Искушение Христа в пустыне

Искушение Христа в пустыне

В Евангелии говорится о том, как сразу после Своего Крещения в водах Иордана Иисус Христос удалился в пустыню, где постился сорок дней и победил три искушения от дьявола. Но зачем Ему вообще было нужно поститься, и какой смысл для сатаны был в искушении Христа?

Сама по себе эта евангельская история вовсе не покажется чем-то странным тому, для кого Христос — всего лишь обычный человек. Мало ли, захотел креститься — и крестился, захотел наложить на себя пост — тоже понятно, ну а искушения — они вообще со всеми бывают. Но если задуматься над тем, что Иисус из Назарета — воплотившийся Сын Божий, Бог, явившийся на землю, то тут уже появляются вопросы. Как христиане объясняют то, что их Бог, получается, постится? А как дьявол вообще посмел подойти к Нему и искушать — и неужели же Христос мог поддаться на уговоры и согрешить?

Конечно, нет, ответит христианин, Бог по Своему существу безгрешен и свят, и нет в Нем никакой тьмы (1 Ин 1:5), так что сатана абсолютно напрасно старался. Но между тем, интересно во всей этой истории то, что у дьявола откуда-то все же была надежда, что Христос ему подчинится. О чем же может идти речь?

Пришел, чтобы спасти всех

В Иудее I века от Р. Х., когда одно за другим начали сбываться ветхозаветные пророчества, очень многие ожидали явления Христа. Вместе со всеми Христа ожидал и… дьявол — чтобы если не убить, то хотя бы помешать Ему исполнить свою миссию. К примеру, все помнят из Евангелия, как, словно по сатанинской воле, царь Ирод, только услыхав, что в Вифлееме родился Царь Иудейский, велел убить в городе всех младенцев. И кто знает, не повторились бы попытки убийства Спасителя еще в детстве, если бы Дева Мария открыто объявила бы народу, Кто же есть на самом деле Ее сын Иисус. Поэтому, как написано в Евангелии, Господь вышел на открытое служение тогда, когда уже был лет тридцати (Лк 3:23) — то есть в возрасте зрелого мужчины, по представлениям иудеев, когда человек уже сам отвечает за себя, имеет право говорить и учить в синагоге. И, как говорит Евангелие, первое, что сделал Сын Божий, — это пришел на реку Иордан, чтобы принять омовение (крещение) от Иоанна Предтечи, всеми почитаемого за пророка и праведника.

Крещение Иоанна было крещением покаяния — иными словами, люди, которые желали примирения с Богом, этим ритуальным омовением публично свидетельствовали о своих грехах и просили у своего Создателя прощения. Такое крещение не носило еще силы Таинства, каким оно стало в христианстве. Омовение в водах реки Иордан (не какой-то особенной в ту пору, а просто единственной большой реки в Иудее), которое предлагал Иоанн, неспособно было на самом деле очистить человека от греха. Оно даже не отменяло принесения храмовой жертвы за грех, необходимой по ветхозаветному Закону. Однако омовение на глазах у всех, практически публичное признание «Я согрешил пред Тобою», безусловно, помогало человеку раскаяться и бороться с грехом, чтобы не повторять его в будущем. И тем более хотели люди очиститься от своих грехов, что Иоанн проповедовал: вот-вот придет долгожданный Мессия, покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное (Мф 3:2).

Но тут происходит необъяснимое. Да, Мессия действительно приходит, и Иоанн узнает Его, свидетельствует о Нем, как о Спасителе мира — но открывший Себя Спаситель говорит, что пришел… креститься!

Можно понять, как был удивлен Иоанн, который, услышав просьбу Иисуса о крещении, удерживал Его и говорил: мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне? (Мф 3:14). Это была не просто скромность. Иоанн наверняка задавал себе вопрос — как возможно спасение для грешников, если даже Спаситель, Мессия, величайший Праведник, Которого сотни лет ждали евреи, желает публично покаяться в своих грехах?

Вспомним сейчас то, что уже две тысячи лет знают христиане, но чего не знал в то время еще никто, кроме Девы Марии. Иисус — это не просто праведник, Он — Сын Божий, Сам Бог, воплотившийся и ставший человеком. И как Бог, Он не имеет на Себе никакого греха. Но именно поэтому, как ни парадоксально, и пришел Он креститься от Иоанна — чтобы перед всеми людьми, которые когда-либо приходили сюда и омывали свои беззакония, перед всеми уже давно умершими людьми и перед всеми, кому еще только предстоит родиться, навсегда засвидетельствовать: Он, не имеющий на Себе никакого греха, — не гнушается грешными людьми, Он пришел, чтобы спасти всех. Бог воплотился, стал таким же, как все люди, — и вот Он пришел омыться в водах покаяния, словно простой грешник, и добровольно взять на Себя чужие преступления, чтобы позже искупить их на Кресте.

Дело в том, что на свете, без сомнения, нет ни одного полностью праведного человека, свободного от греха. В отношениях между людьми всегда бывает так, что кто обидел любимого хоть однажды, кто нарушил в отношении него хоть одну заповедь любви — нарушил тем самым их все. Отношения человека и Бога должны быть именно отношениями любви, и тогда о какой праведности может идти речь, как человек может быть «немножко» верен Богу? Поэтому, хотя Иисус и не был виноват абсолютно ни в чем, принимая крещение, тем самым Он взял на себя абсолютно все грехи, а не только те, которые были названы вслух на берегу Иордана. Будучи невиновным, Он позволил обвинить Себя одного — во всем.

С тех пор фраза «взять грех на себя» давно стала крылатой, но в своем собственном смысле она относится только ко Христу, и берет свое начало в словах Иоанна, осознавшего после крещения Христа, зачем Тот пришел на землю: вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира (Ин 1:29). Как сказал об этом святитель Иоанн Златоуст, «Тот, Кто мог истребить грехи всего рода человеческого, Сам уже без сомнения был безгрешен». По сути, Христос взял на себя болезнь нашей природы, с которой мы сами не можем справиться, — взял, чтобы исцелить нас от нее и уничтожить саму причину этой болезни — грех. Не зря праздник Крещения Господня называется еще Богоявлением, ведь Бог-Отец, произнесший в момент крещения Иисуса слова Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение (Мф 3:17), явил всему миру откровение о Своей любви к людям, ради спасения которых отдал Сына.

Последние дни одиночества

Итак, Господь объявил о Себе, вышел на открытое служение. Но чего это Ему стоило? Во время моления Христа в Гефсиманском саду в последние часы перед Своими крестными страданиями Господь скорбел и плакал, и просил учеников побыть с Ним, не оставлять Его в одиночестве. Божественная природа добровольно идущего на казнь Спасителя была непоколебима и тверда — но человеческая Его природа не могла, конечно, оставаться безучастной к происходящему, как если бы Он был каким-нибудь бесчувственным роботом. Поэтому кто знает, что мог чувствовать Иисус в самом начале Своего пути, когда взял на Свои плечи невообразимую тяжесть всех грехов, когда-либо совершенных людьми?..

Мы не узнаем, какой глубины была Его скорбь и тревога за людей, которые не поняли ни смысла Его крещения, ни слов Иоанна — но знаем только, что сразу после крещения Господь постился в пустыне целых сорок дней. Конечно, Он знал с самого начала, что Ему предстоит пострадать. И, может быть, именно поэтому начало конца Его земной жизни, эти первые сорок дней после крещения, стали для него временем, проведенным в одиночестве и молитве. Ведь можно попытаться представить, как чувствует себя, к примеру, невиновный человек, который добровольно пошел в тюрьму ради спасения близких и теперь ждет от своего народа заведомо несправедливого суда, причем приговор ему уже известен — смерть. Такой человек наверняка скорбит и, может быть, от горя не хочет даже есть — но дело здесь, конечно, вовсе не в качестве еды или религиозных нормах.

Вот и Христу не требовался пост в нашем привычном понимании, когда мы прилагаем какие-то усилия своей воли, чтобы отказаться от пищи и принудить себя к молитве. Господу не требовалось Себя ни к чему принуждать — но Он уже отдал всего Себя без остатка людям, и поэтому то время, которым обладал еще на земле, если и употреблял позже для еды и пиршества — то только для того, чтобы поддержать силы или за беседой привести еще одного человека к покаянию. Поэтому нельзя сказать нечто вроде «Бог постился сорок дней» — точнее будет обозначить, что сорок дней Христос только молился. Причем в Евангелии сказано, что Он взалкал (Мф 4:2) лишь напоследок — и отсюда видно, каково было напряжение Его духовных и душевных сил во время молитвы — сорок дней Он не вспоминал о том, что голоден. А если кого-то смущает такая длина поста (ведь, скорее всего, все сорок дней в пустыне Христос попросту ничего не ел!) — то достаточно сказать, что в медицине зафиксированы случаи и гораздо более долгого полного голодания, чем сорок дней, так что ничего фантастического в этом вовсе нет.

Пост Христа — это подвиг настоящей молитвы, а не мучительное ограничение в еде. А значит, и для христиан пост всегда должен быть связан в первую очередь с молитвой. Ограничение себя в еде ни в коем случае нельзя понимать как «очистительную диету для тела» — ведь на самом деле это средство очистить разум и душу. А еще сорокадневный пост Спасителя — единственный эпизод в Евангелии, о котором можно твердо сказать, что здесь Христос был абсолютно один — а значит, о произошедшем в пустыне Он Сам рассказал позже Своим ученикам. Но что же там произошло кроме, собственно, самого поста?

«Заклятый друг»

Да, дьявол ожидал Мессию долго. Готовился к Его приходу, придумывал, как поразить, чем искушать, как бороться с Его учениками, если они появятся. Одного сатана не мог представить — что Бог не просто пошлет великого праведника вместо Себя, а Сам придет на Землю. Никто не может проникнуть в замыслы Бога — а тем более падший дух. Дьявол узурпировал власть Бога над миром, подчинил себе людей так, что даже Христос говорил о сатане — князь мира сего (Ин 14:30). И вот этот враг ждал веками, когда имя Спасителя станет известно. Ждал и боялся — и наконец услышал, что в крещении на реке Иордан явил Себя долгожданный Христос.

Будучи не в силах проникнуть в тайну Боговоплощения, дьявол не мог и быть уверен, что Иисус — это действительно Мессия. Поэтому, как только Христос удалился в пустыню, дьявол принял решение лично прийти, увидеть — и победить.

Но тут падший дух обманулся в своих ожиданиях первый раз. Ведь как мы уже знаем, сорок дней Христос был погружен в молитву, и прервать Его разговор с Отцом не смог бы никто — если бы не человеческая природа Господа, нуждавшаяся в пище. «По высоте Божества, Он был бы неприступен противнику, — пишет святитель Василий Великий, — если б чрез алкание не снизошел до человеческой немощи». И только поймав краткий миг физической слабости Христа, дьявол подступил к Нему — чтобы обмануться во второй раз…

Сорокадневный пост был известен еще из Ветхого Завета. Так, Моисей постится сорок дней перед тем, как получить десять заповедей (Исх 34:28). Также известен пост пророка Илии (3 Цар 17:19), а в целом евреи постились четыре раза в год (Зах 8:19).

Христос, как пишет Феофилакт Болгарский, «постится столько времени, сколько Моисей и Илия: а если бы — больше, то воплощение Его показалось бы призрачным».

Не хлебом единым

Ожидая увидеть перед собой пусть и «более могущественного» человека, но, со своей точки зрения, обычного грешника (иначе зачем еще, казалось бы, нужно было креститься от Иоанна?), дьявол на самом деле встретился… с Самим Богом. Как же развивалась эта ситуация?

Сатана три раза попытался искусить Создателя. И пусть порядок второго и третьего искушений у евангелистов Матфея и Луки различается (кто как услышал, так и запомнил), но о характере искушений апостолы пишут совершенно одинаково.

Итак, первое искушение, с которым дьявол подошел ко Христу, явно было вызвано недоумением сатаны, ибо, «припоминая сказанное об Иисусе, он не может поверить, чтобы это был простой человек; с другой стороны, видя Его алчущим, не может допустить, чтобы это был Сын Божий. Находясь в таком недоумении, он приступает к Нему с словами сомнения», — пишет святитель Иоанн Златоуст. Итак, дьявол говорит Христу: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами (Мф 4:3). Он нарочно не упоминает о том, что Христос голоден, но льстит Ему и коварно напоминает о Его достоинстве.

Испытывающему голод Господу говорится нечто подходящее по ситуации. «Но ты, дьявол, становишься в двойное противоречие. Если по Его могуществу камни могут сделаться хлебами, то напрасно ты искушаешь Того, Кто настолько могущественен. А если Он этого сделать не может, то напрасно ты подозреваешь в Нем Сына Божия», — заметил в свое время блаженный Иероним Стридонский.

Но дьявол все же, искушая Христа, предлагает Ему употребить Свою Божественную силу, чтобы насытиться, совершить чудо для одного Себя — и заодно ловко проверить, есть ли предел всемогуществу Бога. Но Господь сказал ему в ответ: написано: не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уcm Божиих (Мф 4:4). Эта фраза взята из библейской книги Второзакония (8:3) и была, конечно, на слуху у всех иудеев со времен Моисея. По сути, Господь не стал ни слушаться дьявола, ни заявлять о Своем достоинстве — Он просто отверг искушение, даже не вступая в спор с сатаной.

Если Ты Сын Божий

Но дьявол, получив в ответ ни «да», ни «нет» и потерпев неудачу в первый раз, не отступил. Евангелист Матфей так пишет о втором искушении: берет Его диавол в святой город и поставляет Его на крыле храма, и говорит Ему: если Ты Сын Божий, бросься вниз, ибо написано: Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею (Мф 4:5-6). Кстати, уже само по себе интересно повторяющееся обращение сатаны ко Христу — если Ты Сын Божий. «Дьявол начинает так, чтобы узнать: Божий ли Он Сын; но Господь так скромно отвечает ему, что он остается в сомнении», — отмечает блаженный Иероним.

Второе искушение — это попытка сыграть на честолюбии. Броситься на глазах у всех с Иерусалимского Храма, чтобы ангелы подхватили Его в полете — что могло бы ярче доказать Божественную природу?

Дьявол, уверенный в своем умении лгать, призывает человека Иисуса (напомним, что сатана еще не уверен, что это — Христос) проверить, выполняет ли Бог Свои обещания, буквально испытать Писание на себе — явятся ли ангелы, спасут ли? Но Спаситель не поддается на эту уловку и отвечает — написано также: не искушай Господа Бога твоего (Мф 4:7). И снова это слова из Второзакония (6:16), и снова они не дают сатане ответа на вопрос, кто же этот Человек.

Что здесь значит ответ Господа, как может человек искушать Бога? Продолжение этой фразы звучит так: как вы искушали Его в Массе (Втор 6:16). Моисей произносит эти слова потому, что в месте под названием Масса и Мерива евреи, страдающие в пустыне от жажды, искушали Бога, говоря — есть ли Господь среди нас, или нет? (Исх 17:7). Они начали сомневаться в истинности бытия Бога и в Его любви к ним только потому, что Он медлил дать им воды для питья! Тем паче людям свойственно искушать Бога, когда Он не дает им чего-либо, по их мнению, еще более важного. Против такого потребительски-недоверчивого отношения к Богу и говорит Христос, отвечая сатане.

Кстати, нет ничего странного в том, что дьявол в этом искушении цитирует Библию — это лишний раз показывает, что знанием Писания можно прикрывать любые цели, в том числе и совсем неблаговидные. Поэтому так важно стараться понять, что стоит за текстом, а не просто учить наизусть стихи из Библии. К тому же дьявол цитирует Писание… неправильно.

Ангелам Своим заповедает о Тебе… — произносит отец лжи строчку из псалма. «Несомненно, если бы он подлинно знал, что это написано о Спасителе, то должен был бы присоединить и то, что далее говорится в том же псалме и против него: На аспида и василиска наступишь ; попирать будешь льва и дракона . О помощи ангелов дьявол говорит Ему как бы немощному, а о своем уничижении, как хитрец, он умалчивает», — снова вскрывает обман дьявола Иероним.

А по поводу той части Иерусалимского Храма, на которой дьявол беседовал с Христом, преподобный Ефрем Сирин заметил, что «даже доселе это место возвышенно, хотя храм и разрушен, как Сам (Господь) сказал: не останется в нем камня на камне (Мф 24:2). Но место, на котором стоял, как (некое) знамение сохранилось». Сейчас это место называют Стеной Плача…

Царство тьмы в подарок

Наконец, от бессилия и отчаяния сатана прибегает к своему последнему доводу. Ему так важно помешать Спасителю, заставить Его согрешить, что ради этого он идет, на, казалось бы, великие для себя жертвы. И, возведя Его на высокую гору, диавол показал Ему все царства вселенной во мгновение времени, и сказал Ему диавол: Тебе дам власть над всеми сими царствами и славу их, ибо она предана мне, и я, кому хочу, даю ее; итак, если Ты поклонишься мне, то всё будет Твое (Лк 4:5-7) или, как удивительно точно сказано у Матфея, — если, пав, поклонишься мне (Мф 4:9).

Предлагая первые два искушения, дьявол еще сомневается, что Иисус — это Спаситель. Но в третий раз отец лжи уже не спрашивает Его ни о чем, а просто и грубо предлагает «взятку». Предать Отца, поклониться сатане — и получить мировое господство, получить и власть над людьми, которую можно использовать в том числе и для того, чтобы всех спасти… Как просто было бы так поступить, и не понадобился бы даже Крест — вот, дьявол сам предлагает Христу взять Самому в руки власть над миром, предать Бога, и ценой этого пусть даже притворного предательства облегчить изначально трудную, и при этом еще и смертельно опасную задачу по спасению мира. Наверняка тут была и попытка сыграть на таких элементарных человеческих грехах, как жадность и жажда власти. А еще поклон перед дьяволом означал бы, что Христос признал, будто бы зло непобедимо, будто сатана и вправду всемогущ и правит миром по праву сильнейшего.

Поэтому на такое, казалось бы, заманчивое предложение дьявола Иисус ответил лишь: отойди от Меня, сатана, ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи (Мф 4:10). И снова это цитата из Второзакония, но на этот раз Христос уже прямо призывает дьявола с ее помощью вспомнить, Кому на самом деле принадлежит все творение. Христос призывает падшего ангела снова поклониться Себе, как истинному Господу и Богу. И тем более в этот момент становится очевидной ложь врага, ведь тот предлагает Христу власть в обмен… на признание собственной власти. Но разве можно стать владыкой чего-либо, склонившись перед другим «владыкой»? Дьявол и вправду лжет во всем, от начала до конца.

Интересно, что от самой власти над миром Христос не отказывается (как этого бы сатане ни хотелось). Нет, Он пришел, чтобы править, как истинный Царь, — но Царство, которое не от мира сего, и Своих подданных Он спасет на Кресте Сам, а не примет из рук врага. И сатана уходит, услышав третий ответ, — здесь его козни уже не смогут достичь своей цели.

Вопрос: но что за грех было претворить камни в хлебы?

Ответ: знай, что послушаться диавола в чем бы то ни было, грех. (Толкование Феофилакта Болгарского на Писания)

Непобедимая победа

Стоит обратить внимание, что чудеса, которые дьявол предлагает совершить Христу, — бессмысленны по сравнению с теми чудесами, которые творил Сам Господь. Христос кормил голодных, исцелял больных, воскрешал мертвых… Все Его чудеса были чудесами любви, они имели своей целью физическое и духовное спасение конкретных людей, но ни одно из них не было сотворено для того, чтобы просто прославиться. Наоборот, о некоторых Своих чудесах Христос попросту запрещал людям рассказывать (хотя они и нарушали запрет — кто от желания похвастаться, а кто из благодарности). Он не хотел, чтобы люди слушали Его из страха или любопытства, словно какого-то таинственного чародея. Христу нужны были любящие ученики, которые будут верить Ему просто потому, что Он — это Он.

Поражение дьявола в попытке искусить Спасителя можно расценивать как первую победу Христа над царством зла. А ведь если сам генерал темных сил проиграл ключевую битву на этапе разработки штабной стратегии, то потом уже нет никаких шансов у его солдат выиграть войну. Христос победил дьявола навсегда, Он устоял перед ним, а потом дал даже Своим ученикам, простым людям, власть изгонять бесов и исцелять людей. В Ветхом Завете не было описано ни одного случая исцеления одержимых сатаной, это казалось совершенно немыслимым для человека — так что именно поэтому иудеи потом так недоумевали о чудесах Христа и допытывались — какою властью Ты это делаешь, или кто дал Тебе власть сию? (Лк 20:2).

А в самом факте того, что Спаситель был искушаем, нет ничего греховного. Преступление заповеди начинается тогда, когда человек начинает мысленно соглашаться с предложением врага. Отвергнуть же его, едва услышав, — это не грех, а доблесть. Кроме того, как пишет апостол Павел, Христос должен был во всем уподобиться братьям… ибо, как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь (Евр 2:17-18).

Сатана будет делать еще не одну попытку искусить Господа и помешать Ему. Он будет пытаться действовать через Его учеников, через обычных людей и, наконец, через физические страдания и распятие. Но он уже никогда не сможет победить Спасителя, и именно то, что Иисус Христос отверг все искушения еще в самом начале Своего служения, послужило залогом будущего Воскресения Его из мертвых — ведь как мог дьявол удержать в своей власти Того, Кто уже оказался однажды сильнее. И как когда-то из-за греха одного человека в мир вошла смерть, так теперь смерть смогла быть побеждена на Кресте из-за того, что один-единственный Праведник, взявший на себя грехи всего мира, Сам не поддался искушению — и не согрешил.

В райском саду Адам и Ева не смогли устоять перед искушением — и мир для них стал враждебной пустыней. Но Христос, как новый Адам, исправляет ошибку первых людей. Он уходит в пустыню и там побеждает все те же самые искушения дьявола — чтобы разрушить власть тьмы и снова вернуть нас в Царство любящего Отца.

Графика Елены ЧЕРКАСОВОЙ

Искушение в пустыне. Начало проповеди Христа (+ВИДЕО)

Почему Христос искушается именно в пустыне? Каков смысл в том, что диавол искушает Сына Божия? Почему на проповедь призываются люди некнижные? И надо ли православным искать гонений?

Искушение в пустыне
(Мф. 4: 1–11)

Итак, мы продолжаем наши беседы по Четвероевангелию, и темой сегодняшней будет 4-я глава Евангелия от Матфея. Она начинается словами:

«Тогда Иисус возведен был Духом в пустыню, для искушения от диавола, и, постившись сорок дней и сорок ночей, напоследок взалкал» (Мф. 4: 1–2).

Напрасно некоторые думают, что возведен был духом диавола в пустыню. Нет! Диавол не может иметь такой власти над Сыном Божиим. Поэтому блаженный Иероним и говорит: «Несомненно, что возведен Духом Святым, ибо далее следуют слова: для искушения от диавола. Он (то есть Христос) отводится не против Своего желания или увлекается не как пленник, но добровольно». Причина ясна. Апостол Петр пишет: «…потому что и Христос пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его» (1 Пет. 2: 21).

Святитель Григорий Великий писал: «Нашему Избавителю, пришедшему для того, чтобы быть подвергнутым смерти, приличествовало также пожелать и быть подвергнутым искушению, дабы, подобно тому как Своею смертью Он преодолел нашу смерть, точно так же Своим искушением победить наши искушения». Согласно с папою Григорием и блаженный Августин говорит, что Христос «позволил искушать Себя» диаволу, «чтобы, превзойдя искушения, быть Посредником не только Своим содействием, но и Своим примером».

Иными словами, Сын Божий, попуская диаволу искушать Себя, показывает нам, что происходит с нами, когда мы бросаем вызов диаволу. А Крещение и есть вызов диаволу, и сразу начинается война, и Господь, идя в пустыню, научает нас тому, как преодолевать соблазны любых диавольских искушений.

Одна женщина жаловалась мне, что как только она стала православной (воцерковленной), то сразу начались проблемы и с ее бизнесом, и с ее семейной жизнью. Женщина просто пришла в отчаяние, она не знала, что ей делать. Я посоветовал ей внимательнее прочитать 4-ю главу Евангелия от Матфея. Диавол действительно бездействует и не приступает к нам, пока мы не бросаем ему вызов. Но как только вызов брошен, то начинается настоящая война. Посему те, которые приступают ко Крещению или начинают стремиться исполнять обеты Крещения, данные ими ранее, – знайте, диавол этого вам никогда не простит. Сказано: «Да и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (2 Тим. 3: 12). Блаженный Феофилакт писал о Крещении Сына Божия: «Сим учит нас, что после крещения особенно надобно ожидать искушений». Посему многие обманулись, решив, что коль скоро они крещены, так и все в порядке. Война только начинается!

Но! Без войны не бывает и победы! А как известно, диавол пленных не берет.

Для диавола важно внушить нам мысль о нашем одиночестве

Почему искушение начинается в пустыне? Для диавола важно внушить нам мысль о нашем одиночестве. Мол, мы одни с нашими проблемами, и никому до нас, мол, и дела нет. Посему никогда не будем почитать себя вне церковной соборности. Христианин (каждый христианин) – часть незримого братства человеков и Ангелов, и все мы под Одним Началом и управлением Самого Бога Спаса нашего. Бог никогда не оставит нас один на один с силами зла, Он Сам говорил о Себе: «Не оставлю вас сиротами; приду к вам» (Ин. 14: 18); и еще: «…и се, Я с вами во все дни до скончания века» (Мф. 28: 20).

И.Крамской. Христос в пустыне. 1872. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Об искушении Христа в пустыне блаженный Феофилакт пишет: «Отводится же именно в пустыню, чтобы показать нам, что диавол искушает нас тогда, когда видит, что мы одни и без помощи других. Поэтому нам не должно оставаться без совета и полагаться только на себя». Итак, окружим повышенным вниманием и заботою всех находящихся в искушении, не предадим их в объятия равнодушия, забвения и одиночества.

Я часто люблю повторять: Христос не учил нас молиться «Отче мой», а, напротив, – «Отче наш». Отче наш (!) – для того, чтобы мы всегда чувствовали соборную ответственность друг за друга. Не отрекались и не отказывались друг от друга, а, напротив, как и сказано в Писании: «Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов» (Гал. 6: 2).

«Что грех есть бремя, об этом свидетельствует псалмопевец: “Беззакония мои превысили голову мою, как тяжелое бремя отяготели на мне” (Пс. 37: 5). И пророк Захария видел, что под образом женщины на большом куске свинца сидела неправда. Эту тяжесть понес за нас Спаситель, научая Своим примером тому, что мы должны делать. Ибо Сам Он носит беззакония наши и болезнует за нас; и тех, которые были подавлены тяжестью грехов и закона, приглашает к легкому бремени добродетели, говоря: “иго Мое благо, и бремя Мое легко” (Мф. 11: 30). Итак, кто не презирает спасения брата, но протягивает руку просящему и, насколько это в его силах, плачет с плачущим, бывает немощен с немощными и чужие грехи рассматривает как свои – тот по любви исполняет закон Христов».

Но что же означает для нас самих это слово – искушение? Преподобный Макарий Оптинский учил: «При начале призвания к жизни духовной Господь посещает благодатью Своею и различными утешениями, но после отнимает оные и ввергает в огонь многообразных искушений и скорбей, чтобы самолюбивое и сластолюбивое наше устроение совершенно испепелить огнем искушения, и не имели бы надежды на себя и на свои дела, но на милость и человеколюбие Божие».

И мы читаем далее:

«И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами» (Мф. 4: 3).

Диавол не приступил сразу, когда Христос оказался в пустыне, а когда Он, Сын Божий, «постившись сорок дней и сорок ночей, напоследок взалкал». «Взалкал» – означает, по Феофилакту, «когда уступил природе, тогда и взалкал, чтобы алканием дать случай диаволу подступить к Себе и сразиться с Собою и таким образом поразить его и низложить, а нам даровать победу».

Итак, все, что Христос делал, живя во плоти, Он делал для нас, научая нас Истинной Человеческой Жизни. Лукавый не смог бы и подступить к Нему, если бы Господь этого ему Сам не позволил. Лукавый, подступая к Сыну Божию, даже не пытается состязаться с Его Истинным Божеством, а вступает в брань с Его Истинным Человечеством. Искуситель говорит: «Если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами». Он хочет начать брань с плотью, чтобы осквернить и дух.

Диавол стремится и Сына Божия уловить на внимании к собственному телу, когда говорит Ему: «скажи, чтобы камни сии сделались хлебами». Христос решительно противостоит лукавому. Сказано:

«Он же сказал ему в ответ: написано: не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Мф. 4: 4).

Иисус Христос отвечает здесь диаволу словами Божиего Закона. Во Второзаконии этот стих звучит следующим образом: «Он смирял тебя, томил тебя голодом и питал тебя манною, которой не знал ты и не знали отцы твои, дабы показать тебе, что не одним хлебом живет человек, но всяким , исходящим из уст Господа, живет человек» (Втор. 8: 3).

«Тот не беден, кто обладает Владыкой мира, Богом Словом, никогда не нуждается в необходимом. Ибо Слово – это достояние, ни в чем не нуждающееся и причина всякого благосостояния. Если кто-либо захочет сказать, что-де он видел, как праведник часто куска хлеба не имеет, то такое бывает редко и лишь там, где нет другого праведника. Пусть он прочтет следующее: не одним хлебом живет праведный, но Словом Божиим, Который есть истинный хлеб, хлеб с небес. Пока праведник имеет свое исповедание Бога неповрежденным, он никогда не терпит недостатка. В чем он нуждается, все то он может просить и все то может получать от Отца вселенной и наслаждаться тем, что принадлежит ему, если он сохраняет Сына (то есть пребывает в вере в Иисуса Христа. – прот. О.С.). Возможно, что он не ощущает ни в чем недостатка. Слово (Логос), наш Педагог, наделяет нас богатством, и нет зависти в богатстве для тех, которые стяжали Им свободу от потребностей. Итак, тот, кто имеет такое богатство, наследует Царствие Божие».

Видите, братья и сестры, как важно знать Священное Писание, чтобы на любое искушение лукавого ответить святыми словами и положить таким образом ограждение нечестивым устам диавола. Блаженный Иероним добавляет: «А отвечает Господь так потому, что Он имел в виду одержать победу над диаволом не могуществом Своим, а Своим смирением».

Действительно, Господь мог бы сказать сатане: «Изыди», – и лукавый, поджав хвост, убежал, но как бы тогда мы с вами научились стратегии борьбы с силами зла? Каждым поступком, каждым Своим словом и даже Своим молчанием Господь Иисус Христос в святом Евангелии научает нас. Посему не пропустим ни одного из уроков и из всего сделаем необходимые выводы.

Далее сказано:

«Потом берет Его диавол в святой город и поставляет Его на крыле храма, и говорит Ему: если Ты Сын Божий, бросься вниз, ибо написано: Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею» (Мф. 4: 5–6).

Итак, первое искушение – это искушение чрева; второе искушение – искушение чудом и третье искушение – словом Писания.

Искушения Христа в пустыне. Фреска афонского монастыря Дионисиат

Увы, сегодня чудо для многих важнее и добродетели, и самой веры

Многие преткнулись на искушении чрева, но немало преткнулось и на искушении чудесами. Сейчас все гоняются за чудесами. Все ищут чуда, жаждут чуда, стремятся к нему. Чудо для многих важнее и добродетели, и самой веры. Как только кто услышит о чудесной иконе, плачущей или мироточащей, так к ней и бегут. Некоторые водят хороводы вокруг чудесных деревьев, прикладываются и целуют их, привязывают к ним ленточки и т.д. Сумасшедшие! Они не понимают, что чудо дается для маловерующих, для сомневающихся, а не для уверовавших христиан. В глазах высшей библейской добродетели – Любви – чудо и вовсе не имеет никакой ценности. Сказано: «Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто» (1 Кор. 13: 2).

Сам Христос говорил о чудесах: «…то, когда не верите Мне, верьте делам Моим» (Ин. 10: 38). Видишь, для кого чудо? – Для того, кто не верит Самому Христу. А мы, православные, поверили во Христа Иисуса не потому, что каскадом чудес были поражены, а потому, что возлюбили Господа нашего всем сердцем и всем помышлением своим. И нам не надо никаких доказательств Его бытия, кроме тех, что явлены в Его Святых Таинствах и евхаристически переживаются нами.

А те, которые гоняются за всякими фокусами и отодвигают в сторону подлинное Чудо – святое Евангелие, они добегаются… Когда приидет главный фокусник и чародей – антихрист. Сказано об антихристе и его будущей деятельности: «и творит великие знамения, так что и огонь низводит с неба на землю перед людьми. И чудесами, которые дано было ему творить… обольщает живущих на земле» (Откр. 13: 13–14).

«Он собирается так действовать перед людьми, чтобы казалось, что мертвые поднимаются, ведь эти маги также действуют перед людьми через ангелов-отступников».

Для православного человека чудо не аргумент и не критерий. Сказано: «Но если бы даже мы (то есть апостолы) или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема» (Гал. 1: 8).

Господь Иисус рассматривает попытку диавола подтолкнуть Его, Сына Божия, к праздному чуду как род искушений Господа Бога. Мы читаем далее:

«Иисус сказал ему: написано также: не искушай Господа Бога твоего» (Мф. 4: 7).

Очень распространенное искушение – искушение Священным Писанием

Очень распространенное искушение – искушение Священным Писанием. Сатана говорит: «заповедает о Тебе», то есть сказано или написано о Тебе. Диавол – первый религиозный диссидент, раскольник и сектант. Он использует слово Божие в своих собственных целях и всегда выхватывает библейский текст из контекста. В пустыне он цитирует Священное Писание с единственной целью – соблазнить Христа Иисуса.

Как и в идеологической «пустыне» постсоветского мира, в 1990-х, сразу появилось множество сектантов с библейскими «цитатами на всякий случай».

Но как диавол может соблазнить святым словом Само воплощенное Слово (Логос)?! Господь Иисус Христос отвечает на его искушения словами Писания, и диавол и здесь терпит полное поражение.

Далее диавол пытается искусить Сына Божия преимуществами политического господства над миром. Сказано:

«Опять берет Его диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: все это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне» (Мф. 4: 8–9).

Вот, оказывается, в чем заключается секрет высшей политической власти: диавол дает ее тем, которые уже поклонились ему (поклонились – то есть присягнули ему на верность). Он показывает Христу «все царства мира и славу их» как свою собственность, как некую систему различных форм управления, которые всецело находятся под его, диавола, контролем. А разве дело обстоит иначе?

Искушение Христа в пустыне. Фреска. Собор Монреале, Сицилия

Наглость диавола не знает предела; он, покоривший себе «все царства мира и славу их», хочет теперь, чтобы и Сам Сын Божий, павши, поклонился ему. Блаженный Феофилакт пишет: «По своей гордости он (то есть диавол) признает мир своею собственностью».

Диавол, возможно, настолько обнаглел, что считает свою власть как бы и безграничной в пределах планеты, на которую он и был низвержен.

Но не надо думать, что здесь диавол пытается заставить Бога преклониться перед ним; скорее, как мы говорили выше, сатана дерзает искусить Истинного Человека Иисуса Христа, трепеща Его Истинного Божества. Лукавый не мог не понимать, что во Христе Божество и Человечество неслиянны (иначе он от страха пред Творцом и рта бы не смел открыть). По словам Илария Пиктавийского, это означает, что «если бы голод Христа не обнаружил слабость Его человеческой природы, то диавол не осмелился бы Его и искушать».

Далее мы читаем:

«Тогда Иисус говорит ему: отойди от Меня, сатана, ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи» (Мф. 4: 10).

Здесь Христос открыто и ясно исповедует незыблемый библейский принцип: поклонение принадлежит только Богу. Это означает и то, что вся власть также принадлежит только Богу. «Достоин Ты, Господи, приять славу и честь и силу: ибо Ты сотворил все, и все по Твоей воле существует и сотворено» (Откр. 4: 11).

Блаженный Феофилакт считает, что в этих словах Сын Божий проявляет и гнев на диавола, возомнившего, что все принадлежит ему. Да, диавол повсеместно внедрил свою агентуру, да, он действительно навязал людям свое собственное представление о добре и зле, но при всем при этом не он творец этого мира, а это означает, что и не он единственный собственник всего сущего. Диавол всего лишь узурпатор, который присвоил себе не принадлежащее ему по праву, а это значит, что и он, и все, кто ему последовал, потерпят сокрушительное фиаско (поражение).

Сказано, что главный соблазнитель рано или поздно будет убит. «И тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего» (2 Фес. 2: 8).

Поистине безумцы те, которые преклонились перед диаволом и отвергли поклонение Богу. Они потерпят великий урон и полное поражение.

Господь Иисус Христос, провозглашая принцип Единого Поклонения Богу, ясно научает нас тому, чем истинная религия отличается от ложной, где грань между единобожием и язычеством.

«Тогда Иисус говорит ему: отойди от Меня, сатана, ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи». Именно после этого события и этих слов диавол, исчерпав все коварство своих соблазнов, отступает.

И мы читаем далее:

«Тогда оставляет Его диавол, и се, Ангелы приступили и служили Ему» (Мф. 4: 11).

Вся человеческая героика построена на игре в поддавки с диаволом. Поведение Христа есть полная противоположность человеческой героике. Он предлагает совсем другое представление о благе, счастье и истине, подвиге.

Соблазн чрева, соблазн чудес, соблазн ложного понимания Писания, соблазн языческого поклонения и политического господства – все это позади. Сын Божий преподал нам великий урок твердого стояния в Истине. Стояния – посреди пустыни соблазнов, сомнений, боли и отчаяния. С Ним, со Христом, теперь мы готовы преодолеть любую пустыню, как и сказано: «Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной; Твой жезл и Твой посох – они успокаивают меня. Ты приготовил предо мною трапезу в виду врагов моих; умастил елеем голову мою; чаша моя преисполнена» (Пс. 22: 4–5).

Начало проповеди Христа
Мф. 4: 12–22

Нагорная проповедь. Фреска Фаворского монастыря. Фото: А. Поспелов / Православие.Ru

Читаем далее:

«Услышав же Иисус, что Иоанн отдан под стражу, удалился в Галилею и, оставив Назарет, пришел и поселился в Капернауме приморском, в пределах Завулоновых и Неффалимовых» (Мф. 4: 12–13).

Святые отцы уход Господа в Галилею воспринимают согласно – как научение нас удаляться от опасностей, то есть не вызывать и не провоцировать их на себя. Так, например, Евфимий Зигабен писал на 12-й стих: «Удалился, научая нас избегать искушений. Вина не в том, чтобы не подвергать себя опасности, но – не стоять мужественно, когда подвергнешься ей». То есть убегай гонения, но если схвачен, то будь до конца мужественным.

Святитель Иоанн Златоуст говорит нечто подобное: «Для чего Он опять удаляется? Для того, чтобы опять-таки научить нас не идти навстречу искушениям, но отступать и уклоняться от них. Ибо не тот виноват, кто не бросается в опасность, но тот, кто в опасностях не имеет мужества. Итак, чтобы научить этому и укротить ненависть иудеев, Христос удаляется в Капернаум, одновременно исполняя этим пророчество».

Безрассудно поступают те православные, которые сами вызывают гонения на себя и провоцируют скандалы

Иными словами, безрассудно поступают те, которые сами вызывают гонения на себя или со стороны безбожников, или еретиков, или просто грешников (злодеев). Пришло гонение – мужественно преодолевай его до конца, нет гонения – не ищи и не провоцируй его. Вот пример из другой главы Евангелия: «Фарисеи же, выйдя, имели совещание против Него, как бы погубить Его. Но Иисус, узнав, удалился оттуда» (Мф. 12: 14). И таких примеров много. Так что те христиане, которые провоцируют против себя суды, скандалы и явные угрозы, поступают неразумно и не по Евангелию. Такое их поведение можно назвать самочинным неразумием.

Но было и пророческое исполнение в том, что Христос удалился в Галилею. Зигабен пишет: «Удалился в Галилею, чтобы, с одной стороны, исполнилось пророчество о ней, как об этом будет сказано, и чтобы, с другой – там уловить рыбарей, то есть апостолов, которые там обитали».

Жители Галилеи «языческой», как часто и непосредственно соприкасавшиеся с людьми другой веры (близкие к их социуму), и оказались более способными к последующему миссионерскому служению в среде заблудших.

Блаженный Феофилакт дает следующее духовное истолкование тем наименованиям, которые встречаются в рассматриваемых стихах: «“Галилея” означает – “покатая и наклонная страна”, потому что язычники уклонились в грех»; «“Капернаум” – “дом утешения”, ибо Он (то есть Христос. – прот. О.С.) сошел, чтобы язычников соделать Домом (Храмом) Утешителя (то есть Домом Духа Святаго. – прот. О.С.); «“Завулон” – означает “ночь”, так как язычники во тьме неверия пребывали, “Неффалим” – означает “широта”; так как грешники ходили по широкому и пространному пути (то есть ведущему в погибель. – прот. О.С.)».

Итак, как мы снова убеждаемся, в Священном Писании нет ни одного лишнего слова.

И далее:

«да сбудется реченное через пророка Исаию, который говорит: земля Завулонова и земля Неффалимова, на пути приморском, за Иорданом, Галилея языческая, народ, сидящий во тьме, увидел свет великий, и сидящим в стране и тени смертной воссиял свет» (Мф. 4: 14–16).

Этот пророческий текст из Исаии очень поэтичен. Он насыщен поэтическими оборотами речи и рифмуется в еврейском оригинале. Здесь очень лаконично (кратко и точно) передается характеристика состояния рода человеческого без Христа. Только те люди, которые приняли верою Сына Божия в свое сердце, смогли изменить свое плачевное положение. Весь остальной род человеческий по-прежнему сидят во тьме «и… в стране и тени смертной». Свет Христовой веры касается только тех, которые осознали свое плачевное состояние, возненавидели грех и возлюбили праведность. И в этом смысле все мы сидели во тьме греховной, пока луч Христова благовествования не нашел нас во тьме греха и не коснулся нашей совести.

«Свет же великий есть Господь наш Христос и сияние евангельской проповеди, а вовсе не закон, который был уподоблен светильнику. Поэтому и в скинии, ввиду недалекого сияния закона, всегда горел светильник, способный посылать свой свет не далее иудейских пределов. Таким образом, язычники пребывали во тьме как не имеющие света даже этого светильника».

Как печально бывает нам вспоминать те дни, месяцы и годы нашей жизни, которые мы провели «в стране и тени смертной», когда диавол издевался над нами, как хотел, и всецело стремился унизить наше человеческое достоинство. Но теперь, просвещенные светом святого Евангелия и омытые Кровью Христовою, не испытаем ни отчаяния, ни стыда о прежде содеянном (дабы не впасть в уныние и духовное бесчувствие). Не бойтесь ничьих обвинений в свой адрес (все эти обвинения и наветы, даже при всей своей справедливости, суть диавольские смущения). В Писании сказано: «Кто будет обвинять избранных Божиих? Бог оправдывает их. Кто осуждает? Христос Иисус умер, но и воскрес: Он и одесную Бога, Он и ходатайствует за нас» (Рим. 8: 33–34).

Ориген писал: «Защитник будет полезен тебе в том, чтобы не быть опутанным клеветой обвинителя, чтобы тебе не вменились прежние прегрешения, изглаженные крещением».

Если Бог оправдывает покаявшихся в своих грехах, то любой обвинитель раскаявшегося грешника есть слуга диавола, восстающий на божественное Милосердие.

И мы читаем далее:

«С того времени Иисус начал проповедывать и говорить: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 4: 17).

Как мы говорили ранее, проповедь покаяния начал еще Иоанн Креститель. Сын Божий продолжает ее. Это означает, что в покаянии (в примирении с Богом) нуждается каждый человек, независимо от того, в каком времени – ветхозаветном или новозаветном – он живет. Само Божественное Откровение обращено именно к кающемуся грешнику, и тот, кто себя таковым не считает, да не открывает святого Евангелия. Точно так же, как к Святому Причастию мы приступаем со страхом Божиим и верою, точно так же и общение со словом Божиим невозможно без духа покаяния в страхе Божием и веры с глубоким упованием на Божие Милосердие.

«Я никогда не стал бы священником, если бы не верил в прощение грехов», – сказал мне один старец.

Евфимий Зигабен считает, что в покаянии Иоанновом люди только могли отрекаться от своего греха, а в том покаянии, к которому призывает Христос, оказывалось возможным перенестись «из ветхой (жизни) в новую». Говоря: «приблизилось Царство Небесное», Сын Божий говорит о начале Своего Царствия, имя которому – Церковь (она же и есть Тело Его).

Закон – это надежда на спасение от дел праведности, а Евангелие – надежда на спасение от благодати. От благодати – означает даром и независимо от дел закона. Акценты полностью смещаются. Покаяние, по Иоанну Крестителю, есть плачь о грехах и несбыточное стремление исполнить весь закон. Покаяние Христово суть Рождение свыше. И сама этимология слова «покаяние» является тому ярким подтверждением. Слово «покаяние» (по-гречески метаноэ) буквально означает «меняю ум», «меняю образ мыслей», «схожу с ума» (но это уже в грубой форме). Иногда это слово переводят как «исправьте вашу жизнь», но его правильнее перевести как «исправьте ваше сердце». Подлинное покаяние столь радикальное, ни на что не похожее событие в жизни человека, что со стороны его можно, действительно, сравнить с безумием. Апостолы прямо говорили о себе: «Мы безумны Христа ради» (1 Кор. 4: 10). Сама проповедь Евангелия воспринималась душевными (мирскими) людьми как нечто лишенное всякого смысла и явно безумное. Сказано: «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно» (1 Кор. 2: 14). Даже само христианское литургическое собрание представлялось внешним людям как нечто из ряда вон выходящее. Сказано: «Если вся церковь сойдется вместе, и все станут говорить незнакомыми языками, и войдут к вам незнающие или неверующие, то не скажут ли, что вы беснуетесь?» (1 Кор. 14: 23).

Царство-Церковь – царство не диктата, а Любви. И пребывать в нем может тот, кто любит не только своих, но и чужих

Итак, евангельский призыв: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное», – есть призыв к соборному спасению в Церкви Божией. А Церковь – это не только ты и твой духовник; Церковь Божия есть собрание всех верующих в Иисуса Христа, которые содержат единую апостольскую веру. Все эти мужчины и женщины, старики и дети имеют разные характеры, разную степень постижения веры, но все они наши братия и сестры, и нам всегда надо помнить об этом. ЦАРСТВО – это порядок, который устанавливает для всех подданных этого Царства их ЦАРЬ. Наш Царь и Господь – Иисус Христос. И мы должны прилагать все усилия, чтобы стараться исполнить Его святую волю. Но при этом надо помнить, что это Царство-Церковь есть царство не диктата, а Царствие Любви. И пребывать в нем может только тот, кто любит не только своих, но и чужих, не только друзей, но и врагов. Кого не устраивает подобный порядок и подобная система взаимоотношений в Церкви, тот должен задать себе вопрос: «А в Церкви ли я?»

Православный христианин должен быть любвеобильным, радостным, миролюбивым, долготерпеливым, благостным, милосердным и истинно верующим (ср.: Гал. 5: 22–23). Противоположность сих добродетелей: агрессивность, злость, интриганство, нетерпимость, коварство, мстительность и фанатизм. Сейчас часто, особенно среди неофитов, можно встретить хмурых и агрессивных людей, которые не понимают и не чувствуют светлого и радостного евангельского Благовествования. Для них исповедание веры – война с иноверцами, праведность – сплетни о грехах других людей, а долготерпение – терпеливое отношение только к своим собственным недостаткам и порокам.

Но Евангелие учит нас другому. Сказано: «Итак, доколе есть время, будем делать добро всем, а наипаче своим по вере» (Гал. 6: 10).

Беседа Иисуса Христа с народом. Фреска Трапезного храма Троице-Сергиевой Лавры

И далее:

«Проходя же близ моря Галилейского, Он увидел двух братьев: Симона, называемого Петром, и Андрея, брата его, закидывающих сети в море, ибо они были рыболовы, и говорит им: идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков» (Мф. 4: 18–19).

Господь говорит галилейским рыбакам: «Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков», – здесь мы видим, что Он призывает на дело святого Благовествования не ученых богословов и красноречивых риторов и даже не иудейских священников, старцев и архиереев, а простых рыбаков. По этому поводу блаженный Иероним писал: «Это были первые призванные к тому, чтобы последовать за Господом: рыбари и некнижные посылаются на проповедь, чтобы мы не подумали, будто вера верующих происходит не от силы Божией, а от красноречивого и последовательного изложения учения»,.

Далее мы читаем:

«И они тотчас, оставив сети, последовали за Ним» (Мф. 4: 20).

Блаженный Феофилакт так истолковывает данный стих: «Смотри, какие они послушные люди! Тотчас последовали за Ним. Впрочем, видно, что это было второе призвание. Они и прежде, при жизни Иоанна, слушали Христа, но оставили Его, а теперь, увидев Его, тотчас опять последовали за Ним». Здесь Феофилакт показывает, что и у них были метания и сомнения, но они преодолели их в себе и «тотчас… последовали за Ним».

Далее сказано:

«Оттуда, идя далее, увидел Он других двух братьев, Иакова Зеведеева и Иоанна, брата его, в лодке с Зеведеем, отцом их, починивающих сети свои, и призвал их. И они тотчас, оставив лодку и отца своего, последовали за Ним» (Мф. 4: 21–22).

Мы видим здесь уже совсем бедных рыбаков, у которых не было возможности купить новые сети и потому они чинили старые. Бедность их заставляла и пожилого отца привлекать к этой работе. Евфимий Зигабен пишет: «Немалым доказательством их добродетели служит то, что они легко переносили бедность, своими руками сыскивали пропитание, были связаны между собою взаимною любовью, держали при себе отца и служили ему».

Они не были людьми с «двойным гражданством», они не пытались одновременно быть гражданами Царствия Небесного и служить мамоне (богатству и преимуществам мирской жизни). Их жизнь была естественным служением друг другу. И не надо думать, что, когда они оставили своего отца, Господь не позаботился об этом пожилом человеке. Если мы оставляем кого-либо ради Бога, это означает, что этот человек моментально оказывается на иждивенчестве у Творца. Ибо Бог наш есть Тот, Который заботится о всем Своем творении, промышляя о благополучии каждого, как и сказано о Нем: «ибо мы Им живем и движемся, и существуем» (Деян. 17: 28).