Икона страшного суда

Страшный Суд

  • Страшный Суд свт. Феофан Затворник
  • Беседы о Страшном Суде свт. Иоанн (Максимович)
  • Страшный Суд митр. Иларион (Алфеев)
  • Страшный Суд Христов свщ. Артемий Владимиров
  • Страшный Суд схиархим. Иоанн (Маслов)
  • Конец времен: Православное учение мит. Иларион (Алфеев)
  • Рассказ о Страшном Суде Б.И. Гладков
  • Седьмой член Символа веры прот. Григорий Дьяченко

Стра́шный Суд – последний, всеобщий Суд Божий над миром, который состоится при втором Пришествии Господа Иисуса Христа (при этом все мертвые люди воскреснут, а живущие изменятся (1Кор.15:51-52), и каждому будет определена вечная участь по его делам (Мф.25:31-46, 2Кор.5:10), словам (Мф.12:36) и помышлениям.

Святые Отцы говорили о том, что существует некая «память сердца», запечатлевающая все, всю нашу жизнь – и внутреннюю, и внешнюю. И вот на Страшном Суде как бы раскроется эта книга, написанная в глубинах нашей души, и только тогда мы увидим какие мы есть в самом деле, а не какими нас рисовала наша воспаленная гордыня. Тогда мы увидим, сколько раз благодать Божия призывала нас ко спасению, наказывала, миловала нас, и как упорно мы сопротивлялись благодати и стремились только к греху и страстям. Даже наши добрые дела мы увидим изъеденными, как червями, лицемерием, гордыней и тайным расчетом.

В то же время суд – это не только то, что будет после смерти. Суд совершается нами каждую секунду нашей земной жизни. Страшный суд – это не судебный процесс, а лишь окончательная констатация факта. Каждый из нас в течении жизни духовно определяется по отношению к Богу.

***

Почему Страшный Суд называется Страшным?

Возвещая о Втором Пришествии Мессии и последующем за этим событием всеобщим Судом пророки и апостолы называли этот «День» Днём Господним, великим и страшным (Иоил.2:31).

Этот День называется также и Днём гнева Божия (Рим.2:5). Стало быть, название «Страшный» закрепилось за будущим Судом не потому, что Господь предстанет перед очевидцами в каком-то нарочито грозном виде. Он предстанет перед взором собравшихся в блеске Своей славы и величия, как Могущественный и Справедливый Судья. Это, конечно, вызовет у окружающих страх, у кого-то — благоговейный, а у кого-то — сильнейшую оторопь: «страшно впасть в руки Бога живаго!» (Евр.10:31).

Ужас и беспокойный трепет будут сопровождать грешников и от знания того, что на этом Суде будут вскрыты, обнародованы, взвешены все их грехи (причём не только совершённые поступки, но и оставшиеся не реализованными: тайные греховные желания, мысли и помыслы), и за каждый придётся дать ответ перед неподкупным и нелицеприятным Судьей.

Кроме того Страшный Суд будет происходить публично, перед лицом всего мира: перед сонмом ангельских воинств, перед миллиардами людей, в том числе самыми близкими, родными. На этом последнем Суде грешник уже не сможет обмануть ни свою личную совесть, ни окружающих, ни, разумеется, Всевидящего Судью удобными для него оговорками и оправданиями. Светом Божественной Правды, Светом Истины высветится всякий нераскаянный беззаконник, высветится каждое его преступление, действие или бездействие.

Наказание, которое последует в отношении грешников после Страшного Суда, будет длиться не какой-то ограниченный период, а протянется в вечность, так что сколько бы грешник ни мучился, впереди его будет ждать всё та же нескончаемая вечность. Осознание этого факта также будет сопряжено с сильным страхом (см. подробнее: Вечны ли адские муки?).

***

В некоторый город пришел корабль с невольниками, а в городе том жила одна святая дева, весьма внимавшая себе. Она, услышав, что пришел оный корабль, очень обрадовалась, ибо желала купить себе маленькую девочку, и думала: возьму и воспитаю её, как хочу, чтобы она вовсе не знала пороков мира сего. Она послала за хозяином корабля того и, призвав его к себе, узнала, что у него есть две маленькие девочки, именно такие, каких она желала, и тотчас с радостию отдала она цену за одну из них и взяла её к себе. Когда же хозяин корабля удалился из того места, где пребывала оная святая, и едва отошёл немного, встретила его одна блудница, совершенно развратная, и, увидев с ним другую девочку, захотела взять её; условившись с ним, отдала цену, взяла девочку и ушла с ней. Видите ли тайну Божию?

Видите ли суд Божий? Кто может объяснить это? Итак, святая дева взяла ту малютку, воспитала её в страхе Божием, наставляя её на всякое благое дело, обучая её иноческому житию и, кратко сказать, во всяком благоухании святых заповедей Божиих. Блудница же, взявши ту несчастную, сделала её орудием диавола. Ибо чему могла оная зараза научить её, как не погублению души своей? Итак, что мы можем сказать о страшной сей судьбе? Обе были малы, обе проданы, не зная сами, куда идут, и одна оказалась в руках Божиих, а другая впала в руки диавола. Можно ли сказать, что Бог равно взыщет как с одной, так и с другой? Как это возможно! Если обе впадут в блуд или в иной грех, можно ли сказать, что обе они подвергнутся одному суду, хотя и обе впали в одно и то же согрешение? Возможно ли это? Одна знала о суде, о царстве Божием, день и ночь поучалась в словах Божиих; другая же, несчастная, никогда не видала и не слышала ничего доброго, но всегда, напротив, всё скверное, всё диавольское: как же возможно, чтобы обе были судимы одним судом?

Итак, никакой человек не может знать судеб Божиих, но Он един ведает всё и может судить согрешение каждого, как Ему единому известно.
прп. Авва Дорофей

Мы все умрём, предстанем перед судом Божиим и узнаем о себе правду — кто-то из нас войдёт в бесконечную любовь, радость, мир и свободу Рая; для кого-то дверь, в которую он отказывался войти всю жизнь, закроется навсегда. Не потому, что Бог его не любит, а потому, что всё, что любовь может сделать по отношению к тем, кто закоснел во зле, — это положить злу предел, который самими злыми будет переживаться как мука вечная.
Сергей Худиев

***

См. АПОКАЛИПСИС, ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ ГОСПОДНЕ, ВОСКРЕСЕНИЕ МЕРТВЫХ, ВЕЧНОСТЬ, КОНЕЦ СВЕТА, ГНЕВ БОЖИЙ.

Иконография Откровения Иоанна Богослова
Компиляция из разных источников

Краткое содержание Апокалипсиса

Апокалипсис (απο — прочь и καλυψισ — покров, то есть снятие покрова или откровение) содержит в себе всего двадцать две главы. По содержанию своему он может быть разделен на следующие отделы:

1) Вступительная картина явившегося Иоанну Сына Человеческого, повелевающего Иоанну написать семи малоазийским церквам — 1-я глава.

2) Наставления семи малоазийским церквам: Ефесской, Смирнской, Пергамской, Фиатирской, Сардийской. Филадельфийской и Лаодикийской — главы 2-я и 3-я.

3) Видение Бога, Сидящего на престоле, и Агнца — главы 4-я и 5-я.

4) Вскрытие Агнцем семи печатей таинственной книги — главы 6-я и 7-я.

5) Гласы семи труб ангельских, возвестившие различные бедствия живущим на земле при снятии седьмой печати — главы 8-я, 9-я, 10-я и 11-я.

6) Церковь Христова под образом жены, облеченной в солнце, находившейся в болезнях рождения — глава 12-я.

7) Зверь-антихрист и его пособник-лжепророк — глава 13-я.

8) Приуготовительные события пред всеобщим воскресением и Страшным Судом — главы 14-я, 15-я, 16-я, 17-я, 18-я и 19-я.

а) Хвалебная песнь 144 000 праведников и ангелы, возвещающие судьбы мира — глава 14-я;

б) Семь ангелов, имеющих семь последних язв — глава 15-я.

в) Семь ангелов, изливающих семь чаш гнева Божия — глава 16-я.

г) Суд над великой блудницей, сидящей на водах многих и на звере багряном — глава 17-я.

д) Падение Вавилона — великой блудницы — глава 18-я.

е) Брань Слова Божия со зверем и воинством его и погибель последних — глава 19-я.

9) Общее воскресение и Страшный Суд — глава 20-я.

10) Открытие нового неба и новой земли; новый Иерусалим и блаженство его обитателей — главы 21-я и 22-я до 5-го стиха.

11) Заключение: удостоверение истинности всего сказанного и завещание соблюдать заповеди Божии. Преподание благословения — глава 22:6-21.

Апокалипсис. Видение Иоанна Богослова на острове Патмос


Информация об иконе

Век: вторая половина XVI

Место создания: Россия

Место хранения: Государственная Третьяковская Галерея

Размеры: 31 × 27 см

Материал: Дерево, левкас, темпера

Иконографическая справка: Слева вверху представлен Христос в белом подире и в восьмиконечном нимбе. В левой руке он держит красную сферу с многолучевой звездой, которую окружают семь трубящих ангелов. Из уст Христа исходят меч и труба. Слева от Христа семь светильников. В левом верхнем углу средника — сегмент неба с изображением Святого Духа в виде голубя, сидящего на престоле. Справа вверху изображен ангел вручающий книгу Иоанну Богослову. Под этой сценой изображен Иоанн Богослов с Прохором на фоне Пещеры. Всю нижнюю часть иконы занимает сцена благовестия семи церквам (Откр.2-3). На фоне сложного архитектурного сооружения с множеством стен и башен изображен Иоанн Богослов, получающий от ангела благословение и свиток с текстом послания, и семь ангелов в восьмиконечных двухцветных нимбах с развернутыми свитками. Каждый ангел стоит во вратах своего храма. Надписи на фоне воспроизводят соответствующие изображениям части текста из Откровения.

Апокалипсис (Успенский cобор Московского Кремля)

Век: начало XVI

Место создания: Россия

Место хранения: Успенский cобор Московского Кремля, Москва, Россия

Размеры: 184 × 151 см

Дополнительная информация: Прежде всего необходимо остановиться на фигуре женщины, которой даны были два крыла, чтобы она улетела в пустыню от дракона (Откр.12:14). Фигура летящей жены находит себе прообразы в византийской живописи в летящих ангелах в «Вознесении» или в «Успении Марии», которые, со своей стороны, восходят к типу крылатых гениев на позднеантичных саркофагах. Летящая женщина в кремлевской иконе поражает прежде всего благородным величием и естественной красотой своего облика. Пропорции фигуры классические, хотя голова по отношению к туловищу невелика. Складки ее одежды не измельчены, не беспокойны, сквозь них, как в греческой классике, угадывается тело, они не разбивают общего силуэта. Благородное величие и спокойствие этой фигуры тем более поразительны, что она спасается от преследующего ее многоглавого дракона.

Изображение вавилонской блудницы (Откр.17:1-18) также носит печать классических влечений мастера. В иконе кремлевского мастера вавилонская блудница — это символический образ. Два слитых воедино силуэта напоминают и образ Европы на быке и особенно широко распространенный в эллинистическом искусстве образ Нереиды на морском льве. В изображении вавилонской блудницы в кремлевской иконе нет ничего назидательного. Это поэтический мифологический образ, раскрывающий близость человека с миром животных. Кремлевский мастер обошел отталкивающий смысл вавилонской блудницы. Его изображение ближе к затейливым, радующим глаз античным гротескам или к средневековым геральдическим знакам.

Больше драматизма в сцене, изображающей ангелов, возвещающих гибель Вавилона (Откр.18:1-2), и повернувшегося к ним Ада, который сопровождает всадника на «бледном коне» (Откр.6:8). В истории иллюстрирования Апокалипсиса этот образ — нечто небывалое. Сопоставление представителей двух противоположных сфер — проявление неслыханной смелости воображения мастера. В кремлевской иконе показана моральная победа ангелов над олицетворением ада, их безмолвный диалог, возникающий из противопоставления глубоко различных по характеру фигур. Кремлевский мастер строит свою сцену на противопоставлении добра и зла, жизни и смерти, света и тьмы, женственности и мужественности, низменного и высокого, одежды и наготы.

В иконе Успенского собора Ад, хотя и черный человек, но вместе с тем в нем нет ничего отталкивающего и смешного. Это величественная фигура сына Кроноса, супруга Персефоны, «Зевса теней», как его называли. Характерная особенность фигуры Ада — ее стройные пропорции. Но в фигуре кремлевского мастера нет и следа математического расчета, четкого членения на части, она воспринимается более цельно, ее контур текучий, плавный, гибкий. Вся она словно вырастает на наших глазах и благодаря сокращению кверху кажется очень легкой. Художник словно любуется этой фигурой. Моральный контраст между двумя персонажами готов превратиться у него в контраст как элемент эстетики.

В отличие от этого возвышенного олицетворения загробного мира кремлевский мастер в изображении его защитника сатаны обращается к насмешливому, сатирическому жанру. Нескрываемый юмор сказался в том, что он присоединил к дьяволу его супругу, сообщив ей черты женской прелести и изящества. Обе фигуры повернуты корпусом в одну сторону, головы их обращены в обратную, и это придает супружеской паре забавную вертлявость. Художник даже не пытается напугать ими зрителя. В его намерения входило лишь позабавить его.

В кремлевской иконе сопоставлены два крылатых существа: один стройный в длинном хитоне и плаще, с повернутой головой и устремленным вдаль взглядом — это ангел. Другой — это юноша, обнаженный, похожий на резвого, беспечного амура. Изящество и целомудрие — в ангеле, красота и беззаботный порыв — в фигуре ветра. Обе фигуры служат символами двух миров: христианского благочестия и языческой красоты. Ангелы в кремлевской иконе не только покровительствуют пророку и открывают ему глаза на судьбы человечества, но и берут под опеку своих младших братьев, античных гениев.

Иоанн Богослов на Патмосе со сценами Апокалипсиса

Век: XVI

Место создания: Россия

Место хранения: Костромской государственный объединенный художественный музей

Реставрация: Реставрирована Г.Б. Губочкиным в Костромской специальной научно-реставрационной производственной мастерской в 1984 — 1985 годах

Размер: 186 × 161 см

Материал: Дерево, темпера

Персоналии: Апостол Иоанн Богослов, апостол Прохор

Иконографическая справка: Икона была написана как храмовый образ церкви Иоанна Богослова Богоявленского монастыря. С упразднением этой церкви Богословский придел был перенесен в монастырский собор, где икона заняла место при столпе. После большого костромского пожара 1773 года икона была поновлена и перенесена в Успенский кафедральный собор. Иконография средника необычна и не имеет аналогов. Иоанн Богослов представлен стоящим справа, за спиной Прохора, обращенным в молитве к Христу, изображенному в верхнем левом углу. Памятник является самой подробной иллюстрацией Апокалипсиса в русской иконописи, имеет максимальное количество клейм. Сохранившаяся икона иллюстрирует Апокалипсис с 13 по 20-ю главу и имеет 68 клейм.

Откровение Иоанна Богослова

Век: вторая половина XVII

Место создания: Россия

Место хранения: Государственный Владимиро-Суздальский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник

Реставрация: Реставрирована Е.А. Гра в 1973-1988 годах и А.А. Горматюком в 1995-2004 годах во Всероссийском художественном научно-реставрационном центре им. академика И.Э. Грабаря.

Размеры: 154 × 154 см

Материал: Дерево, темпера.

Персоналии: Спаситель, ангелы

Иконографическая справка: Икона состоит из 16 клейм, иллюстрирующих Апокалипсис. Клеймам присущ жестко фиксированный размер, разобщенность композиций, отсутствие согласованности граничащих друг с другом однотипных элементов (горки, облака, реки), многочисленное механическое повторение абсолютно идентичных деталей.

Состав клейм:

1. Откр.16:4-7. Видение третьего ангела. Излияние гнева Божия на реки и источники вод.

2. Откр.16:8-9. Видение четвертого ангела. Излияние гнева Божия на солнце.

3. Откр.16:10-11. Видение пятого ангела. Излияние гнева Божия на престол зверя

4. Откр.16:12-16. Видение шестого ангела. Излияние гнева Божия на реку Евфрат.

5. Откр.16:17-21. Видение седьмого ангела. Излияние гнева Божия на воздух.

6. Откр.17:1-18. Видение великой блудницы.

7. Откр.18:2-3. Видение великой блудницы.

8. Откр.18:1, 9-21. Падение Вавилона.

9. Откр.19:1-6. Поклонение Богу, сидящему на престоле.

10. Откр.9:7-9. Видение невесты Агнца.

11. Откр.19:11-16. Видение Всадника на белом коне — «Слова Божия».

12. Откр.19:17-21. Победа Христа над зверем и лжепророком.

13. Откр.20:1-3. Ангел сковывает сатану.

14. Откр.20:4. Воскресение праведников.

15. Откр.20:5-6. Тысячелетнее Царство Бога.

16. Откр.20:7-11. Осада города праведников и гибель Гога и Магога.

Стилистическая справка: На холодно-золотистом фоне со светло-охристыми горками и светло-голубым небом, сюжетные детали и фигуры, выполненные в интенсивных темно-пурпурных и сине-зеленых тонах, выглядят аппликативно-контрастно. В личном отсутствует какая-либо сложная моделировка, охристые высветления практически сливаются с санкирем. Основным элементом, моделирующим форму, являются линии рисунка и пробелов. В иконе активно применяется черный рисунок. Рисунок горок в виде округлых или пологих холмиков, «ажурные» края облаков, «кулисное» построение разных планов композиции, фрагментарные изображения персонажей, полуприкрытых горками, что характерно для русской книжной миниатюры XVII века.

Век: XVIII (?)

Место создания: Россия

Место хранения: Государственная Третьяковская Галерея

Размеры: 68,5 × 55 см

Материал: Дерево, темпера

Дополнительная информация: Семь светильников символизируют семь церквей, которым Иоанна отправил свое послание. Существует мнение, что эти семь церквей означают семь периодов жизни всей Христовой Церкви от ее основания до кончины мира: 1) Ефесская церковь обозначает первый период — Апостольскую Церковь, трудившуюся и не изнемогавшую, боровшуюся с первыми ересями —»Николаитами», но оставившую вскоре добрый обычай благотворения — «общения имуществ» («первую любовь»); 2) Смирнская церковь обозначает второй период — период гонений на Церковь, которых было всего десять: при Нероне; при Домициане; при Траяне; при Адриане; при Марке Аврелии; при Севере; при Максимине; при Деции; при Валериане; при Диоклитиане. 3) Пергамская церковь обозначает третий период — эпоху Вселенских Соборов и борьбы с ересями мечом слова Божия (исходящим из уст Христа на иконе); 4) Фиатирская церковь — 4-й период, или период расцвета христианства среди новых народов Европы; 5) Сардийская церковь — эпоха гуманизма и материализма XVI-XVIII веков; 6) Филадельфийская церковь — предпоследний период жизни Христовой Церкви — современная нам эпоха, когда Церковь действительно «немного имеет силы» в современном человечестве, и вновь начнутся гонения, когда понадобится терпение; 7) Лаодикийская церковь — последняя, самая страшная эпоха перед кончиной мира, характерная равнодушием к вере и внешним благополучием.

Иоанн Богослов, видение (Апокалипсис)

Век: XVI

Место создания: Греция

Место хранения: Патмос, монастырь Иоанна Богослова

Размер: 170 х 116 см

Материал: Дерево, темпера

Дополнительная информация: Ум Иоанна столь насыщен Писанием, что для каждого элемента есть аналоги и параллели из Ветхого Завета. Посреди семи светильников увидел он подобного Сыну Человеческому. В Книге пророка Даниила (7:13-14) Ветхий днями дает власть, славу и царство некоему подобному Сыну человеческому. Как мы уже хорошо знаем из того, как это выражение употреблял Иисус, Сын Человеческий стал ни менее, ни более как титулом Мессии; и, употребляя его здесь, Иоанн дает ясно понять, что полученное им откровение исходит от Самого Иисуса Христа. Эта фигура была облачена в подир и опоясана по персям золотым поясом. Подир — в греческом переводе Ветхого Завета, — длинная до пят одежда иудейских первосвященников (Исх.28:4; 29:5; Лев.16:4). Все это значит, что описание одеяния и пояса облеченного славою Христа почти точно соответствует описанию одеяний священников и первосвященников. Это — символ первосвященнического характера деятельности Воскресшего Господа. В понимании иудеев священник был человеком, имеющим доступ к Богу и открывающим другим доступ к Нему; даже в небесах, Иисус, великий Первосвященник, исполняет Свою священническую деятельность, открывая всем людям доступ в присутствие Бога. Но длинные одежды и высокие пояса носили не только священники. Это была одежда великих мира сего — принцев и царей. Подир называлась одежда Ионафана (1 Цар.18:4), и Саула (1 Цар.24:5,12), и князей моря (Иез.26:16). Одежды, которые носит Воскресший Христос, это одежды царского достоинства. Он уже не был более преступником на кресте; Он был облечен, как царь. Таким образом, Христос предстает пред Иоанном, как Христос — Священник, и Христос — Царь. Пророку Даниилу явился в видении муж, облеченный в льняную одежду (в греческом переводе Ветхого Завета она названа подир) и чресла опоясаны золотом из Уфаза (Дан.10:5). Таково одеяние посланника Божьего. Перед нами Иисус Христос как высочайший посланник Божий.

Апокалипсис

Век: (?)

Место создания: Россия

Место хранения: Россия, Владимирская область, Александров (ранее Александровская слобода, Александрова слобода), Свято-Успенская церковь

Дополнительная информация: Каждое из посланий семи церквам начинается одним из описаний Воскресшего Христа, взятой из этой главы.

«Ангелу Ефесской церкви напиши: так говорит Держащий семь звезд в деснице Своей» (Откр.2:1).

«Ангелу Смирнской церкви напиши: так говорит Первый и Последний, Который был мертв и се жив» (Откр.2:8).

«Ангелу Пергамской церкви напиши: так говорит имеющий острый с обеих сторон меч» (Откр.2:12).

«Ангелу Фиатирской церкви напиши: так говорит Сын Божий, у Которого очи — как пламень огненный, и ноги подобны халколивану» (Откр.2:18).

«Ангелу Сардийской церкви напиши: так говорит имеющий семь духов Божиих и семь звезд» (Откр.3:1).

«Ангелу Филадельфийской церкви напиши: так говорит Святый, Истинный, имеющий ключ Давидов, Который отворяет — и никто не затворит, затворяет — и никто не отворит» (Откр.3:7).

В I главе Откровения Иоанн использует титулы, которые в Ветхом Завете являются титулами Бога, и дает их Воскресшему Христу.

«Глава его и волосы белы, как белая волна, как снег». В Дан.7:9 — это описание Ветхого днями.

«Глас Его — как шум вод многих». В Иез.43:2 — это описание голоса Бога.

«Он держал в деснице Своей семь звезд». В Ветхом Завете Бог Сам управляет звездами. Бог спрашивает Иова: «Можешь ли ты связать узел Хима или разрешить узы Кесиль?» (Иов.38:31).

Хим и Кесиль — совр. созвездия Орион и Медведица; подразумеваются силы, удерживающие их на небесах.

«Я есмь первый и последний». Исаия слышит голос Бога: «Я первый и Я последний, и кроме Меня нет Бога» (Ис.44:6; ср. 48:12).

«Я живый». В Ветхом Завете Бог обычно «Бог живый» (Иис.Н. 3:10; Пс.41:3; Ос.1:10).

«Я имею ключи от ада и смерти». У раввинов была поговорка, что Богу принадлежат три ключа, которые Он не отдаст никому — ключи рождения, дождя и воскресения мертвых.

Это показывает, с каким благоговением Иоанн относится к Иисусу Христу. Он попросту не может дать Ему титулов меньших, чем те, которые принадлежат Самому Богу.

Под редакцией Tannarh’a, 2012 г.

Составлено из следующих текстов:

Литература

«Апокалипсис — опыт подстрочного комментария»

Алпатов М.В. «Этюды по истории русского искусства»

Архиепископ Аверкий (Таушев) «Апокалипсис, или Откровение Святого Иоанна Богослова»

Калачова И. Я. «Успенский собор»

Прот. Сергий Булгаков «Апокалипсис Иоанна Богослова»

Св. Андрей Кесарийский «Толкование на Апокалипсис Святого Иоанна Богослова»

Интернет

Страшный суд Божий

В июле 2006 года, в наш первый приезд в Знаменский скит Дивеевского монастыря, мы обратили внимание на незнакомую, необычную икону и спросили о ней.
«Это икона Второго Пришествия Христова и Страшного Суда Божия — одна из любимых келейных икон Батюшки Николая Гурьянова с острова Залита. Пред нею он вымолил из ада множество душ. Разве вы не знаете? Старец Николай говорил: «Именно так будет проходить Страшный Суд Божий. Надо, чтобы эта икона была у каждого человека на земле».
Так по благословению Знаменского скита нами была напечатана эта икона, в настоящее время её можно заказать форматом А4 и А6 по электронной почте profond@rambler.ru или приобрести в Сретенском монастыре.

СТРАШНЫЙ СУД БОЖИЙ
ВИДЕНИЕ УЧЕНИКА СВЯТОГО И БОГОНОСНОГО ОТЦА НАШЕГО ВАСИЛИЯ НОВОГО ЦАРЕГРАДСКОГО
По благословению Старца Николая Гурьянова
Первое издание книги «Страшный Суд Божий. Видение Григория, ученика святого и богоносного отца нашего Василия Нового Цареградского», впоследствии неоднократно переиздававшееся, вышло в свет по молитвам и благословению Батюшки Николая ( Гурьянова; 24.05.1909 +24.08.2002).
Батюшка сказал: «Именно так будет проходить Страшный Суд Божий. Надо, чтобы эта книга была у каждого человека на земле».
Икона Второго Пришествия Христова и Страшного Суда Божия, изображение которой помещено на первой странице обложки, — одна из любимых келейных икон Батюшки Николая.
Пред нею он вымолил из ада множество душ, имена же их Ты, Господи, веси.
© Составление, подготовка текста — схимонахиня Николая
Издательство «Русский Вестник»
Электронный вариант книги подготовлен в 2006 году
Обществом Светлой Памяти Праведного Старца Николая Псковоезерского

Митрополит Сурожский Антоний
ТРИОДЬ ПОСТНАЯ
ПРИТЧА О СТРАШНОМ СУДЕ
(Мф. 25, 31–46)
25 февраля 1979 г.
Притча, которую мы читали сегодня, так всем хорошо известна, что, казалось бы, нечего о ней и говорить; и вместе с этим есть в ней несколько черт, на которые мне хотелось бы обратить ваше внимание.
Первое – это то, что когда подсудимые – то есть все мы – стали перед судом Божиим, Господь не стал спрашивать ни о чем, относящемся к вере, к мировоззрению, а спросил их только об одном, и прямо: Были ли вы человечны на земле? Когда перед вами стояло горе – подумали ли вы о том, чтобы утешить? Когда был голод, и холод, и тоска, и оставленность, и заключенность в тюрьме, и плен болезни – что вы сделали: пожалели или нет?..
И тех, которые пожалели, Господь принял, ни о чем другом не спрашивая, потому что эти люди сумели на земле любить – земной, реальной любовью, и поэтому были открыты и к тому, чтобы вместить и Божественную любовь будущего века. Но эти люди, совершившие дела любви, недоумевали о том, что в них увидел Господь. Как это Господь к Себе относит то, что они сделали другим? Поступать по любви им было настолько естественно, что они и не задумываясь так поступали… Мы не спасемся тем, что с натугой сердца, мучительно заставляя себя, помня о Господних заповедях, будем их творить; они должны войти нам в плоть и кровь так глубоко, так совершенно, чтобы быть естественным движением души, а не простым послушанием закону, который нам дан извне. И поэтому если кто из нас и думает, что он поступает милосердно, заботится о больных, посещает тюремных заключенных, питает голодного, одевает холодного, – пусть поставит перед собой вопрос: от сердца ли он поступает или потому, что чувствует, что таков его долг и что он даст ответ за свои поступки? И если только по долгу, то, Боже, как мы далеки от того, чтобы быть детьми Небесного Царства!..
Но обратите внимание и на тех, которые ничего из этих дел человеческой любви не совершили. Когда Христос им задает этот вопрос, они его даже не понимают: Где же мы Тебя, Господи, видели? Когда же мы Тебя не посетили в больнице или тюрьме? Когда же Тебя не одели холодного, не накормили голодного? Когда не утешили в горе?.. Они никогда не замечали никого вокруг себя, иначе они не ставили бы вопрос о том, надо или не надо. Бог ли получит, как бы косвенно, дар нашей любви, или только этот человек… Они прожили всю жизнь только для себя, расчетливо, разумно, то есть, в конечном итоге, вполне безумно…
И вот перед нами тот же вопрос: как мы поступаем по отношению к ближнему? Часто люди говорят: Я не знаю, как любить Бога, я Его ищу в потемках, я не могу до Него дорваться!.. – Очень просто: через человека!.. Апостол Иоанн сказал: Если кто говорит, что любит Бога, но не любит ближнего своего реальной и творческой любовью, тот лжет, потому что никто не может любить невидимого Бога, если до этого не научился любить конкретного, живого, животрепещущего перед ним человека… И поэтому, прежде чем ставить вопрос о том, как достичь Бога, спросим себя: как мы относимся к ближнему? Если наше сердце закрыто, холодно, замкнуто, если оно испугано при одной мысли, что ближний может от нас потребовать сердца и жизни нашей, – НЕ О ЧЕМ говорить, нечего искать близости Божией: надо сначала научиться иметь сердце теплое, сердце живое, сердце внимательное к ближнему, и тогда оно откроется и, как чистое сердце, увидит Бога. Аминь.
Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас грешных. Помоги нам иметь сердце теплое, сердце живое, сердце внимательное к

Фреска Микеланджело Буонарроти «Страшный суд» создавалась великим итальянским художником в течение 4 лет. По просьбе римского папы Павла III, он изобразил на этой фреске знаменитую сцену Ветхого завета для украшения алтарной стены Сикстинской капеллы.

Христос, который находится в самом центре картины, не похож на мирного и милосердного Бога, как в большинстве картин того времени, у Микеланджело он выступает в роли грозного и устрашающего судьи над праведниками и грешниками.

Все свои персонажи великий живописец изобразил нагими, это сделано с глубоким смыслом.

Через разнообразные позы Микеланджело мастерски передает движения души каждого отдельно человека, при этом центральная фигура Христа не поддается движению и остается устойчивой. Его лицо непроницаемо, а жесты олицетворяют силу, мощь и возмездие. Мадонна, полная сострадания к людским горестям, отворачивается. В верхней части картины летят ангелы с атрибутами Страстей Христовых.

Среди изображенных апостолов: Адам, с которого начался человеческий род, а также святой Петр – основатель христианства. Глаза апостолов наполнены грозным требованием возмездия грешников, в руках они держат орудия пыток.

Окружили Христа святые мученики: Святой Себастьян, Святой Лаврентий, а также Святой Варфоломей, выставляющий напоказ свою содранную кожу.

Большое множество других святых, которые находятся рядом и поодаль Иисуса Христа, ликуют и радуются предстоящему блаженству, которыми их удостоил Господь в награду за их деяния.

Трубят призывая на суд 7 ангелов, расположившись у ног Христа. Их лица вызывают ужас у всех смотрящих на них. Души, которым Господь дал спасение, поднимаются вверх и воскресают, умершие и скелеты поднимаются с земли. Другой мужчина закрывает от ужаса глаза руками – сам дьявол тащит его вниз.

Страшный суд

1 В композиции Страшного суда иллюстрируются темы, взятые, в основном, из Евангелия, Апокалипсиса, из Слова Ефрема Сирина, Слова Палладия Мниха, Жития Василия Нового и других произведений византийской и древнерусской литературы, а также народных духовных стихов. В Страшном суде изображаются картины конца мира, последнего суда над всем человечеством, воскресения мертвых, сцены адских мучений и райского блаженства.
Истоки изображения Страшного суда восходят к IV в., к фресковой живописи катакомб. Позднее Страшный суд входил в систему стенных росписей, как византийских, так и русских храмов, был распространен также и на Западе. На Руси известно наиболее раннее фресковое изображение Страшного суда в Кирилловском монастыре в Киеве, выполненное в XII в., в Георгиевском соборе Старой Ладоги (80-е гг. XII в.), в церкви Спаса Нередицы в Новгороде (1199 г.), в Дмитровском соборе во Владимире (конец XII в.). До нас дошли также фрагменты Страшного суда, написанного Андреем Рублевым и Даниилом Черным на стенах в Успенском соборе г. Владимира.
Наиболее раннее известное нам изображение в иконописи относится к XV в. (икона первой половины XV в. в Успенском соборе Московского Кремля).
В центре композиции изображается Христос — судья мира. Ему предстоят Богоматерь и Иоанн Предтеча — ходатаи за людей. У их ног Адам и Ева — первые люди на земле. По сторонам этой центральной группы сидят апостолы (по шести с каждой стороны) с открытыми книгами в руках. За апостолами ангелы — стражи небесные. Под апостолами — народы идут на суд. Справа от Христа — праведники, слева — грешники. Среди последних, судя по сохранившимся в некоторых композициях надписям, изображаются: немцы, русь, ляхи, эллины, ефиопы и др. Вверху часто изображается Бог Саваоф, ангелы света, низвергающие с небес ангелов тьмы (дьяволов) и как символ конца мира всегда изображается небо в виде свитка, свиваемого ангелами. Ниже Христа — судьи мира, пишется престол. На нем одежда Христа, крест, орудия страстей и раскрытая «книга бытия», в которой по легенде записаны все слова и дела людей. Еще ниже бывают представлены: большая кисть руки, держащая младенцев, что означает «праведные души в руце Божией», и здесь же, неподалеку, весы «мера дел человеческих». Около весов происходит борьба ангелов с дьяволами за душу человека, которая часто присутствует тут же, в виде обнаженного юноши. В нижней части композиции обычно следуют сцены: «Земля и море отдают мертвецов», «Видение пророка Даниила» и композиции рая и ада. Земля представляется в виде темного круга, обычно неправильной формы. В центре земли сидит полуобнаженная женщина, олицетворяющая землю. Женщину окружают поднимающиеся из земли фигуры людей — «воскресшие из мертвых». Звери, птицы и пресмыкающиеся, выплевывающие тех, кого они пожрали.
В море, окружающем землю, плавают рыбы. Они, так же как и звери на земле, отдают воскресших на суд Божий. В сцене «Видение пророка Даниила» ангел показывает пророку Даниилу четырех зверей. Эти звери символизируют «погибельные царства» (царства, которым предстоит погибнуть) — Вавилонское, Македонское, Персидское и Римское или антихристово. Первое представляется в образе медведя, второе — в образе грифона, третье — в образе льва, четвертое — в образе рогатого зверя. Иногда писались еще и другие звери, имеющие аллегорическое значение. Среди последних особенно интересны зайцы, которые, по широко распространенному на Руси представлению, воплощенному в стихах о «Голубиной книге», являлись аллегорическими образами «правды» (белый заяц) и «кривды» (серый заяц).
Особенно большое внимание уделяется в сценах Страшного суда образам ада. Ад изображается в виде «гиенны огненной», со страшным зверем, на котором сидит Сатана — господин ада, с душой Иуды в руках. В огне горят грешники, мучимые дьяволами. В особых клеймах показаны грешники, подвергаемые различным мучениям. Из огненной пасти адского зверя вверх, к ногам Адама, поднимается длинный извивающийся змей, олицетворяющий грех. Иногда вместо змея изображается огненная река (Страшный суд — икона первой половины XV в. Успенского собора Московского Кремля).
Рай бывает представлен несколькими сюжетами. Сюда относятся: «Лоно Авраамово» — старцы Авраам, Исаак и Иаков с душами праведников, сидящие среди райских деревьев; изображение на фоне деревьев Богоматери на престоле с двумя ангелами и благоразумным разбойником по сторонам; изображение врат рая, к которым подходят праведники, возглавляемые апостолом Петром с ключом от рая в руке.
Рай в образе священного города — «Горнего Иерусалима» с блаженствующими в нем праведниками, пишется почти всегда вверху. Под «Горним Иерусалимом» часто встречается изображение летящих в paй схимников.
Внизу, между сценами ада и рая, изображается прикованный к столбу обнаженный человек — «милостивый блудник», который «ради милостыни избавлен вечных мук, а ради блуда лишен царства небесного».
В композицию «Страшного суда» привносятся и другие детали (В. Сахаров, Эсхатологические сочинения и сказания в древнерусской письменности и влияние их на народные духовные стихи, Тула, 1897; В. Варенцов, Сборник русских духовных стихов, Спб., 1860, стр. 19; Ф. И. Буслаев, Сочинения, т. II, «Исторические очерки русской народной словесности и искусства», Спб., 1910, стр. 133 (Изображение страшного суда по русским подлинникам); Н. В. Покровский, Страшный суд в памятниках византийского и русского искусства. — В кн.: «Труды VI Археологического съезда в Одессе (1884)», т. 3, Одесса, 1887, стр. 285–381; F. Cabrol, Dictionnaire d’archéologie chrétienne et de liturgie, Paris, 1907, t. VIII, стр. 279–287; Н. В. Покровский, Сийский иконописный подлинник, вып. I, Спб., ОЛДП, 1895, стр. 37–45).