Подражание Христу».

Далее в одном из дискуссионных писем по поводу церкви Уайльд пишет своей жене: «Попытайся же увидеть в Церкви не только дело рук человеческих, но немного и Божиих». Здесь мы также еще видим сарказм, но видим и здравое зерно: «попытайся увидеть Бога в тех делах, что происходят в Церкви». В данном случае он говорит о Протестантской Церкви, но мы можем перенести это и на любую другую. Люди, критикуя деятелей Церкви, порой забывают, что над всеми Господь, и всеми решениями управляют и молитва, и наитие Духа Святого.

В совершенно ином тоне написано письмо Уайльда из Редингской тюрьмы, которое называется «Тюремная исповедь». Несмотря на то, что письмо адресовано бывшему фавориту, оно является очень емким и гениальным произведением искусства, это литературно-философское творение, которое стоит прочитать каждому человеку, который считает себя образованным человеком и тем более христианином.

«На Рождество удалось достать греческое Евангелие, и теперь по утрам, покончив с уборкой камеры и вычистив посуду, я понемногу читаю Евангелие, выбирая наугад десяток-другой стихов. Начинать таким образом каждый день — чудесно».

Такое ощущение, что это писал совершенно другой человек. Человек по-иному посмотрел на то, что было перед ним всегда — на Евангелие. Он стал читать его ежедневно, и у письма совершенно иной тон.

Не буду зачитывать все письмо, оно представляет собой целую книгу, зачту лишь некоторые места:

«Если кто-то любит нас, мы должны сознавать, что совершенно недостойны этой любви. Никто не достоин того, чтобы его любили, и то, что Бог любит человека, означает, что в божественном строе идеального мира предначертано, что вечная любовь будет отдана тому, кто вовеки не будет ее достоин. Если тебе показалось, что эту мысль слишком горько выслушивать, скажем, что каждый достоин любви, кроме того, кто считает себя достойным ее».

Абсолютно православная мысль, ощущение, что автор письма читал писания святых отцов о недостоинстве человека, его падении, и при этом о величии любви Божией. И это тот самый Уайльд, который написал Дориана Грея, тот самый Уайльд, который был осужден на тюремное заключение за свое аморальное поведение.

Далее он рассуждает о Христе, например:

«Вся Его нравственность есть сострадание, именно такой ей следует быть. Если бы он сказал за всю свою жизнь только эти слова: «Прощаются ей грехи за то, что возлюбила много», то ради этого стоило умереть. Его справедливость была справедливостью поэтической, какой ей и следует быть. Нищий попадает на небо, потому что он несчастен. Не могу себе представить лучшего ответа на вопрос «За что его туда взяли?»

Работники, собиравшие виноград всего один час в вечерней прохладе, получают плату, равную с теми, кто весь день напролет трудился под палящим солнцем. Что в этом удивительного? Быть может, никто из них ничего не заслуживал или, может быть, это были разные люди. Христос терпеть не мог безжизненной, механической системы, для которой люди — неодушевленные предметы, а значит, обращаться надо со всеми одинаково, как будто один человек может быть похож на что-нибудь еще в этом целом мире. Для Него же не было правил, а были только исключения».

При этом не стоит понимать последнее выражение так, что для Христа не было никаких правил, то есть заповедей. Мы знаем, что Он пришел, чтобы до конца исполнить закон. В данном случае Уайльд выступает против фарисейского понимания духовной жизни. Из Евангелия мы знаем, как жестко и гневно Христос обличает фарисеев, но при этом прощает блудницу, делает своими учениками мытарей. Он знает, что Иуда предаст Его, и держит при Себе. Но едва заслышав о фарисеях, Христос проявляет божественный гнев. И здесь Уайльд правильно понимает евангельские моменты.

Оскар Уайльд, будучи от молодых ногтей гуманитарием и поэтической натурой, рассматривает Евангелие, как некую поэзию. Это не означает, что он сомневается в его истинности, потому что для творческого человека поэзия и есть жизнь. Стихи — форма бытия поэта. Когда Уайльд говорит о Христе, что Он поэтическая натура, это высочайшая похвала.

«Он любил людей простых и необразованных, Он знал, что в душе невежественного человека всегда найдется место для великой идеи, но Он не выносил тупиц, в особенности тех, кого оглупило образование, людей, набитых мнениями, в которых они ничего не смыслят».

— Насколько это современно, ярко и интересно.

— Если обратите внимание, как только любой автор начинает касаться в своих рассуждениях Евангелия, он тут же становится современным, потому что Евангелие актуально для всех времен. Когда человек прикасается к вечности, он тут же становится актуальным как для времен Христа, так и для нашего суетного времени.

«То, что называется ортодоксальностью, кажется нам всего лишь необременительным, бездумным соблюдением правил, но тогда и в их руках оно превращалось в ужасную парализующую тиранию. Христос отметал ее, Он показал, что дух — единственная ценность. Он с большим удовольствием говорил им, что хотя они читают без конца Пятикнижие и книги пророков, но они не имеют о них ни малейшего представления».

Здесь Уайльд продолжает говорить о фарисеях, исказивших Библию, улавливая, что именно дух важен для человек. Это удивительно — слышать подобное из уст светского человека, жившего совершенно иными категориями. Человек рассуждал об этом уже на закате своих дней, а то, что мы слышим от человека на закате дней, и есть плод его жизни. После этого стоит задуматься, не шел ли Уайльд какой-то частью своей души всю свою жизнь ко Христу. Почему в конце ее он вдруг заговорил, как святой отец, причем даже не западный.

Этот пример я привел не просто так, но для того чтобы разрушить ложные стереотипы у многих людей. К сожалению, есть большая болезнь у неофитски православных людей, которые, заслышав, о каком-нибудь авторе начинают в буквальном смысле махать руками и говорить:

— Этот еретик, тот сатанист, другой еще кто-то.

Упомянув однажды имя Уайльда в беседе с православными людьми, я получил сильнейший отпор. Указав на грех, из-за которого он попал в Редингскую тюрьму, они считали, что читать его произведения нельзя. Однако это ложный и очень опасный путь. Как бы, выплескивая воду, не выплеснуть и ребенка. К сожалению, часто так и поступают люди, которые не хотят разобраться в предмете. Очень важно понять и глубоко проникнуть в предмет.

Немного отойду в сторону, чтобы привести небольшой пример по поводу осведомленности. Православным миссионерам, богословам, священникам часто задают вопросы о том, как они относятся к той или иной книге или фильму. Лучше сразу сказать, что Вы не читали или не смотрели, нежели отделываться какими-то общими фразами. Хочу привести пример, чтобы предупредить тех, кто будет заниматься миссионерством среди образованных, интеллигентных людей и культурной молодежи.

Происходило это около 10 лет тому назад, и у одного лектора спросили мнение о фильме «Город грехов», достаточно известный западный фильм. И этот человек стал говорить общие вещи, стало понятно, что фильм он не смотрел. Однако когда я увидел этот фильм, то понял, почему был задан этот вопрос: один из героев был священнослужителем, кардиналом, который занимался преступлениями. Говорить надо лишь о том, что знаешь. Если не читал какую-то книгу, надо сказать, что прочитаешь ее и выскажешь мнение о ней.

— Но ведь чтение литературы требует некоего фильтра, трезвого взгляда и соответствующего отношения. Читать тоже можно по-разному: читать и ничего не увидеть, читать так, что тебе будет казаться, что это истина в последней инстанции, можно прочитать и возгореться идеями, которые там описаны. Ведь трезвость ума важно сохранять даже при чтении литературы?

— Конечно, Вы правильно сказали: такую литературу необходимо читать с фильтром. Когда мы читаем литературу, руководствуясь каким-то интересом, то должны понять, куда он нас ведет. Как правило, человек выбирает то, что ему близко. Редко кто начинает читать книги лишь ради их изучения. Поэтому человек должен проанализировать, почему его влечет именно к этой литературе. Почему это важно? Потому, что он возьмет из нее именно то, что его привлекает. Если он одержим каким-то пороком, он будет видеть там только порок. Если хочет заметить что-то иное, то он это и увидит.

Мне доводилось читать достаточно много подобной литературы, и бывало, что оставался душевный осадок. Как правило, причина в том, что когда мы видим искрящуюся черным юмором книгу, это говорит о глубокой депрессии автора, который ее пишет. Однажды я читал автора, который с точки зрения литературы казался мне просто гениальным, и говорил даже мудрые вещи. У него было много юмора, и видишь истоки современной культуры, ее аллюзии, прообразы. А потом, заинтересовавшись биографией понравившегося автора, вдруг узнаешь, что в конце жизни он покончил собой, и это создает некий контраст тому, что писал человек. Когда узнаешь это, начинаешь смотреть на его произведения иначе и видеть, что привело его к такому печальному концу. То есть не всякий, кто смеется, является счастливым человеком, потому что счастье находится в глубине души и не выражается в смехе и юморе, хотя порой это бывает полезно. Среди православных людей тоже бывают люди, которые через юмор могут доносить истину.

Продолжим разговор об авторах, которые затрагивают христианские темы. Кроме Оскара Уайльда, я выбрал достаточно известного сербского писателя Милорада Павича. Здесь, несмотря на то, что мы имеем дело с автором, который по вероисповеданию является даже православным и в некоторых своих книгах даже затрагивает темы из истории Афона, мы должны подойти к этому чтению очень осторожно. Это чтение для людей, которые умеют ставить фильтр и видеть то, что полезно. В любом произведении существуют разные стороны, на которых можно не акцентировать внимание. Но если у человека есть какие-то страсти, он невольно заострит на них внимание, и такое чтение будет ему неполезно.

Любой писатель по своей направленности не обязан показывать жизнь лишь в отдельных ее проявлениях, но во всей ее полноте. Жизнь, как мы знаем, бывает разная. Однако только в этой пульсации жизни можно по-настоящему увидеть принцип взаимоотношений человека и Бога, принцип синергии.

Известного многим кинорежиссера Дэвида Линча (в частности снял сериал «Твин Пикс») спросили:

— В Ваших фильмах очень много говорится о зле, поднимаются достаточно негативные темы…

На что он ответил:

— Как я могу говорить о добре и зле, если я буду снимать фильм о том, как вышивают крестиком. Невозможно говорить о таких категориях, затрагивая лишь мирные темы. И это относится к каждому автору, каким бы жестким он не казался.

Милорад Павич является прекрасным образчиком сербской литературы и достаточно оригинальным автором. В его произведениях много внутренней поэтики и отсылок к православному наследию, если читать внимательно. Однако предупреждаю, что это чтение для людей, умеющих достаточно хорошо фильтровать информацию. Первое, что хочется процитировать, рассуждения Павича о любви. В его произведениях любовь чаще всего носит плотский характер, к сожалению или к счастью. Когда мы говорим о жизни, мы не можем вырвать чувства человека из контекста. То есть в каждом человеке есть светлое чувство, но мы не можем отфильтровать его: что-то пронизано любовью, а что-то грехом в отношениях людей, это трудно разграничить.

Приведу отрывок из романа Милорада Павича, который называется «Последняя любовь в Константинополе»:

«У всех нас с Богом договор: половина всего, что мы имеем, делаем, половина времени, сил, красоты, половина наших дел и путешествий — остается в нашем распоряжении, а другая половина отходит к Богу. Так и с любовью: половина нашей любви остается нам, вторая половина идет к Богу и остается там, в лучшем месте, и длится уже всегда, что бы ни случилось с нашей половиной любви здесь, среди людей».

Это очень интересное замечание, и у него много подобных реплик. Здесь очень православная позиция: мы должны отдавать Богу часть всего своего, помнить о Нем всю жизнь. Далее приведу оригинальный отрывок, который можно назвать молитвой. Если проанализировать произведения мировой литературы, можно часто встретить, как главные герои молятся. Можно составить целый литературный молитвослов по текстам этих людей, там бывают очень проникновенные вещи. Зачитаю Вам «молитву» героя Милорада Павича. Конечно, эта молитва далека от каких-либо канонов и правил, подчеркиваю, что это художественная литература.

«Прошу Тебя, Богородица Владычица, не обращай Свой взор на ее любовь и не услышь ее молитвы, и не поминай ее в молитвах Твоих. Незаметно перелети душой Твоей через все, что она соделает, ибо то, что соделает моя любовь страшно так, что я не смею решиться подумать и узнать, что же это. А если Ты позаботишься о ней, о моей любви, узнаешь все о ней, все, что я не решаюсь узнать, если Ты помолишься за нее и ее грехи, то смогу о них узнать и я, который тебе молится. Прошу Тебя, Богородица Владычица, не обращай Свой взор на нее, мою любовь».

Мы понимаем, что это молитва грешника: речь идет о любви не вполне законной, но при этом есть искреннее упование на Богородицу, отношение к Ней, как к живому человеку. Герои книг Милорада Павича словно беседуют с духовными силами, в том числе с Богородицей и святыми. Здесь говорится о неких принципах общения человека с Богом и святыми. Порой мы молимся почти так же: понимаем, что то, о чем мы молимся, не совсем правильно, но все равно молимся и просим, чтобы Господь разъяснил нам нашу неправоту.

— Батюшка, к нам поступили вопросы от телезрителей. Пожалуйста, ответьте на них. Спрашивают Ваше мнение, как духовного лица, о романе Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита»?

— Разумеется, я читал этот роман, поскольку он является золотым фондом не только русской, но мировой классики. О романе «Мастер и Маргарита» говорили много, поэтому не буду сильно распространяться, скажу одно: в годы публикации этого романа в Советском Союзе очень много людей пришло к Богу именно через него, потому что это был едва ли не единственный в то время роман, где напрямую говорилось о событиях Евангелия, хотя автор и воспроизводил их в своей интерпретации.

Безусловно, что это спорный роман, и о нем можно много говорить. Но надо понять, что здесь автор выражает собственную позицию: свое понимание Евангелия, Бога и человека. Безусловно, что роман стоит прочитать всем, особенно православным христианам.

— Телезрительница из города Саратова спрашивает, какие произведения Вы можете посоветовать для обретения веры, смысла жизни, кроме Библии и Евангелия?

— Назову авторов, которые могут сподвигнуть человека к духовному развитию. Первый, кого хочется назвать, это Антон Павлович Чехов, у которого есть огромное количество рассказов на духовные темы. Не буду называть конкретные рассказы, можно взять любой сборник. Русская литература вообще сильно проникнута христианским, православным духом. В ней можно найти много чистого христианства.

Если говорить о западных писателях, надо упомянуть общеизвестного современного писателя Ричарда Баха, который написал известную книгу «Чайка по имени Джонатан Ливингстон». В образе птицы он говорил о пути души каждого человека. На самом деле, хочется посоветовать нашей телезрительнице, в каждом авторе замечать моменты, которые могут способствовать духовному росту.

— Вопрос о том, как относиться к литературе, где описывается различная нечистая сила?

— Мы только что говорили о романе «Мастер и Маргарита», на страницах которого достаточно нечистой силы. Но если бы ее не было в этом романе, то мы не поняли бы границы между добром и злом. Если автор счел нужным включить этот демонизм, значит, это имело смысл. В данном случае демонизм был использован, как противовес человеческому злу, потому что, если внимательно проанализировать роман «Мастер и Маргарита», люди в нем поступают хуже, чем бесы. По сути дела, бесы лишь подталкивают к неким действия, и люди уже сами совершают нечеловеческие, страшные поступки. У Гоголя так же есть подобные рассказы. Конечно, надо относиться к таким произведениям осторожно, и если человек впечатлительный, лучше вовсе не читать, либо подходить со строгим анализом. Однако полностью отвергать подобную литературу тоже не стоит. Даже православная агиографическая традиция пронизана рассказами о святых, которых одолевали бесы. Надо относиться с рассуждением.

— Расскажите, пожалуйста, о творчестве третьего автора.

— Этот автор известен каждому русскому читателю, поэтому скажу о нем очень кратко. О поэтах говорят стихами самих поэтов, поэтому прочитаю стихотворение известного русского поэта Сергея Есенина.

Шел Господь пытать людей в любови,

Выходил он нищим на кулижку.

Старый дед на пне сухом в дуброве,

Жамкал деснами зачерствелую пышку.

Увидал дед нищего дорогой,

На тропинке, с клюшкою железной,

И подумал: «Вишь, какой убогой,-

Знать, от голода качается, болезный».

Подошел Господь, скрывая скорбь и муку:

Видно, мол, сердца их не разбудишь…

И сказал старик, протягивая руку:

«На, пожуй… маленько крепче будешь».

Такое трогательное, глубокое стихотворение о том, как Господь ходил по русской земле и искал человеческой добродетели.

— Батюшка, какие самые яркие впечатления остались у Вас от прочитанных книг?

— Я бы хотел сказать о личных литературных открытиях, которые есть у каждого читателя. Бывает, что много слышал о каком-то авторе, а когда прочитал сам, находишься в состоянии некоего культурологического шока. Хочу сказать о немецком писателе Германе Гессе, писателе мирового масштаба. Многое в современном искусстве основано именно на идеях, который дал этот писатель. Более всего он известен, как автор гениального романа «Игра в бисер», но мое сердце задели два его романа «Демиан» и «Степной волк». В них Гессе рассказывает об известных христианских моментах с какой-то совершенно иной стороны, проникая в психологию человека даже глубже, чем это делал Достоевский. Два этих автора довольно сильно связаны, и, разумеется, Гессе читал Достоевского: некоторые его герои даже походят на героев Достоевского. Когда я читал роман «Степной волк», то заметил, что его главный герой в чем-то сильно напоминает главного героя романа «Идиот». Только если у Достоевского герой более открыт, христианизирован, то у Гессе он более закрыт и сосредоточен на себе.

В романе «Демиан» показан альтернативный взгляд на библейские события, и, видя всю ущербность данного взгляда, понимаешь, что многим людям он мог быть присущ, задумываешься о тех ключах, которые могли бы как-то изменить эту ситуацию.

— Вопрос телезрителя: Каково отношение батюшки к трактовке Оскаром Уайльдом усечения главы Иоанна Крестителя в пьесе «Саломея». И какова позиция батюшки и Церкви к спектаклю, поставленному по этой пьесе Романом Виктюком, где роль Саломеи исполняет мужчина?

— Сразу хочу сказать, что пьесу Уайльда я читал, но спектакль Виктюка не смотрел. Дело в том, что режиссер Роман Виктюк — очень специфический театральный деятель, хотя его взгляд на искусство имеет глубокие основы.

Безусловно, что, будучи театральным произведением, пьеса «Саломея» имеет драматическую специфику, чтобы увлечь зрителя, однако говорить о том, что Церковь выражает некую позицию по поводу конкретного произведения Уайльда, говорить не приходится. В этом смысле мне понравился ответ дьякона Андрея Кураева на вопрос о том, как Церковь относится к «Гарри Поттеру»:

— Церковь никак не относится к «Гарри Поттеру».

— В завершение нашей передачи скажите, пожалуйста, несколько слов нашим телезрителям.

— Чем больше познаешь мировую литературу, тем больше можно найти примеров для продолжения нашего сегодняшнего разговора. Когда прикасаешься к любому литературному продукту, понимаешь, что ключ к нему находится в Евангелии. Поэтому изучая Книгу книг, ту, которая важнее всех на свете, любой читатель, в данном случае христианин может посмотреть на литературу глазами Христа, взять что-то полезное для себя и не заметить что-то вредное.