Как научить ребенка молиться?

«Отче наш» вместе с детьми: домашний урок

Часть 1: «Отче наш» вместе с детьми: молитва как ритм жизни

Увидеть текст

Наши дети, выросшие в Церкви, могут наизусть знать слова молитв. Некоторые, особенно памятливые, могут хоть все вечерние молитвы читать без книжки, сходу произносить витиеватые словосочетания вроде «благорастворение воздухов» или «Единородного, иже от Отца рожденного прежде всех век». Но далеко не всегда умение произносить подобные фразы, даже умение перевести их «на русский» означает понимание смыслов и значений этих слов.

Текст, знакомый… как «Отче наш». То есть слишком знакомый

Именно молитва Господня, молитва, которую каждый христианин в любой точке земного шара обычно знает наизусть, может показать, насколько далеко порой отстоит умение «произнести» молитву ‒ от самой молитвы и от понимания ее смысла. Текст, знакомый… как «Отче наш». То есть слишком знакомый. Наши дети с младенчества знают слова этой молитвы, и эти слова слиты у них в голове – а часто и в наших головах тоже – в единое целое, в набор слов, которые мы произносим почти автоматически.

Наверное, в изучении молитвы Господней наша первая задача – просто увидеть «свежими глазами» этот родной и знакомый текст. Показать детям эти привычные слова ‒ как слова, у которых вообще имеется какое-то значение.

Для этого можно каждую фразу молитвы мы выписываем на отдельный лист бумаги (плотные листы для черчения формата А 4).

Первая фраза – «Отче наш». Выписываем ее красиво. Мы писали по-церковнославянски, а можно, конечно, писать русскими буквами или по-русски. У нас получилось 12 листов с такими словами:

  1. Отче наш, Иже еси на небесех!
  2. Да святится имя Твое,
  3. да приидет Царствие Твое,
  4. да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли.
  5. Хлеб наш насущный даждь нам днесь;
  6. и остави нам долги наша,
  7. якоже и мы оставляем должником нашим;
  8. и не введи нас во искушение,
  9. но избави нас от лукаваго.
  10. Ибо Твое есть Царство
  11. и сила
  12. и слава
  13. во веки. Аминь.

Когда привычно-слитные слова молитвы разделяются на отдельные прошения, то появляется шанс, что ребенок обратит внимание, увидит, почувствует эти слова.

Слова, которые что-то значат

Для подростков, которые, как им кажется, «давно все знают», бывает полезно увидеть эти знакомые слова на другом языке. Так привычное слово разворачивается, открывается, обнаруживает свое значение. Мы в таком случае обращаемся к греческому языку – собственно, практически первоисточнику.

Здесь нет ничего сильно сложного: Отче наш ‒ Πάτερ ημών <Патер имон>. Патер – знакомое детям слово: отсюда «патер Браун» Честертона, отсюда слово «патерик». Немного по-другому, немного с другой стороны – и вот уже привычно-неразборчивая фраза «Отче наш» начинает жить.

На небесех ‒ ὁ ἐν τοῖς οὐρανοῖς <о эн тис уранис>. Уран – небо по-гречески, тоже знакомое имя из греческой мифологии, а заодно немного из астрономии. Вроде бы совсем другая степь – но главное, что ребенок видит знакомые корни слов. И снова «освежается» восприятие слишком знакомой фразы.

Если дети хоть немного интересуются языками, такое обращение к древнему, загадочному греческому языку может оказаться невероятно интересным и увлекательным занятием.

Когда мне самой было лет пятнадцать, я, что называется, выросшая в Церкви девочка, именно с помощью обращения к древнегреческим текстам вдруг увидела значение многих родных молитв. Для меня это было открытием. Оказалось, что у привычного и вроде бы понятного есть неизведанные глубины, важные и интересные. Мне кажется, «церковному» подростку важно сталкиваться с подобными вещами.

В подростковом возрасте все «домашнее» может стать синонимом «неинтересного»

Если греческий текст – это первоисточник, это «древность» и «глубина», то другой полюс «разворачивания смыслов» текста – обращение к английскому языку. Это движение в сторону «современности», актуальности. И это больше вопрос к пониманию переводов, значения слов. Ведь греческий доступен далеко не всем, а английский изучают как минимум в любой школе, а то и на всяческих курсах. И к шестому, а тем более к девятому-десятому классу подростки уже хоть немного владеют этим языком. И мы переводим: Отче наш – «Our Father». И вдруг – реально вдруг! – оказывается, что «Отче наш» ‒ это обращение к нашему Отцу. «Give us this day our daily bread» ‒ английская лексика на уровне четвертого класса, а то и третьего. Привычное, неосознаваемое, слившееся в одну беспробельную фразу «Хлеб-наш-насущный-даждь-нам-днесь» оказывается просьбой дать нам daily bread. Все это, на мой взгляд, очень нужная для «церковного» ребенка вещь.

Молитва, как и все прочие составляющие православной культуры, воспринимается «церковным» ребенком в рамках «своего» и «домашнего» ‒ и это здорово. Но в определенный момент, в подростковом возрасте, все «домашнее» закономерно может стать синонимом «неинтересного» и «уже пройденного». И всего лишь с помощью подобного перевода на английский язык это «домашнее» вдруг вырывается за пределы «дома», переходит границы культур и континентов, поднимается над всей вселенной, как нечто новое – оставаясь при этом тем самым родным и укорененным в родном доме, в родном детстве.

Поэтому, обращаясь к изучению молитвы Господней, мы с детьми написали на отдельных листах крупными красивыми буквами отдельно каждую фразу молитвы Господней на церковнославянском – и рядом ту же фразу на греческом, и ту же фразу на английском. Так у нас получилось 12 плакатов, написанных на трех языках. Малыши в этом написании не поняли вообще ничего, ученики начальной школы – только русский и немного английский, старшие поняли все, кроме греческого – зато греческий оказалось интересно читать и разбирать. Так получается, что написанный текст «работает» для любого уровня развития и образования.

Иллюстрации к каждой фразе молитвы

Чтобы побольше «освоить» эти фразы, и чтобы получилось при этом красиво и интересно, я предложила детям украсить эти плакатики. Дети сами выбирали те фразы, которые они захотят иллюстрировать. И что именно рисовать – дети тоже решали сами.

А подумать есть над чем. «Хлеб наш насущный» ‒ понятно, хлеб. Эту фразу у нас иллюстрировала пятилетняя девочка. На полях этого плаката она изобразила цветочки и любимого «совика»: не в тему, зато в сторону принятия и освоения молитвы вообще.

А как изобразить слова «да будет воля Твоя»? Пока человек думает над этим вопросом – заодно думает и над содержанием фразы. А значит – думает над смыслом молитвы, держит в голове слова Священного Писания, слова Господа. А значит, мы уже хоть немного продвинулись, помогли ребенку задуматься над содержанием главной молитвы нашей жизни. Ребенок (не совсем ребенок – почти мужчина 14 лет) придумал изобразить руку, которая обращает к земле свиток – как руку Божию, предлагающую людям Божественную волю.

Каждая фраза оказывается поводом много и серьезно подумать

В иллюстрациях ожидаемо появились и отсылки к Священному Писанию. «Отче наш» ‒ ассоциация с притчей о блудном сыне (ср. Лк. 15). «И остави нам долги наша…»: снова притча ‒ о злом заимодавце (Мф. 18, 23‒35).

Когда нужно было иллюстрировать «и слава» из заключительной части молитвы, одиннадцатилетний человек вспомнил о видении пророка Иезекииля, о котором мы читали за несколько месяцев до этого. Очень впечатляющее видение – потом мы обращали внимание детей на икону «Спас в силах», где изображены символы из этого таинственного видения. Так что на плакатике со словами «и слава» у нас оказались колеса с ободьями, «исполненные очей», и небесные существа ‒ «у каждого четыре лица, и у каждого из них четыре крыла; а ноги их – ноги прямые, и ступни ног их – как ступня ноги у тельца» (Иез. 1, 4‒7). Так не только Новый Завет, но и Ветхий вспомнили, и на иконографию обернулись.

В общем, каждая фраза оказывается поводом много и серьезно подумать. Не так важно, что именно ребенок нарисует ‒ рисованием мы делаем фразу наглядной, рисованием фраза как будто утверждается, закрепляется, снова и снова заставляет обращаться к смыслу каждого слова. Хоть немного. Хоть как-то.

Толкования святых отцов

Итак, мы подготовили 12 плакатов, разрисованных своими руками, своими кисточками, карандашами, фломастерами и гелевыми ручками. Теперь мы можем совершить еще более продвинутый подход к изучению текста молитвы – будем читать толкования святых отцов.

Отцы нам оставили много размышлений по поводу молитвы «Отче наш». Вот каких толкователей перечисляет святитель Феофан Затворник: «Тертуллиан (до падения), св. Киприан, свт. Григорий Нисский, свт. Кирилл Иерусалимский (в 5-м тайноводственном слове), свт. Златоуст (в беседах на Евангелие от Матфея, и в беседе на слова: ‟узкие врата и проч.), св. Кассиан в 9-м собеседовании, блж. Августин (в трактате о Нагорной беседе Господа, в словах 56, 57 и 58, и в письме 130), св. Максим исповедник, блж. Феофилакт (в толковании Евангелий от Матфея и Луки), Симеон Солунский и наш новоявленный чудотворец, святитель Тихон Воронежский, Задонский (в 3-х т.)». Сам святитель Феофан Затворник проделал огромную работу – собрал толкования всех этих учителей и отцов в одной книге («Истолкование молитвы Господней ‟Отче наш” словами святых отцов»), аккуратно привел эти толкования буквально под каждым словом молитвы.

Есть более современные толкования. Это святитель Николай Сербский, митрополит Вениамин (Федченков). Можно найти и проповеди, размышления ныне живущих священников, епископов, богословов.

Из святых отцов мы сами взяли толкование одного святителя Иоанна Златоуста. «Авторитетная классика», причем образно, эмоционально и понятно. И не настолько высокоаскетично, как другие святые отцы: все-таки толкование Златоуста – это проповедь, произнесенная в обычном городском храме, обращенная к обычным мирянам.

Фразы молитвы мы можем изучать их по очереди, одну за другой. Для этого подготовленные плакаты мы вешаем на видное место. Мне кажется, удобнее всего где-то над обеденным столом. Так эта фраза все время будет на виду, так мы не будем забывать о занятиях, и так мы сможем обращаться к тексту во время обсуждения. «Видным местом» может быть холодильник – к нему можно все что угодно прикрепить с помощью магнитов. Когда мы жили в квартире, у меня холодильник был главной учебно-наглядной поверхностью. Сейчас мы живем в своем доме, и в столовой около обеденного стола у нас стоит мольберт, на котором я устанавливаю все подобные «наглядные пособия».

Урок во время ужина

Начинаем с первой фразы: «Отче наш». Значит, на мольберте у нас плакатик с этим текстом, и во время общего ужина мы обращаемся к этой фразе.

Помолились, сели за стол. Еда разложена по тарелкам, дети начинают есть – и мы читаем толкования. Все просто: мы заранее положили на подоконник в столовой книгу, нужные страницы заложили закладкой. И когда дети и муж приступают к еде, я, прежде чем присоединиться к ним, протягиваю руку к подоконнику, открываю книгу (или, когда нужно, Интернет на планшете) и просто читаю вслух.

Это чтение может занимать всего минуту: даже еда не успевает остыть в моей тарелке. Вот толкование святителя Иоанна Златоуста на фразу «Отче наш», вернее даже, на слово «наш» в этой фразе: «…этими словами Он научает нас и молиться за всех братьев. Он не говорит: ‟Отче мой, Иже еси на Небесех”, но ‒ Отче наш, и тем самым повелевает возносить молитвы за весь род человеческий и никогда не иметь в виду собственных выгод, но всегда стараться о выгодах ближнего. А таким образом и вражду уничтожает, и гордость низлагает, и зависть истребляет, и вводит любовь ‒ мать всего доброго; уничтожает неравенство дел человеческих и показывает полное равночестие между царем и бедным, так как в делах высочайших и необходимейших мы все имеем равное участие». Выразительное чтение этого текста занимает около минуты. Всего 60 секунд перед ужином, во время ужина – это совсем не трата времени, это совсем не тяжело даже тому, у кого есть аллергия на чтение вслух (такое иногда случается с подростками). Если Златоуст кажется витиеватым, можно подобрать что-то другое, взять текст любого современного проповедника – имея доступ в Интернет, нетрудно подобрать текст «на любой вкус и достаток».

Сразу же, прямо во время ужина, если есть желание, можно обсудить прочитанное. Часто в таком случае мы обсуждаем что-то не с детьми, а с мужем – дети просто слушают. А иногда и не слушают – не страшно. Но ведь присутствуют, и это уже великое дело. Главное сделано: семя посеяно.

А еще в подобной ситуации дети видят, что нам самим, родителям, все это чтение-толкование важно, интересно, мы способны на эти темы друг с другом говорить.

И это действительно важно для нас. Мы учим детей, мы объясняем детям слова молитвы – но точно также мы объясняем эту молитву и себе. Мы одновременно учим детей и учим сами себя. Мы учим детей ‒ и одновременно, таким образом, находим возможность почитать хоть немного святых отцов. Великое дело!

Чтобы было разнообразие, чтобы несколько раз возвращаться к одной и той же фразе молитвы, мы читаем толкования и других авторов. Сегодня почитали Иоанна Златоуста. А завтра мы открываем толкование этой же самой фразы, но у святителя Николая Сербского. Если у Златоуста толкование – это проповедь, это богословие, это призыв к действию, то у Николая Сербского толкование – это скорее поэзия. Это целая поэма с самими неожиданными образами, примерами, расцвеченными яркими и свежими красками: «Когда небеса грохочут, а океаны ревут, они зовут Тебя: Господь Саваоф наш, Владыка сил небесных! Когда падают звезды, и из земли вырывается огонь, они говорят Тебе: Творец наш!» ‒ подобными словами толкует-воспевает эту молитву сербский Златоуст. У святителя Николая и говорящие верблюды, и камни – тоже говорящие, и небольшие истории, и все это – толкование на молитву Господню. Когда размышления Николая Сербского кажутся мне слишком длинными для чтения детям за столом, я по ходу чтения сокращаю что-то. Например, читаю только пару абзацев.

Чтобы разнообразие толкований стало совсем разнообразным, мы и на этом не заканчиваем обращение к одной фразе молитвы. Еще на следующий день – а может, через пару дней, как получится, как удобно будет – мы открываем совсем другого автора. Это «Размышление о молитве Господней» Игоря Сикорского. Того самого великого авиаконструктора, создателя первых в мире: четырёхмоторного самолёта «Русский витязь», тяжёлого четырёхмоторного бомбардировщика и пассажирского самолёта «Илья Муромец», трансатлантического гидроплана и серийного вертолёта одновинтовой схемы. Легендарный авиаконструктор был не только воцерковленным, глубоко верующим православным христианином, но и серьезным духовным писателем. Его размышления о молитве «Отче наш» интересны прежде всего фактом своего существования.

Когда мы с детьми говорим о молитве Господней, мы вспоминаем отцов Церкви – святителей, живших столетия назад. И вообще епископов, священников – область «религиозную». А тут оказывается, что о молитве говорит крутой технарь, в честь которого вертолеты называют. Это снова выход на современность, выход на актуальность темы – и снова важный момент в разговоре с подростками.

Но размышления Сикорского интересны не только фактом своего существования, но и по содержанию. Написан этот текст легко, читается тоже легко, изобилует отсылками к литературе, истории. Конечно, неудивительно, но все-таки неожиданно: в размышлениях о молитве Господней у Сикорского постоянно всплывают аналогии с машинами, механизмами, фактами из области физики, гипотезами из астрономии и биологии и другими подобными неожиданными вещами. И получается все это органично и кстати.

Безусловно, размышления Сикорского – это не толкования святых отцов, это всего лишь частное мнение. Но это частное мнение очень интересного, глубокого и эрудированного человека. Мнение, которое, скорее всего, будет интересно услышать и папам, и мальчикам. Мнение, о котором можно подумать, с которым можно поспорить, которое можно и нужно соотнести с высказываниями святых отцов – на то мы и читаем «авторитетных» учителей Церкви в начале разговора. У нас получается, что мысли Сикорского – а я зачитываю вслух не все, только что считаю нужным – вызывают самые большие обсуждения за столом.

В раздражении ни в коем случае нельзя говорить с детьми на «религиозные» темы

Так за неделю мы «проходим» одну фразу из молитвы «Отче наш». Иногда «урок» всего лишь по одному нашему плакату занимает больше недели. Ведь мы стараемся читать что-то, обсуждать, когда мы собраны вместе, а это не всегда возможно. Бывают такие дни, в которые наш папа или старшие дети возвращаются домой слишком поздно – и мы не можем сесть за стол все вместе, и в таком случае откладываем чтение на другой раз. Бывает, когда дети слишком устали или слишком возбуждены – мы замечаем, что чтение будет неуместно, дети просто не услышат нас, и чтение снова откладывается. Бывает, что мы все заняты обсуждением чего-то другого – и тогда размышления о молитве мы снова откладываем на другой день. А еще бывают такие дни, в которые мы, родители, находимся в раздражении, дергаемся. Я недостаточно редко бываю в таком состоянии, особенно как раз к вечеру… В раздражении, я уверена, ни в коем случае нельзя говорить с детьми на «религиозные» темы. Так что мама на взводе – и снова разговор о молитве откладывается. Вот и выходит, что мы можем говорить об одной и той же фразе на протяжении пары недель. Но ведь мы никуда не торопимся. Слава Богу, что хотя бы иногда такое чтение оказывается возможным. Даже если читать всего раз в неделю – это уже здорово, это уже шанс для всех нас.

И, между прочим, вполне можно даже запланировать такие уроки на один конкретный день недели. Например, читать вечером в субботу – хорошее движение в сторону храма, особенно если не удается бывать на Всенощной. Или читать за воскресным обедом, вернувшись с литургии. Даже если на полгода растянется такое чтение – разве это страшно? Это здорово – полгода хотя бы раз в неделю читать хоть что-то из святых отцов, полгода хотя бы иногда думать о молитве Господней!

Как хотели, как получилось, почитали-подумали об одной фразе молитвы ‒ переходим к другой: прикрепляем около стола другой плакат, снова открываем толкование Златоуста… И так, день за днем, неделя за неделей, никуда не торопясь, снова и снова возвращаемся к молитве Господней.

Конечно, можно организовать и не «застольный урок». Но мне кажется, что это очень органичная форма домашнего обучения – неспроста на протяжении тысячелетий застольные симпозиумы были формой образования, в том числе семейного.

Это очень просто работает. Наступил вечер, мы сели за стол – а значит, все собрались вместе. И раз уж все всё равно сидят за одним столом – почему бы не воспользоваться этой ситуацией? Если внедрить обычай читать за столом с младенчества первых же детей, то эта традиция станет естественной частью жизни дома. Как традиция вообще садиться за стол. Как традиция есть с тарелки, используя вилку – точно такая же «искусственно» внедренная, чисто культурная традиция, к которой мы попросту привыкли с детства.

Сами будем верить – появится возможность и детям своим передать эту веру

У нас иногда по нескольку дней гостят подростки, ровесники старших детей. И если они попадают на такой «образовательный ужин», они вполне нормально реагируют – сидят, слушают. Или делают вид, что слушают. Раз уж попали в наш «кузов», в «чужой монастырь», раз им вообще нравится у нас дома – они принимают и все обычаи нашей жизни как данность. Наши дети выросли в этом – у нас так принято. И чужие дети принимают это – ведь у тех, с кем они хотят быть рядом, так принято. Так срабатывает механизм образования детей с помощью «ритма жизни» семьи. Никаких гарантий, что все это образование прорастет и принесет плоды, – к сожалению, таких гарантий не бывает. И цыплят считать мы будем по осени, которая, пока мы живы, не наступила. Но так появляются шансы. Ради этих шансов мы учим чему-то своих детей.

Впрочем, хорошее чтение, хороший разговор может сложиться только тогда, когда мы читаем не ради «религиозного обучения детей», не ради исполнения «родительского долга», а сами для себя. Потому что нам самим это важно, нам самим по-настоящему интересно. Детей не обмануть – они видят этот интерес родителей. Когда сформирована привязанность между родителями и детьми, то интерес родителей к чему бы то ни было буквально заражает детей. И собственно этот родительский интерес может оказаться более эффективным учителем, чем все умные слова, которые мы произнесем. Так что, как всегда, во главе угла оказывается все то же самое: будем сами стремиться образовывать себя – и так детям своим сможем дать образование. Сами будем верить – появится возможность и детям своим передать эту веру. Сами будем молиться – появится возможность и детей научить молитве. Без этого все наше обучение – болтовня, схоластика, занудство и обязательно нарушение заповеди «родители, не раздражайте детей своих» (Еф., 4, 6).

***

И молиться, и изучать. И, изучив, – снова молиться. С молитвой «Отче наш» так и получается. Ведь мы «всю жизнь» читали ее – и вот теперь изучаем. Молимся, поем эту самую молитву перед едой – и во время еды читаем о ней, разбираем на фрагменты, на слова, на идеи. А потом снова собираем воедино – снова поем эту самую молитву во время вечерних молитв. Потом завтра будем петь ‒ и утром, и перед едой, и вечером. И в храме будем петь, уже вместе со всем народом. И потом – снова дома. И снова будем читать, разбирать. Разберем, многомесячный домашний «урок» закончится – но молитва останется.

Будем надеяться, что для нас и для каждого из наших детей произнесение слов молитвы действительно станет молитвой. Хоть когда-нибудь станет обращением к Богу, к Живому Богу, к нашему Отцу, сущему на Небесах. Имя которого мы будем стараться славить всем своим домом. И Царство Которого мы вместе с нашими детьми – а когда дети совсем вырастут, то наверняка по отдельности, но ведь все равно вместе – будем призывать и ожидать.

Как научить детей молиться?

Фото: svavva.ru

Прежде всего, нужно знать и понимать, что ребенок – это не взрослый. Мироощущение чад очень сильно отличается от взрослого восприятия. Взрослый уже многое попробовал в этой жизни, через многое прошел. Образно выражаясь: много раз падал и много раз вставал. Для ребенка же жизнь представляется в ярких красках. Мир преогромен и чудесен, и не познан. Ребенок каждый день и каждую секунду – Христофор Колумб, плывущий открывать свою Америку.

С другой стороны, дети очень сильно умственно, психически и физически отличаются от взрослых. Взрослый опытен, но уже с «забитым, озабоченным проблемами» разумом. У ребенка мозг намного острее, он, словно губка, впитывает информацию и скорее обрабатывает ее. Взрослый более вынослив и терпелив, ребенок более импульсивен, быстр, эмоционален, но скорее устает. Так, например, учителям младших классов известно, что активная фаза восприимчивости к знаниям школьника 7–10 лет на уроке длится не более пятнадцати минут. Больше «вливать» знания в его светлую головку бессмысленно. Он не будет их воспринимать. Как правило, тогда учителя меняют род деятельности – с интеллектуальной на физическую (например, гимнастика). После 5–10 минут мышечных упражнений ребенок снова готов учиться.

Также необходимо знать, что детские и подростковые возрастные группы различны. И то, что будет интересно ребенку пяти лет, не увлечет третьеклассника, а то, что будет интересно третьекласснику, не будет занимательным для одиннадцатиклассника. К каждой возрастной группе нужен свой особый подход с учетом умственных, эмоциональных, гормонально-физиологических особенностей развития.

Как всегда в воспитании ребенка, в том числе и молитвенном, Православие предлагает родителям и учителям метод «золотой середины». Нельзя чрезмерно баловать ребенка, потакать его слабостям и зарождающимся страстям, но и не стоит воспитывать дите в излишней строгости и жесткости. Оно может сломаться и озлобиться или отстраниться от навязываемой ему науки. Так, например, случилось с Чеховым. Отец заставлял маленького Антошу петь в церковном хоре, вплоть до порки. В итоге у Антона Павловича сложились довольно непростые отношения с религией. Насилие, как физическое, так и психическое, до добра еще никогда не доводило. Нужно помнить, пожалуй, главную истину педагогики. Ребенок чаще всего воспринимает не то, что мы ему говорим, а то, как мы ведем себя в жизни. И копирует наше поведение. То есть мы видим здесь прямое подтверждение принципа «Вера без дел мертва» (Иак. 2:26). Ребенок меряет нашу веру нашими же делами. И проверяет, насколько они соответствуют словам.

В деле молитвы лучше всего начать с объяснения. Нужно не навязать ребенку жесткий императив в молитве: «Мол, ты должен и все», «Отсюда и досюда читай, пока не дочитаешь, не выйдешь из комнаты», нет. Бог не любит насилия. Следует объяснить, руководствуясь опытом Церкви, святых отцов, своей личной жизни, зачем надо молиться. Кто такой Господь? Почему Он невидим? Почему слышит наши молитвы? Важно ответить на вопросы ребенка, приладиться к его восприятию мира, в том числе и молитвы. Я провожу занятия в воскресной школе. Поверьте, у детей очень много вопросов касательно веры, часто очень неожиданных и весьма интересных.

Детей дошкольного возраста, например, может быть, достаточно научить правильно креститься. И объяснить, что такое крестное знамение. Научить целовать иконы. Иногда их просто достаточно принести или привести в храм, показать икону и сказать: «Бозя!» И с этого начнется их личный путь в православной вере. Приучить носить малыша нательный крестик.

Мой священнический опыт показывает, что нужно почаще приводить детей в храм, чтобы они не боялись необычности церкви или необычного вида (для современного мира) священника.
Молитвенное правило для детей также нужно преподавать в сокращенном виде, чтобы не изнурять ребенка, но, наоборот, пробудить в нем интерес к молитве и внимание к ее словам. Хорошо молиться с ним вместе, чтобы потом можно было ответить на его вопросы.

Так, например, утреннее или вечернее молитвенное правило для ребенка может состоять из «шапочки», то есть начала: с «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь» и до «Отче наш» включительно. Потом можно прибавить молитву к святому Ангелу Хранителю и Пресвятой Богородице, небесному покровителю ребенка. И достаточно. В этом деле важно меньше, да лучше. Пускай малыш прочитает меньше молитв, но с сердечным вниманием, чем больше, но с надрывом и раздражением. С возрастом можно увеличивать молитвенное правило. Но тоже это делать не резко и помногу, но постепенно и понемногу. Определенные молитвы заучивайте с ребенком наизусть, как стихи. Например, «Отче наш» – главную молитву христианства. Следует также ребенку объяснять значение стихов этой великой молитвы. Можно выучить с ним какую-то короткую молитву Ангелу Хранителю, Пресвятой Богородице, небесному покровителю. Или, к примеру, «Царю Небесный», молитву до и после обучения. Но не перегружая ребенка чрезмерно. Сегодня существуют специальные молитвословы для детей.

С сыном или дочерью старшеклассниками можно разобрать молитву «Символ веры» по членам, выучить ее. Ведь она представляет собой собрание основных догматов (законов) православной веры.

Можно, конечно же, дорогие братья и сестры, в деле воспитания детей применять и строгость, и непреклонность, чтобы ребенок чувствовал ваш авторитет. Но делать и это следует с любовью, без гнева и раздражения. Вообще в злобе и гневе лучше не начинать никакого дела. Все равно ничего хорошего не выйдет. Следует промолчать, отойти в сторону, помолиться, успокоиться, может быть, даже попросить прощения и лишь потом начинать дело.

Часто священнику приходится слышать примерно следующее: «Вот был мой ребенок маленьким – ходил в церковь, а вырос – перестал». Нужно понимать, что подростковый и юношеский возраст – очень непростое время. Это период становления личности, формирования характера, переоценки авторитета, полового созревания. И часто человек со всем этим должен разобраться сам, чтобы самому выстроить свою будущую жизнь. И здесь родители, бабушки и дедушки ему могут помочь самым главным – молитвой о нем и добрым советом, но никак не нажимом и авторитарностью. Пусть подросток сам разберется в своих проблемах, но и чувствует, что вы – родитель – его добрый друг, к которому всегда можно обратиться за помощью и советом в трудную минуту.

Ваше дело молиться, терпеть, ждать и показывать детям пример богоугодной жизни. И поверьте: когда-нибудь они вернутся в храм – вернутся повзрослевшими, осознанно и навсегда.

Из личного опыта. Я, к примеру, всегда хранил в сердце воспоминание: меня трехлетнего прабабушка приносит в огромный и светлый храм, подносит к сияющей Чаше, к батюшке в золотых ризах… Это воспоминание я пронес через всю свою юношескую жизнь, и впоследствии оно помогло сделать мне верный выбор. Ваши сын или дочь пошли самостоятельным путем в жизни. Но вы знаете: фундамент в их душе заложен верный. Они будут падать, набивать такие же, как и вы в молодости, шишки, но уже свои. Они будут вставать, чтобы идти дальше. Но им на их внутреннем сердечном небосклоне будет светить и вести по жизни звезда Православия.

Только старайтесь с малых лет привить им с Божьей помощью любовь к молитве. Она – это путешествие. И ее корабль обязательно привезет нас к Богу.

Урок 2

Цель: Рассказать детям о том, как действует молитва в нашей жизни. Учить детей всегда обращаться к Богу и в трудностях, и в радостях

Библейская история: молитва Даниила ( Дан.6:1-28)

Золотой стих: «…призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя» Пс 49:15

Ход урока

1. Приветствие. Организационный момент

Радостно приветствуйте детей, будьте заинтересованы их делами, побуждайте к беседе. Вспомните имена всех ребят, будет хорошо, если вы запомнили имена новичков. Скажите ребятам, что они подросли и стали взрослее. Поблагодарите ребят за то, что они на уроке и выразите надежду на то, что они будут внимательны и послушны на уроке.

Рифма для молитвы:

Глазки я закрою,
Ручки сложу,
Господу Иисусу
Молюсь и говорю:

2. Молитва

Господь Иисус! Я благодарю Тебя за этих замечательных детей, за то, что Ты любишь каждого из нас и хочешь, чтобы мы разговаривали с Тобой – молились. Благослови этот день, этот урок. Спасибо, что Ты всегда с нами. Аминь.

3. Песня

Выучите с детьми песню «С Иисусом в моей лодке» или

«Детская молитва (Боже мой, Господи мой, я молюсь)». На этом уроке выучите припев. Этого будет достаточно.

Музыка Ю. Пастернака

Слова И. Языковой, Ю. Пастернака

Припев:

Я Тебе молюсь,
Страха не боюсь,
Ты меня помилуй, Иисус!
Научи любить,
Научи прощать,
Как Твоим другом стать.

http://muzofon.com/search/детские%20песни%20молитва )

Рифма для привлечения внимания

Дети, скорее идите сюда,
Будем мы слушать
Божьи слова.

4. Библейская история (историю сопровождайте показом иллюстраций или фланелеграфом).

— Посмотрите, что у меня в руках (показать телефон). Это телефон. Зачем нужен телефон? (выслушайте ответы детей).

Для того, чтобы поговорить с другом, нужно взять телефон и позвонить ему.

Кто наш самый большой и настоящий Друг? Правильно, Господь Иисус. Когда мы можем разговаривать с Ним? В любой момент жизни. Молитва – это разговор с Богом.

Наша история из Божьей книги – Библии (предложите детям повторить жест прошлого урока. Сложить ладошки книжечкой, затем сымитировать ее открытие).

Очень давно в стране Вавилонии жил муж Божий Даниил. Когда он был мальчиком, на его страну – Израиль напали враги и всех увели в плен. Здесь в Вавилоне Даниил прожил всю свою жизнь.

Он был верным Богу. За это Бог благословил его: он был самым главным в Вавилоне человеком после царя. Но, несмотря на то, что стал богатым и почетным, он не забывал Бога и молился Ему три раза в день.

Как-то царь издал приказ, чтобы все люди поклонялись только ему, а не истинному Богу. Даниил отказался это делать.

Когда враги Даниила узнали об этом, они все рассказали царю. Он вынужден был наказать Даниила и бросить его в яму с голодными львами.

— Как вы думаете, что произошло дальше? В Библии написано: «Поутру же царь встал на рассвете и поспешно пошел ко рву львиному, и, подойдя ко рву, жалобным голосом кликнул Даниила, и сказал царь Даниилу: «Даниил, раб Бога живого! Бог твой, Которому ты неизменно служишь, мог ли спасти тебя от львов? Тогда Даниил сказал царю: царь! вовеки живи! Бог мой послал Ангела Своего и заградил пасть львам, и они не повредили мне, потому что я оказался пред Ним чист, да и перед тобою, царь, я не сделал преступления». Тогда царь чрезвычайно возрадовался о нем и повелел поднять Даниила изо рва; и поднят был Даниил изо рва, и никакого повреждения не оказалось на нем, потому что он веровал в Бога своего». Так Бог заступился за Даниила, и львы даже не тронули его. А царь издал указ поклоняться живому Богу.

— Как вы думаете, дети, почему так произошло? Даниил был верным Своему Богу, все время находился с Ним в общении – молился.

Ребята, сегодня мы будем учиться разговаривать с Богом, чтобы иметь от Господа благословение и защиту. Мы уже с вами немного умеем молиться, потому что делали это на наших занятиях в прошлом году.

— Что такое молитва? Молитва – это разговор человека с Богом, можно даже сравнить ее с телефонным разговором. Чтобы ее совершить, не надо становиться в очередь, не надо спрашивать, есть ли на месте собеседник, не надо вспоминать номер телефона.

— Как вы обращаетесь к директору или воспитателю? С уважением. По имени и отчеству. Обращаясь в молитве к Богу, называйте Его: Господи, Боже, Небесный Отец, Иисус, Спаситель.

Физкультминутка

Даниил молился часто (руки сложить как для молитвы)
И мы знаем – не напрасно. (указательный палец вверх)
В львином рву он был спасен, (попрыгать)
Богом был услышан он. (руку вверх, потом к уху)

— Как же правильно молиться?

К Богу не обращаются с заученной наизусть молитвой.

Молитва – это простой, сердечный разговор с Богом как с Другом. Ведь наш Бог – это любящий Отец, Который знает наши радости, видит наши трудности, понимает нас лучше за людей. Вы еще не сказали, а Он уже знает, о чем вы думаете.

— Почему мы говорим в конце молитвы слово «Аминь»? Аминь – это еврейское слово, которое означает — «правильно, верно». То есть, когда мы проговариваем его в конце своей молитвы, мы еще раз подтверждаем, что сказанное нами – правда. Если мы этим словом отвечаем на молитву другого человека, которого внимательно слушаем, то это значит, что соглашаемся с его молитвой.

Мы можем молиться в группе, все вместе, а можем поодиночке, а в конце сказать «Аминь». Можем молиться вслух, можно тихо, чтобы не мешать друг другу.

Сначала в молитве надо прославить Господа, поблагодарить Его за все, попросить прощение за проступки, которые мы совершили, и лишь потом сказать Богу о своих просьбах.

— Как надо вести себя во время молитвы? С благоговением и уважением. Закрыть глаза, чтобы ничего не отвлекало, сложить ручки, чтобы ничего ими не делать, сосредоточиться на том, что говорим. Ведь вы стоите перед Его Величием, потому что Он Бог живой, что живет вовеки!

5. Золотой стих

В молитве мы славим Бога, благодарим Его за все, просим необходимое. Бог нас слышит, но бывает так, что наш грех мешает разговору. Поэтому, обращаясь к Богу, просите у Него прощение. Молитесь как Даниил всегда.

«…призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя» Пс 49:15

6. Практическое применение

1) Молитвенное время

— А теперь давайте еще раз потренируемся, как надо себя вести во время молитвы. Сложите ручки, закройте глаза и каждый из вас может тихонько поговорить с Богом.

2) Поделка «Молитвенное сердечко» (идея с сайта: http://umm4.com/crafts/podelki-iz-bumagi-serdechki-origami.htm)

Очень простая поделка в технике оригами.

Материалы: цветная бумага, ножницы.

— Мы сегодня изготовим «Молитвенное сердечко». Оно будет напоминать вам о молитве – разговоре с Богом.

7. Итог

— Как чудесно, дети, разговаривать с Самим Богом! Бог очень любит каждого из нас и хочет, чтобы мы молились и разговаривали с Ним. Давайте еще с большей уверенностью доверять Ему свою жизнь!

Когда дожди шумят на дворе,
Когда нелегко и грустно мне,
Тогда помолюсь я Богу,
Открою свою тревогу.

Боже, стремлюсь к Тебе,
Будь помощником мне,
Ведь я ребенок Твой,
Будь всегда со мной.

нашла на сайте Материнство:
Подобаетъ всегда молитися

Завет Спасителя – всегда молиться. Молитва – это дыхание духовной жизни. И как физическая жизнь прекращается с остановкой дыхания, так и духовная жизнь замирает с оставлением молитвы.
По ритму дыхания судят о здоровье, и как боятся родители, когда дыхание ребенка затрудняется и ему грозит удушье (болезнь «круп»). Но несравненно более мы должны бояться отсутствия или прекращения у детей дыхания духовной жизни – молитвы. Чтобы помешать этому, следует начинать и развивать молитву ребенка с самого раннего младенческого возраста и непрерывно поддерживать и углублять ее.

С первым пробуждением сознания, т. е. в возрасте около двух лет, надо прививать ребенку понятие о Боге как Источнике жизни, всех благ и добра и начать учить его молиться. Пусть ребенок усвоит на всю жизнь, что первым движением его по пробуждении есть сложение перстов и крестное знамение; первые слова – хвала Творцу («слава Тебе, Господи, слава Тебе»); первая беседа – молитва – приношение Богу в положенной мере своих славословий и прошений; первое вкушение в течение дня – это причастие или принятие святой воды и освященного хлеба (просфора, антидор, артос).
При возрастании ребенка первым его чтением в течение дня должно быть Евангелие и первым посещением в праздник – Божий храм.

Еще в Ветхом Завете Бог требовал от человека всего первородного – посвящения Ему первенцев и приношения Ему всех начатков .

Святой Иероним так пишет к вдове Лидии: «Радость матери-христианки должна состоять в том, чтобы научить свое дитя произносить сладчайшее имя Иисуса в то время, когда и голос его слаб, и язык его еще нем. Помни, что начатки всего исключительно должны принадлежать Господу; поэтому первые мысли, первые слова дитяти должны быть освящены благочестием».

Молитва проявляется у нас в трех формах: в выполнении домашних молитвенных правил, в вознесении к Богу кратких молитв в течение всего дня и в посещении церковного богослужения. Ко всем этим трем формам молитвы необходимо с детства приучать и детей.

Обычно дети начинают учиться молиться с «Богородицы». И это правильно: Матерь Христа – Матерь всего христианского рода. И как первые слова в лексиконе ребенка – «мама» и «папа», так и первые беседы его с Богом должны составляться из «Богородицы» и из «Отче наш». Одновременно следует приучать его молиться за близких.

Вместе с началом молитвы должно учить ребенка крестному знамению. Святой Иоанн Златоуст дает такое наставление матерям: «Учите вы, матери, ваших малюток изображать рукою крестное знамение прежде, чем они сами в состоянии будут делать это; напечатлевайте это знамение на челе их вашими собственными руками». Когда дети подрастут, необходимо следить за тем, чтобы крестное знамение было у них широким, неторопливым и делалось тщательно.

С ростом ребенка должно непрерывно расти и его молитвенное правило. Преподобный Серафим учит мирян совершать правило три раза в день – утром, в середине дня и вечером. Для людей, может быть, слишком обремененных трудом и имеющих мало времени, это правило заключает в себя: три раза «Отче наш», три раза «Богородице» и один раз «Верую».

Отроки, вполне овладевшие грамотой, для утра и вечера могут взять установленные Церковью утреннее и вечернее правила, а для середины дня оставить правило преподобного Серафима. Последнее, по указанию Преподобного, должно читаться хотя бы среди дела, на ходу, если невозможно выбрать днем времени для уединения.

Совершение утреннего и вечернего правила потребует от детей при неторопливом чтении около 10-15 минут для каждого правила. Не будет ли это слишком трудно и долго? Выше уже указывалось, что количество молитв надо увеличивать постепенно, по мере роста ребенка.

Искусство воспитания детей (как и перевоспитания взрослых) требует, чтобы усилия в определенном направлении совершались постепенно и вместе с тем непрерывно. Вспомним, с какой постепенностью авва Дорофей приучал своего ученика Досифея к воздержанию в пище. Авва убавлял его порцию очень понемногу и лишь после того, как Досифей привыкал к предыдущему сокращению пищи. Так и в данном случае – постепенный рост молитвенного правила незаметно приучит к нему детей, и оно не будет казаться им длинным.

Вместе с тем, следует предостеречь тех родителей, которые думают, что продолжительности молитвословия не требуется и нужно лишь качество. Святые отцы Макарий Великий, Игнатий Брянчанинов и др. указывают, что качество нашей молитвы низко и что его надо восполнять количеством, восходя через него к качеству.

Один из святых отцов говорит: «Делайте, делайте внешнее, ибо внешнее принадлежит нам, а внутреннее Богу. А за внешнее Господь даст нам и внутреннее» (т.е. видя наше терпение в совершении длительного правила, Господь даст нам и внимательность в молитве, и теплоту чувства).

При добавлении в правило новых молитв их нужно объяснить. Когда дети подрастут, им следует рассказать историю происхождения молитв, и познакомить с жизнеописанием их авторов.

Читая «Святый Боже», малыши будут слышать песнь ангельских хоров, виденных мальчиком в Константинополе при патриархе Прокле; начиная «Достойно», будут переноситься в убогую афонскую келью, где впервые раздалось начало этой молитвы в устах Архангела Гавриила; читая внимательно прошения в вечернем правиле, они вспомнят о Великом Златоусте и т. д.

В первые века христианства молитва в семье была общей и на нее собирались все члены семьи вместе с домашними слугами. Обычно при этом молитву читал хозяин дома, а все присутствующие тихо за ним повторяли. Нам следует подражать этому обычаю, и вечернее, а если возможно, то и утреннее правила сделать общими для всех членов семьи.

Чтение правила можно поручить подросшим детям, чтобы они принимали в молитве живое участие. Если взрослых детей несколько, то каждый из них читает в очередной для него день. Родители при этом должны научить детей правильному и внятному чтению и следить за тем, чтобы оно было неторопливо.

С отроческого возраста необходимо приучать и к поклонам, поясным и земным. Поклоны восполняют нашу рассеянность в молитве: усилиями тела дополняются слабость внимания и нечувствие сердца. Обычай коленопреклонения во время молитвы установлен Самим Господом, Который в Гефсиманском саду «паде на земли, и моляшеся» . Поэтому коленопреклонение во время молитвы существует со времен первых христиан.

Следует обращать внимание также и на внешнюю манеру держаться при молитве, приучая детей стоять прямо и со взором, устремленным на иконы. Платье молящихся должно быть также в порядке. Внешняя собранность помогает и внутренней. Древние христиане тщательно подготовляли себя к молитве и считали необходимым мыть перед нею свои руки: они живо переживали чувство, что являются перед лицом Небесного Царя и нельзя предстать перед Ним со следами небрежности и нечистоты как с внутренней, так и с внешней стороны.

Очень хорошо общее правило заканчивать совместным пением таких молитв, как, например, «Заступница усердная», «Под Твою милость», тропарей семейных святых и т. п.

Чтобы оживить усердие детей к молитве, хорошо рассказывать им о тех случаях, когда усердная детская молитва исполнялась Богом, сопровождаясь иногда чудесами. Такой случай был, например, в детстве с преподобным Александром Свирским. Ему, как и преподобному Сергию, не давалась грамота. Это сильно огорчало отрока. Однажды со слезами он молился в храме о раскрытии своего разумения и услышал голос: «Встань, ты получил чего просил». С этого времени он легко стал понимать книжную мудрость.

Помимо утреннего и вечернего правила, детям следует заучить ряд молитв для чтения при различных случаях в течение дня. Сюда относятся молитвы перед едой и после нее, перед учением и после него, перед всяким делом и после него, перед дорогой, благодарение за благодеяния Божии, тропарь своего святого. Старец Амвросий Оптинский советует подросшим детям заучить псалмы «Живый в помощи Вышняго» и «Господь просвещение мое» .

Чтобы приучить ребенка к церковной молитве, необходимо с раннего возраста брать его в церковь на богослужения. Он не будет тяготиться, если привыкнет с детства бывать на них от начала до конца. Для отроков необходимо посещение воскресных и праздничных всенощных и литургий. Христианская семья первых веков молитве посвящала ночи.

Если детям трудно стоять на службе, им надо объяснять, что Господь требует от нас терпения и что «uзкая врата и тэсный путь вводяй въ животъ» .

Не стоит устранять подросших детей и от ночных богослужений, когда они положены Церковью (например, на Страстной неделе, на Пасху, перед Рождеством).

Хорошо вспомнить при этом случай, который произошел со святым Григорием Нисским, когда тот еще был мальчиком. Все семейство Григория участвовало в торжественном ночном богослужении, устроенном в часовне при их доме в честь перенесения туда мощей «сорока мучеников».
Григорий ушел со службы и уснул в ближайшей беседке, но был разбужен страшным сновидением. Как будто он хочет войти в сад и принять участие в богослужении, однако воины-мученики не пускают его и хотят наказать жезлами. Напуганный мальчик прибежал к урне с мощами и с плачем стал просить у Бога и у мучеников простить его леность.

Придя из церкви, детям надо объяснить то, что они не поняли из слышанного. Мать Задонского затворника Георгия имела обыкновение по возвращении домой из церкви спрашивать сына, какое Евангелие читали за литургией. Она ласкала мальчика, когда видела из его ответов, что он был в церкви внимателен, и слегка наказывала за невнимание.

Кроме праздничных дней, детям надо посещать службы Страстной и Святой недель и богослужения в дни своего Ангела, своего рождения и семейных событий (похорон, крестин и т. п.). Сюда следует добавить посещение церкви перед началом учения, молебнов и т. п. Ребенок должен сродниться с богослужебным кругом и усвоить, что вся его жизнь благословляется, держится и освящается через молитвы Церкви.

Трогательные песнопения и обряды нашей Православной Церкви необычайно живо и на всю жизнь запечатлеваются в детском сердце. Кто не помнит Пасхальной заутрени с ее непередаваемым торжеством – торжеством жизни над смертью; весенних вечеров Вербной субботы, когда улицы полны богомольцами, идущими из церкви с вербами и зажженными свечами; крестных ходов с праздничным перезвоном колоколов; тех моментов богослужения, когда впервые в году запевают: «Христос рождается – славите…» или «Чертог твой вижду Спасе Мой украшенный…» и т. д.

К. П. Победоносцев пишет об этом так: «Счастлив тот, кого с детства добрые и благочестивые родители приучали к храму Божию и ставили посреди народа молиться всенародной молитвой, праздновать всенародному празднику. Они собрали ему сокровища на целую жизнь, они ввели его подлинно в разум духа народного и в любовь сердца народного, сделав для него церковь родным домом и местом полного, чистого и истинного соединения с народом».

Нужно позаботиться, чтобы дети понимали песнопения и церковное чтение, и переводить им труднопонимаемые славянские слова и обороты. Со взрослыми детьми следует проводить беседы о значении и порядке церковных богослужений и знакомить с историей их возникновения. Господь учит нас постоянной молитве. «Непрестаннw молитеся…», – пишет и апостол Павел . «Кроме непрестанной молитвы, мы приблизиться к Богу не можем», – говорит преподобный Исаак Сириянин. Поэтому недостаточно только исполнения домашних правил и посещений богослужений. И себя, и детей мы должны, по заповеди Спасителя, приучать к непрестанной молитве. Как это сделать?

Вот что советует епископ Феофан Затворник: «Надо в продолжение дня чаще к Богу из сердца взывать краткими словами, судя по нужде души и текущим делам. Начинаешь что, например, говори: «Благослови, Господи», кончишь дело – говори: «Слава тебе, Господи» и не языком только, но и чувством… Так и во всяком случае. Или просто почасту повторяй: «Господи, помилуй», «Владычице, Богородице, помилуй мя», «Ангеле Божий, хранителю мой святый, защити меня» или другим каким словом взывай. Только сколько можно чаще делай эти воззвания, всегда стараясь, чтобы они из сердца исходили…»

Епископ Феофан учит нас все дела совершать с мыслью о Боге, с сердечным чувством зависимости от Него и в непрестанной мысленной беседе-молитве о Нем. К привычке постоянно молитвенно обращаться к Богу следует приучать и детей. Так, например, приучена была к этому с детства преподобная Макрина (память 19 июля) – сестра Василия Великого. В ее жизнеописании говорится, что на устах девочки молитвенное пение было во всякое время дня: вставала она с постели или принималась за какое-либо дело, садилась обедать или вставала из-за стола, полдень и вечер она не пропускала без пения и псалмов.

В привычку детей с раннего возраста должна войти молитва перед всякой едой и после нее, перед началом занятий и после них, перед выходом из дома, перед началом всякого дела и т. п. Следует приучать их к тому, чтобы перед уходом в школу или вообще из дома и перед отходом ко сну они подходили к родителям с просьбой перекрестить их. Крестное знамение родителей, совершаемое с верой и благоговением, имеет для ребенка великую сохранительную силу (так же, как, впрочем, и крестное знамение детей для родителей).

Не будем бояться того, что подобные установления будут обременительны для детского возраста. История Церкви дает примеры высокой духовной зрелости уже в раннем возрасте. Такими были, например, преподобный Савва Освященный, основатель Лавры близ Иерусалима, восьми лет покинувший близких, чтобы поступить в монастырь (память 5 декабря), преподобный Феодор Сикеот, десяти лет начавший подвиги строгого поста и ночной молитвы и четырнадцати лет затворившийся в пещере (память 22 апреля). Московский митрополит Петр, двенадцати лет поступивший в монастырь. Отроковица Муза, отказавшаяся в детстве от игр и забав ради Богоугождения (память 16 мая), отроковица Мария – любимица преподобного Серафима, тринадцати лет поступившая в Дивеевскую общину и девятнадцати лет почившая в схиме, и многие другие, включая сюда многочисленный сонм юных мучеников и мучениц в возрасте от семи лет (Василиса, Вера, Надежда, Любовь, Кирик, Урван и др.).

Кто знает, какой путь назначен Богом нашему ребенку? Не будем же мешать ему придти ко Господу как можно ранее: в этом залог его быстрейшего духовного роста. Создадим такие условия, чтобы его сердце с самоro раннего возраста было открыто для Господа, Который говорит нам: «Се, стою при дверехъ и толку: аще кто uслышитъ гласъ мой, и tверзетъ двeри, вниду къ нему, и вечеряю съ нимъ, и той со мною» .

* * *

Есть еще совершенная форма непрестанной молитвы, которой занимаются преимущественно иноки. Это Иисусова молитва: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешного».
В первой части «Откровенных рассказов странника» имеется рассказ о том действии, которое оказала Иисусова молитва на одного мальчика. Мальчика вначале принуждали к молитве, но затем он сам стал охотно ею заниматься. Он так привык к ней, что сам искал уединения, чтобы ему не мешали молиться. Молитва в корне изменила характер ребенка: из шаловливого и резвого она сделала его молчаливым и кротким.

По свидетельству епископа Игнатия Брянчанинова, он уже в отрочестве занимался Иисусовой умной молитвой. Когда ему было 16 лет, она творилась у него уже самодейственно. «Бывало, с вечера, – рассказывал он впоследствии о себе, – ляжешь в постель и, приподняв от подушки голову, начнешь читать молитву, да так, не прекращая ее, встанешь утром…»

Естественно, что дети не могут приучаться к этой молитве без опытного руководителя. Но если это имеет место и если есть соответствующая склонность у отрока, то нет препятствий для насаждения в нем Духа Святого этим путем, обеспечивающим верное и быстрое достижение цели.

Из книги Н. Пестова “Православное воспитание детей”

Назад к списку