Интервью с врачами

Интервью с врачом-терапевтом Белоусовой Наталией Викторовной

Когда появляются проблемы со здоровьем, всем нам хочется получить консультацию грамотного доктора, который назначит эффективное лечение. Медицинское служение столь ответственно, что его можно назвать делом особой важности. В интервью газете «Георгиевская ТВ НЕДЕЛЯ» врач-терапевт Белоусова Наталия Викторовна рассказала, как важно быть вдохновленной своей профессией, чем славится медицинский центр «Гигея» в г. Георгиевске и почему бюрократия так губит медицину.

– Наталия Викторовна, как начался ваш путь к врачеванию?

– Я закончила Ставропольский медицинский государственный институт в 1989 году. Мне очень повезло, ведь я успела перенять знания на закате советской эпохи, когда школа медиков была особенно сильна. Наши первоклассные преподаватели не просто учили нас – они вдохновляли, что было очень важно для начинающих молодых специалистов. Сейчас я уже 26 лет в медицине. Несколько раз за эти годы меня приглашали на руководящие должности, но я всегда предпочитала быть практикующим врачом. Всё-таки живое общение и возможность приносить людям пользу не может сравниться с перебиранием бумаг в кабинетах.

– Что для вас значит клятва Гиппократа?

– То же, что для военного человека присяга. Если он нарушает ее – становится предателем Родины. Для меня, как для доктора, не только важна моя профессиональная репутация, но и чувство человеческого достоинства. Каждое поколение будущих врачей должно осознанно относиться к этой клятве, ведь она не просто набор слов. Это – честь, достоинство и внутренние ориентиры в профессии.

– Нужны ли какие-то особые качества и навыки человеку, который решил стать доктором?

– Однозначно, да. Путь в этой области достаточно тернист. Много подводных камней, с которыми приходится сталкиваться. Если вы не готовы бесконечно совершенствоваться, самообразовываться, а главное любить свою работу и в особенности пациентов – не стоит поступать в медицинский институт. Лучше стать хорошим строителем, чем плохим врачом.

– Испытываете ли вы к своим больным сострадание?

– Тот, кто говорит, что доктор только выписывает пилюли, сильно заблуждается. На самом деле наша работа многогранна. Например, очень часто на прием приходят одинокие бабушки и дедушки, которым и поговорить не с кем. Они ждут не только медицинского осмотра, но и простого человеческого общения. Во время консультаций мне рассказывают как о своих заболеваниях, так и о бедах, заботах. Невольно начинаешь сопереживать. Формальное отношение к больным для меня недопустимо. Не имея милосердия, невозможно избавить человека от физических страданий и болезней. Иначе твоя миссия будет бесполезной, никому не нужной.

– У вас есть пациенты, которые приходят исключительно к вам?

– За много лет работы у меня были разные пациенты с разными диагнозами. Некоторые из них действительно не желают идти на прием к другим специалистам. Даже сменив место работы, я не могу отказать в консультации тем, кому важно лечиться именно у меня. Часто в благодарность они дарят цветы и конфеты. Хотя я не люблю сладкое, но не взять подарок, сделанный от души, просто неудобно. Мне очень приятно в такие моменты и как профессионалу, и как женщине.

– Наталия Викторовна, сейчас вы трудитесь в медицинском центре «Гигея». Есть ли разница между частным учреждением и государственной поликлиникой?

– В центре «Гигея» мне сразу понравились условия работы: коллеги достаточно доброжелательны и готовы взаимодействовать по вопросам лечения. Когда совещаются врачи разного профиля, это помогает целостно подойти к проблеме пациента. В центре всегда можно быстро пройти дополнительные обследования: УЗИ всех органов и электрокардиограмму, необходимые для уточнения диагноза. Кроме того, на прием отводится 30 минут, которых достаточно, чтобы уделить человеку максимум внимания. А главное – удобство для самих посетителей, которые имеют возможность записаться ко мне на прием предварительно. В современных условиях нет необходимости сидеть в шумных очередях часами.

– Интересно, где проходят лечение члены вашей семьи? Понятно, что вы как терапевт, конечно, берете функции семейного доктора на себя. А если нужен узкий специалист?

– У нас в Георгиевске много врачей-профессионалов. Одна из них – эндокринолог Обозина Ольга Федоровна, которая совмещает работу в поликлинике и в центре «Гигея». Поэтому, когда моей маме понадобились услуги данного специалиста, я привела ее на обследование именно в медцентр. Здесь можно с комфортом пройти обследование на современном качественном оборудовании и получить грамотную консультацию. Моя мама осталась очень довольна результатами лечения, теперь советует и своим знакомым обращаться сюда.

– Закончите, пожалуйста, кратко фразу «Хороший врач – это…»

– Не дилетант и не хапуга! Он имеет особые знания и безграничные возможности, чтобы быть полезным в этом мире. Хороший врач всегда на позитиве и получает драйв от своей работы. А главное, он относится к пациентам так, как хочет, чтобы отнеслись к нему в случае болезни: с любовью и заботой.

Назад к статьям

– Расскажите о себе и о своей профессии. Кем Вы работаете и как долго работаете по этой профессии?

Меня зовут Николай Васильевич Стрижаков. Я родился 21 ноября 1931 года в селе Богдановка Утевского района Куйбышевской области. В 1950 году окончил Куйбышевское медицинское училище по специальности фельдшер. Работал медбратом в МЧС нефтеперерабатывающего завода. С 1955 по 1961 год учился в Куйбышевском медицинском институте и одновременно работал в больнице им. М.И.Калинина в должности среднего медицинского работника. После окончания института был направлен в Похвистневскую ЦРБ. С 1961 по 1972 год работал в должности врача-хирурга. С 1972-2002 год работал в должности заведующего травматологическим отделением и внештатным районным травматологом. В 1973 году мне присвоили высшую категорию врача-травматолога-ортопеда.

За время работы я внедрил и освоил 62 новых метода диагностики и лечения больных с повреждениями и заболеваниями костно-мышечно-суставной системы, что позволило улучшить качество лечения и снизить сроки нетрудоспособности больных, использовал оригинальный метод металлостеосинтеза шейки бедра с применением направителя «лесенки» собственной конструкции.

Я являюсь руководителем научного общества врачей Похвистневского района, опубликовал 3 научные работы и 6 выступлений на областном научно-практическом обществе травмотологов-ортопедов, написал методические письма по оказанию медицинской помощи по обморожению. Также я наставник молодых специалистов, с начала открытия медучилища в городе Похвистнево преподавал хирургию, большое внимание уделял повышению квалификации врачей и среднего медицинского персонала своего отделения.

Награжден орденом Трудового Красного Знамени, медалью «Ветеран труда», значком «Отличнику здравоохранения», почетный житель города Похвистнево. В 2014 году получил номинацию «Призвание и Мастерство» в Самарской области в акции «Народное признание 2014».

– Почему Вы выбрали эту профессию?

Еще в детстве мне хотелось помочь всем, кому плохо и больно. Я возился с больными котятами и щенками. Друзья удивлялись, как мне не скучно все это. А мне возиться с больными зверушками очень нравилось и никогда не надоедало.

Но один случай ярко повлиял на мой выбор профессии. Нам вроде было тогда по 15-16 лет, точно не помню. Когда мы гуляли с друзьями, мой друг сильно повредил ногу — открытый перелом. Ну, знаете, кость наружу, кровь, все ребята в стороны разбежались, даже не знаю, чего боялись все в тот момент. То ли крови, то ли ответственности. Но я быстро принял решение, раздал всем указания, сам ни на минуту не отходил от друга, и уже буквально через 15 минут мой друг благополучно находился в медпункте с правильно наложенной шиной. С другом все стало хорошо, и как сказала мне врач медпункта, что если бы раньше не привели товарища, всё могло бы быть ещё хуже. После этого момента друзья могли положиться на меня, особенно мой товарищ, которому я спас ногу, и не бросил в трудный момент. Я даже не знаю других действий в этой ситуации, кровь меня как-то не пугала, а вся обезображенная нога исчезала при одном взгляде в испуганные глаза друга. Я до сих пор вспоминаю те глаза, как они повлияли на меня, а точнее на мой выбор. Я смотрел в них и совершенно ничего не хотел, кроме как помочь. И если до этого случая я хоть чуть-чуть сомневался в выборе профессии, то после него я твердо решил, что буду хирургом, и не просто хирургом, а хирургом-травматологом, чтобы никогда не видеть подобного взгляда…

– Чем Вас привлекает Ваша профессия?

Когда я прохожу мимо своей больницы и смотрю в светлые окна стационара, где вижу свет горящей лампы в операционной, я представляю себя идущим в белом халате по больничному коридору, где из каждой палаты мне улыбаются счастливые и здоровые пациенты. И это самое счастливое представление для меня. Какое это счастье, какая великая миссия – первым узнать о рождении новой жизни, или сказать матери: «Операция прошла успешно, Ваш сын будет жить». Почему-то когда какой-то больной так искренне благодарит тебя за проделанную работу, мое сердце начинает колотиться быстрее, я не то, чтобы начинаю гордиться, а наоборот, я рад, что больной здоров настолько, что может, так искренне благодарить, значит, всё прошло успешно.

Но не только благодарности и любовь к людям так завораживали меня. Я не могу описать то чувство, когда я нахожусь возле операционного стола. Когда держу в руке скальпель, когда переглядываемся с ассистентом, и этот взгляд врача-анестезиолога-реаниматолога, что пора, наркоз подействовал… Ты будто находишься один в пропасти и понимаешь, что тебе никто не поможет, что все решения за тобой, и что от того, как ты выберешься отсюда, зависит жизнь человека. Но знаете, человек, который лежит на операционном столе, он становится для тебя совсем не чужим, а близким. И ты начинаешь ему помогать, как своему, родному. Наверное, ради этого мгновения и стоит много учиться и работать, чтобы посвятить себя лучшей на земле профессии – быть врачом.

– Что является самым сложным в Вашей работе?

Первое время особенно трудно было стоять возле операционного стола и осознавать, что именно в моих руках находится жизнь человека. Хотелось позвать своего наставника, чтобы он стоял рядом и контролировал все мои действия. Каждый раз при входе в операционную я всматривался в лицо своему пациенту, лежащему на столе, и вроде бы я всё знал до мелочей по той или иной операции, но всё равно какой-то непонятный страх присутствовал в операционной всегда. Страх потерять больного, может быть даже и не по врачебной ошибке, но одно слово «потерять», звучало для меня всегда очень страшно. Как-то я сказал наставнику о своем страхе, на что в ответ, получил грозный взгляд. После этого старался все свои эмоции оставить за дверью операционной, не скажу, что так оно и было.

Врач должен быть готов к самопожертвованию. По первому зову, он должен прийти на помощь людям днем или ночью, в пургу или в дождь, будь то на улице стихийное бедствие. И я жертвовал всегда своим временем. Будь то 31 декабря или мой день рождения. Пациенты и их здоровье для меня всегда были на первом месте. Эта профессия требует мужества, необходимости принятия единственно правильного решения, от которого зависит человеческая жизнь. Это самое сложное в нашей профессии. Потому что пережить потерю на операционном столе может не каждый врач, большинство моих коллег, с которыми я начинал работать, ушли из медицины именно по этой причине.

– Довольны ли Вы, что выбрали когда-то эту профессию?

«Врач – это не профессия, а образ жизни». Каждый человек должен избрать ту профессию, которая соответствует его природным способностям и наклонностям, тогда он будет работать, как говорится, не за страх, а за совесть. Любимому делу человек отдаёт все силы, всю энергию, все знания, и тогда это дело будет выполняться лучше, отдача будет больше. Так и я отдавал своей профессии всю силу и энергию. Доволен я был ещё при поступлении в институт, а уже потом при знании медицины, эта профессия приносила немыслимое удовольствие. Вы не представляете, как это здорово, когда стремишься всё лучше и лучше сделать определенный вид операции. И вот, кажется, я нашёл его, но нет, можно ещё лучше. Я мог часами проводить время, исследуя какой-то определенный вид операции или сидеть и разрабатывать новый метод, к примеру, диагностики и лечения больных с повреждениями и заболеваниями костно-мышечно-суставной системы. Больница забирала у меня всё моё свободное время, и я не скажу вам, что это мне не нравилось. Если бы не нравилось, то уже после первых трёх недель интернатуры я бы сбежал от перенагрузки, от бессонных ночей, от потери свободного времени, как сделали многие мои сокурсники. Но я по своей натуре очень сильный человек, и вот лёжа на диване в ординаторской в перерыве между операциями с чашечкой кофе, я рисовал новый метод диагностики. Да, иногда я хотел всё бросить, хотел уйти совсем в другую сферу деятельности. Но наступала ночь, очередной сон с коварными идеями лечения, затем утро, и я шёл на работу, чтобы показать своему наставнику свои мысли.

– О чем бы Вы хотели предупредить тех, кто собирается получить такую же профессию как у Вас?

Я хочу сказать, что настоящий врач — это человек, который полностью отдаётся своей работе и своим пациентам. Поэтому перед тем, как выбирать столь важную профессию в мире, задайте себе вопрос, что для вас важнее – карьера или семья? Я себе этот вопрос задал, и определенного ответа не последовало. Я постоянно разрывался между семьей и карьерой. Хочу сказать спасибо за понимание, что моей семье не надоедали вечные ночные дежурства, когда пропускал важные праздники. Они всё это понимали, лишь при двух моих словах: «Пациенты ждут». Поэтому я хочу предупредить, всех поступающих в вуз. Либо вы полностью отдадитесь карьере, либо будете жить как на двух стульях. Поверьте, это очень тяжело. Я любил одинаково и свою профессию и свою семью, и выбрать так и не смог. Наверное, сейчас все скажут, да, любая профессия требует жертв. Но нет, таких жертв как профессия врача, не требует никто. Совмещать семью и работу могут только поистине сильные и выносливые люди.

Также, надо помнить, что профессия врача психологически очень тяжела. Множество людей с различными ранами, заболеваниями, иногда очень страшными. И надо быть готовым к любому исходу, особенно печальному. Профессия, действительно, очень эмоциональная. Не всегда на операционном столе взрослый человек. Есть случаи — детей, беременных… Эмоциональность здесь берёт своё. Особенно тяжело женщинам-хирургам. Насколько, я знаю, женщины ещё более эмоциональны, чем мужчины. Так что, хочу сказать, что работа хирурга — совсем не женское занятие.

– Сложно ли было освоить Вашу профессию? Какое образование нужно получить для этого?

Хочу сказать вам, что хирургия — это призвание. Хирургом нельзя стать — им нужно родиться… Я смело могу заявить, что я родился хирургом, и любимое дело было не трудно освоить. Просто нужно как можно больше практики. Врач, такая профессия, где практика — это основа. Первое время я проводил в операционных дни и ночи. Зато уже через месяц я начинал делать определенный вид операции, так сказать, на автомате. Но контроль нельзя терять никогда, поэтому я был сосредоточен в операционной в любой момент. Понимаете, вот это времяпрепровождение в больнице мне нравилось, я хотел и желал всё это освоить. Врач, которому не интересна своя работа, никогда не получит никакого эффекта. Всегда будет «рабочей лошадью», всегда будет выполнять однотипные операции и не сдвинется с места. Нужно любить свою работу, особенно такую как врач. В наших руках жизни.

Насчёт образования. Во-первых, врач-травматолог-ортопед относится к категории специалистов с высшим профессиональным образованием. Во-вторых, на должность врача-травматолога-ортопеда назначается лицо, имеющее высшее медицинское образование и документ о присвоении звания врача по соответствующей специальности. В-третьих, врач-травматолог-ортопед назначается и освобождается от должности приказом главного врача (директора) медицинского учреждения. Чтобы работать врачом, обязательно нужно медицинское образование, тут уж без него никак. Обучение в вузе длится шесть лет плюс 2-3 года (в зависимости от специализации) интернатуры, которая дает возможность приобрести первоначальный практический опыт и обеспечивает переход к самостоятельному процессу врачевания.

– Нужны ли какие-то особые качества человеку, который решил стать специалистом в этой области?

Однажды мне это сказал мой наставник, и это наставление настолько запомнилось мне, что я донёс его до своих молодых специалистов.

«Темперамент человека, как известно, характеризует динамические особенности его психической и моторной деятельности. Я с любовью отношусь к сангвиникам, с пониманием к флегматикам, с сожалением к меланхоликам, но полагаю, что настоящим хирургом может стать только человек, обладающий холерическим темпераментом. Сама профессия хирурга требует от него, чтобы он был темпераментным человеком — быстро соображал, быстро действовал. Решительность — одно из самых важнейших качеств, необходимых хирургу. Дело в том, что иногда во время операции создается такая ситуация, что только мгновения отделяют жизнь больного от его смерти. Буквально за несколько секунд хирург должен принять однозначное решение и суметь четко реализовать его». Этим наставлением я пользовался всю свою врачебную жизнь.

Я даже уважаю «тяжкодумов». Они, не торопясь, проигрывают в уме все возможные варианты прежде, чем что-то окончательно решить. Принимают они решение, как правило, всесторонне обоснованное и самое верное. Однако для большой хирургии они, видимо, непригодны. Мне с большим сожалением пришлось расстаться с несколькими своими сотрудниками, страдающими этим, прямо скажем, относительным недостатком. Порядочные и добросовестные, трудолюбивые и эрудированные, хорошие врачи и квалифицированные диагносты, они никак не могли вписаться в общий темп работы клиники, не говоря уже о непосредственной хирургической деятельности. Из хирургии им пришлось уйти, но все они заняли достойные места в других разделах медицины. Решительность и врач – два слова, которые должны быть синонимами.

– Приносит ли Ваша профессия хороший доход?

Я никогда не обращал внимание на деньги, для меня гораздо важнее было: как срослась нога, нет ли воспаления после операции. И всегда подобное говорю своим «детям медицины», так я называю своих студентов, чтобы не обращали внимания на свой доход. Профессия, который ты отдаешься полностью, должна приносить не материальный доход, а духовное удовлетворение. Особенно такая профессия как врач. Какой тут врач, кто на первое место ставит материальные ценности, кто от предыдущего месяца до следующего ждёт только зарплаты, кто жаждет получить выгоду с каждого пациента, кому нет дела до больных, а только в уме — заработная плата. Несомненно, когда ты молод, хочется много зарабатывать. Но если сравнивать деньги и жизнь человека, жизнь человека конечно важнее. Со временем можно понять, если ты будешь профессионалом своего дела, у тебя будет приличный доход и уважение. Про свою заработную плату хочу сказать, что у меня она была довольно-таки приличной, ну так скажем, мне и моей семье хватало. Настоящий врач должен относиться к своей заработной плате нейтрально, для хирурга гораздо важнее думать об операциях, методиках лечения. Знаете, молодые специалисты, когда приходят в больницу, не думают о своей заработной плате, они начинают о ней думать, когда появляется семья. Ещё один минус в том, когда врач зависит от зарплаты. Он начинает думать не только о работе, а ещё о том, что надо сделать как можно больше операций, набрать больше часов, нужно больше платных клиентов.

– Как завоевать доверие больного и уметь управлять им?

Впечатление о человеке складывается из того, как он одет, его поведения и манер, из того, что он говорит и как он говорит, ну и самое главное, из того, что и как он делает. От глаз разумного больного, когда он впервые встречает и испытующе смотрит на своего врача, которому, возможно, предстоит решать его судьбу, ничто не укроется. Не только то, как врач одет, но и его походка, и манера разговаривать, и жестикуляция, умение выслушать больного и ему ответить. На работе он должен выглядеть, по крайней мере, пристойно и аккуратно. Вместе с тем, даже весьма серьезному врачу в общении с больным не повредит улыбка, мягкий юмор или этичная шутка. Как мне представляется, с полным правом можно сказать, что тот, кто не умеет улыбаться, не должен заниматься и лечением. Врачу следует научиться поддерживать доброжелательный тон даже с самым невоспитанным больным, уметь с достоинством игнорировать его грубый тон, но, конечно, не оскорбления. Врач-весельчак должен все-таки хорошо чувствовать, насколько нравятся больному его остроты, шуточки, прибаутки и оптимизм. В разговоре обращаться на «ты» с незнакомым человеком можно только тогда, когда имеешь дело с детьми, но, к сожалению, многие врачи позволяют себе так обращаться и к взрослым пациентам. Что же касается взрослого человека, то обращаясь к нему на «ты», вы сразу ставите его на ступеньку ниже себя, не имея, конечно, к этому никаких оснований. Соблюдая эти правила, вы найдете подход к любому пациенту.

– Как избегать врачебных ошибок. Возможно ли это?

Главное не торопиться во время операции, а перед операцией не нужно думать, что подобную операцию я выполнял много раз, нет… Перед операцией обязательно почитать литературу, обсудить с коллегами действия, как лучше, как не нужно.

Могу честно признаться, что одни и те же ошибки, допущенные мной или моими помощниками, часто вызывают у меня неодинаковую реакцию. Полагаю, что с этим свойством человеческой натуры каждый человек, желающий все-таки стать личностью, может и обязан бороться.

По-видимому, нет лучшей профессиональной школы, чем публичный, но доброжелательный разбор ошибок как допущенных другими, так и своих собственных. Только тот может достичь истинного успеха, кто не утратил чувства самокритики. А сколько можно привести примеров тому, как даже вроде бы очень умные поди под влиянием успеха, славы и лести постепенно начинают признавать себя непогрешимыми, незаменимыми, полностью теряют способность к самокритике. Несомненно, что человек, утративший способность к самокритике, останавливается в своем развитии.

Хирургу по своей профессии – человеку действия, и действия весьма ответственного, более, чем кому-либо другому, должно быть присуще свойство находить и тщательно анализировать собственные ошибки. Это единственный реальный путь к предотвращению подобных ошибок в будущем. Конечно, от врачебных ошибок никто не застрахован, они, к сожалению, пока неизбежны, но у эрудированного, внимательного и думающего врача их бывает значительно меньше. Несомненно, что и с опытом врач ошибается реже, но только в том случае, если он тщательнейшим образом анализирует каждую свою ошибку и активно участвует в разборе ошибок, допущенных его коллегами.

– Что такое психологический барьер хирурга и как его преодолеть?

Психологический барьер, появляющийся в сознании хирурга, оперировавшего больного, который ему бывает очень трудно преодолеть. Причин возникновения этого барьера несколько. Это и уверенность хирурга в адекватности и высоком качестве проведенной им операции; и опасение напрасного повторного хирургического вмешательства, которое может привести к еще большему ухудшению состояния больного, если будет допущена ошибка в диагностике осложнения; и наконец, боязнь ответственности за свои действия перед больным и его родственниками. Хирург рассуждает примерно так: без операции может быть как-то все и обойдется, даже если больной все же погибнет, родственники смерть его воспримут как судьбу — организм не выдержал операции. Однако в том случае, когда больному производится повторная операция, то у него и у его родственников нередко возникает серьезное подозрение, что первая операция была выполнена некачественно. Поэтому в связи с этими обстоятельствами справедливо считается, что мнение хирурга, оперировавшего данного больного, при решении вопроса о повторной операции редко может быть объективным, а значит, решающего голоса при обсуждении вопроса о необходимости повторной операции он иметь не может. Практически этот вопрос решает консилиум старших хирургов и реаниматологов, который имеет право или принять во внимание, или вообще не учитывать соображения оперировавшего хирурга. Конечно, все повторные операции должны выполнять самые опытные хирурги. И уж если ты вообще один хирург или квалификация других хирургов совсем низкая, приходится все эти сложные вопросы решать самому и повторно оперировать тоже самому. Что касается более легкого преодоления психологических барьеров для хирурга, с возрастом и по мере накопления опыта, то у меня такая возможность вызывает очень большие сомнения, поскольку с возрастом человек становится более осторожным, особенно при принятии радикальных решений.

– Как использовать теоретические знания в практической работе?

Так ли часто хирург в своей работе вспоминает о каких-то теориях, а тем более пытается реально использовать их на практике? Думаю, что здесь честным будет отрицательный ответ. К сожалению, большинство наших практических врачей и особенно хирургов убеждены в том, что теорией они «обкормлены» в институте, а теперь их задача — медицинская практика. Какой же теорией из нескольких существующих должен руководствоваться хирург, выбирая метод лечения каждого конкретного больного? Мне представляется целесообразным придерживаться следующего правила. Каждый врач обязан выбрать и затем твердо стоять на позициях той теории, которая более других импонирует лично его взглядам и соответствует его мировоззрению. И так для каждого заболевания у больных, которых ему придется лечить. Только тогда все назначения и действия хирурга будут осмысленными, а лечение обретет свою логику. В противном случае врач сможет проводить больному только симптоматическое лечение на фельдшерском уровне. Конечно, врач может со временем изменить свое мнение о ценности той или иной теории, поскольку его взгляды меняются, а теории уточняются. Тем не менее, в каждый данный момент все его врачебные действия должны согласовываться с положениями той теории, которую он исповедует сегодня. Ах, как мы любим говорить, что медицина, прежде всего, должна быть профилактической! Но ведь пока это просто болтовня. Если болезнь доведена до той степени, когда больному может помочь только хирургическое вмешательство, то очевидно, что это будет уже далеко не ранняя стадия заболевания, а в ряде случаев оказывается, что болезнь вообще здорово запущена. Я придерживаюсь правила, не запускать болезнь до хирургического вмешательства.

– Какие советы Вы даете начинающим хирургам?

Как правило, новичка встречают приветливо, дружелюбно, но вам нужно будет приложить все силы, чтобы сохранить это отношение к себе на долгие годы. Вместе с тем все будут очень внимательно присматриваться к вам, стараясь определить, что вы за человек. С уверенностью могу сказать, что в первую очередь оценят вашу скромность, безотказность, услужливость и трудолюбие.

Пожалуйста, не спешите демонстрировать свою индивидуальность, эрудицию и высокий профессионализм. Научитесь терпеливо слушать и смотреть, а много говорить и особенно спорить поначалу не следует. Знания, полученные в институте – это ваше богатство, но теперь нужно набираться практического опыта, в чем вам и помогут новые коллеги, если вы их будете внимательно слушать, а также наблюдать за их действиями и поведением. К тому же, если вам при этом удастся показать им, насколько важны для вас все эти сведения и демонстрируемые манипуляции, то вы сумеете быстро завоевать друзей. Не смотрите с неодобрением, пренебрежением или критикой к используемым здесь, может быть и не самым современным методам. Вначале присмотритесь, возможно, эти методы в данных условиях оказываются совсем не хуже тех, которым вас научили. А если нет, то постарайтесь найти способ тактично подсунуть коллегам книгу или статью из журнала, где опубликованы более современные способы, и затем просто поинтересуйтесь мнением по этому вопросу своих старших товарищей. Не следует выставлять себя с самого начала неисправимым спорщиком.

Выполняя эти советы, любой хирург станет в своей больнице уважаемым. Так и я начинал!

Интервью провела Анна Задкова, ученица 10-го класса

Как правильно разговаривать с врачом? Инструкция «Медузы» и «Французской клиники»

Каждый из нас хотя бы раз покидал кабинет врача в полной растерянности: ничего не понятно, времени не хватило, забыли рассказать о важной жалобе, хмурый врач назначил кучу лекарств. После консультации, на которой с первых минут все пошло не так, многим непросто снова доверить здоровье конкретному специалисту и врачам в целом. Компетентный и внимательный доктор — это больше, чем полдела, но пациент тоже в ответе за эффективное лечение. Вместе с медицинским директором «Французской клиники», урологом Фуадом Шакиром рассказываем, как вести себя на приеме, что спрашивать у врача и как понять, что пора обратиться за вторым мнением.

Подготовьтесь к приему

Качественно собрать анамнез (историю болезни) — задача доктора, но в интересах пациента облегчить ему это дело. Ваше домашнее задание перед приемом — четко определить причину обращения к врачу и описать все возникшие жалобы. Иногда пациентам советуют быть краткими и отмечать только ключевые симптомы, но для компетентного врача важна любая информация. Постарайтесь проследить, что именно, как и в каких случаях болит (для этого можно вести дневник). Вспомните историю возникновения симптомов и то, как состояние менялось в зависимости от разных факторов. Важно ориентироваться на собственные ощущения, но при этом ничего не додумывать: пусть информации будет меньше, зато она будет точной. Заранее составьте список вопросов врачу — это поможет не растеряться. В помощь вам основные вопросы, которые стоит задать до, во время и после приема. Если у вас есть результаты предыдущих исследований, возьмите их с собой.

Узнайте о порядке приема

Чтобы не случилось так, что вы не успели задать важные вопросы, а врач показался вам невнимательным, нужно заранее выяснить, сколько времени отведено пациенту. В государственных клиниках прием может длиться всего 10–15 минут, в частных — в среднем около 30 минут. Это подтверждает доктор Шакир: «Время приема в клинике устанавливается опытным путем, то есть определяется средняя продолжительность — у нас это 40 минут. Сколько времени понадобится именно вам, зависит от вашей ситуации. В нашей клинике иногда бывает и полтора-два часа, когда случай сложный». Соответственно, если приходится подождать приема, хоть вы и пришли вовремя, в хорошей клинике это значит, что перед вами такой же пациент, которому нужно получить ответы на все вопросы. Значит, и вас не будут торопить покинуть кабинет. Повторные приемы обычно занимают меньше времени, поскольку анамнез уже собран.

Не стесняйтесь задавать вопросы и описывать свои ощущения

Ответственность за собственное здоровье лежит в первую очередь на нас самих, потому важно принимать активное участие в лечении. Смело задавайте вопросы и всегда уточняйте, если что-то непонятно. Нужно узнать у врача о разных вариантах лечения и его этапах, а затем с помощью доктора выбрать оптимальный. Компетентный врач знает, что отвечать на вопросы и объяснять — часть его работы. Для такого врача важно в том числе понять отношение пациента к состоянию своего здоровья, потому не стесняйтесь делиться субъективными ощущениями. Не бойтесь показаться глупыми. Даже если ваш комментарий несущественен и скорее выражает опасение, чем жалобу (например: «Я боюсь потерять сознание»), выскажитесь — эта информация поможет врачу «правильно» вас успокоить.

Ничего не скрывайте

Мы приходим к врачам, рассчитывая на помощь, но сами усложняем им задачу, утаивая некоторые факты из жизни. Курение, употребление алкоголя или наркотиков, а также медикаментов или БАДов, побочные эффекты от них, нюансы половой жизни, различные заболевания, стрессовые факторы, эмоциональные состояния — все это пациенты часто скрывают или просто забывают рассказать врачу. Это может свести к нулю все попытки вас вылечить. Скрытных пациентов можно понять: хотя бы однажды столкнувшись с резким осуждением, особенно со стороны врача, человек вряд ли захочет делиться с ним неоднозначными фактами из жизни. Но важно найти специалиста, который будет вам не судьей, а союзником. Хороший врач найдет способ помочь при любых обстоятельствах.

Повремените с критикой

Нередко пациенты сталкиваются с халатным отношением врачей, неправильными диагнозами и лечением. После таких прецедентов нелегко решиться снова обратиться к врачу. Тем не менее, если уж пришли на прием, не стоит начинать разговор с недоверия. Найти правильный формат общения — это не только задача врача. Для начала не стоит подвергать сомнению все, что он назначает. «Не занимайтесь самолечением, — предупреждает Фуад Шакир. — Не корректируйте назначения врача на свое усмотрение: например, назначенные препараты могут работать в комплексе, а при отдельном приеме оказаться бесполезными и даже причинить вред». Критиковать врача, опираясь на информацию в Сети, тоже не вариант, но всегда можно преподнести сомнения в форме вопроса. Если же вам кажется, что врач все время спешит, отмахивается от вас и грубит, не терпите это и ищите другого специалиста.

Обратите внимание на компетентность врача

Это не вопрос интуиции — здесь есть объективные критерии. Важно, чтобы назначения врача совпадали с международными рекомендациями в соответствующей области и основывались на принципах доказательной медицины. В ней используются исключительно методы лечения и препараты, прошедшие клинические испытания, то есть те, чья эффективность научно доказана. Казалось бы, вся медицина должна быть доказательной, но врачи по всему миру все еще назначают гомеопатические препараты, метод Фолля или магнитотерапию — неэффективные, а потому опасные методы. Подробно и доступно о доказательной медицине можно прочесть или . Всем пациентам, владеющим английским языком, не помешает проверять назначенные медикаменты на хороших сайтах для пациентов и в статьях о соответствующих заболеваниях. Если препарата там нет, это повод задать врачу вопрос о целесообразности его применения.

Важно знать и то, каким должен быть правильный прием. Это не просто беседа. Доктор Шакир напоминает: «Консультация обязательно должна включать осмотр, а результатом консультации должен быть диагноз (хотя бы предварительный) и рекомендации: назначения исследований и консультаций — для уточнения диагноза; назначение лечения, если диагноз установлен; рекомендации по образу жизни, профилактическим обследованиям — если заболеваний нет». Бывает, что по результатам исследований в повторном приеме нет необходимости. Тогда рекомендации сообщаются пациенту по телефону или по электронной почте. Это совершенно нормально и не повод думать, что в клинике вам не уделяют внимание.

Мнение другого специалиста может быть ценно

Не стоит ставить под сомнение диагноз врача, если он признан в современной медицине. Но если у вас диагностируют несуществующие заболевания в виде вегетососудистой дистонии (ВСД) или дисбактериоза и назначают сомнительные препараты, стоит задать уточняющие вопросы и выяснить, что врач имеет в виду. Если он ставит вам диагноз «ВСД» и при этом советует проконсультироваться с психотерапевтом, он все делает правильно. Причины постановки ложных диагнозов часто административные. Например, неврологи не имеют права ставить диагноз «депрессия» и вынуждены описывать это как ВСД с депрессивным синдромом, но при этом назначают антидепрессант. Но если при том же диагнозе вам назначили сразу несколько препаратов без доказанной эффективности, стоит поискать второго экспертного мнения.

Консультация другого врача также поможет распознать гипердиагностику и гиперлечение. Самому это сделать крайне трудно: когда назначают несколько препаратов, пациентам часто кажется, что их залечивают, хотя на деле назначен необходимый минимум. Мнение специалиста того же профиля в другой клинике поможет развеять или подтвердить сомнения, но доктор Шакир не советует впадать в другую крайность и консультироваться у множества специалистов. Наверняка так вы получите разные мнения и, возможно, даже разные диагнозы, что усугубит растерянность. По словам доктора, при поиске второго врача могут помочь отзывы пациентов о конкретном специалисте.

Главное: если по каким-то причинам вы не нашли общий язык с врачом, не нужно терять доверие ко всем специалистам. Найти компетентного и внимательного, к сожалению, не так просто, но это возможно.

Всем читателям «Медузы» «Французская клиника» дарит скидку 10% — назовите промокод «Медуза» во время записи на прием. Скидка предоставляется на все услуги клиники и действительна до конца 2017 года.

  • Напишите нам

Ещё будучи совсем маленькой я с восторгом заходилав кабинет к врачу-педиатру. Да, да! Мне так нравилась моя врач Зоя Александровна Волынцева, что я ещё в 4 года решила – буду детским врачом. Мой доктор настолько располагает к себе, правильно ставит диагнозы, умело лечит, что я не изменила своего желания стать педиатром и сейчас… Но мне захотелось узнать побольше о профессии детского врача, и я взяла у Зои Александровны интервью.

– Здравствуйте! Расскажите, пожалуйста, немного о себе и почему Вы выбрали именно эту профессию. Кем Вы работаете и как долго?

Здравствуйте! Я работаю детским врачом уже около 25 лет. Мне очень приятно, что сейчас многие интересуются нашей профессией. Как и про каждого врача, про себя я могу сказать то, что я очень внимательный человек, рассудительный, не делаю поспешных выводов и всегда всё перепроверяю, ведь в такой профессии как у меня нельзя ошибаться. С самого детства я мечтала стать врачом. Ведь это так благородно — помогать людям. Единственное, что изменилось с того времени, так это то, что я стала именно детским врачом. Очень приятно каждый день контактировать и помогать таким маленьким человечкам.

– Скажите пожалуйста, долго и сложно ли учиться на профессию врача?

Я не могу дать точный ответ, так как каждый человек воспринимает информацию по-своему. Кому-то учёба даётся легко, кому-то нет. Что касается времени обучения, знаю точно — 6-7 лет.

– Что Вы можете сказать о продвижении к данной цели?

Так как я всегда мечтала стать врачом, то учёба мне давалась легко. Так же я никогда не зубрила, потому что запоминала всё с первого раза.

– Что же является самым сложным в Вашей работе?

Я считаю, что ничего сложного именно в моей профессии нет. Самое главное – надо лишь уметь находить общий язык с детьми и тогда не надо будет вытягивать из них информацию силой, что является большой ошибкой многих врачей. Единственное затруднение — груднички, не умеющие говорить.

– Добились ли Вы желаемого результата в своей профессии?

Многие считают, что добились своей цели лишь на той стадии, когда только закончили своё обучение, но я считаю это не так.

– Приносит ли Ваша профессия хороший доход?

Доход у детского врача средний стабильный и его хватает на будничные нужды. Но моё мнение заключается в том, что если человеку по душе его профессия, то он и будет выполнять её добросовестно и внимательно, не из-за заработка и не «из под палки». Но в наше время не каждый устраивается туда, куда он хочет. И чаще всего на всё это влияет и материальное положение.

– Очень интересно узнать, можно ли людям с такой профессией иметь вредные привычки?

Я и большинство моих друзей врачей не имеем вредных привычек, ведь не приятно, когда родители приводят своих детей на обследование к специализированному врачу, а на этом месте окажется какой-то непонятный человек от которого пахнет никотином. Поэтому решение употреблять спиртные напитки или курить зависит от каждого, но в нашей профессии желательно не показывать другим такие пагубные привычки, ведь многие берут пример именно с врачей.

– Хотелось бы задать Вам последний главный вопрос, какое напутствие Вы можете дать молодым людям, которые желают связать свою жизнь с медициной?

Я считаю, что самое главное не унывать, не опускать руки в учёбе, даже если будет сложно. Ведь нас проверяет жизнь, сможем мы в дальнейшем потянуть такую ношу или нет. Хотелось бы ещё сказать, что приятно видеть в своих рядах молодых специалистов, которые действительно получают удовольствие от выбранной профессии.

– Спасибо Вам большое за такую интересную, познавательную беседу! С Вами было очень интересно пообщаться.

И Вам большое спасибо. Всегда рада поделиться своими успехами, впечатлениями с теми, кто в этом нуждается, да и кому просто интересно.