Епископ стефан тихорецкий

О приходской жизни

«Русская народная линия» в рамках цикла «Слово архипастыря» готовит интервью с правящими архиереями Русской Православной Церкви. На наши вопросы уже ответили Предстоятель РПЦЗ митрополит Иларион, митрополит Минский Филарет, митрополит Владивостокский Вениамин, архиепископ Южно-Сахалинский Тихон, епископ Кронштадтский Назарий и другие. Сегодня представляем вниманию читателей беседу с епископом Тихорецким и Кореновским Стефаном (Кавтарашвили). Интервью взял специально для «Русской народной линии» священник Антоний Скрынников.

***

Владыка, благословите! В последнее время в церковных средствах массовой информации, в лекциях и проповедях духовенства мы слышим о приходской миссии. Как бы Вы охарактеризовали это явление, в чем должна заключаться приходская миссия?

Это значит, что жизнь каждого члена прихода должна быть заметна за оградой храма. В свою очередь, это предполагает активную христианскую позицию духовенства и прихожан в социальной, культурной, семейной и общественной жизни. Мы не имеем права скрывать свои убеждения и ценности внутри себя и тем более стыдиться их.

Один из известных православных священников начала ХХ века протоиерей Сергий Булгаков в своей книге «Православие» писал: «Православие не доказывается, оно показывается». Значит, и нам надлежит показывать красоту православного образа жизни, а это, в свою очередь, предполагает, что сначала нужно научиться самим жить по-христиански. Именно самим жить, а не требовать этого от других. Господь говорит нам в Священном Писании: «Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф. 5:16).

Приходская миссия начинается с открытия прихода. Прежде чем поднимать вопрос о регистрации прихода и строительстве нового храма, необходимо проводить работу с населением, организовывать пастырские встречи и катехизические беседы, которые помогут людям подготовиться к изменению образа жизни и мышления. Большого труда требует объяснение людям того, что принятие крещения предполагает не получение земных благ и не решение личных проблем, как многие думают, а бескорыстное следование за Христом. Двигателем этого следования является наша ответная любовь и благодарность Богу за Его любовь к нам: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16). Ношение креста, устройство домашнего иконостаса, посещение храма, соблюдение постов, паломнические поездки, наличие Библии — это еще не христианство. Это только средства, с помощью которых человек может стать христианином, а может так и не стать. Образно говоря, наличие дома самой современной аптечки и регулярное посещение поликлиники никогда не дадут должного эффекта, если не беречь свое здоровье, игнорировать рекомендации врача и отказываться от принятия необходимых лекарств.

Если поступить иначе — открыть сначала храм, то люди придут на одну-две службы, поймут, что им ничего не понятно в богослужении, и — разойдутся. А потом их вовлечь в приходскую жизнь будет очень затруднительно.

Когда на меня было возложено послушание благочинного Тихорецкого округа, то мне приходилось открывать приходы на периферии, и мы начинали именно с организации воскресной школы для взрослых. Людям нравилось, что можно пообщаться со священнослужителем, задать свои вопросы. И они приходили. Темы бесед были самые разные: о церковных таинствах, о христианской жизни, о взаимоотношениях друг с другом. Так, в одном из приходов мы объявили, что будем изучать Библию. Всем эта идея понравилась, особенно интеллигенции. Были сформированы две группы по 15 человек. Прошло три года, группы разрослись: женская насчитывает около 40 человек, мужская — 30.

Пользу от такой формы работы получают не только прихожане, но и сами священники, которым приходится должным образом готовиться к беседам, регулярно перечитывать Священное Писание, его толкования, знакомиться с последними научными открытиями в области библеистики, церковной археологии и других наук. Многие слушатели потом признавались мне, что несколько раз в своей жизни пытались читать Священное Писание, но быстро откладывали его в сторону, так как им были непонятны какие-то моменты, связанные с архаичностью терминов, национально-бытовыми особенностями Израиля того периода.

Такая практика работы с людьми требует много личного времени, но она дает свои плоды. Те приходы, которые начинались с общения, оказались крепкими. Там есть сплоченные общины верующих, люди ведут осознанный церковный образ жизни и понимают, зачем им нужен храм.

Владыка, Вы говорили о беседах, которые в том числе проводите лично, посещая приходы. Изменился ли характер вопросов прихожан, если сравнивать с девяностыми годами, когда после десятилетий господствующего атеизма людей интересовали самые простые церковно-бытовые вопросы: как правильно креститься и куда поставить свечечку?

Позвольте напомнить известную народную мудрость: «Каков поп, таков и приход». Это касается и духовного состояния, и дисциплины, и материального достатка, и интересов, а соответственно и вопросов. Есть общины, где благочестивые священники служат по церковному уставу, совершают все требы, но при этом не обращают никакого внимания на духовное просвещение своей паствы. Там и вопросы больше касаются внешней обрядовости, а не церковного учения, догматов или Священного Писания.

В прошлом году в Москве прошел V Общецерковный съезд епархиальных миссионеров Русской Православной Церкви. На нем в том числе обсуждали вопросы общих принципов приходской миссии. На Ваш взгляд, возможны ли и есть ли такие универсальные принципы, учитывая, что зачастую специфика приходов может сильно разниться от региона к региону? Допустим, на Дальнем Востоке — одна ситуация, в Астрахани — совсем иная…

Различаться могут экономические, национальные, образовательные и другие показатели. Базовые понятия христианства — такие как «возлюби ближнего своего, как самого себя» или: «не делай другому того, чего не хочешь, чтобы сделали тебе», и принцип их донесения до людей есть только один — жить по этим заповедям, а не только говорить об этом.

Несомненно, что проповедь слова Божия является основной заботой пастыря, но, тем не менее, сегодня есть очень большая опасность увлечься богомудрием и риторикой и при этом потерять дух и вкус православного образа жизни.

Есть еще одно современное искушение для пастырей — попытка употребления в проповеди различных форм давления. Но нам нельзя забывать о том, что нельзя заставить любить. Любовь можно только заслужить!

Общие же принципы и виды проповеди, конечно, существуют. К примеру, нам нужно усерднее работать с молодежью на ее площадках — в социальных сетях, актуализировать наше учение, доносить его простым, понятным языком и способом.

Так, например, мы уже в течение нескольких лет практикуем встречи духовенства с трудовыми коллективами, с молодоженами в загсе и посылаем на них наиболее подготовленных пастырей. К сожалению таковых не так много, как этого требует время.

В преамбуле итогового документа съезда сказано, что «развитие приходской миссии является важнейшей задачей миссионера в современном мире». Не противопоставляется ли таким образом задача миссии внутри прихода — миссии вне его рамок? Ведь если мы обратимся к Новому Завету, то увидим, что большую часть сил апостолы отдавали проповеди среди язычников, внешних людей, хотя, безусловно, периодически навещали и ранее созданные общины, наставляли и укрепляли их в вере.

Здесь нет никакого противопоставления. Работа внутри прихода — это тоже миссионерство, а каждый прихожанин должен быть миссионером. В храмах в течение года, особенно по большим праздникам, появляется много так называемых «захожан», и наша задача — воспользоваться этим, может быть единственным, шансом, чтобы обратиться к людям, показать им красоту и жизненную силу православия.

Владыка, по Вашему мнению, насколько востребованным сегодня может быть опыт приходской миссии в дореволюционной России? Можно ли в XXI веке применять те наработки, которые использовались, к примеру, в XVIII-XIX веках?

Всякий опыт хорош и может быть использован, если его применять с учетом существующей исторической и иной реальности. Даже отрицательный опыт приносит плоды — он позволяет в будущем избежать ошибок. Безусловно, ценный опыт миссионерской работы был наработан до революции. Мы можем использовать, например, опыт святителя Николая (Касаткина), обратившего в православие многих японцев. Он смог найти ту форму миссии, те слова, которые тронули сердца представителей этого народа. Можно вспомнить обращение в православие алеутов и других народов. Это потрясающий опыт, когда люди совсем другой культуры, мировоззрения, уклада жизни принимали христианство. А разве можно без внимания отнестись к трудам митрополита Сурожского Антония (Блюма), митрополита Киевского Владимира (Сабодана)? А труды нынешнего Святейшего Патриарха Кирилла, которые начались еще задолго до политики перестройки в весьма сложных реалиях советской жизни и явили собой пример усердного несения миссионерского подвига и служения?..

Владыка, Вы много лет были приходским священником, благочинным. Возглавив епархию, транслировали ли Вы свой личный опыт приходского священника на приходы епархии? Если да, то в чем он заключается и насколько сложно распространять опыт одного прихода на несколько?

Своим опытом делюсь. Заключается он в доступности священника, когда батюшка не только совершает богослужения, но и активно занимается внебогослужебной деятельностью, то есть общается с людьми и отвечает на их вопросы.

Бывает, священник мне говорит, что сделать то или иное невозможно, но мне как бывшему приходскому настоятелю вполне очевидно, что батюшка просто не хочет тратить время и силы. Приходится по-отечески вразумлять. При этом стараюсь не забывать о том, что епископское служение предполагает уважительное отношение к духовенству, понимание того, что у каждого священнослужителя есть и свои немощи, и свои дарования.

Владыка, не кажется ли Вам, что на многих приходах сложилась странная практика, когда большая часть верующих людей, посещающих тот или иной храм, не ассоциируют себя с его жизнью? Они регулярно приходят на службы, участвуют в таинствах, но при этом им совершенно безразлично, чем и как живет храм, какие у общины проблемы, нужды и так далее…

К сожалению, такое явление имеет место. Опять возвращаюсь к ранее сказанному: нужно работать с людьми, чтобы, придя в храм, они остались в нем навсегда и влились в общину. Они должны начать чувствовать себя частью Церкви. Стараюсь напоминать людям, что Церковь — это не кто-то и где-то, а все мы и здесь.

В 2010 году Архиерейское совещание постановило, что на каждом приходе, где есть такая возможность, настоятелям следует иметь помощника на должности педагога-катехизатора. Есть ли какой-то результат от принятого решения, если оценивать в рамках вашей епархии?

На мой взгляд, для разговора о результатах нужно еще какое-то время, более продолжительное, чтобы можно было проанализировать ситуацию до и после. Однако это, несомненно, очень важный и своевременный посыл Святейшего Патриарха Кирилла — дать возможность мирянам реализовать себя внутри храма. Приходы, где есть финансовая возможность, должны иметь таких работников в храме. Плоды все равно будут, люди трудятся, и их слово и послушание не останутся напрасными. Это большая помощь священнику, позволяющая ему перераспределять свои силы и экономить время.

Каким должен быть социальный, интеллектуальный и образовательный уровень приходского миссионера и каковы его функции?

Приходской миссионер или катехизатор — это не функционер и не аппаратный работник. Самыми лучшими миссионерами в истории Церкви были те люди, которые являлись христианами не по названию, а по своей жизни. Они могли быть и безмолвными проповедниками, являя собой добрый образ Христа.

Можно вспомнить выдающегося миссионера — святителя Иннокентия (Вениаминова), чьи проповеди захватывали дух. Но люди тянулись к нему не только из-за его грамотности, но прежде всего видя его безукоризненное житие.

Приходской миссионер должен иметь не только соответствующее образование, но и личный опыт церковной жизни, опыт молитвы, которым он может поделиться с пришедшими в храм людьми. Если же в человеке нет внутреннего стержня благочестия, горения, то даже если он будет говорить красивые, умные и правильные слова, люди его послушают, но после лекции пойдут своим путем.

Кубань полна православных храмов и монастырей благодаря казакам, которые начали строить там свои поселения и распространять православную веру. Религиозный расцвет южных земель начался после победы над турками, но прекратился вскоре после революции — большевики и их антирелигиозные взгляды стали причиной упадка РПЦ в этой местности.

Только в 90-х годах прошлого века тут вновь начали расти приходы, что привело к выделению нескольких самостоятельных епархий в 2010-х годах. Одной из таких епархий стала Тихорецкая — Синод наделил ее самостоятельностью в 2013 году.

История

Южные земли долгое время не имели собственного епископа и подчинялись различным епархиям: Екатеринославской, Херсонской, Астраханской и пр. Впервые в 1842 году эти области получили самостоятельность и стали новой Кавказской епархией, охватывая все южные земли Российской империи.

Храм Ксении Петербуржской в Тихорецке

Первый храм в станице Тихорецкой появился в 1896 через 2 года после того, как в поселок приехал первый приходской священник — Александр Кудрин. Именно он приложил множество усилий, чтобы местные жители имели свой храм и не ездили за несколько километров на богослужения.

Спустя время земли были перераспределены и образовалась новая Ставропольская епархия, и лишь летом 1916 года земли получили самостоятельность в составе Кубанской епархии. Как и в большинстве других областей, власть большевиков вначале почти полностью уничтожила на Кубани православные приходы, но после 60-х годов прошлого века они стали вновь расцветать.

Важно! А в период с 1990-2000 года были восстановлены уничтоженные приходы, реконструированы храмы и монастыри, а количество прихожан выросло многократно.

В рамках преобразования РПЦ и для более эффективного управления приходами Священный Синод принял решение создать новую Кубанскую митрополию и в ее составе наделить самостоятельностью ряд епархий. Поэтому 12 марта 2013 года вышел указ о создании Тихорецкой епархии в составе Кубанской митрополии. А ее архиерей получил титул «Тихорецкого и Кореновского».

Деятельность

Епархия сосредоточена в приходах Белоглинского, Выселковского, Кавказского, Кореновского, Павловского, Тихорецкого и других административных районов Краснодарского края и городах Тихорецк, Кореновск, Кропоткин и станице Павловской. Общее количество прихожан на начало 2014 года — 626 000 человек, которые распределены между 64 приходами.

Епископ Тихорецкий и Кореновский Стефан

Правящий архиерей Стефан (Кавтарашвили) занимает должность с января 2014 года. Ему подчиняются все 66 священников и 5 диаконов, 1 монастырь и все епархиальные отделы, которые занимаются:

  • работой с молодежью;
  • взаимодействием с органами власти и военнослужащими;
  • миссионерским служением;
  • благотворительностью;
  • просветительскими и образовательными проектами;
  • социальной помощью населению.

Также священнослужители активно взаимодействуют с казачеством и выпускают каждый квартал журнал с новостями епархии. Помимо этого, все анонсы предстоящих событий, познавательные статьи и прочая информация о жизни епархии публикуется на официальном ее сайте.

Храмы и монастыри

Кафедральным собором епархии стал Свято-Успенский храм, который расположен прямо в центре города. Он был заложен в 1909 году в честь праздника Успения Святой Богородицы, а уже через год был освящен. Храм получился простой и крепкий — каменный фундамент и кирпичные стены были поставлены в традиционной для русских храмов форме восьмерика.

Свято-Успенский кафедральный собор в Тихорецке

Возвели и колокольню. В 1937 году церковь закрыли, а ее духовенство арестовано по подложным статьям, только при немецкой оккупации богослужения продолжились. Масштабная реконструкция произошла в 1970 году, когда настоятелем стал на следующие 33 года Петр Дашевский.

При нем храм неоднократно ремонтировался, увеличивался, начала работать библиотека и воскресная школа. В 1991 году был освящен новый престол, а в 2011 году произошел капитальный ремонт. Сегодня тут проходят богослужения, работает воскресная школа.

Еще один важный храм епархии — это церковь блаженной Ксении Петербургской, которая была построена в период 2005-2009 года при поддержке общественности, предпринимателей и местных жителей. Паломники приезжают послушать церковный хор — он образовался в 2007 году, и все его участники являются прихожанами церкви.

Женский монастырь во имя Пресвятой Богородицы в Кореновске

В епархии действует один монастырь — это Кореновская Успенская женская обитель. Она была открыта в 1992 году по решению Священного Синода и стала первой действующей обителью на территории Кубани за последние 70 лет — все старые монастыри были закрыты при власти СССР и заброшены. Монахини владеют старым купеческим особняком, на первом этаже которого расположен домовой храм Успения Богородицы.

Тихорецкая епархия активно взаимодействует с местным населением, стараясь помочь ему не только стать на путь Божий, но и посильно помогая социально. Двери храмов, расположенных на территории, всегда открыты для прихожан, а духовенство с радостью ответит на все вопросы и наставит мудрым советом.

Духовно-просветительский центр в Тихорецке