Как прикажете ваше величество?

Успех «Голого короля» в Ленинграде

«Современник». Постановка Маргариты Микаэлян. Художник — Валентин Доррер, композитор — Эдуард Колмановский, текст песен Михаила Светлова.
Роли исполняли: Король — Евгений Евстигнеев, Камердинер — Михаил Казаков, Поэт — Петр Щербаков, Принцесса — Нина Дорошина, Первый министр — Игорь Кваша, Первая фрейлина — Галина Волчек.
Михаил Козаков «Актерская книга»: Успех «Голого короля» был столь оглушителен, что донесся до Москвы, и, когда через две недели мы туда вернулись, билеты оказались распроданы не только на «Короля», но и на все старые спектакли, которые до этого не делали аншлагов. С 5 апреля 1960 года и по сей день «Современник» не знает пустых мест в зале, и сделал это «Голый король», сыгранный в Ленинграде 24 марта того же года.
Маргарита Микаэлян «Голый король»: Премьера «Голого короля» состоялась в Ленинграде. И сразу же поползли слухи, приписывавшие успех спектакля Олегу Ефремову. Но ведь он был художественным руководителем театра, и, наверное, в его прямые обязанности входило подставить плечо, помочь в выпуске. В дальнейшем он не раз это делал и, когда считал нужным, ставил свою фамилию на афишах многих спектаклей.
Олегу ничего не стоило поставить свою фамилию и на афише «Голого короля», но он этого не сделал. На эту тему у нас с ним и разговора не было. Может, струсил? Хотел спрятаться за мою спину? Да никогда! Он был смелым человеком. Нашлись и доброхоты из актеров, которые уговаривали его поставить свое имя. Поди как просто: стереть все, что было сделано до него! Но он и их не послушал. Он прекрасно понимал, а ума ему не занимать, что, не опираясь на сделанное, на голой сцене «Голого короля» не поставить. На то была его воля. А это дело святое, и нарушать ее никому не пристало.
Успех «Голого короля» на гастролях был огромный. Толпа с улицы выломала дверь и хлынула в зрительный зал, сметая на своем пути всех. Вызвали конную милицию. Смех, гром аплодисментов то и дело прерывали игру актеров. В первый же день все билеты до конца гастролей были распроданы. Окрыленный успехом, театр возвратился в Москву.
Утром театр «Современник» вернулся с гастролей, а днем Худсовет во главе с Олегом Ефремовым и я были вызваны на «ковер» на Коллегию Министерства культуры.
— Кто поставил эту пьесу? Кто разрешил?! Кто вы такие?!! — кричал разъяренный министр…
Ор, паника на коллегии Министерства выдавали министра с головой. Его трясло от страха, что со своим креслом ему придется распроститься. И что же тогда?..
Глядя на него, я невольно вспоминала Игоря Квашу в роли Первого министра, его слова: «Зачем я в Первые министры пошел? Зачем? Мало ли других должностей? Я чувствую, худо кончится сегодняшнее дело!»

Взрослая манга Как прикажете, Ваше Величество Судьба отзывы и обсуждение

Начну с того, что начало просто жуть Не люблю, когда с первых страниц, появляются кучу разных, но по виду похожих, персонажей, с кучей имен, мозг просто вытекает через глаза, пока раздуплишься кто, где и что говорит, желание читать сходит на минимум, а когда еще и какие-то активные события и суета, хочется просто собрать остатки мозга в стакан и отправится в космос на козюле-ракете В принципе, манга милая, но не особо цепляющая, чтобы сказать, что это шедевр. Однако не могу не отметить, что я еще не встречала мангу вселенной омегаверс, где так хорошо показана тема класса Бетта! Зачастую, в омегаверсе, показывают отношения Альфы и Омеги, их сложности в обществе и жизни в целом, а так же, не простые отношения между ними и преодолевания трудностей. Но в этой манге хорошо раскрыта и показана тема Беты, которые представляют собой большую часть населения среднего класса, где, как всегда казалось, обычные люди с обычной жизнью, но «не все то золото, что блестит». Из всех персонажей, несомненно, больше всего, мне понравился Кудо, ну вот он, вообще, огонь простоВ целом история не плохая, герои адекватно себя вели, их действия были логичными и не вызывали каких-либо непонятков. Стоит еще отметить рисовку, местами она была просто бомбой и хорошо передавала эмоции героев. Вообщем, 8/10. Спасибо за перевод!

Разрешите прямо в лоб!

Гражданин быть должен умным —
Льстить правителям всем думным,
Всем шестёркам, казнокрадам,
Бюрократам и бoярам.
Сохранять гражданский статус —
Быть двуликим словно Янус.
Чтить лакеев всех мастей,
Чтоб не раздражать властей.
И тогда наверняка
прямо с Царского стола
На чело падёт кусок —
Не испытывайте шок-
Может сядите и вы…
За высокие столы.
***
Разрешите прямо в лоб! —
Сей маразм достал народ,
Телек выкинул в окно —
Чтоб не раздражал нутро.
Если дальше так пойдёт —
Он не выдержит, прибьёт.
Актуально в наши Дни:
Евгений Шварц. Голый король
Первый министр. -Ваше величество! Вы знаете, что я старик честный, старик прямой.
Я прямо говорю правду в глаза, даже если она неприятна…
Позвольте вам сказать прямо, грубо, по-стариковски:
вы великий человек, государь!…
Король(он очень доволен). -Ну-ну. Зачем, зачем.
Первый министр. -Нет, ваше величество, нет. Мне себя не перебороть.
Я еще раз повторю — простите мне мою разнузданность —
вы великан! Светило!

Король. -Ну вот еще! Ну чего там! ..Поди сюда, правдивый старик.
(Растроганно) Дай я тебя поцелую. И никогда не бойся
говорить мне правду в глаза. Я не такой, как другие короли.
Я люблю правду, даже когда она неприятна…

КАРТИНА ДЛЯ ФРАНЦИСКА


1517 год от р.х. Поздняя весна. Замок Амбуаз. Франция.
********************************************************
По длинным коридорам родового замка,
Что залиты огнём пылающих свечей
И ярким блеском драгоценных канделябров,
Сквозь строй расфранченных придворных дам
И толп аристократов мужской стати,
Стуча подковами поношенных ботфорт,
Когда-то модных у французской знати,
Слегка сутулясь, шёл старик,
С лицом угрюмым и седыми волосами.
Он шёл, глубоко погружённый в думы,
Он вспоминал визит вечерний короля,
Когда его Величество Франциск,
Благоухая апельсинными духами,
Со свитой прибыл в малый замок Клу
Там мастерскую мэтра Леонардо посетил
Где сразу вперился
вороньими блестящими глазами
На Моны Лизы, необычный лик.
О, Женщина, измена — твоё имя!
Безумен тот, кто верит им.
Но, право слово, Боже, как красива,
Какие плечи — кожа — грудь!
Но кто она — загадочная дама на картине?
Твоя возлюбленная, что послужила музой,
Иль плод фантазии седого грамотного мужа,
Чей это колдовской портрет? — Нет, нет,
Мадонна Лиза… Лишь супруга, а муж
Сей дамы — флорентийский гражданин,
Торговец тканями по имени Джокондо.
Вот он как раз
и заказал портрет.
Ну до чего прелестна флорентийка! —
Франциск в восторге даже губы облизал.
— Ваше величество она, она уже покойна, —
Печальным голосом художник произнёс.
— Давно ль писал? Ответствуй, Леонардо,

И сколько стоить будет мне Портрет?
Давай-ка, милый, не торгуясь, король даёт
Четыре тысячи тяжёленьких монет!
Как смерть, здесь побледнел да Винчи,
Нуждался мэтр отчаянно в деньгах,
Но с Лизою расстаться был он не в силах.
Давно себе не мог признаться мастер,
Что в этом полотне
нашёл он для себя Любовь.
То чувство, коим, обделён был жизнью,
О коем мог художник лишь мечтать.
— Ваше величество! Портрет ведь не окончен,
Не полностью прописан мною задний план,
И перспективу, дымку тонкой атмосферы
Не до конца, мне видится, ещё поймал.
— Эгей, старик, да ты юлишь! И мнится,
Что брезгует почётный мэтр такою честью,
Которую ему дарит благой Король!
Не хочешь для потомков сохранить
Твоею кистью созданный шедевр.
Засим откланяюсь я, мэтр, и завтра
Жду Вас во дворец, где купчую
Вам вручит королевский казначей,
Тем самым подтвердив мою покупку.
Так, за ночь глаз и не сомкнув,
Да Винчи около мольберта просидел.
Ему казалось, Лиза с ним прощалась,
И взгляд её холодный Леонардо жёг.
Он не заметил. Время пролетело…
И вот он, замок Амбуаз. Приёмный зал,
И взгляд с хитринкой короля.
— О, мой любезный, Леонард, сказал король
я рад тебя здесь, в Амбуазе, принимать!
Но что с тобой? Печаль я вижу на челе…
Да ты дрожишь, и очень сильно бледен!
Не заболел ли? Приступ ли мигрени одолел?
— Ваше величество, дозвольте молвить слово,
Я умоляю, благородный государь,
Позвольте умереть с картиной рядом! —
Старик готов был рухнуть на колени,
По лбу его струился едкий пот и
Дрожь терзала старческое тело.
Франциск нахмурился:
— Но мы же сговорились…
Иль Вам не нравится моя цена?
Здесь в разговор вмешалась Маргарита
(В народе говорили, что она
Куда как больше, чем сестра для короля).
— Сир, он заслужил бесспорно Вашу милость!
Вы что не видите, — она нагнулась к уху короля, —
Ведь он по-прежнему безумно любит?
— Кого, Марго? Ведь женщина мертва!
— А разве, милый, мертвецов не любят?
Ведь для него она — всегда жива.
Взметнулись бурей мысли в голове Франциска,
Он вспомнил им прочитанный роман о долге
Рыцаря, о чести, о вечном единении сердец…
Монарх холодный дрогнул и руку
на плечо да Винчи положил:
— Не бойся, друг любезный Леонардо,
Никто тебя не разлучит с твоей
Возлюбленной навеки Лизой, и слово
Короля тому залог, а деньги… деньги
Ты получишь сразу, и помни, что картина
Мне принадлежит! —
Здесь туш сыграли музыканты,
По залу закружили в танце пары. Был начат бал,
И там уже никто не вспоминал о странном госте…
*********************
В качестве иллюстрации картина
» Леонардо умирающий на руках Франциска I «
Леонардо Да Винчи был живой легендой, чье присутствие могло украсить любой королевский двор. Французский король Франциск I, бывший большим любителем итальянского искусства, пригласил художника во Францию. Леонардо принял приглашение в 1516 или 1517 году и остаток своих дней провел на правах почетного королевского гостя. Он получил официальный титул «первого королевского художника, инженера и архитектора», но в действительности последние годы своей жизни посвятил устроению пышных придворных праздников и работе над дневниками и рукописями, которые мечтал опубликовать. Франциск высоко ценил Леонардо как собеседника. Король отлично понимал, что при его дворе оказался один из величайших мыслителей в истории человечества.

Жил Леонардо в усадьбе Клу, неподалеку от королевского замка Амбуаз в долине реки Луары, где и умер 2 мая 1519 года, в возрасте 67 лет. Тело Леонардо было погребено на местном церковном кладбище. Впоследствии кладбище разрушили, и могила художника оказалась утерянной.
Глубокое уважение, которое Франциск I испытывал к Леонардо, прекрасно передано Жаном Огюстом Домиником Энгром, написавшим в XIX веке это полотно — на нем изображен старый художник, умирающий на руках своего молодого покровителя.

Д’Артаньян и три мушкетёра

В Википедии есть статья

«Д’Артаньян и три мушкетёра» — советский трёхсерийный музыкальный приключенческий телефильм с элементами комедии по роману «Три мушкетёра» Александра Дюма-отца, созданный на основе мюзикла Марка Розовского «Три мушкетёра»,

Цитаты

  • — Благословляю Вас в дорогу.
    Вослед врагам всегда найдутся и друзья.
    Деритесь там, где это можно, слава Богу,
    И уж конечно, там деритесь, где нельзя. (отец д’Артаньяна)
  • Ничего особенного. У нас в Менге и получше есть! (девушка из Менга — д’Артаньяну на его реплику о миледи)
  • Запомните, Рошфор: нет такого народа, которого бы я не мог посадить в Бастилию.
  • Мне не нужны академии! Любой гасконец с детства академик! Вы же знали моего отца. А я весь в него!
  • — Гаскони неизвестно слово «трус».
    — Не знать мне шпаги, если Вы не правы.
    — У нас, гасконцев, лучший в мире вкус:
    Ничто нам не по вкусу, кроме славы!

    — Без славы мне в Париже не житьё!
    Вся жизнь прошла, пора судьбой заняться!
    — Так сколько же Вам лет, дитя моё?
    — Ах много, сударь, много — ВОСЕМНАДЦАТЬ!

    • Чёрт побери!.. Я полагаю, что Вы неглупый человек, хоть и прибыли из Гаскони! Вам надо было понять, что Париж не вымощен батистовыми платочками.
    • Портос: — Дерусь… просто потому, что я дерусь!
      Д’Артаньян: — Мы поспорили по поводу одежды.
      Атос: — Ага…
    • Один за всех и все за одного!
    • Лучшая награда за преданность — пистоли! Не так ли? (Людовик XIII — д’Артаньяну)
    • С сегодняшнего дня — хватит, вы слышите? Я говорю — хватит дуэлей! На сегодня хватит дуэлей! (Людовик XIII)
    • «Пора-пора-порадуемся на своём веку

    Красавице и кубку, счастливому клинку!» (из песни мушкетёров)

    • — Итак… Посланец герцога Бэкингема в Париже. Интересно, зачем он приезжал сюда, м?
      — Госпожа де Ланнуа сообщила мне, что Её Величество поздно не ложилась прошлой ночью. Сегодня весь день она писала.
      — Всё ясно!.. Всё понятно, писала, разумеется, ему…
      — Ваше Величество!..
      — Ему, ему, ему!.. Она хочет посягнуть… на мою честь.
      — Ваше Величество, как Вы могли допустить подобную мысль? Королева верна Вам! Я утверждаю, эта переписка имеет чисто политические цели!
      — Совершенно другие цели, герцог! Я Вам говорю, что королева… любит! этого подлого Бэкингема. Добудьте мне… все бумаги королевы!
      — Хорошо, Ваше Величество. Если не ошибаюсь, при ней состоит некая… Бонасье? Я разузнаю всё через неё.
      — Герцог, добудьте мне письмо королевы! Я поручаю эту миссию именно… Вам.
      — Мне, Ваше Величество? Мне это…
      — Вам, Вам! Вам!..
      — Я с удовольствием уйду в отставку, Ваше Величество, но должен отказаться выполнить Ваш приказ.
      — Ну, хорошо, хорошо! Я сам! Всё приходится делать самому!..
      — Недаром Вас называют Справедливым, Ваше Величество! (Людовик XIII, Ришелье)
    • — Ла Шене!.. ЛА ШЕНЕ!
      — Я здесь, Ваше Величество!
    • — Не хотите ли полакомиться петушком, господа мушкетёры? (бросает на стол мушкетёрам живого петуха)
      — Чёрт возьми! (хватается за шпагу)
      — Остановитесь! Эта птица не из самых важных. (гвардеец, д’Артаньян, Атос)
    • Я всё понял! Это заговор. Франция в опасности. Я спасу Францию! Каждый шаг моей жены будет известен Вам, Ваше Высокопреосвященство! (Бонасье)
    • Да. Партию я еще не выиграл, а вот жизнь, кажется, уже проиграл. (д’Артаньян)
    • Вы сделали то, что должны были сделать, д’Артаньян. Но может быть, Вы сделали ошибку. (Атос)
    • — Я не сказала «да», милорд…
      — Вы не сказали «нет»… (королева, Бэкингем)
    • Рошфор: — О, я верю, что Ваш гений…
      Ришелье: — …компенсирует Вашу нерасторопность, граф!
    • Ришелье сам себе: Мы должны обезвредить Бэкингема любой ценой. Даже если нам придётся доказать его связь с королевой. Это нужно не мне. Это нужно Франции. (псу:) Вот так, мой друг…
    • Бэкингем (считает убитых д’Артаньяном гвардейцев): — Oh! One, two, three, four. Oh… Beautiful!
    • — Могу ли я Вам доверить судьбу королевы и мою жизнь?
      — Однажды ночью всё это уже было в моих руках.
      (Констанция и д’Артаньян)
    • Бонасье сам себе: «Станьте голубем… почты моей». Ты рогоносец, Бонасье, ты рогоносец. Ты РОГОНОСЕЦ!.. Спокойно, Бонасье, спокойно. Ты будешь польщён. Ты это видел? Да… Я это видел. Ах, бесстыжая… Я с ней… А она мне… СТОП! Спокойно, Бонасье, есть утешение. Ты оскорблён не один, ты оскорблён вместе с Францией! Франция в опасности! Это заговор, заговор против… меня и Франции. Я спасу тебя, Франция! И «голубю почты её» мы крылышки подрежем. (садится за стол) «Станьте голубем… почты моей». Бесстыжая… (пишет) Господину кор… кар…

    • — Мне всегда не везло с жильцами!
      — Зато Вам очень повезло с женой. (Бонасье и д’Артаньян)
    • А дело, собственно, в том, что в Лондоне сыро, а я не захватил и дюжины носовых платков. (Арамис)
    • Одно моё слово спасло Францию! Галантерейщик и кардинал… это сила! (Бонасье)
    • Торговля подождёт, а политика — нет. Всех людей на Гаврскую дорогу! Всех лучших людей! (Рошфор)
    • Я задержу их, ничего!
    • Первая часть Мерлезонского балета!
    • Вторая часть Мерлезонского балета!
    • Д’Артаньян: — Чёрт побери, меня беспокоит отсутствие Арамиса!
      Портос: — А… Он от своей кузины-белошвейки в карете с гербами так рано никогда не уходит, никогда.
      (подъезжает Арамис)
      Д’Артаньян: — Арамис!.. Фу, слава Богу! Ну, что?
      Арамис: — Моя кузина-белошвейка…
      Портос: — Хо-хо-хо!..
      Арамис: — …вот именно — моя кузина! Маленькая кузина-белошвейка! — испросила разрешения у королевы для Вас, Вы можете забрать Констанцию из Бетюнского монастыря. Вот рекомендательное письмо к наставнице Бетюнского монастыря.
      Д’Артаньян: — Благодарю Вас, Арамис, Вы возвращаете меня к жизни!
      Портос: — Удивительная кузина-белошвейка — на короткой ноге с королевой!
      Арамис: — Портос! Ещё одно слово, и я!..
      Портос: — Молчу! Молчу, молчу!
      Арамис: — Молчите! Молчите!..
      Д’Артаньян: — Боже мой! Загнав двух-трёх лошадей, я доскачу до Бетюна и увезу Констанцию туда, где её никто не найдёт!
      Атос: — Не забывайте, д’Артаньян, что и кардинал может знать о Бетюне. Если бы иметь дело с сотней мужчин, я бы Вас отпустил… Но я боюсь, что это будет ещё одна встреча с кардиналом.
      Арамис: — По-моему, Атос прав.
      Портос: — Да, вы меня напугали. Ну, что ж, едем вчетвером!
    • Арамис: — Стены монастыря…
    • Атос: — Портос! Не упадите на Арамиса!
      Портос: — Не волнуйтесь!
    • Арамис: — Воздух монастыря!.. Боже мой!.. Меня всегда сюда тянуло.
      Портос: — Тянуло, конечно, — монастырь-то женский!
    • Арамис: — Д’Артаньян… нам пора. Они сделают с телом всё, что нужно. А душа её… увы, уже далеко.
      Атос: — Кто знает, Арамис, — быть может, их души встретятся гораздо раньше, чем Вы думаете. Берегитесь, д’Артаньян — я, кажется, знаю, кто скрывается под именем леди Винтер и чувствую, что… эта смерть не последняя.
    • Надоело мне всё. Хочу домой… (Портос под Ла-Рошелью)
    • — Вы ещё живы, господин де Жюссак?!
      — Я вижу, и Вы ещё живы пока, господин д’Артаньян!
    • Я же говорил, д’Артаньян, — смерть Констанции не будет последней. Я узнал эту женщину. Миледи и леди Винтер — одно лицо! (Атос)
    • У Вас прекрасная память, леди Винтер. (Ришелье)
    • Вы полагали, что я умер. Право же, и я думал, что стёр Вас с лица Земли. Однако ад воскресил Вас. Ад дал Вам другое имя. Ад сделал Вас богатой. Ад почти до неузнаваемости изменил Ваше лицо, но он не смыл ни грязи с Вашей души, ни клейма с Вашего тела! (Атос)
    • — Нет, Вы не сможете, Вы не посмеете убить меня второй раз, граф де Ла Фер, благородный Атос!..
      — Анна де Бейль, леди Кларик, Шарлотта Баксон, баронесса Шеффилд, графиня де Ла Фер, леди Винтер… Видите — Вас так много, а меня так мало… Вы можете не сомневаться, что я убью Вас… Если хоть один волос упадёт с головы моего друга д’Артаньяна!.. Бумагу! Считаю до трёх: раз… два…
      — Ах!.. <…>
      — ТРИ!
      (отдаёт бумагу) — Берите и будьте прокляты!
      — Ну, а теперь, ехидна, когда я вырвал у тебя жало, кусайся, если можешь.
      — Д’Артаньян жестоко оскорбил меня, д’Артаньян умрёт.
      — Клянусь честью, сударыня, д’Артаньян вежливый человек. Он уступит место даме. Первой умрёте Вы.
      — Д’Артаньян уже мёртв! (миледи и Атос)
    • Простите, милый друг. Мне не хотелось, чтобы Вы пили без меня. Это было бы не по-товарищески. (Атос)
    • Бегите, мадам, гвардейцы невоспитанны… (Арамис — служанке во время драки в таверне)
    • Прощайте, сударь, я помолюсь за Вас! (Арамис — гвардейцу кардинала во время драки в таверне)
    • Я солдат, сударыня! И выполняю приказ герцога… не важно какого герцога! (Фельтон)
    • Имя, сестра, имя! (Фельтон)
    • Если бы я стреляла в Вас, мы бы сейчас с Вами не разговаривали. Я стреляла в лошадь! (миледи — д’Артаньяну)
    • Я… я не хочу умирать! Я… я слишком молода, чтобы умереть!.. (миледи перед казнью)
    • Мы тупеем на этой войне, господа! (д’Артаньян)
    • — Простите, Ваше преосвященство, но для Атоса это слишком много… а для графа де Ла Фер — слишком мало.
      — Я понимаю Вас, граф. (Ришелье и Атос)