Как отдать ребенка в школу интернат?

Содержание

Воспитательные меры: непослушного ребенка можно сдать в детдом или отправить в армию?

Популярная пугалка, которую родители часто пускают в ход: «Не будешь слушаться — отдадим в детдом», для подростка из Ростова-на-Дону стала явью.

Спихнули в интернат

Недавно суд принял беспрецедентное решение — лишить родителей родительских прав по собственному желанию. Свой поступок мама и папа, кстати, оба с высшим образованием, имеющие ещё троих старших детей, объяснили тем, что сын прогуливал школу, плохо учился, убегал из дома, таскал деньги. И хотя ребёнок умолял простить его и забрать домой, родители остались непреклонны. Быть в ответе за поступки мальчика, по словам отца, они больше не хотят…

Но гораздо чаще родителям, чувствующим, что не справляются с воспитанием собственного ребёнка, приходит в голову другой вариант — отдать его в армию.

Сергей В., став студентом престижного юридического вуза, учёбой себя не обременял. Родители платили за обучение, поэтому парень был уверен, что диплом уже в кармане. Однако из-за прогулов и хвостов встал вопрос об отчислении. Чтобы взялся за ум, парня на год отправили служить в армию.

Могут ли чужие дяди и тёти дать подростку больше, чем собственные родители?

«Ситуация бессилия — это нормально в любом человеческом контакте, — считает Пётр Дмитриевский, психолог МГППУ. — Такое возможно не только между родителями и детьми, но и между супругами, работником и работодателем. На близкой дистанции люди бывают непереносимы. В таких случаях родители чувствуют острое желание быстрее избавиться от проблемы. Проще всего в такой момент им кажется привлечь внешнюю силу, например, в виде военизированной структуры: «Там из тебя человека сделают!» Раз он отказывается подчиняться им, пусть подчиняется чужим дядям. Да, есть ребята, которым подходят обучение в кадетском корпусе, служба в армии.

Если у ребёнка есть интерес к военизированным играм, строгой ­ие­ра­рхической структуре, чётким задачам, желание быть в команде, наверное, в армейских заведениях ему будет хорошо. Но я категорически против этого как воспитательной меры в случае, когда интересы и особенности ребёнка не учитываются. Если родители, пусть в самом глубоком отчаянии, спихивают ребёнка в армейскую структуру, в интернат, это лишает подрост­ка важного опыта — научиться договариваться с близким человеком.

Конечно, в ситуации кризиса, ЧП ребёнок должен уметь действовать не рассуждая, подчиняясь старшим. Но, если ситуация некатастрофическая, такая система воспитания только вредит. Если родители чувствуют отчаяние, надо найти в себе силы обратиться за помощью к специалистам».

Любить сложно

«Отчуждение — это очень жестокое наказание, — уверен Кирилл Хломов, руководитель центра по работе с подростками «Перекрёсток» МГППУ, кандидат психологических наук. — Я уже даже не говорю о том, чтобы отдать сына или дочь в интернат. Возьмём самый распространённый вариант — бойкот. На самом деле нет никакой разницы — ударить ребёнка или не разговаривать с ним три дня. У него теряется уверенность, что он может быть принят таким, какой он есть. Это воспитывает в нём ответную жестокость. Плюс он перестаёт чувствовать себя в безопасности, ощущать надёжность отношений с родителями. Ни один ребёнок, даже тот, который говорит родителям, что он их ненавидит, не рождается с идеей причинить зло своей семье.

Многие потенциальные усыновители избегают этих заведений, боясь вместе с ребенком получить груз проблем. Их можно понять — не каждый способен на подобное самоотречение, готовность положить собственную жизнь, чтобы вылечить и воспитать подобного маленького страдальца. Но большое количество детей из таких заведений в условиях тепла и любви приемной семьи вполне излечимо и решившиеся все же на подобный подвиг будут вознаграждены любовью и привязанностью маленького человечка, который всегда чувствует искреннее внимание и любовь к себе.

Итак, какие же виды детских домов существуют?
Исчерпывающий ответ дан в «Письме Министерства общего и профессионального образования РФ от 4 сентября 1997 г. N 48» под названием «О специфике деятельности специальных (коррекционных) образовательных учреждений I-VIII видов».

Приведем выдержки из этого документа.

Специальное (коррекционное) образовательное учреждение I вида

Специальное (коррекционное) образовательное учреждение I вида создается для обучения и воспитания неслышащих детей, их всестороннего развития в тесной связи с формированием словесной речи как средства общения и мышления на слухо-зрительной основе, коррекции и компенсации отклонений в их психофизическом развитии, для получения общеобразовательной, трудовой и социальной подготовки к самостоятельной жизни.
Специфика образовательного процесса в коррекционном учреждении I вида состоит в преодолении недостатков психического и речевого развития воспитанников, затрудняющих усвоение основ наук, с использованием специальных средств обучения (звукоусиливающей аппаратуры), методов обучения и определенным образом структурированного содержания обучения.
Проводятся фронтальные и индивидуальные занятия по развитию слухового восприятия и совершенствованию навыков произношения в ходе всего образовательного процесса. На занятиях по ознакомлению с окружающим миром и музыкально-ритмических, а также по всем общеобразовательным предметам обеспечиваются активная речевая практика, развитие нарушенной звуковой функции, создание слухоречевой среды на основе использования звукоусиливающей аппаратуры, формирование на слуховой основе речи воспитанников, по своему звучанию приближенной к естественной. Широко используется предметно-практическое обучение как основа общего и речевого развития, формирования познавательной активности, осознанности в приобретении знаний. Коррекционная работа проводится с широким использованием специализированных технических средств (электроакустическая аппаратура, компьютерная техника и другие технические средства).
В составе образовательного учреждения I вида организуются классы для глухих детей со сложной структурой дефекта (умственной отсталостью, задержкой психического развития и др.), работа в которых организуется по специальным учебным планам и программам.

Специальное (коррекционное) образовательное учреждение II вида

Коррекционное учреждение II вида создается для обучения и воспитания слабослышащих детей (имеющих частичную потерю слуха и различную степень недоразвития речи) и позднооглохших детей (оглохших в дошкольном или школьном возрасте, но сохранивших самостоятельную речь), всестороннего их развития на основе формирования словесной речи, подготовки к свободному речевому общению на слуховой и слухо-зрительной основе.
Обучение слабослышащих детей имеет коррекционную направленность, способствующую преодолению отклонений в развитии. При этом в ходе всего образовательного процесса особое внимание уделяется развитию слухового восприятия и работе над формированием устной речи. Воспитанникам обеспечивается активная речевая практика путем создания слухо-речевой среды (с использованием звукоусиливающей аппаратуры), позволяющей формировать на слуховой основе речь, приближенную к естественному звучанию.
Для обеспечения дифференцированного подхода в обучении слабослышащих и позднооглохших детей создаются два отделения:

  • 1 отделение — для воспитанников с легким недоразвитием речи, обусловленным нарушением слуха;
  • 2 отделение — для воспитанников с глубоким недоразвитием речи, обусловленным нарушением слуха.

Для позднооглохших воспитанников (независимо от возраста) с целью восстановления их устной коммуникации со слышащими организуется специальная индивидуальная помощь по обучению восприятия устной речи на зрительной (чтение с губ), слухо-зрительной и зрительно-вибрационной основе.
Для развития слухового восприятия и формирования произношения проводятся индивидуальные и групповые занятия с использованием звукоусиливающей аппаратуры коллективного пользования и индивидуальных слуховых аппаратов.
Работа по развитию слухового восприятия и автоматизации навыков произношения с использованием фонетической ритмики и различных видов деятельности, связанных с музыкой, осуществляется на музыкально-ритмических занятиях.

Специальные (коррекционные) образовательные учреждения III и IV видов

Коррекционные учреждения III и IV видов обеспечивают обучение, воспитание, коррекцию первичных и вторичных отклонений в развитии у воспитанников с нарушениями зрения, развитие сохранных анализаторов, формирование коррекционно-компенсаторных навыков, способствующих социальной адаптации воспитанников в обществе.
Для формирования у воспитанников компенсаторных процессов проводятся групповые и индивидуальные коррекционные занятия по развитию осязательного (III вид) и зрительного восприятия, речи, социально-бытовой и пространственной ориентировке, ритмике, лечебной физкультуре, формированию навыков общения.
В коррекционное учреждение III вида принимаются незрячие дети, а также дети с остаточным зрением (0,04 и ниже) и более высокой остротой зрения (0,08) при наличии сложных сочетаний нарушений зрительных функций с прогрессирующими глазными заболеваниями, ведущими к слепоте.
В коррекционное учреждение IV вида принимаются слабовидящие дети с остротой зрения от 0,05 до 0,4 на лучше видящем глазу с переносимой коррекцией. При этом учитывается состояние других зрительных функций (поле зрения, острота зрения для близи), форма и течение патологического процесса. Также могут быть приняты дети с более высокой остротой зрения при прогрессирующих или часто рецидивирующих заболеваниях, при наличии астенических явлений, возникающих при чтении и письме на близком расстоянии.
Кроме того, в коррекционное учреждение IV вида принимаются дети с косоглазием и амблиопией, имеющие более высокую остроту зрения (выше 0,4) для продолжения лечения зрения.
Обучение воспитанников с нарушениями зрения осуществляется с широким использованием тифлоприборов и специального оборудования с учетом структуры зрительного дефекта, степени и характера нарушения зрения. При этом обучение незрячих базируется на использовании осязательного и зрительно-осязательного восприятия. Основой обучения является система Брайля.
Используется нестандартный дидактический материал и особые средства наглядности, позволяющие расширить рамки доступности учебной и другой информации.

Специальное (коррекционное) образовательное учреждение V вида

Коррекционное учреждение V вида создается для обучения и воспитания детей с тяжелой речевой патологией, оказания им специализированной помощи, способствующей преодолению нарушений речи и связанных с ними особенностей психического развития.
Коррекционное учреждение V вида имеет в своем составе два отделения.

  • В 1 отделение принимаются дети, имеющие общее недоразвитие речи тяжелой ступени (алалия, дизартрия, ринолалия, афазия), а также дети, страдающие общим недоразвитием речи, сопровождающимся заиканием.
  • Во 2 отделение принимаются дети с тяжелой формой заикания при нормальном развитии речи.

Специальное (коррекционное) образовательное учреждение VI вида

Коррекционное учреждение VI вида создается для обучения и воспитания детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата (с двигательными нарушениями различной этиологии и степени выраженности, детским церебральным параличом, с врожденными и приобретенными деформациями опорно-двигательного аппарата, вялыми параличами верхних и нижних конечностей, парезами и парапарезами нижних и верхних конечностей), для восстановления, формирования и развития двигательных функций, коррекции недостатков психического и речевого развития детей, их социально-трудовой адаптации и интеграции в общество на основе специально организованного двигательного режима и предметно-практической деятельности.

Специальное (коррекционное) образовательное учреждение VII вида

Коррекционное учреждение VII вида создается для обучения и воспитания детей с задержкой психического развития, у которых при потенциально сохранных возможностях интеллектуального развития наблюдаются слабость памяти, внимания, недостаточность темпа и подвижности психических процессов, повышенная истощаемость, несформированность произвольной регуляции деятельности, эмоциональная неустойчивость, для обеспечения коррекции их психического развития и эмоционально-волевой сферы, активизации познавательной деятельности, формирования навыков и умений учебной деятельности.
С целью уточнения диагноза воспитанник может находиться в коррекционном учреждении VII вида в течение одного года.
Воспитанники, имеющие речевые нарушения, получают логопедическую помощь на специально организуемых логопедических занятиях (индивидуально или в группе из 2-4 человек).

Специальное (коррекционное) образовательное учреждение VIII вида

Коррекционное учреждение VIII вида создается для обучения и воспитания детей с умственной отсталостью с целью коррекции отклонений в их развитии средствами образования и трудовой подготовки, а также социально-психологической реабилитации для последующей интеграции в общество.
В коррекционном учреждении VIII вида организуется обучение разным по уровню сложности видам труда с учетом интересов воспитанников и в соответствии с их психофизическими возможностями, с учетом местных условий, потребности в рабочих кадрах, возможностей трудоустройства выпускников, продолжения их обучения в специальных группах учреждений начального профессионального образования.
В первые четыре года осуществляется всестороннее психолого-медико-педагогическое изучение личности умственно отсталого воспитанника, выявление его возможностей и индивидуальных особенностей с целью выработки форм и методов организации образовательного процесса. Воспитанникам прививается интерес к получению знаний, формируются навыки учебной деятельности, самостоятельности. Проводится работа по общему и речевому развитию воспитанников, коррекции нарушений моторики, отклонений в интеллектуальной и эмоционально-волевой сферах,поведении.
Воспитанникам прививаются навыки самостоятельной работы, с этой целью они включаются в трудовую деятельность в учебных мастерских, подсобных хозяйствах, на предприятиях, в учреждениях и организациях.

Школа особого режима, или 10 мифов о жизни в интернате

С чем у вас ассоциируется интернат? Невкусная еда, хмурые дети, полное отсутствие личной свободы… Я сама окончила закрытую школу — СУНЦ НГУ в новосибирском Академгородке. Именно поэтому мифы об ужасах жизни в любом интернате (если это только не элитный пансион для детей обеспеченных родителей) вызывают у меня как минимум недоумение. Попробую развеять самые популярные из них.

1.​ В интернатах учатся только сироты и дети с ослабленным здоровьем

Старый миф о том, что в интернат попадают только те, кому в чём-то не повезло в жизни, пришёл к нам, видимо, из фильмов про трудных подростков. В реальности всё гораздо разнообразнее, и в современных интернатах учатся абсолютно разные люди. Просто по определению школа с общежитием для учеников — специализированное заведение. Контингент учащихся зависит от специализации. СУНЦ НГУ, который окончила я, специализируется на углубленном обучении одарённых детей естественно-научным предметам. Ученики физматшколы — дети совершенно разные, которых объединяет интерес к науке и качественному образованию.

2.​ Порядка тут ноль, а дети творят, что хотят

Если бы это было так, стены интернатов давно бы огородили колючей проволокой, а возмущённые родители бросились забирать своих детей по домам. Между тем, в одном только СУНЦ НГУ работает 500 человек только обслуживающего персонала, то есть примерно по человеку на ученика. У каждого класса есть воспитатель, он следит за поведением, дисциплиной и, что немаловажно, за успеваемостью. И даже по ночам дежурные администраторы регулярно обходят комнаты общежития, чтобы убедиться, все ли дети на месте. В общем, порядка тут даже больше, чем в отдельно взятой квартире.

3.​ Это же тотальный контроль за каждым шагом школьника!

Другая крайность, в которую многие склонны верить. Да, в интернате всё под контролем, но это далеко не тотальная слежка. У каждого школьника есть личное время, которым можно распоряжаться как угодно, лишь бы это не нарушало общих для всех правил. Даже так: нарушать тоже можно, но в меру. Так что почитать ночью любимую книгу под одеялом получится, а вот сбегать после уроков на последний эпизод «Звёздных войн», не сказав об этом воспитателю, — вряд ли.

4.​ В интернате полностью игнорируется личное пространство человека

Первый месяц в общежитии школы-интерната действительно будет сложным. Придётся смириться с тем, что ты постоянно не один. У нас, например, каждый блок (он состоит из двух небольших комнат) — это как минимум четверо жильцов. К тому же, в общежитии постоянно кипит жизнь: не бывает такого, что вокруг тишина и никого нет. В общем, — да! — 24 часа в сутки семь дней в неделю ты будешь окружён людьми, и от этого никуда не деться. Но!

Если учиться в компании соседа не получается или пришло вдохновение и захотелось писать стихи в гордом одиночестве, всегда можно взять ключи от учебных классов и оказаться в тишине. К тому же у соседей по комнате часто бывает разное расписание дополнительных занятий. Соответственно, пока один сидит на паре, второй может предаваться радостям саморазвития в общей комнате. Да и вообще, со временем начинаешь ценить своих соседей по комнатам в интернате и то, что всегда есть, к кому обратиться за помощью.

5.​ Жить далеко от родителей и старых друзей — очень тяжело

Не спорю, для кого-то такой опыт действительно станет очень сложным. Но, давайте честно, рано или поздно почти каждому приходится покидать своё гнездо. В нашем интернате живут те, кому уже исполнилось 14-15 лет, в школу принимают с 9-го класса. В этом возрасте ты, вроде бы, ещё ребёнок, но поставлен в ситуацию, где должен отвечать за себя сам (про отсутствие тотального контроля мы тут уже говорили). Родители далеко и уже не могут защитить тебя от всех возможных проблем. И тебе некуда деваться — остаётся только учиться выходить из сложных ситуаций самостоятельно, а значит — взрослеть.

Что же касается старых друзей… С переездом в интернат мои отношения с ними стали только крепче, а физматшкола подарила и много новых друзей. Да и с родителями, пока учишься далеко от дома, отношения становятся лучше и ещё теплее.

6.​ В интернатах дети ходят голодные, потому что кормят мало и невкусно

В моем случае всё оказалось как раз наоборот. Где-где, а в нашей школе за рационом следят очень тщательно. В нескольких десятках метров от школы стоит собственная столовая и кормят тут, представьте себе, пять раз в день. И это не картошка-фри, а нормальная полезная еда со всеми положенными в подростковом возрасте витаминами и минеральными веществами. А миф о том, что в интернатах все ходят голодные, по-моему, обязан своим появлением тем, кто, видя перед собой тарелку овсяной каши, начинает мучительно мечтать о гамбургере. Кстати, в Академгородке страсть к фаст-фуду всегда можно утолить в местных заведениях за собственные карманные деньги. Но кашу сначала всё-таки съешьте.

7.​ Тут сплошная учёба и никаких развлечений — скучно

Нет, нет и ещё раз нет! К счастью, все прекрасно понимают, что одной учёбы подростку для полного счастья мало, а мозгам время от времени нужна разрядка. В СУНЦ, например, практически все культурные мероприятия организуют сами школьники: тут тебе сразу и развлечения, и новый вид деятельности. Дискотеки по субботам, посвящение в фмшата, день рождения школы, конкурс «Мисс ФМШ», День самоуправления. Недавно дошло до того, что школьники практически сами организовали и провели День открытых дверей. К этому ещё стоит добавить, что каждый может предложить и своё мероприятие.

У нас есть танцевальные студии, кружок фотографов, своя газета и даже радио. В общем, тут каждый найдёт, как отдохнуть от формул и терминов.

8.​ Учиться в физико-математическом интернате могут только богатые

Да, за проживание в интернате СУНЦ НГУ надо платить. Это так называемая плата за интернатное содержание, которую часто путают с платой за учёбу. Между тем, как раз учёба тут абсолютно бесплатная. Отменить плату за интернат школа не может — государственное финансирование просто не покроет расходов, а с 2017 года его и вовсе урезали. Но не будем вдаваться в эти печальные подробности. Лучше — о хорошем.

Плата за интернат достаточно высокая — порядка 130 тысяч рублей за учебный год. Но пока, слава богу, в новосибирском Академгородке понимают, что право на хорошее образование должны иметь все талантливые дети, независимо от доходов их семей. Свои стипендиальные программы для школьников создают научные институты, например, знаменитый Институт ядерной физики СО РАН. Есть благотворительные организации, которые полностью или частично оплачивают проживание. Скидки на оплату даёт и сама школа — за хорошую учёбу, например. В общем, главное — это желание учиться. В остальном — поддержат.

9.​ В физико-математическом интернате у меня не будет времени подготовиться к ОГЭ или ЕГЭ

Учиться тут действительно приходится много, причём углубленно. И так — практически по каждому предмету. Каждые полгода проходит сессия, всё как в вузе. И кажется, что тут будет совсем не до подготовки к стандартным итоговым экзаменам. Но нет!

В СУНЦ всегда есть специальные дополнительные занятия, где школьники решают КИМы, причём абсолютно по всем предметам. И если в процессе учебы в СУНЦ вы вдруг поймёте, что ваше призвание лежит в противоположной стороне от физики и математики (а такое бывает), будьте спокойны. К английскому, русскому и литературе вас подготовят.

К примеру, в 2017 году в СУНЦ было 27 стобалльных результатов на ЕГЭ и восемь из них — по русскому языку.

10.​ В интернате не к кому обратиться за помощью, когда тебе по-настоящему плохо

Поверьте, в физматшколе все заинтересованы не только в ваших оценках, но и в комфортных условиях для обычной жизни и отдыха. Для бесед по душам есть друзья-одноклассники. Для решения непонятных проблем — воспитатели и даже психолог. И, кстати, в общежитии круглосуточно работает медпункт, что сводит к минимуму ещё и неприятности со здоровьем. Во времена своего обучения к врачам я обращалась абсолютно со всем — начиная от головной боли и заканчивая серьёзными проблемами со здоровьем. А главное, что медпункт я всегда покидала с горкой лекарств, подробным описанием лечения и заветным кульком аскорбинок.

Фото: Анастасия Фадеева