Эсфирь имя

«Эсфирь» — значение имени, происхождение имени, именины, знак зодиака, камни-талисманы

Имя Эсфирь — это не просто набор букв или графа в свидетельстве о рождении, а без преувеличения энергетическое послание в будущее. Зная о том, что значит имя Эсфирь, значение имени Эсфирь, происхождение имени Эсфирь, о том, какую имеет имя Эсфирь национальность, можно максимально точно охарактеризовать характер, пристрастия, вкусы и даже предопределить судьбу человека. В частности, сильное воздействие на человека оказывает не столько значение имени Эсфирь или происхождение имени Эсфирь, сколько его символика, планета-покровитель, талисманы Эсфирь, планетарное число и т.д. В любом случае имя Эсфирь несет в себе глубокий эмоциональный и психологический окрас, который в свою очередь определяет своего носителя как отдельную, уникальную личность.

Так что за имя Эсфирь, каково происхождение имени Эсфирь, значение имени Эсфирь? Самая полная информация о нем — значение имени Эсфирь, чье имя, счастливые числа, планета, астрологический камень, происхождение имени Эсфирь, олицетворяющее животное, зодиакальное и сакральное число, талисманы Эсфирь, счастливые дни недели и время года, счастливый цвет — собрана на сайте aznaetelivy.ru. Мы постарались как можно подробнее охарактеризовать значение имени Эсфирь для того, чтобы после прочтения этой характеристики у вас не осталось вопросов. Читайте и узнайте, что за имя скрыто, казалось бы, в простой комбинации букв и звуков на самом деле.

Об имени Эсфирь: Значение, происхождение

Значение имени Эсфирь, как и происхождение имени Эсфирь (имя какой национальности), глубоко откликается в характере и судьбе своего носителя, определяя таланты, ум, материальное благополучие, волю, способность к самореализации и многое другое. Очень важно, чтобы значение имени Эсфирь, данного при рождении, соответствовало энергетическому влиянию даты рождения. Если имя Эсфирь дано без учета даты рождения, то оно может концентрировать негативное напряжение, приводя к развитию внутреннего дисбаланса. И, напротив: правильно подобранное имя помогает человеку добиться жизненного успеха. Вот почему важно знать, что за имя Эсфирь, чье имя, что значит имя Эсфирь и каково его историческое происхождение.

Значение имени Эсфирь: звезда

Знать о том, какую имеет имя Эсфирь национальность (Эсфирь — имя какой национальности), важно, потому что именно через имя человек осознает себя самого, и любые его достоинства и недостатки неизбежно отражаются на части собственного «Я». В то же время, каждый народ имеет определенный список имен, ставших традиционными. Знание таких фактов, как происхождение имени Эсфирь, чье имя Эсфирь, еще до того, как наречь им ребенка, помогает повлиять на судьбу малыша с учетом национальных традиций.

Происхождение имени Эсфирь: персидское греческое библейское русское

Нумерология имени Эсфирь

Самые важные цифры для человека — те, которые зашифрованы в его имени, так называемые счастливые цифры. Нумерологи утверждают, что числовое значение имени Эсфирь приносит носителю удачу и счастье, помогает улучшить материальное состояние, снизить количество неудач и разочарований. Нужно лишь учитывать их в момент принятия решений.

Число имени: 22

Число сердца: 5

Число личности: 8

Число счастья: 4

Счастливые числа имени Эсфирь: 4, 13, 22, 31, 40, 49, 58, 67, 76, 85, 94, 103, 112

Счастливые дни месяца: 4, 13, 22, 31

Все о Вас по дате рождения

Значение букв имени Эсфирь

Не только каждое из имен влияет на судьбу и характер. Сильное влияние оказывает как происхождение имени Эсфирь, так и каждая отдельная буква, ее трактовка и значимость. Так, значение имени Эсфирь таково, что первая буква говорит о задаче, которую важно решить человеку в течение жизни. Последняя буква указывает на слабое место, которое необходимо оберегать и защищать.

  • э – поиск психологического равновесия, пронырливость, хорошее владение речью, любопытство
  • с – нервозность, подавленность, здравый смысл, угнетенность, властность, капризность
  • ф – умение приспосабливаться, нежность, оригинальность идей, способность приврать
  • и – впечатлительность, реализм, тонкая духовность, миролюбие
  • р – постоянное напряжение, эмоциональность, самоуверенность, догматичность
  • ь – способность к классификации, раскладыванию по полочкам

Талисманы имени Эсфирь

Человек имеет неразрывную связь с природным миром. В эту связь верили наши предки, и она продолжает незримо сохраняться в наши дни. Так, талисманы Эсфирь помогают сберечь энергию, защищают от неприятностей, придают сил в решающие моменты. Тотем наделяет своего владельца конкретными качествами, помогает раскрывать ранее неизвестные таланты и энергетические способности. Неслучайно тотемы и талисманы Эсфирь настолько востребованы в современном мире: они делают своего владельца сильнее.

Счастливое время года: Зима

Счастливые дни недели: Суббота и Вторник

Несчастливые дни недели: Понедельник и Четверг

Счастливый цвет: Зеленый

Растение-талисман: Береза

Камни-талисманы имнени Эсфирь: Перидот, Свинец, Оникс, Берилл, Рубин, Топаз, Малахит, Гагат, Обсидиан

Тотемное животное: Белый Гусь, Лебедь

Дерево: Береза

Совместимость имен

Астрология имени Эсфирь

Между управителем именоформы и планетой имеется очень тесная связь. Поэтому знать астрологическое влияние не менее важно, чем происхождение имени Эсфирь, какие имеет тотемы и талисманы Эсфирь, имя какой национальности Эсфирь и т.д.

Происхождение имени Эсфирь таково, что управляющей планетой является Сатурн и Уран. Эта планета наделяет носителя имени рядом преимуществ и недостатков.

Преимущества, которые получает имя Эсфирь от Сатурн и Уран: Трудолюбивы, практичны, дипломатичны, честны, ответственны, терпеливы

Недостатки, которыми наделяет Сатурн и Уран имя Эсфирь: Рабская покорность или, напротив, властность, консерватизм, расчетливость

Астрологический цвет имени: Желтый

Сторона света: Север

Астрологический камень: Горный Хрусталь, Кварц, Аквамарин

Олицетворяющее животное: Мангуст, Белый медведь

Также той или иной планете соответствует и имеет непосредственное влияние на судьбу каждая буква, из которой состоит имя Эсфирь (национальность Эсфирь, чье имя, в данном случае неважны). Если в именоформе присутствует несколько одинаковых букв, влияние соответствующей планеты усиливается во столько раз, сколько раз повторяется эта буква.

Доминирующая планета для Эсфирь:

Особое значение имени Эсфирь придается согласно планете, управляющей завершающей буквой. В ряде случаев, независимо от того, какую имеет имя Эсфирь национальность, что значит имя Эсфирь, чье имя, завершающая планета определяет продолжительность и особенности завершения жизни.

Последняя планета по имени: Уран

Планетарное число и значение имени Эсфирь

Читателям сайта aznaetelivy.ru, наверняка, будет интересно узнать, что за имя Эсфирь с точки зрения планетарных чисел. Значение имени Эсфирь, происхождение имени Эсфирь указывает на планетарное число 8. Управляет этим именем Уран.

Восьмерка как итоговое число имени включает мистерию свободного выбора. Такие имена предоставляют массу возможностей, притягивают действие счастливого случая в жизни, но испытывают на умение распознать свой шанс и вовремя сделать необходимый выбор. Они также требуют от человека умения быть достойным подарка судьбы, иначе можно все потерять. Ключевой планетой этих имен является Уран, планета новшеств, свободы и авантюр.

Зодиакальное и Сакральное число имени Эсфирь

Происхождение имени Эсфирь определяет Зодиакальное число 10, что соответствует знаку-зодиака Козерог.

Сакральным числом, которое определяет значение имени Эсфирь, является 10, что соответствует знаку-зодиака Козерог

У имени эсфирь совпадают ключевой и сакральный знак зодиака и поэтому их жизнь является более монолитной и цельной и подходит для людей с таким же монолитным гороскопом. В таком случае, такое имя создает в контактах с другими людьми поле благоприятное для раскрытия способностей и реализации имеющихся в судьбе возможностей. Козероги создают поле преодоления препятствий и достижения поставленных целей, требуют самосовершенствования и самодисциплины, связаны с профессионализмом и умением жертвовать второстепенным ради главного.

Редакция сайта aznaetelivy.ru постаралась собрать самую полную информацию, которая описывает происхождение имени Эсфирь, чье имя, что значит имя Эсфирь, имя какой национальности Эсфирь, талисманы Эсфирь… Используйте эту информацию правильно и вы обязательно почувствуете всю скрывающуюся в нем энергетику.

Эстер — царица Эсфирь

Эсте́р (אסתר, в русской традиции — Эсфирь) — главная героиня событий праздника Пурим. Книга, описывающая эти события, названа ее именем — Свиток Эстер (Мегилат Эстер).

Свиток Эстер является частью Писаний (Ктувим), входящих в число 24-х книг Танаха.

Интересно, что раньше под именем «Мегила» (свиток) понимался именно Свиток Эстер. Чтение Свитка Эстер — одна из основных заповедей Пурима.

Как Эстер попала во дворец

Эстер, чье первое имя было Адасса (от ивритского «адас» — мирт), на чужбине была прозвана этим персидским именем. Эстер-Адасса была родственницей и приёмной дочерью еврея Мордехая, жившего в Сузах (Шушан), столице Персидского царства.

Свиток повествует о том, что персидский царь Ахашверош (Артаксеркс) устроил пир для своих подданных. Согласно принятой хронологии, это было в 3395 г. (365 г. до н.э.)

Особый пир был устроен и для жителей столичного Шушана. Туда были приглашены и евреи (Мегилат Эстер 1:4-5). На этом особом пиру царь Ахашверош и царица Вашти облачались в храмовые одеяния еврейских первосвященников, вывезенные Невухаднецаром (Новохудоносором) из Иерусалима (Эстер раба 2:1, 3:9). Кроме того, по обычаю персов, для гостей пригласили множество блудниц.

Мордехай, бывший одним из глав еврейской общины, запретил евреям участвовать в празднестве. Но большая часть из них, чтобы не обидеть царя, все-таки решили придти на пир. Тогда на Небесном Суде был вынесен приговор, по которому евреи персидской империи подлежали уничтожению (Эстер раба 2:5, 7:14, Радаль и Эц Йосеф; Ялкут Шимони, Эстер 6, 1057).

Во время пира царь повздорил с Вашти и, казнив гордую царицу, решил выбрать новую.

Для этого царь повелел собрать тысячи красивых женщин.

Среди прочих во дворец была насильно взята Эстер, родственница Мордехая.

Девушка была сиротой, и Мордехай воспитал ее в своем доме, как дочь (Мегилат Эстер 2:2-8, Беур Агро).

Известно, что Эстер была тихая, скромная, но энергичная и горячо преданная своему народу женщина.

Как и сам Мордехай, Эстер происходила из рода первого израильского царя Шауля (Саула). Мордехай строго наказал ей не говорить во дворце царя о своем происхождении (там же 2:10, Раши).

«Случайное» стечение обстоятельств

Вскоре Мордехай случайно услышал у ворот дворца разговор двух стражников Ахашвероша: они замыслили заговор против царя. Мордехай сообщил об этом царю через Эстер, чем спас его жизнь (Мегилат Эстер 2:21-23).

Однако, как часто бывает, возвышение Эстер возбудило зависть и злобу у некоторых придворных.

Возвысившийся при дворе Аман — потомок амалекитян, стал главным визирем царя. Он был крайне высокомерен и деспотичен. Согласно приказу царя, все сановники должны были кланяться перед Аманом, но Мордехай отказался склоняться перед этим идолопоклонником.

Раздраженный Аман решил расправиться не только с Мордехаем, но и со всей еврейской общиной страны. Он добился согласия царя на издание указа об истреблении евреев.

Аман стал готовить массовое уничтожение народа: была уже даже выбрана конкретная дата для «конечного решения еврейского вопроса» и подготовлено дерево, на котором Аман мечтал повесить самого Мордехая.

Узнав об этом, Мардохей потребовал от Эстер, чтобы она заступилась перед царём за свой народ.

Для Эстер это могло означать не только потерю своего положения, но и жизни: согласно строгому придворному этикету, никто не мог являться к царю без приглашения.

По просьбе Эстер, все евреи Шушана постились в течение 3-х дней и поддержали ее своей молитвой (Мегилат Эстер 4:15-16, Тора тмима 18). Накануне встречи с царем постилась и сама Эстер.

Обычай поститься перед праздником Пурим сохранился и сейчас. Данный пост также носит имя Эстер (см. Пост Эстер).

Мужественная Эстер явилась к царю без приглашения и попросила его посетить приготовленный ею пир. Вместе с царем на пир был приглашен и Аман.

Перед пиром царю не спалось. Он велел читать ему царские летописи. Среди прочего ему прочли и о том, как иудей Мордехай раскрыл заговор против царя. Царь решил наградить Мордехая за его поступок.

Как раз в это время ко дворцу пришел Аман — он хотел просить у царя личного согласия на казнь Мордехая.

Ахашверош спросил Амана совета: «Что бы сделать человеку, которому царь желает оказать почет?»

Горделивый Аман подумал, что речь идет о нем самом, предложил облачить такого человека в царские одеяния и провезти по городу на царском коне. И тогда царь повелел ему выполнить эту почетную процедуру по отношению к Мордехаю (Мегилат Эстер 6:1-10).

Едва закончив эту миссию, Аман был тут же вызван на пир к царице Эстер.

На пиру Эстер призналась Ахашверошу, что она — еврейка, племянница Мордехая, и ее народу угрожает гибель. Она обвинила Амана. Царь разгневался и вышел из комнаты. Аман же припал к ее ногам, умоляя о пощаде.

В этот момент Ахашверош вернулся в покои, и, воспылав ревностью при виде такой картины, в гневе приказал повесить Амана — на том самом дереве, которое тот приготовил для Мордехая (Мегилат Эстер 7:1-10; Седер олам раба 29; Седер адорот).

В тот же день царь назначил Мордехая своим верховным визирем вместо Амана (Мегилат Эстер 8:1-2, 10:3).

По стране был разослан новый указ, дававший евреям право защищаться с оружием в руках и уничтожить тех, кто попытается на них напасть.

В 3406 г. /354 г. до н. э./, после смерти Ахашвероша, на престол был возведен его семилетний сын Дарий, который считался сыном Эстер (Раши, Эзра 4:24; Седер адорот; Седер адорот акацар с. 49). В тот период Мордехай даже чеканил свои монеты: на одной стороне их было написано его имя, а на второй — имя царицы Эстер

О значении Эстер в истории

Одна из отличительных черт Свитка Эстер — отсутствие в нем Имени Всевышнего. Некоторые толкователи видят в этом намек на чудо Пурима, данное неявным образом — путем его сокрытия за канвой объяснимых событий.

Само имя «Эстер» — однокоренное со словом «сетер» (скрывать, скрытое). Это намекает на «Эстер Паним» — «сокрытие Лица», то есть такую ситуацию, когда Б-г, кажется, лишил нас своего присутствия.

Но из истории Пурима мы видим, что в действительности Он продолжает руководить, находясь «в тени» и не привлекая внимания к Своему вмешательству.

Мордехай и Эстер жили уже в ту эпоху, когда прекратилось Пророчество (по сути, тогда эта эпоха началась и продолжается до сего времени).

В тяжелые времена еврейская девушка исполнила невероятную миссию. И хотя, на первый взгляд, все происходило как будто бы естественным образом, Дух Б-га неуловимо управлял действиями (5:1, Раши) из укрытия — в состоянии «Эстер Паним» — не посредством прямых указаний, как в пророческую эру, а более деликатными и тонкими путями.

Кроме этого, история Эстер научила еврейский народ посту и молитве — как нужно молиться вместе, всем народом, в дни опасности.

Читайте на толдот.ру: текст книги Эстер с по-русски

classic_art_ru


Рембрандт. Артаксеркс, Аман и Эсфирь
1660 г. Холст, масло. 73х94. ГМИИ им. А.С.Пушкина
Позвольте предложить вам два взгляда на эту картину:
один представлен ниже – это выдержка из книги ©Анатолия Вержбицкого «Творчество Рембрандта»
другой здесь – Жемчужина московского музея
«…Картина Государственного музея изобразительных искусств имени Александра Сергеевича Пушкина «Артаксеркс, Аман и Эсфирь», 1660-ый год, посвящена главному эпизоду легенды. Иудейка Эсфирь была взята в жены персидским царем Артаксерксом. Ее родственник и воспитатель Мардохей последовал за нею во дворец, не объявляя о своем родстве, и заслужил немилость царского любимца, визиря Амана, за свою непочтительность. Мардохею удалось предотвратить заговор против жизни царя, за что Артаксеркс приказал Аману воздать Мардохею царские почести. Это усилило ненависть Амана к иудейскому племени.
Картина Рембрандта – один из тех шедевров, в которых его искусство достигает своих высочайших вершин. Она сравнительно невелика – длина девяносто три, высота семьдесят один сантиметр. Сквозь полумрак мы различаем три человеческие полуфигуры; их сдержанность граничит с оцепенением. Восстановив содержание легенды и всматриваясь в пространство за изобразительной поверхностью картины, мы начинаем волноваться так, будто давно знаем этих людей и отвечаем за их судьбы. В слабо освещенном помещении, отделенные от нас круглым пиршественным столом, сидят, глубоко потрясенные только что происшедшим: слева, в профиль – царедворец Аман, в центре, лицом к зрителю – царь Артаксеркс и справа, в профиль – его жена Эсфирь.
Итак, пользуясь доверием всесильного персидского царя, жестокий и честолюбивый визирь задумал за его спиной и от его имени уничтожить всех иудеев. Все уже было подготовлено; но, рискуя жизнью (ибо никто без зова царя не смел вступать в его покои), пришла к Артаксерксу юная царица Эсфирь; пригласила его вместе с вероломным Аманом на пир и за пиршественным столом смело обвинила визиря в коварных замыслах, направленных против ее народа. Этот исторически недостоверный рассказ об иудейке Эсфири, защитившей свой народ от гибели, был воспринят Рембрандтом как победа правды и справедливости над коварством и злом. Художник запечатлел момент молчания персонажей, но это молчание – затишье перед бурей. Никто из участников сцены не смотрит друг на друга, и никто не замечает зрителя. Участники совершающегося на наших глазах психологического поединка охвачены той внезапной пассивностью, которая неминуемо наступает у человека вслед за тяжким известием. Бездействие героев скрывает напряженную интенсивность их душевного состояния.
В этой сложной психологической ситуации – решении судьбы человека – каждый из присутствующих испытывает глубокие, но различные чувства. Выбирая для изображения драматический момент обличения, Рембрандт строит свою картину на контрасте двух образов – уверенной в правоте своего дела вдохновенной Эсфири и застигнутого врасплох, затаившего злобу, но уже бессильного и обреченного Амана. Таинственный, клубящийся вокруг героев и за ними коричнево-черный полумрак, скрывающий аксессуары покоев царского дворца, сгущается в левой части картины, вокруг зловещей, но поникшей на наших глазах фигуры преступника.
Ослепительным, загадочным, золотым светом озарена лишь грациозная фигура изображенной в профиль молодой царственной женщины. Она словно вписана в равносторонний треугольник справа от зрителя, вершину которого образует роскошный, высокий головной убор из чистого золота, унизанный жемчужными цепочками. Она окончила свою речь. Мы догадываемся об этом по характерному жесту ее еще приподнятых рук, уже коснувшихся локтями края стола и опускающихся на его поверхность. В ее сцепленных нежных пальцах, выступающих из широких рукавов роскошного светлого платья, тоже унизанного цепочками из золота и драгоценных камней, еще живет последний проблеск движения – руки, как всегда, дольше всего живут у Рембрандта. Эсфирь еще целиком находится во власти пережитого; поэтому, смотря на нее, нам не нужно знать смысл ее слов. Ей было мучительно трудно произнести обличительную речь; она взволнована своим поступком, как никто другой, и трепетно ждет царского приговора.
Образ этой хрупкой, но героической молодой женщины, осмелившейся открыто выступить против всесильного визиря, которого ненавидела и страшилась вся страна, занимает особое место в ряду лучших женских образов Рембрандта. Содеянное ею художник воспринимает как естественный порыв души, исполненный чистоты помыслов и высшего благородства. Вместе с тем внешне облик Эсфири полон поэтического обаяния молодости, женственности и прелести, что так редко бывает у позднего Рембрандта.
Мы видим ее слегка наклонившееся лицо в профиль, нежное, хорошенькое, милое, написанное какой-то особенной, тающей светотенью лицо с неподвижным, словно говорящим взором печальных красивых глаз, с полуоткрытым ртом. Красота Эсфири подчеркнута пышным нарядом, золотыми серьгами, драгоценным жемчужным ожерельем, сказочным головным убором, не скрывающим золотые пряди волос. Плавный контур мягко очерчивает формы чудно округленных плеч, невысокой девичьей груди, изящных рук, и на спине переходит в стремительную, ниспадающую вправо до середины края картины, размытую верхнюю линию ее мерцающей золотой мантии, придающей осанке восседающей царицы горделивую уверенность.
Но все это восточное великолепие, мерцающее и сияющее, все это женское очарование оказываются лишенными собственно материальности. Живописная светоносная палитра у Рембрандта кажется подчиненной духовному началу, оказывается до предела насыщенной трепетной остротой человеческих эмоций. Ломкая венценосная фигура Эсфири, озаренная ярким лучом света, идущим от зрителя, блеск драгоценностей, горячий розово-красный цвет ее платья и пышная, вся в золотых блестках, мантия, разрывая тьму, звучат как символ победы.
Цвет и свет слились в женской фигуре воедино, обрели наибольшую силу и звучность. В трепетном движении мелких корпусных, то есть плотных и непрозрачных мазков, моделирующих складки на широких рукавах, головном уборе и мантии, в сложной игре светотени, как бы раскрывается внутренняя напряженная жизнь, которой охвачена молодая женщина. Но в жесте ее рук, в скромно опущенном взоре, склонившейся, но уже вновь приподнимающейся голове, мы читаем не только волнение, но и осознание выполненного долга. Выпрямляясь, Эсфирь, кажется, обретает не только царское величие, но и не присущую женщинам силу.
Ближе всех к Эсфири находится величественный Артаксеркс, от которого зависит исход событий. Громадная фигура владыки персидской державы, в золоченой мантии, сверкающей фантастическими переливами и бликами от падающего откуда-то сверху и слева яркого света, отодвинута от нас в глубину. Коричневые тона сменяются фисташковыми (зеленоватыми), оливковыми (то есть желто-зелеными с коричневатым оттенком), серо-голубыми. Своей золотой короной, надетой поверх тюрбана, он возвышается почти до верхнего края картины, тем самым представляясь реальной защитой своей любимой жены и ее народа. Не случайно величавый царь и беззащитная царица образуют общую группу.
Артаксеркс задумался над только что услышанным. Сдерживая яростную вспышку, он жестко сомкнул губы и властно сжал сверкающий золотом царский скипетр в правой руке, словно указывая им на Эсфирь и одновременно локтем той же руки как бы отстраняя Амана. Глаза повелителя затуманились скорбью, душевной болью разочарования в друге. С величайшей трудностью он преодолевает в себе воспоминания и чувство жалости, чтобы принять единственное справедливое решение – покарать Амана смертью. Особенно психологически точно раскрыт образ Амана. Он сидит в профиль к нам слева, у самого края стола, обреченный, одинокий, весь сжавшись и как бы внутренне обливаясь холодом и страхом. Визирь затаился, но оцепенелая поза выдает его состояние – он понял, что обречен. Правая рука, облокотившаяся о стол, обессилев, еще сжимает ножку широкой чаши с вином, которая сейчас, уже не сдерживаемая одеревенелыми пальцами, упадет вниз и покатится по коврам. Тревожно звучит кроваво-красный цвет плаща, своим глухим горением соответствуя безнадежности и отчаянию Амана. Голова его низко опущена – характерный профиль приговоренного к отсечению головы человека Рембрандт когда-то подсмотрел в одной из иранских миниатюр своей коллекции. Свет померк в глазах этого человека.
Образ Амана сложен. Высокая гуманность рембрандтовского отношения ко всем без исключения людям заставляет верить в Амана не столько злодея, сколько глубоко страдающего человека, испытывать к нему снисхождение и даже сочувствие. Еще час назад этот уверенный, смелый, еще молодой и внешне красивый человек был на вершине власти, безнаказанности и почета. Как бы маскируя будущую внутреннюю драму, оба главных героя – и царедворец Аман и царица Эсфирь, обращенные лицами друг к другу, держат глаза опущенными вниз.

Одно сопоставление Эсфири и Амана показывает, на чьей стороне правда, а теперь и сила, и приговор Артаксеркса кажется предрешенным. Расстояние, отделяющее Амана от царя, кажется огромным; его трагическая фигура темна и бесплотна, как темны и бесплотны его мысли – он понимает, что Атраксеркс его уничтожит.
Рембрандт избегает сильной мимической выразительности; лица неподвижны, в то время как позы и жесты оказываются красноречивей мимики. Но, пожалуй, еще большую роль в обрисовке действующих лиц, в показе драматического конфликта играет эмоциональная среда: окружающая этих людей сгущенная трагическая атмосфера полна предгрозового напряжения.
Краски картины рдеют, как угли под пеплом. Эмоциональная заряженность колорита здесь такова, что красочные оттенки воспринимаются как оттенки чувства. Красочный слой кажется живой и переливающейся драгоценной массой. Воодушевление Эсфири и зловещая затаенность Амана выражены уже в цветовой характеристике этих образов: излучающей свет Эсфири (ее красочный лейтмотив – словно горящий изнутри розово-красный тон платья и сверкающее золото мантии) противопоставлен как бы окутанный зловещим облаком Аман, фигура которого едва выступает из мрака (лейтмотив Амана – сгущенный темно-красный, багровый тон). В то же время мы видим, что на каждом квадратном сантиметре холста идет изменение тончайших полутонов.
Сколько бы раз мы ни возвращались к картине, наш глаз будет получать все больше и больше ощущений от изменяющегося цвета. И этот изменяющийся тончайшими промежуточными тонами цвет и создает окончательно ту глубину человеческих переживаний, которыми наполнена картина. Устремленный влево от нас взгляд Артаксеркса, опущенные взоры Амана и Эсфири, движения их рук лишь развивают и уточняют мысль художника.
Свет в этой картине распространяется не только по законам линейно-перспективного правдоподобия, но и по законам, созданным художником. В самом деле, посмотрите: ведь, судя по всему, должен быть лишь один источник освещения, но свет падает на Артаксеркса с разных сторон. Артаксеркс освещен слева сверху, а свет, падающий на Эсфирь, идет прямо от зрителя. Но он не попадает на царя, значит, это – луч. Однако зрителя это не смущает. Он продолжает верить в правду картины. Или другая особенность: большое освещенное пятно, объединяющее фигуры Эсфири и Артаксеркса, сдвинуто несколько вправо и уравновешено точно найденным небольшим пятнышком света на шее и плече Амана, слева.
В большом светлом пятне царской четы выделяется сжимаемый правой рукой Артаксеркса золотой скипетр. Эта косая полоска на изобразительной поверхности кажется раскаленным металлом, а украшения на нем – жидкими каплями расплавленной и сверкающей массы. От скипетра, так же, как и от пальцев Эсфири, идет золотое сияние, озаряющее одежды царя, которые, освещаясь еще и слева сверху, бросают на все свой тяжелый и вязкий свет. Если изображаемые люди материально неощутимы, то поразительна материальная ощутимость, можно сказать, весомость этого золотого сияния, местами приобретающего красноватые, коричневатые, оливковые оттенки. Поразительна и свобода обращения с краской, которая как будто набухает, плавится, течет вместе со светом. Но именно эта свобода, подвижность краски делает ее чисто духовным фактором, непосредственным воплощением чувства. Густое, золотое сияние скипетра, задрожавшего в руке Артаксеркса, оттеняет гаснущее холодное свечение чаши, бессильно опущенной на стол Аманом, внезапно потерявшим свою былую безграничную силу.
Так у Рембрандта духовная энергия неодушевленного предмета непосредственно переходит в излучение, в среду. И нет места в пространстве за изобразительной поверхностью картины, где не шла бы борьба страстей, где бы не вспыхивали и не гасли надежды, устремления, порывы, вспышки зла и добра…»
Отсюда:

Библия, изложенная для семейного чтения. Книга Есфири

Есфирь перед Артаксерксом

Во дни Персидского царя Артаксеркса, царствовавшего «над ста двадцатью семью областями от Индии и до Ефиопии», жил в Сузах, столичном городе Персии, иудеянин именем Мардохей, из колена Вениаминова. Он был из рода тех пленников, которых переселил из Иерусалима вместе с Иехонией, царем Иудейским, Навуходоносор, царь Вавилонский, но которые не воспользовались разрешением, данным иудеям Киром, царем Персидским, возвратиться в свое отечество, и находился на службе при дворце царя Артаксеркса.

«В третий год своего царствования Артаксеркс сделал пир для всех князей своих и для служащих при нем, для главных начальников войска Персидского и Мидийского и для правителей областей своих, показывая великое богатство царства своего и отличный блеск величия своего в течение многих дней, ста восьмидесяти дней. По окончании сих дней, сделал царь для народа своего, находившегося в Сузах, от большого до малого, пир семидневный на садовом дворе дома царского. И царица Астинь сделала также пир для женщин в царском доме царя Артаксеркса.

В седьмой день, когда развеселилось сердце царя от вина, он сказал семи евнухам, служившим пред лицем его, чтобы они привели царицу Астинь пред лице царя в венце царском для того, чтобы показать народам и князьям красоту ее; потому что она была очень красива. Но царица Астинь не захотела прийти по приказанию царя, объявленному чрез евнухов.

И разгневался царь сильно, и ярость его загорелась в нем. И призвал царь на совет мудрецов, знающих прежние времена — ибо дела царя делались пред всеми, знающими закон и права, и в присутствии приближенных своих и знатнейших спросил их, — как поступить по закону с царицею Астинь за то, что она не сделала по слову царя Артаксеркса, объявленному чрез евнухов?

И сказал Мемухан пред лицем царя и князей: если благоугодно царю, пусть выйдет от него царское постановление и впишется в законы Персидские и Мидийские и не отменяется, о том, что Астинь не будет входить пред лице царя Артаксеркса, а царское достоинство ее царь передаст другой, которая лучше ее. Когда услышат о сем постановлении царя, которое разойдется по всему царству его, как оно ни велико, тогда все жены будут почитать мужей своих, от большого до малого. И угодно было слово сие в глазах царя и князей; и сделал царь по слову Мемухана — разослал во все области царя письма, чтобы всякий муж был господином в доме своем, и чтобы это было объявлено каждому на природном языке его».

Таким образом решено было избрание новой царицы. В числе девиц, собранных на смотр царя, была и одна иудеянка, именем Гадасса, она же Есфирь, сирота, родственница Мардохея, которую он приютил у себя и воспитывал вместо дочери, но «не сказывала Есфирь ни о народе своем, ни о родстве своем, потому что Мардохей дал ей приказание, чтобы она не сказывала».

«И приобрела Есфирь расположение к себе в глазах всех, видевших ее. И взята была Есфирь к царю Артаксерксу. И полюбил царь Есфирь, и возложил царский венец на голову ее и сделал ее царицею на место Астинь». Она же продолжала умалчивать о родстве своем и о народе своем, как приказал ей Мардохей, которого слушалась она «и теперь так же, как тогда, когда была у него на воспитании». А Мардохей продолжал служить при царском дворце. И вот однажды, когда он сидел у царских ворот, услышал он разговор между двумя царскими евнухами Гавафою и Фаррою, из которого узнал, что они замыслили наложить руку на царя Артаксеркса.

«Мардохей сообщил об этом царице Есфири, а Есфирь сказала царю от имени Мардохея. Дело было исследовано и найдено верным, и обоих евнухов повесили на дереве. И было вписано о благодеянии Мардохея в книгу дневных записей у царя».

В это время пользовался особенным благоволением Артаксеркса царедворец его Аман, сын Амадафа, Вугеянина, и вознес его царь на такую высоту, что «все служащие при царе, которые были у царских ворот, по приказанию царя кланялись и падали ниц пред Аманом. А Мардохей не кланялся и не падал ниц».

Это привело в великое негодование Амана, и он, задумав отомстить Мардохею, сказал однажды царю Артаксерксу: «Есть один народ, разбросанный и рассеянный между народами по всем областям царства твоего; и законы их отличны от законов всех народов, и законов царя они не выполняют; и царю не следует так оставлять их. Если царю благоугодно, то пусть предписано будет истребить их, и десять тысяч талантов серебра я отвешу в руки приставников, чтобы внести в казну царскую».

«Тогда снял царь перстень свой с руки своей и отдал его Аману, чтобы скрепить указ против Иудеев. И сказал царь Аману: отдаю тебе это серебро и народ; поступи с ним, как тебе угодно».

Не замедлил Аман исполнить задуманное им.

Быстро отправились гонцы во все области царя с царским повелением «убить, погубить и истребить всех иудеев, малого и старого, детей и женщин в один день, в тринадцатый день двенадцатого месяца Адара, и имение их разграбить».

«Когда Мардохей узнал все, что делалось, разодрал одежды свои и возложил на себя вретище и пепел, и вышел на средину города и взывал с воплем великим и горьким: истребляется народ ни в чем не повинный!»

В горести своей Мардохей обратился к Есфири, доставил ей список с царского указа об истреблении евреев и молил ее ходатайствовать перед царем о спасении своего родного народа. Но царица поручила ответить ему, что нет у нее в настоящую минуту доступа к царю, так как по закону казнится смертью всякий, кто войдет к царю во внутренний двор, не быв позван, а что она не звана к царю вот уже тридцать дней.

Мардохей же на это велел передать Есфири:

«Если ты промолчишь в это время, то свобода и избавление придет для Иудеев из другого места, а ты и дом отца твоего погибнете. И кто знает, не для такого ли времени ты и достигла достоинства царского?»

И склонилась Есфирь на увещания своего родного воспитателя и решилась действовать в пользу своих единоверных, хотя бы пришлось ей ради того пожертвовать даже жизнью своей.

«Пойди, собери всех Иудеев, находящихся в Сузах, — сказала она Мардохею, — и поститесь ради меня, и не ешьте и не пейте три дня, ни днем, ни ночью, и я с служанками моими буду также поститься и потом пойду к царю, хотя это против закона, и если погибнуть — погибну».

«И пошел Мардохей и сделал, как приказала ему Есфирь. И молился он Господу, воспоминая все дела Господни» и моля Его умилосердиться над наследием Его и не погубить уст, прославляющих Его.

«И царица Есфирь прибегла к Господу, объятая смертною горестью, и, сняв одежды славы своей, облеклась в одежды скорби и сетования, и молилась, говоря: Господи мой! Ты один Царь наш; помоги мне, одинокой и не имеющей помощника, кроме Тебя; ибо беда моя близ меня. Не предай, Господи, скипетра Твоего богам несуществующим, и пусть не радуются падению нашему, но обрати замысел их на них самих: наветника же против нас предай позору. Яви Себя нам во время скорби нашей и дай мне мужество. Даруй устам моим слово благоприятное пред этим львом и исполни сердце его ненавистью к преследующему нас, на погибель ему и единомышленникам его.

Ты знаешь, что я гнушаюсь знака гордости моей, который бывает на голове моей во дни появления моего, и не ношу его во дни уединения моего. Не веселилась раба Твоя со дня перемены судьбы моей доныне, кроме как о Тебе, Господи Боже Авраамов. Боже, имеющий силу над всеми! услышь голос безнадежных, и спаси нас от руки злоумышляющих, и избавь меня от страха моего!»

На третий день Есфирь, одевшись по-царски, во всем блеске красоты своей, с лицом радостным, как бы исполненным любви, хотя сердце ее стеснено было от великого страха, в сопровождении двух служанок пришла и «стала на внутреннем дворе царского дома, перед домом царя; царь же сидел тогда на престоле своем, прямо против входа в дом, облеченный во все одеяние величия своего, и был весьма страшен».

«Когда же царь увидел царицу Есфирь, стоящую на дворе, она нашла милость в глазах его, однако же он взглянул на нее с сильным гневом; и царица упала духом», лишилась сил и склонилась на голову служанки, сопровождающей ее. «И изменил Бог дух царя на кротость, и поспешно встал он с престола своего и принял царицу в объятия свои, пока она не пришла в себя. Потом утешил ее ласковыми словами, сказав ей: что тебе Есфирь? Я — брат твой; ободрись, не умрешь, ибо наше владычество общее; подойди. Какая просьба твоя? Даже до полуцарства будет дано тебе».

«Ныне у меня день праздничный, — отвечала царю ободрившаяся Есфирь, — и если царю благоугодно, то пусть придет царь с Аманом сегодня на пир, который я приготовила ему».

И по слову Есфири «пришел царь с Аманом на пир, который она приготовила ему. И сказал царь Есфири при питье вина: какое желание твое? Оно будет удовлетворено; и какая просьба твоя? хотя бы до полуцарства, она будет исполнена».

«Вот мое желание и моя просьба, — отозвалась Есфирь, — если я нашла благоволение в очах царя, то пусть царь с Аманом придет еще завтра на пир, который я приготовлю для них, и завтра я исполню слово царя».

С благоволением отнесся царь и к этой просьбе Есфири. Польщенный приглашением царицы, Аман в веселом расположении духа возвращался к себе домой, но, встретив у ворот Мардохея, который по-прежнему не встал перед ним и не поклонился ему, он пришел в сильное негодование.

— Сам царь возвеличил меня над всеми, — говорил он домашним своим, — и царица почтила меня, не позвав на свой пир никого, кроме меня, «но всего этого не довольно для меня, доколе я вижу Мардохея Иудеянина сидящим у ворот царских».

— Что ж, «пусть приготовят дерево вышиною в пятьдесят локтей, и утром скажи царю, чтобы повесили Мардохея на нем, и тогда весело иди на пир с царем», — посоветовали Аману жена его и прочие родные. И успокоился он их словами и распорядился приготовить дерево.

Между тем в ту ночь не спалось царю, «и он велел слуге принести памятную книгу дневных записей; и читали их пред царем, и найдено записанным там, как донес Мардохей на Гавафу и Фарру, двух евнухов царских, которые замышляли наложить руку на царя Артаксеркса. И сказал царь: какая дана почесть и отличие Мардохею за это? И сказали отроки царя, служившие при нем: ничего не сделано ему».

В это время явился Аман и с разрешения царя вошел к нему. «И сказал ему царь: что сделать бы тому человеку, которого царь хочет отличить почестью?» Аман, подумав, что это намерение царя может относиться только к нему, отвечал царю: «Тому человеку, которого царь хочет отличить почестью, пусть принесут одеяние царское, в которое одевается царь, и приведут коня, на котором ездит царь, возложат царский венец на главу его, и пусть подадут одеяние и коня в руки одному из первых князей царских, и выведут его на коне на городскую площадь, и провозгласят пред ним: так делается тому человеку, которого царь хочет отличить почестью!»

«И сказал царь Аману: хорошо ты сказал; тотчас же возьми одеяние и коня, как ты сказал, и сделай это Мардохею Иудеянину, сидящему у царских ворот; ничего не опусти из всего, что ты говорил».

И принужден был Аман исполнить повеление царя.

Когда же после того с сокрушенным сердцем возвратился он в дом свой и рассказал близким своим о случившемся с ним, то опечалился еще больше, когда они сказали ему: «Если из племени Иудеев Мардохей, из-за которого ты начал падать, то не пересилишь его, а наверно падешь пред ним, ибо с ним Бог живый». В это время пришли царские евнухи и стали торопить Амана идти на пир к царице.

Во время пира снова царь сказал Есфири: «Какое желание твое, царица Есфирь? оно будет удовлетворено; и какая просьба твоя? хотя бы до полуцарства, она будет исполнена».

И отвечала ему Есфирь:

«Если я нашла благоволение в очах твоих, царь, и если царю будет благоугодно, то да будут дарованы мне жизнь моя, по желанию моему, и народ мой, по просьбе моей!» Ибо вот мы, по указу твоему, осуждены на истребление.

«Кто это такой, и где тот, который отважился в сердце своем сделать так?» — спросил царь.

«Враг и неприятель — этот злобный Аман!» — отвечала царица, и затрепетал Аман, услышав эти слова.

«Царь же встал во гневе своем с пира и пошел в сад при дворце»; возвратясь же оттуда, увидел Амана, преклоненного перед Есфирью и умоляющего ее о жизни своей. Видя это, он пришел еще в большее негодование и велел увести Амана с покрытой головой, как преступника.

Когда же при этом один из евнухов сообщил царю, что «вот и дерево, которое приготовил Аман для Мардохея, говорившего доброе для царя, стоит у дома Амана, вышиною в пятьдесят локтей», то сказал царь, что пусть повесят на нем самого Амана.

«И повесили Амана на дереве, которое он приготовил для Мардохея. И гнев царя утих».

В тот же день отдал царь Есфири дом Амана и, узнав от Есфири о родстве ее с Мардохеем и что он для нее, приблизил его к себе и возвысил его, «и снял царь перстень свой, который он отнял у Амана, и отдал его Мардохею».

Есфирь же продолжала умолять царя отменить жестокий указ против иудеев, составленный Аманом, но так как нельзя было отменить указа, подписанного царским именем, то Артаксеркс разрешил Мардохею написать другой указ от царского имени и скрепить его царским перстнем — «о том, что царь позволяет Иудеям собраться и стать на защиту жизни своей, истребить, убить и погубить всех сильных в народе и в области, которые во вражде с ними, детей и жен, и имение их разграбить».

Так и было исполнено в самый день, назначенный для истребления иудеев, в тринадцатый день двенадцатого месяца, то есть месяца Адара. Собрались иудеи во всеоружии и «взяли власть над врагами своими, — и никто не мог устоять пред лицем их, потому что страх пред ними напал на все народы». Были преданы смерти и десять сыновей Амана.

После того успокоились иудеи, и было тогда у них «освещение и радость, и веселье, и торжество», в воспоминание о котором был установлен праздник, называемый Пурим (от слова «пур» — жребий), на вечные времена в дни четырнадцатый и пятнадцатый месяца Адара.