Иван воронов алипий

Архимандрит Алипий (Воронов).1959-1975

Архимандрит Алипий (в миру Иван Михайлович Воронов) родился в 1914 году в семье бедного крестьянина в подмосковной деревне Тарчиха. В 1927 году переехал в Москву, где окончил в 1931 году среднюю школу, но часто возвращался в деревню, помогая своей больной матери. С 1933 года трудился рабочим на строительстве метро и одновременно учился в художественной студии при Московском союзе художников.

Затем, после службы с 1935 года в армии, закончил в 1941 году художественную студию при ВЦСПС.

С 1942 по 1945 годы он находился в действующей армии, имел ряд наград.

После войны был принят в союз московских художников.

Эти сухие факты жизни помогают полнее понять характерные особенности личности будущего архимандрита Алипия-строителя и восстановителя Псково-Печерского монастыря, достойного преемника тех строителей, которых мы знаем по истории обители.

Совсем недавно в одном из Псково-Печерских листков говорилось о подготовке к закрытию во времена хрущевских гонений на Церковь Псково-Печерского монастыря. Исповеднически открыто противостал этому при предложении подписать указ наместник монастыря архимандрит Алипий. На глазах у опешившего представителя богоборческой власти он, взяв указ в руки, бросил его в пылающий камин… И монастырь не был закрыт!

Поистине мужем силы и разума, цельной, самоотверженной личностью был архимандрит Алипий во всех проявлениях своего христианского служения. Яркой оценкой его характера служат его же собственные слова: «Побеждает тот, кто переходит в наступление. Обороняться мало, надо переходить в наступление».

Ровно неделя отделяет день памяти кончины архимандрита Алипия — 27 февраля (даты по церковному календарю) — от дня памяти самого выдающегося управителя Псково-Печерского монастыря — игумена Корнилия. Архимандрит Алипий был достойным последователем преподобного Корнилия, был также строителем, иконописцем, энергичной, деятельной, разносторонней личностью. Архимандрит Алипий сумел восстановить практически из руин стены, ограждающие обитель, произвел многие другие восстановительные и реставрационные работы, уделял внимание поддержанию иконописной традиции обители, сам писал иконы.

Остановимся на некоторых фактах жизни архимандрита Алипия. С юных лет Иван Воронов имел глубокую веру и хотел выразить ее в служении Церкви. 27 февраля 1950 года он поступает послушником в Троице-Сергиеву Лавру. 15 августа того же года был пострижен в монашество наместником Лавры архимандритом Иоанном (впоследствии митрополит Псковский и Порховский) с наречением имени Алипий, в честь преподобного Алипия, иконописца Печерского. 12 сентября 1950 года Патриархом Алексием рукоположен во иеродиакона, а 1 октября, в праздник Покрова Пресвятой Богородицы, — во иеромонаха с назначением ризничим Троице-Сергиевой Лавры. В 1952 году отец Алипий был награжден наперсным крестом, а к празднику Пасхи 1953 года возведен в сан игумена. Вместе с несением послушания ризничего ему поручено было руководить художниками и мастерами, проводившими восстановительные работы в Лавре. Затем до 1959 года он принимал участие в восстановлении и украшении ряда московских храмов.

Указом Святейшего Патриарха Алексия от 15 (28 июля) 1959 года игумен Алипий был назначен наместником Псково-Печерского монастыря.

В 1961 году игумен Алипий был возведен в сан архимандрита. В 1963 году награжден Патриаршей грамотой за усердные труды по восстановлению Псково-Печерской обители. В 1965 году к престольному дню монастыря — празднику Успения Божией Матери был награжден вторым крестом с украшениями, в дальнейшем был удостоен орденов святого князя Владимира III и II степени, а также награжден Блаженнейшим Патриархом Антиохийским и всего Востока Феодосием VI орденом Христа Спасителя и крестом II степени.

Отец Алипий часто проповедовал, особенно о христианской любви, говоря: «Страдавший на Кресте Христос заповедовал нам: «Любите друг друга!» И потому, чтобы избавиться от зла, нужно только одно: исполнять эту последнюю заповедь Господню».

Скончался архимандрит Алипий 27 февраля (12 марта) 1975 года, послужив Господу в монашеском чине, со дня поступления послушником в Лавру, ровно 25 лет. Ранним утром в среду сырной седмицы, испросив у всех прощения и всех простив, мирно и тихо отошел он ко Господу.

Из Слова, произнесенного архимандритом Нафанаилом (Поспеловым) в 20-ю годовщину смерти архимандрита Алипия (Воронова):

В 1959 в Псково-Печерский монастырь был назначен отец Алипий, который прибыл в Печоры к престольному празднику в честь Успения Пресвятой Богородицы. Его пастырская ревность ко благу нашей Святой обители, его усердие к служению, его таланты сразу же вызвали к нему особенную любовь братии монастыря, верующих печерян, псковичей и паломников. Их усердные молитвы и ходатайства помогли преодолеть все трудности к утверждению отца Алипия в должности наместника нашего монастыря.

Духовник монастыря иеросхимонах Симеон (Желнин) вдохновил его на предлежащий подвиг: «Действуй, тебе ничего не будет!»

Отец Алипий имел дар слова: не раз приходилось слышать от паломников: «Поживем еще недельку, может, услышим проповедь отца Алипия». В своих поучениях он поддерживал унывающих, утешал малодушных: «Братия и сестры, вы слышали призывы об усилении антирелигиозной пропаганды, вы головы не вешайте, не унывайте, это значит — им туго стало». -«Страшное дело — примкнуть к толпе. Сегодня она кричит: «Осанна!» Через 4 дня: «Возьми, возьми, распни Его!». Поэтому там, где неправда, «ура» не кричи, в ладоши не хлопай. А если спросят: «Почему?» — Отвечай: «Потому что у вас неправда». — «А почему?» — «Потому что моя совесть подсказывает». — «Как узнать Иуду?» — «Омочивый руку в солило, тот Меня предаст», — сказал Спаситель на Тайной Вечери. Ученик дерзкий, который хочет сравняться с учителем, с начальником, занять первое место, первым взяться за графин. Старшие еще не завтракали, а малыш уже облизывается, уже наелся. Растет будущий Иуда. На 12 — один Иуда. Если старшие не сели за стол, и ты не садись. Сели старшие, садись по молитве и ты. Старшие не взяли ложку, не бери и ты. Старшие взяли ложку, тогда возьми и ты. Старшие начали кушать, тогда начинай и ты».

Так поучал в проповедях о. Алипий. Если на молитве в храме у о. Алипия появлялись воздыхания и слезы, то воздыхания и слезы сразу же слышны были и у молящихся с ним. Такова была его сила духа.

Отец Алипий всегда помогал нуждающимся, раздавал милостыню, много просящих получали от него помощь. За это немало пришлось потерпеть отцу Алипию. Он защищался словами Священного Писания о необходимости оказывать дела милосердия и утверждал, что дела милосердия не могут быть запрещенными, это неотъемлемая часть жизни Святой Православной Церкви. Кто запрещает дела милосердия, тот ущемляет Церковь Христову, не дает ей жить присущей ей жизнью.

Как иконописец и реставратор, он позаботился отреставрировать забронзированный темный иконостас Успенского храма, внутреннюю роспись Михайловского собора, Никольский храм (восстановил тябловый иконостас, отреставрировал икону Святителя, расширил храм за счет башни, укрепил стены, восстановил стильный купол (стильный — от слова «стиль» — совокупность признаков, характерных для искусства определенного времени и направления (в данном случае Псковская школа зодчества XV-XVI вв.).

Была отреставрирована крепостная стена-ограда с боевыми башнями и переходами, восстановлены их покрытия. Шесть икон Божией Матери в Никольской часовне написаны при его участии и руководстве. В праздник Божией Матери 8-го июля и 22-го октября у нас на аналой ставится икона Казанская, келейная икона отца Алипия, им написанная.

Свои таланты как строителя Московского метрополитена он применил у нас в устройстве мостика через ручей Каменец, напротив Успенского храма.

Отец Алипий отличался особой решимостью и силой духа. Когда он сжег бумагу о закрытии Псково-Печерского монастыря на глазах посланцев, повернулся к ним и сказал: «Лучше я приму мученическую смерть, но монастыря не закрою». Когда пришли отбирать ключи от пещер, он скомандовал своему келейнику: «Отец Корнилий, давай сюда топор, головы рубить будем!» Пришедшие обратились в бегство.

Отец Алипий не раз писал критику на неправду о Псково-Печерском монастыре и написал в Журнал Московской Патриархии (1970 год, №№ 2 и 3) статью о преподобном Корнилии, чтобы не искажали историю.

Отец Алипий защищал верующих людей пред сильными мира сего, заботился об устройстве их на работу. Он писал, что вся вина этих людей состоит лишь в том, что они верят в Бога.

Отец Алипий был приветлив и общителен, с любовию принимал посетителей, делился своими талантами, давал мудрые ответы.

Когда верующие разделывали в монастыре клумбочки, власти спросили: «Кто у вас работает и на каком основании?» Отец Алипий ответил: «Это народ-хозяин трудится на своей собственной земле». И вопросов больше не последовало.

Пастырей церкви, прибывающих в обитель, он наставлял прилежать служению в своем храме.

Во время эпидемии ящура он разъяснял, чтобы служение в храмах не прекращалось, так как коровы в храмы не ходят, и ни одно учреждение не прекращает своей работы по случаю ящура.

Когда не разрешали посещать пещеры, отец Алипий благословил ежедневно утром, в 7 часов, служить в пещерах панихиду, чтобы верующие люди имели возможность посетить пещеры и помянуть своих родных и близких, особенно погибших в Великую Отечественную войну. Был прислан указ, чтобы панихиды в пещерах не служили. Благословением отца Алипия панихиды продолжали служить. Вопросившему отца Алипия, получил ли он указ, отец Алипий ответил, что получил. «Почему же не выполняете?» — последовал вопрос. Отец Алипий ответил, что этот указ написан под давлением по слабости духа, «я слабых духом не слушаю, я слушаю только сильных духом». И служение панихид в пещерах не было прервано.

Отец Алипий никогда не ездил в отпуск. И даже, как сам он писал, по своей воле не выходил за монастырские ворота, усердно прилежал исполнению монашеских обетов. И обвинителям отвечал, что если из мира течет в обитель на чистый монастырский двор мирская нечисть, то это уж не наша вина.

В начале 1975 года у отца Алипия был третий инфаркт. Память смертную он имел заранее. Заранее был изготовлен ему гроб по его благословению и стоял у него в коридоре. И когда его спрашивали: «Где твоя келья?» — он показывал на гроб и говорил: «Вот моя келья». В последние дни его жизни при нем находился иеромонах отец Феодорит, он ежедневно причащал отца Алипия и, как фельдшер, оказывал ему медицинскую помощь. 12-го марта 1975 года в 2 часа ночи отец Алипий сказал: «Матерь Божия пришла, какая Она красивая, давайте краски, рисовать будем». Краски подали, но руки его уже не могли действовать, сколько тяжелых снарядов он этими руками перетаскал к линии фронта в Великую Отечественную войну. В 4 часа утра архимандрит Алипий тихо и мирно скончался.

Отпевал его митрополит Иоанн с собором монастырского и приезжего духовенства. Утрату глубоко переживали даже и гражданские руководители. Людей не радовало веселье масленой недели, на которой последовала смерть отца Алипия.

До самой своей кончины он преподавал благословение на каждое монастырское служение и делание и не оставлял своего послушания.

И сегодня, выражая нашу любовь к отцу Алипию, мы поминовением отмечаем день его памяти, день, когда он завершил свое добровольное бескровное мученичество, и снова напоминаем вам, дорогие братья и сестры, апостольские слова: Поминайте доброго пастыря, почившего наставника отца архимандрита Алипия и, взирая на окончание его жительства, подражайте вере его. Аминь.

Архимандрит Алипий (Воронов) фактически был «бескровным мучеником». На его долю выпало бороться за то, чтобы монастырь продолжал быть, с советской государственной машиной.

Не раз властьимущие пытались закрыть Псково-Печерскую обитель, подобные распоряжения поступали от самого Хрущева, стремившегося «показать стране последнего попа». Но благодаря выдержке архимандрита Алипия монастырь продолжал жить и нести свое служение. Против любых нападок властей архимандрит находил веские аргументы, нужное слово, при этом стараясь с присущей ему смекалкой выйти из трудной ситуации.

Ниже приведены «клейма жития» Алипия (Воронова), запечатленные В.Нарциссовым, С.Ямщиковым, В.Курбатовым, Арх. Нафанаилом.

Гости из Финляндии

Приезжают как-то в Псково-Печерский монастырь гости из Финляндии. Для них проводят экскурсию, рассказывают обо всех святынях обители, кормят обедом, поят монастырским квасом. Все довольны. И вдруг один финский товарищ, торжествующе ухмыляясь, говорит: «Космонавты-то на небо летали, а Бога не нашли». Отец архимандрит ему отвечает: «Такая беда может и с вами случиться: в Хельсинки бывали, президента не видали».

Монастырская дорога

Из Пачковского поселкового совета приходит в монастырь жалоба, что, дескать, к хозяйственным воротам обители ведет ужасная дорога: люди падают, калечатся, животные ноги ломают.

Архимандрит Алипий пишет ответ: «По той дороге никто, кроме монахов да монастырских коров не ходит, так что спасибо за трогательную заботу о нас. Рады будем исправить дорогу. Только зимой таких работ не проводят, а весной присылайте смету — какую делать: грунтовую, булыжную, асфальтовую. Но прежде пусть оформят эти земли как монастырские, а то ведь их отобрали. В общем, мы не отказываемся внести свой труд в дело общественного строительства и построить удобную дорогу к обители. Только как мы дерзнем противоречить главному редактору газеты „Печорская правда“ Костомарову, который постоянно призывает, чтобы к монастырю и близко никто не подходил?»

Больше о той дороге не вспоминали.

Все коммунисты — в гости к нам!

У архимандрита Алипия звонит телефон. Из трубки раздается серьезный голос большого начальника: «Иван Михайлович (так он называл отца Алипия), мы не можем больше предоставлять монастырю пастбищ, которые принадлежат народу. Пасите коров, где хотите».

Через несколько дней снова звонок. Тот же голос говорит отцу Алипию: «Приехала большая делегация — коммунисты со всего мира. Монастырь — лицо Печор. Нужно провести экскурсию, показать Пещеры, потом накормить, угостить квасом — сами знаете. Надеюсь на ваше понимание».

И вот после сытного обеда гости прогуливаются по монастырю. Архимандрит Алипий отдает приказ выпустить всех коров и быков внутрь монастыря на клумбы. Это становится полной неожиданностью для заслуженных деятелей пролетарского движения, многие из которых впервые сталкиваются с подобными животными. Одна пожилая французская коммунистка влезает со страху на сторожевую будку. Старый никарагуанский марксист подвергается нападению племенного быка.

У архимандрита Алипия разрывается телефон. Все тот же голос негодующе кричит: «Что это за безобразие. Иван Михайлович? Что это за публичная оплеуха коммунистическому движению?» Отец Алипий спокойно отвечает: «Какая оплеуха? Вы же сами знаете — животные могут заболеть. Вот мы и решили, что раз другого выхода нет, будем их пасти внутри монастыря».

В тот же день монастырю были возвращены все пастбища.

«Советская» пещера

Советские ученые были очень обеспокоены отсутствием запаха от захоронений в монастырских Пещерах. Они говорили так: «Монахи обманывают народ, будто нет запаха. Советская наука открыла, что этот запах поглощается песком!» Между тем, мировой науке известно, что кварц — а в Пещерах кварцевый песчаник — в химические реакции не вступает.

Тогда советские ученые провели в Московской области научный эксперимент: нашли аналогичный песчаник, выкопали пещеру, положили в нее гроб с телом. Через несколько дней ученые, трудящиеся, мировая общественность были приглашены в ту пещеру на симпозиум. Однако симпозиум не состоялся: в пещере стоял такой смрад, что никто не мог туда даже войти.

«Зачем Вы клевещете на советский женщин?»

Вызывает архимандрита Алипия высокий начальник.
— Что это? Говорят, у ваших монахов у каждого по три бабы в келье. Почему допустили?
— Как? Неужели Вы не слышали о моральном облике строителя коммунизма?
— Почему же, слышал, знаю.
— Зачем же Вы тогда клевещете на советских женщин? Ни одна советская женщина, в отличие от загнивающего Запада, не позволит себе вступить в незаконную связь, тем более с каким-то мракобесом-монахом. А иностранкам Вы не даете виз. Так что это невозможно.
— Конечно. Значит, правильно говорят, что у вас женщина унижена.
— Как же унижена? Посмотрите, у нас женщины даже в службе участвуют: поют на клиросе, храмы украшают, следят за облачениями… Это у вас в военкомате они унижены — только мужчин берете.

«Яко да Царя всех подымем»

В Печорский райисполком поступает тайное донесение. В нем сообщается, что монахи хотят поднять царя в Пещерах.

Однако после тщательного исследования выяснилось, что информатор неправильно понял слова Литургии: «Яко да Царя всех подымем»

«А что, пионеры не люди?»

Как-то в монастыре на время закрыли Пещеры. И вдруг приезжают важные гости — высокие партийные начальники. Их, конечно, сразу накормили, угостили квасом, и повели в Пещеры. Только открыли дверь — подходят пионеры: можно и нам посмотреть?

«Конечно, можно», — говорит архимандрит Ириней. Партийцы начали было протестовать. «А что, пионеры не люди?» — этим вопросом пролетарская совесть была сражена.

Возвысим голос против неправды

Печерский иеромонах проводил экскурсию по монастырю для итальянских гостей. Один итальянец постоянно перебивает его, задает язвительные вопросы, вызывающе ведет себя. Наконец, иеромонах не выдерживает и громко делает ему замечание. Итальянец принимает вид оскорбленного самолюбия, с негодованием смотрит вокруг и восклицает: «Как? Вы повысили голос?» «Да, — отвечает иеромонах, — у нас во всех газетах призывают возвысить свой голос против всякой неправды!»

Квас в «логове контрреволюции»

Приезжает однажды в монастырь генерал. Для него провели экскурсию, показали Пещеры, потом его накормили, напоили монастырским квасом, сводили на Святую горку. Там генерал изъявил желание отдохнуть вместе с отцом архимандритом. Присели в беседке.
— Все у вас хорошо в монастыре, одно только плохо. С немцами вы сотрудничали во время войны.
— Не может быть! Вы — и клевещете на советское правительство!?
— Каким образом?
— Разве оно бы допустило, чтобы враг Отечества остался безнаказанным? Или Вы думаете, что доблестная советская разведка упустила такое вопиющее преступление?
— Это, конечно, невозможно…
— Но Вы же и на себя клевещете!
— Как?
— Могли бы Вы общаться с врагами народа? Стали бы пить квас в логове контрреволюционеров?

Последним доводом генерал был окончательно сломлен. Слишком сладок показался ему квас.

Святитель Николай

Праздник святителя Николая в монастыре. На службе проповедует отец Алипий: «Недавно „Печорская правда“, ссылаясь на Евсевия Самосатского, написала, что святителя Николая никогда не существовало. Вопрос: у кого в Печорском районе есть книги вышеупомянутого Евсевия, чтобы проверить это утверждение? Далее — если историк о ком-то не пишет, это не значит, что этого человека не было. Известно, что Евсевий Самосатский был арианином. Между тем, на Вселенском Соборе святитель Николай дал Арию пощечину. Будет ли писать о нем Евсевий? Сомневаюсь. Я думаю, все дело в том, что святитель Николай не пришел в Пачковский сельсовет зарегистрироваться и не прописался в Печорском горисполкоме. Однако подтверждения того, что святитель Николай и был, и есть, мы знаем.

Как-то в Троице-Сергиевой Лавре, после реставрационных работ, я встретился и разговаривал с одним военным командиром. Он мне сказал так: „Есть ли Бог, не знаю, но что есть святитель Николай — это точно“. И рассказал такую историю: „Во время войны наш корабль подбили в Черном море, и он начал тонуть. Видим — дело плохо. Однако атеистический страх не позволял молиться. И вдруг один из наших матросов предлагает помолиться святителю Николаю — покровителю моряков. Все согласились: встали на колени и, как могли, попросили его о помощи. И тут наш корабль выправляется и плывет, как ни в чем не бывало. Так и принес нас — с пробоиной — прямо до берега. И чудно сказать, я даже не успел приказа отдать, как вся команда бросилась в церковь — поставить по свечке святителю Николаю“.

Вот что рассказал мне военный командир — это вам не Евсевий Самосатский».

«Лучше умру мучеником, но обитель не закрою»

Зима. Мороз. Архимандрит Алипий греется в келье у камина. Приходит келейник: «К Вам гости». Входят двое в штатском. Подают бумагу. Отцу Алипию приказывают объявить на братской трапезе о закрытии монастыря и роспуске братии. Стоит подпись Хрущева. Отец Алипий рвет бумагу и бросает в камин. Двое в штатском бледнеют как полотно: «Что Вы сделали?» Отец Алипий встает: «Я лучше пойду на мученическую смерть, чем закрою обитель».

Монастырь так и не был закрыт.

Сколько в России верующих?

Однажды был большой прием в Псково-Печерском монастыре, устроенный специально для представителей зарубежной прессы. Приехало около 150 корреспондентов самых разных газет, журналов, телевидения. В трапезной монастыря был накрыт праздничный стол, во главе которого сидел отец Алипий со своими помощниками.

Самый бойкий корреспондент одной американской газеты сразу вскочил и на довольно приличном русском спросил:
— Игумен, скажите, сколько у вас в стране верующих?

Алипий спокойно повернулся к одному из помощников и спросил:
— Скажите, сколько у нас в стране население?
— Около 230 миллионов.
— Вот столько у нас в стране и верующих, — ответил Алипий.
— Как! У вас же атеистическая страна?!
— Вера познается в трудные годы. Когда началась война, Сталин в своем первом обращении к народу сказал: «Братья и сестры» (не сёстры -!). Так я каждый день начинаю свои проповеди. Значит, в трудную минуту верят все, значит все верующие.

«Народный» контроль

Как-то народный контроль решил проверить финансовую деятельность монастыря.
— Скажите, а кто вас послал, — спросил Алипий.
— Вот мы, финансовые…
— Нет, у меня есть только один начальник. Это Владыка Псковский, епископ Иоанн. Поезжайте к нему за разрешением, и тогда я вас допущу до своих финансовых бумаг.

Народные контролеры уехали, через пару часов Иоанн позвонил Алипию и попросил допустить контролеров для проверки.
— Звонок к делу не пришьешь, пришлите мне телеграмму, — ответил Алипий.

Телеграмма пришла через час, а еще через час приехала делегация, и тогда Алипий, держа в руках телеграмму, спросил:
— Скажите, вы все коммунисты?
— Да, в основном коммунисты…
— И получили благословение у духовного отца??? У Псковского Владыки??? Ну вот, я сейчас пошлю-ка эту телеграмму в обком партии…

На этом история с финансовой проверкой монастыря и закончилась.

Выборы по-печерски

Как известно, в застойные годы все должны были принимать участие в выборах. Не исключая и монахов Псково-Печерского монастыря. Обычно ящик привозили прямо в монастырь, где и происходил обряд голосования. Но вот новый секретарь обкома, возмущенный неподобающей для чернецов честью, распорядился «прекратить безобразие». «Пусть сами приходят голосовать».

«Прекрасно», — сказал, узнав об этом, архимандрит Алипий, наместник монастыря. И вот наступило воскресенье, долгожданный день выборов. После литургии и братской трапезы монахи выстроились по двое и с духовными песнопениями отправились через весь город на избирательный пункт. Можно представить себе состояние мирных советских граждан, наблюдавших подобное зрелище. Когда же в довершение ко всему монахи начали служить молебен прямо на избирательном участке, чиновники пытались протестовать. «У нас так положено», — ответствовал отец Алипий. Проголосовав, монахи так же чинно, через весь город вернулись в монастырь. В дальнейшем, избирательную урну стали снова приносить на место.

«Научные аферисты»

Очень любил отец Алипий самолично проводить экскурсии по монастырским пещерам. Однажды в монастырь приехала делегация достаточно высокопоставленных чинов, и Алипий повел их в пещеры.

Перед экскурсией он неизменной просил своего келейника намочить носовой платок в аромате сирени. Во время экскурсии по пещерам почти всегда начинали раздаваться усмешки. И тогда Алипий, обратившись к насмешнику, сказал:

— Вот вы, молодой человек со средним образованием, не олух, как я слышал. Вот объясните мне — здесь, в шаге от нас, лежит, собственно говоря, разлагающееся тело монаха. А вы суньте нос и понюхайте, — есть запах тления?

Молодой человек начинает что-что невнятно объяснять об особых свойствах ущелья и пещер.

— Хорошо, — парирует Алипий, — а теперь нате вам платочек, понюхайте. Узнаете духи? А теперь понюхайте стоящие живые цветы. Узнаете? Вот так. Если бы вы, мерзавцы, были объективны. Мы лишенцы, у нас нет ничего… А вы, вы не научные атеисты, а научные аферисты.

Государственные нищие

Архимандрит Алипий, будучи наместником, мог ответить острым словцом кому угодно. Вызывали его как-то раз городские власти:
— Почему вы не можете навести у себя порядок? Ведь у вас нищие в монастыре!
— Простите, — отвечает отец Алипий, — но нищие не у меня, а у вас.
— Как это у нас?
— А очень просто. Земля, если помните, отнята у монастыря по Святые ворота. Нищие с какой стороны ворот стоят, с внешней или с внутренней?
— С внешней.
— Вот я и говорю, что они у вас. А у меня в монастыре вся братия напоена, накормлена, одета и обута. А коли уж вы так нищих не любите, так вы платите им пенсию рублей по 500. И если после этого милостыню будет кто-то просить — того, я думаю, можно и по закону наказать. А у меня нищих нет.

«Монастырская чума»

Один из самых интересных курьезов до сих пор вспоминают в монастыре. К приезду очередной государственной комиссии по закрытию монастыря архимандрит Алипий вывесил на Святых вратах извещение, что в монастыре чума и в силу этого он не может пустить комиссию на территорию монастыря. Во главе комиссии была председатель Комитета по культуре Медведева А.И. Именно к ней и обратился отец Алипий:

— Мне то своих монахов, дураков, простите, не жалко, потому что они все равно в Царствии небесном прописаны. А Вас Анна Ивановна, и ваших начальников — пустить не могу. Я ведь за вас, и ваших начальников на Страшном суде-то и слов не найду, как за вас отвечать. Так что простите, я вам врата не открою.

А сам — в очередной раз в самолет и в Москву. И опять хлопотать, обивать пороги, и в очередной раз побеждать.

Монашеские песни

Когда отца Алипия спросили гражданские посетители (экскурсанты), как живут монахи, то он обратил их внимание на Богослужение, которое совершалось в Успенском храме.
— Слышите, — спросил Алипий.
— Слышим, — ответили посетители.
— Что слышите?
— Монахи поют.
— Ну вот, если б монахи худо жили, то не запели бы, — подвел итог отец Алипий.

Свободный труд

Однажды увидев как верующие в монастыре разделывали клумбочки, оформляли цветники, один из представителей Печорских властей спросил:
— Кто работает у вас в монастыре и на каком основании?
— Это народ-хозяин трудится на своей собственной земле, — ответил Алипий.

Больше вопросов не последовало.

«Побеждает тот, кто переходит в наступление»

«Побеждает тот, кто переходит в наступление», — этот принцип отец Алипий принес еще из мирской жизни, из страшных времен Великой Отечественной. Впрочем, он следовал ему всегда, особенно когда вставал вопрос о несправедливом притеснении монастыря, верующих.

Во время эпидемии ящура отец Алипий объяснял властям, что служение в храме прекращаться не будет, потому что «коровы в храм не ходят, и ни одно учреждение не прекращает своей работы по случаю ящура».

Когда отец Алипий сжег бумагу о закрытии Псково-Печерского монастыря на глазах «государевых посланцев», он повернулся к ним и сказал:
— Лучше я приму мученическую смерть, но монастыря не закрою.

Когда пришли отбирать ключи от пещер, он скомандовал своему келейнику:
— Отец Корнилий, давай сюда топор, головы рубить будем!

После этих слов, видя решимость в глазах отца Алипия, пришедшие обратились в бегство.

«Бес обретет храмину пустую»

Пастырей церкви, прибывающих в обитель, отец Алипий наставлял прилежному служению в своем храме.
— Вот Вы, батюшка, от своего храма уехали, и в вашем храме бес будет служить.
— Как так?
— Бес обретет храмину пустую, — по-евангельски отвечал отец Алипий.

Источник: Летопись жизни Алипия (Воронова)

Алипий (Воронов)

Советский архимандрит

Документальный фильм о знаменитом священнослужителе, архимандрите отце Алипии. Художник Иван Воронов, под таким именем в миру знали будущего священника, вернулся живым с войны, где дал себе слово, что, если выживет, уйдет в монастырь, чтобы молиться о мире. Приняв монашеский постриг, он руководил реставрационными работами в Троице-Сергиевой лавре, а в 1959 году стал наместником Псково-Печерского монастыря, где его чтят и помнят до сих пор благодарные прихожане.
Искусствовед Савелий Ямщиков: «Меня часто спрашивали: почему такой красивый мужчина ушел в монастырь? Вот всюду разговаривают о том, что он был тяжело ранен, потерял возможность продолжения рода… И вот как-то сам он завел разговор на эту тему и сказал: «Савва, это все разговоры пустые! Просто война была такой чудовищной, такой страшной, что я дал себе слово, что если выживу, то уйду в монастырь, чтобы бороться против будущих войн».
Однажды во время беседы с глазу на глаз патриарх Алексий I предложил отцу Алипию: «Псково-Печерский монастырь разрушается. Бери его в свои руки». Так бывшего художника назначили настоятелем Псково-Печерского монастыря.
И уже весной 1960 года в монастыре начались горячие дни. Осыпающиеся крепостные стены и башни были убраны в леса. Мастера готовили раствор и известковую плитку для восстановления утраченных фрагментов монастырских крепостных сооружений. На строительных лесах вместе с мастерами можно было увидеть самого игумена Алипия с мастерком в руках.
Об отце Алипии помнят не только в Псково-Печерском монастыре и Троице-Сергиевой лавре. Художник по образованию, он всю свою жизнь был еще и страстным собирателем живописи, произведений искусства. Сейчас, спустя десятилетия, мы можем смело назвать отца Алипия Печорским Третьяковым — не только за его собрание картин и шедевров декоративно-прикладного искусства, но и за щедрый дар музеям России. Собранная коллекция замечательной живописи и графики стала делом его жизни. Она была разделена между тремя музеями — Государственным Русским музеем, Псковским музеем-заповедником и Печорским краеведческим музеем.
Сложным, многомерным человеком был отец Алипий. Он умер 12 марта 1975 года на Сырной седмице, о чем в Псково-Печерском монастыре известили ударами большого колокола. Шестьдесят один год жития земного, из которых 25 лет составило житие монашеское, были удостоены и радостями духовными, и великими печалями. Говорят, перед кончиной явилась отцу Алипию Божья матерь…
Участники: художник-реставратор, искусствовед Савва Ямщиков; писатель Валентин Курбатов; историк Андрей Пономарев; художник Владимир Студеникин.
Режиссеры: Юрий Зубков, Алексей Горовацкий, Тигран Хамалян
Авторы сценария: Аркадий Трифонов, Алексей Горовацкий

АЛИПИЙ (ВОРОНОВ)

Архим. Алипий (Воронов)

Алипий (Воронов) (1914 — 1975), архимандрит, наместник Псково-Печерского монастыря.

В миру Иван Михайлович Воронов, родился 28 июля 1914 года в деревне Тарчиха (Торчиха) Лобановской волости Бронницкого уезда Московской губернии в семье бедных крестьян Михаила Ястребова и Александры Вороновой.

В 1926 году окончил сельскую школу и переехал в Москву, где жили его отец и старший брат.

В 1930 году окончил в Москве девятилетку, получил аттестат о полном среднем образовании.

В 1930-1932 годах жил в Тарчихе у матери, работал в колхозе.

В 1932-1936 годах учился в вечерней студии при МОСХе в бывшей мастерской Сурикова.

В 1932-1935 годах работал проходчиком на строительстве первой очереди метрополитена.

В 1934 году переехал в квартиру по адресу: Москва, ул. Малая Марьинская, д. 18, кв. 4.

В январе 1935 года работал проходчиком на шахте № 12 (площадь Свердлова).

10 июля того же года вступил в члены сектора изо-самодеятельного искусства при Московском Союзе советских художников.

В 1935-1936 годы работал по эксплуатации метрополитена: кассир, контролер, помощник дежурного по станции.

С 15 февраля 1936 по 15 мая 1941 года учился в Изостудии ВЦСПС на отделении живописи и рисунка.

С 15 октября 1936 по 13 ноября 1938 года проходил срочную службу в рядах Красной армии.

С 13 ноября 1938 по 21 февраля 1942 года работал на военном заводе № 58 им. Ворошилова: диспетчер транспортного цеха.

В 1943 году работы И.М.Воронова экспонировались в Можайском краеведческом музее: картины «Передача Можайского знамени подшефной части», «Шаликово после оккупантов», фото-художественный альбом «Подарок шефам». Композиция «Вручение Гвардейского знамени» хранилась в клубе НКВД (г. Москва).

25 сентября 1945 года демобилизован из Красной армии.

В 1946-1950 годы работал в Выставочном фонде СССР как художник, работающий по разовым трудовым договорам с госучреждениями г. Москвы.

5 июня 1947 года вступил в Московское товарищество художников.

12 марта 1950 года поступил послушником в Троице-Сергиеву Лавру (г. Загорск).

В 1950-1959 годы находясь в Троице-Сергиевой Лавре, нес послушания по реставрации живописи Троицкого, Успенского соборов, Трапезной и Академической церкви, руководил работой иконописцев, принимал участие в реставрации храмов Москвы и Подмосковья.

С марта 1950 по октябрь 1951 года нёс послушания маляра и свечника.

28 августа 1950 года пострижен в монашество наместником Лавры архимандритом Иоанном (Разумовым) с наречением имени в честь преподобного Алипия, иконописца Печерского.

25 сентября того же года рукоположен во иеродиакона патриархом Московским и всея Руси Алексием I, а 14 октября рукоположен в сан иеромонаха. Назначен ризничим Лавры.

С октября 1951 по октябрь 1953 года нёс послушания художника-реставратора и ризничего.

15 октября 1952 года зарегистрирован уполномоченным Совета по делам религии по Московской области как священнослужитель в числе братии Лавры.

В апреле 1953 года возведён в сан игумена.

С 28 октября по 1 декабря 1953 года нес послушание художника по реставрации Патриаршего подворья в Лукино, восстанавливал теремок св. Филиппа.

15 января 1955 года назначен членом Художественной комиссии по восстановлению храма Московской духовной академии, работал художником.

С марта 1955 по январь 1956 года работал художником по восстановлению церкви Всех Святых в Лавре.

В апреле 1957 года возглавлял группу по перенесению мощей Митрополита Макария Московского с Котельнического кладбища в Лавру.

28 июля 1959 года назначен наместником Псково-Печерского монастыря.

11 августа того же года принял хозяйство и имущество Псково-Печерского монастыря от игумена Августина.

3 сентября 1959 года освобождён от должности наместника Псково-Печерского монастыря с возвращением в братство Троице-Сергиевой Лавры. 28 сентября сдал хозяйство и имущество Псково-Печерского монастыря Духовному собору старцев.

6 октября того же года утверждён наместником Псково-Печерского монастыря.

В 1959-1975 годы на посту наместника Псково-Печерского монастыря много сделал для восстановления в первозданном виде замечательных памятников древнерусской архитектуры, заботился о сохранности древних фресок и икон, о красоте богослужебного чина, добился возвращения в обитель богатейших сокровищ ризницы, много сил приложил к защите монастыря от закрытия.

11 февраля 1960 года возведён в сан архимандрита.

Между 1960 и 1961 годом проводил художественную экспертизу реставрационных работ, проводившихся в Казанской церкви города Великие Луки (Псковская область).

14 марта 1973 года передал в дар Печорскому краеведческому музею две картины Н. Рериха из своей коллекции.

25 марта того же года подписал Акт о возвращении в монастырь предметов ризницы, вывезенных из Печор 18 марта 1944 года в Германию.

Архим. Алипий (Воронов). 1974 г.

В 1974 году передал в дар Русскому музею часть своей коллекции – около 70 картин русских художников. Остальная часть коллекции по его завещанию была передана в Псковский музей-заповедник уже после смерти.

В начале 1975 года у отца Алипия был третий инфаркт. Память смертную он имел заранее. Заранее был изготовлен ему гроб по его благословению и стоял у него в коридоре. И когда его спрашивали: «Где твоя келья?» — он показывал на гроб и говорил: «Вот моя келья». В последние дни его жизни при нем находился иеромонах отец Феодорит, он ежедневно причащал отца Алипия и, как фельдшер, оказывал ему медицинскую помощь. 12-го марта 1975 года в 2 часа ночи отец Алипий сказал: «Матерь Божия пришла, какая Она красивая, давайте краски, рисовать будем». Краски подали, но руки его уже не могли действовать, сколько тяжелых снарядов он этими руками перетаскал к линии фронта в Великую Отечественную войну.

Скончался в 4 часа утра 12 марта 1975 года. 15 марта погребён на монастырском пещерном кладбище за престолом Пещерного храма Воскресения Христова.

В мае того же года – в Русском музее Ленинграда прошла выставка «Русская живопись и графика XVIII-XX веков из собрания И.М.Воронова», выпущен каталог выставки со вступительной статьей Саввы Ямщикова.

Поистине мужем силы и разума, цельной, самоотверженной личностью был архимандрит Алипий во всех проявлениях своего христианского служения. Яркой оценкой его характера служат его же собственные слова: «Побеждает тот, кто переходит в наступление. Обороняться мало, надо переходить в наступление».

Отец Алипий часто проповедовал, особенно о христианской любви, говоря: «Страдавший на Кресте Христос заповедовал нам: «Любите друг друга!» И потому, чтобы избавиться от зла, нужно только одно: исполнять эту последнюю заповедь Господню».

Отец Алипий всегда помогал нуждающимся, раздавал милостыню, много просящих получали от него помощь. За это немало пришлось потерпеть отцу Алипию. Он защищался словами Священного Писания о необходимости оказывать дела милосердия и утверждал, что дела милосердия не могут быть запрещенными, это неотъемлемая часть жизни Святой Православной Церкви. Кто запрещает дела милосердия, тот ущемляет Церковь Христову, не дает ей жить присущей ей жизнью.

Как иконописец и реставратор, он позаботился отреставрировать забронзированный темный иконостас Успенского храма, внутреннюю роспись Михайловского собора, Никольский храм (восстановил тябловый иконостас, отреставрировал икону Святителя, расширил храм за счет башни, укрепил стены, восстановил стильный купол (стильный — от слова «стиль» — совокупность признаков, характерных для искусства определенного времени и направления (в данном случае Псковская школа зодчества XV-XVI вв.).

Была отреставрирована крепостная стена-ограда с боевыми башнями и переходами, восстановлены их покрытия. Шесть икон Божией Матери в Никольской часовне написаны при его участии и руководстве.

Отец Алипий отличался особой решимостью и силой духа. Когда он сжег бумагу о закрытии Псково-Печерского монастыря на глазах посланцев, повернулся к ним и сказал: «Лучше я приму мученическую смерть, но монастыря не закрою». Когда пришли отбирать ключи от пещер, он скомандовал своему келейнику: «Отец Корнилий, давай сюда топор, головы рубить будем!» Пришедшие обратились в бегство.

Известный реставратор Савва Ямщиков рассказывает:

«Стоим мы с отцом Алипием на балконе, разговариваем об иконах. Подъезжает машина: «Мы из фининспекции, с проверкой». Настоятель уточняет: — А кто вас прислал? — Как кто? Облисполком. — Дело в том, что я облисполкому не подчиняюсь. Только митрополиту. — Хорошо, мы позвоним. — Нет, звонок к делу не пришьешь. Вы мне бумагу привезите. Тут недалеко, километров пятьдесят туда, и обратно столько же. Время еще раннее, успеете. Уехали фининспекторы. Через некоторое время звонит митрополит: — Алипий, почто не пускаешь? — Без вашего разрешения не могу. — Ну так пусти, я тебе приказываю. — Владыко, телефонный разговор к делу не пришьешь. Вы мне, пожалуйста, телеграммку, телеграммку. Ваш секретарь отобьет, и уже через три минуты она здесь будет. У меня почтарь быстро ходит. Действительно, через полчаса секретарь приносит телеграмму. Тут и фининспекция подъезжает, быстро обернулись. Архимандрит Алипий выходит к ним с телеграммой. — А, приехали. Ну и как? — Ну как же! Вот у вас и телеграмма. — Я сейчас своего связного на нашей машине отсылаю к первому секретарю обкома Ивану Степановичу Густову. Вы что же? Облисполком представляете, а документ у вас от того, с кем боретесь, от владыки. Вы ведь атеисты! Как же я вас по такому документу пущу проверять монастырь? Поезжайте-ка, а я Ивану Степановичу позвоню. Когда уехали проверяльщики ни с чем, я спросил, собирается ли и впрямь Ивану Степановичу звонить. Пожал плечами. Зачем мол отвлекать. Больше все равно не приедут… И так каждый день. Однажды он сказал мне: «Савва, если потом будут писать мою икону житийную, то она должна состоять из 25 клейм. По количеству судебных процессов, которые я выиграл у советской власти. То за одно меня таскают, то за другое. Но я все суды блистательно выиграл» .

Отец Алипий не раз писал критику на неправду о Псково-Печерском монастыре и написал в Журнал Московской Патриархии статью о преподобном Корнилии, чтобы не искажали историю.

Защищал верующих людей пред сильными мира сего, заботился об устройстве их на работу. Он писал, что вся вина этих людей состоит лишь в том, что они верят в Бога. Был приветлив и общителен, с любовию принимал посетителей, делился своими талантами, давал мудрые ответы.

Когда верующие разделывали в монастыре клумбочки, власти спросили: «Кто у вас работает и на каком основании?» Отец Алипий ответил: «Это народ-хозяин трудится на своей собственной земле». И вопросов больше не последовало.

Во время эпидемии ящура он разъяснял, чтобы служение в храмах не прекращалось, так как коровы в храмы не ходят, и ни одно учреждение не прекращает своей работы по случаю ящура.

Когда не разрешали посещать пещеры, отец Алипий благословил ежедневно утром, в 7 часов, служить в пещерах панихиду, чтобы верующие люди имели возможность посетить пещеры и помянуть своих родных и близких, особенно погибших в Великую Отечественную войну. Был прислан указ, чтобы панихиды в пещерах не служили. Благословением отца Алипия панихиды продолжали служить. Вопросившему отца Алипия, получил ли он указ, отец Алипий ответил, что получил. «Почему же не выполняете?» — последовал вопрос. Отец Алипий ответил, что этот указ написан под давлением по слабости духа, «я слабых духом не слушаю, я слушаю только сильных духом». И служение панихид в пещерах не было прервано.

Отец Алипий никогда не ездил в отпуск. И даже, как сам он писал, по своей воле не выходил за монастырские ворота, усердно прилежал исполнению монашеских обетов. И обвинителям отвечал, что если из мира течет в обитель на чистый монастырский двор мирская нечисть, то это уж не наша вина.

До самой своей кончины он преподавал благословение на каждое монастырское служение и делание и не оставлял своего послушания.

Сочинения

  • Некролог «Иеросхимонах Михаил». ЖМП, июнь 1962
  • «Где сокровища Печорского монастыря», газета «Советская культура», 5 октября 1968
  • «Преподобномученик Корнилий, игумен Печерский». ЖМП, 1970
  • «Древние фрески Псково-Печерского монастыря». ЖМП, 1970
  • Некролог «Епископ Иоанникий». ЖМП, 1970

В 1999 году издательством Сретенского монастыря впервые выпущен сборник проповедей архимандрита Алипия.

Награды

Церковные

  • наперсный крест (25 октября 1951)
  • наперсный крест с украшениями (8 октября 1953)
  • патриаршая грамота (21 февраля 1954, за работы в Лукино)
  • благодарность (11 февраля 1955, за ценный дар в церковно-археологический кабинет – икону св. Николая кон. XVI века).
  • патриаршая грамота (23 марта 1963)
  • орден Христа Спасителя и крест II степени (11 июля 1963, награждён Антиохийским Патриархом Феодосием)
  • орден святого князя Владимира III степени (26 ноября 1963)
  • право служить Литургию с отверстыми Царскими вратами до запричастного стиха (1966).
  • орден святого князя Владимира II степени (27 августа 1973)
  • наперсный крест с украшениями (9 сентября 1973)

Светские

  • премирован за хорошие показатели в работе в сумме 100 рублей (4 ноября 1940, завод 58).
  • медаль «За боевые заслуги» (15 октября 1944)
  • знак «Гвардия» (15 апреля 1945)
  • орден Красной Звезды (8 июля 1945)
  • медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне» (10 июля 1946)
  • медаль «За взятие Берлина» (8 января 1947)
  • медаль «За освобождение Праги» (10 февраля 1947)
  • медаль «В память 850-летия Москвы» (17 сентября 1948)
  • юбилейная медаль «20 лет победы в Великой Отечественной войне» (1 декабря 1966)
  • юбилейная медаль «50 лет Вооруженных Сил СССР» (28 ноября 1969)
  • юбилейная медаль «25 лет победы в Великой Отечественной войне» (1970)
  • памятный знак «Народное ополчение Ленинграда» (30 ноября 1971)
  • знак «Ветеран 4-й Гвардейской танковой армии» (1972)

Литература

  • Сайт об архимандрите Алипии (Воронове)

Использованные материалы

  • Страница на сайте Псково-Печерского монастыря

Ямщиков С. Мой Псков. Псков, 2003 — 352 c.