Елена и менелай

Так ли была красива Елена Прекрасная, как говорят?

Стала ли она причиной Троянской войны? Во всяком случае, жизнь она испортила не одному мужчине и не одной женщине

О красоте Елены Троянской, которую еще называли Прекрасной, сложено множество легенд и мифов. Поэты того времени утверждали, что «красота Елены способна наполнить тысячу парусов». За нее дрались, из-за нее разгорались войны, отважные герои шли на рискованные поступки, чтобы завоевать сердце красавицы.

Кто она такая

Самая красивая в Ойкумене (то есть в обитаемом мире) женщина, если верить древнегреческим мифам, — Елена, дочь Тиндарея, царствовавшего в Спарте. И сразу начинаются разногласия и противоречия. Многие авторы мифов утверждают, что Елена была рождена Ледой, женой Тиндарея, не от законного мужа, а от Зевса — верховного бога, правителя Олимпа.

Уже в детстве Елена была настолько красивой, что к ней приезжали свататься издалека. Слава о красоте Елены распространилась повсюду.

Ее внешность

Скульптурный портрет Елены, автор — Антонио Канова. wikimedia

Странно, но нигде, ни в одной легенде, даже в знаменитой «Илиаде» Гомера, нет подробного описания внешности Елены. Все твердят в один голос — «красивейшая», а в чем заключалась эта красота — не уточняют! Единственная подробность — схожесть с богинями.

В какой-то степени судить о внешности Елены позволяет скульптурное изображение, автор которого — Антонио Канова, а также другие изображения. И вот тут-то наступает время удивляться. Крупный прямой нос практически без переносицы. Слишком сильно изогнутые губы. Вздернутый подбородок. Да и грудь далека от общепринятых стандартов — во всяком случае, ее размер. Плотно сбитая фигура, довольно мощные ноги…

И это — идеал? Предмет восхищения мужчин и зависти женщин?

Данте Габриэль Россетти. Елена Троянская, 1863 г.

Впрочем, удивительного ничего нет: именно такими в то время и были каноны женской красоты. Плотная, с сильными ногами? Значит — выносливая, сможет родить здоровых детей и много трудиться для семьи. Нос не такой? А какой? Других в Греции попросту не знали.

Фредерик Сэндис. Елена Троянская. 1867 г.

Как и где родилась

В этом вопросе мифотворцы тоже не проявляют единогласия. Версий, как минимум, три.

Еврипид рассказывал о том, что Елена зачата и рождена Ледой от Зевса, — мол, именно поэтому девочка родилась нечеловечески красивой, похожей на богиню.

По версии Птолемея, отцом Елены Прекрасной был другой бог — Гелиос.

Наконец, самая загадочная история повествует о том, что на самом деле Зевс соблазнил вовсе не Леду — земную женщину, царицу Спарты, а богиню Немесиду. При этом он принял облик прекрасного лебедя. В результате взаимной любви Зевса и Немесиды на свет появилось яйцо — его на колени Леде положил Гермес. Леда приняла подарок и стала воспитывать Елену как собственную дочь.

Картина Эвелин де Морган

Кто ее похитил

Невероятная красота Елены вынудила Тиндарея приставить к дочери охрану. И все же нашелся поклонник, которого это не остановило. Когда Елене исполнилось 12 лет (по некоторым данным — всего 10), ее похитил Тесей. Он поселил Елену у своей матери, а сам отправился в очередное путешествие, чтобы совершить очередной подвиг.

Изображение на античной амфоре «Похищение Тесеем юной Елены»

И — снова противоречия. В одних источниках говорится, что Елену впоследствии вернули домой ее братья, при этом она осталась нетронутой девственницей. По другим данным — она родила-таки дочь от Тесея, назвала ее Ифигенией и оставила девочку в Микенах, у своей сестры.

Второй муж — Менелай

После того как Елену вернули домой, отец решил выдать ее замуж за Менелая. Новый супруг увез Елену Прекрасную к себе домой. Скоро она родила ему дочь Гермиону. И все было бы хорошо, если бы не приехал к ним в гости красавчик Парис из Трои — Елена потеряла голову, увидев его.

А всему виной — спор богинь о том, кто из них самая прекрасная. Поспорили об этом Гера, Афина и Афродита. А рассудить спор призвали Париса. Он отдал знаменитое яблоко раздора Афродите — той из богинь, которая пообещала навести морок и заставить влюбиться в Париса самую прекрасную на земле женщину, то есть Елену.

Алексей Егоров. «Похищение Елены Парисом»

Третий возлюбленный Елены — Парис

А ведь Парис был женат. И его жена — прорицательница Энона — отговаривала его ехать в Спарту, предсказывая от встречи с Еленой всяческие неприятности. И оказалась права.

Менелай уехал на жертвоприношение на Крит. Любовники — Елена и Парис — воспользовались его отсутствием, чтобы сбежать в Трою. Разумеется, Менелай не пожелал мириться с таким оскорблением — он бросился в погоню вместе со своими соратниками. Так была развязана знаменитая Троянская война, в которой участвовали многочисленные города-государства Греции. Трою осаждали 10 лет. Парис почти не участвовал в сражениях — он уклонялся от опасностей. Возмущенная Елена назвала его трусом и впоследствии, когда Парис погиб, даже не стала носить траур.

Но и к законному мужу ветреная красавица не вернулась. Она вышла замуж за Деифоба — брата Париса. Впрочем, Менелай его быстренько убил и увез свою неверную жену домой, простив ей все грехи.

Когда Менелая не стало, его сыновья (незаконнорожденные) заставили Елену покинуть Спарту. Изгнанница поселилась на Родосе. Здесь ее и подстерегала смерть от рук убийц — ей отомстили те, кто потерял близких в Троянской войне.

МЕНЕЛА́Й (Με­νέλαος), в гре­че­ской мифо­ло­гии сын Атрея и Аэро­пы, брат Ага­мем­но­на. После убий­ства Атрея Эгис­фом Мене­лай и Ага­мем­нон вынуж­де­ны были бежать из Микен. Они нашли при­ют в Спар­те у царя Тин­да­рея, кото­рый выдал замуж за Ага­мем­но­на Кли­те­ме­ст­ру и помог ему вер­нуть цар­ский трон в Мике­нах (Tzetz., Chil. I 456—465). Мене­лаю, избран­но­му из несколь­ких десят­ков знат­ней­ших геро­ев всей Элла­ды в супру­ги Еле­ны (зем­ным отцом кото­рой был Тин­да­рей, а небес­ным Зевс), Тин­да­рей вско­ре усту­пил цар­скую власть в Спар­те (Apol­lod. epit. II 16). Без­мя­теж­ная жизнь Мене­лая с Еле­ной про­дол­жа­лась око­ло деся­ти лет; их доче­ри Гер­ми­оне было девять лет, когда в Спар­ту явил­ся тро­ян­ский царе­вич Парис. Мене­лай в это вре­мя отпра­вил­ся на Крит, чтобы участ­во­вать в похо­ро­нах сво­его деда по мате­ри Катрея. Узнав о похи­ще­нии жены и сокро­вищ Пари­сом, Мене­лай при­звал на помощь всех её быв­ших жени­хов, свя­зан­ных сов­мест­ной клят­вой обе­ре­гать честь её супру­га, и сам выста­вил опол­че­ние на 60 кораб­лях (Hom. Il. II 581—590). До нача­ла воен­ных дей­ст­вий Мене­лай вме­сте с Одис­се­ем отпра­ви­лись в каче­стве послов в Трою, пыта­ясь ула­дить кон­фликт мир­ным путём, но Парис и его сто­рон­ни­ки отка­за­лись вер­нуть Еле­ну и сокро­ви­ща и вой­на ста­ла неиз­беж­ной (Apol­lod. epit. III 28). В еди­но­бор­стве с Пари­сом Мене­лай явно берёт верх, и толь­ко вме­ша­тель­ство боги­ни Афро­ди­ты спа­са­ет сопер­ни­ка Мене­лая (Hom. Il. III 324—382). Вско­ре Мене­лай был ранен Пан­да­ром стре­лой из лука (IV 112—147). Ещё раз Мене­лай про­яв­ля­ет доб­лесть, обо­ро­няя от тро­ян­цев тело уби­то­го Патрок­ла (XVII 1—69, 553—581, 702—761; извест­на скульп­тур­ная груп­па 2 в. до н. э., изо­бра­жаю­щая Мене­лая с тру­пом Патрок­ла, пред­став­лен­ная так­же боль­шим коли­че­ст­вом позд­них копий). Мене­лай вхо­дил в чис­ло гре­че­ских вои­нов, укры­вав­ших­ся в дере­вян­ном коне, и в ночь паде­ния Трои убил тро­ян­ско­го царе­ви­ча Деи­фо­ба, став­ше­го мужем Еле­ны после смер­ти Пари­са (Apol­lod. epit. V 22). Тот­час после победы над Тро­ей Мене­лай вме­сте с воз­вра­щён­ной ему Еле­ной отплыл на роди­ну, но уже у бере­гов Пело­пон­не­са попал в страш­ную бурю, кото­рая отбро­си­ла его к бере­гам Кри­та. Во вре­мя вось­ми­лет­них ски­та­ний Мене­лай попа­да­ет на Кипр, в Фини­кию и Еги­пет, где при­об­ре­та­ет боль­шие сокро­ви­ща (Hom. Od. III 276—312). С ост­ро­вом Фарос в устье Нила свя­зан послед­ний эпи­зод стран­ст­вий Мене­лая: от мор­ско­го стар­ца Про­тея с помо­щью его доче­ри Эйдо­феи Мене­лай полу­ча­ет пред­ска­за­ние о сво­ём буду­щем и о спо­со­бах воз­вра­ще­ния на роди­ну. С Егип­том Мене­лая свя­зы­ва­ет и дру­гая вер­сия мифа, по кото­рой в Трое нахо­дил­ся толь­ко при­зрак Еле­ны, сама же она по воле Зев­са была пере­не­се­на к бере­гам Нила и ожида­ла здесь во вла­де­ни­ях Про­тея сво­его супру­га (Eur. Hel. 1—760). Послед­ний этап воз­вра­ще­ния Мене­лая в Спар­ту после восем­на­дца­ти­лет­не­го отсут­ст­вия, соглас­но эпи­че­ской тра­ди­ции, про­те­кал без ослож­не­ний. Пред­у­преж­дён­ный Про­те­ем об убий­стве Эгис­фом Ага­мем­но­на, Мене­лай торо­пит­ся ото­мстить Эгис­фу, но его опе­ре­жа­ет сын Ага­мем­но­на Орест, убив­ший Эгис­фа и Кли­те­ме­ст­ру, Мене­лай поспе­ва­ет толь­ко к их похо­ро­нам (Hom. Od. III 301—312, IV 546 след., 584 след.). После дол­гих лет спо­кой­ной жиз­ни с Еле­ной по воз­вра­ще­нии в Спар­ту Мене­лай как зять Зев­са удо­сто­ил­ся посе­ле­ния на Ели­сей­ских полях, куда антич­ная тра­ди­ция поме­ща­ла леген­дар­ных геро­ев про­шло­го (IV 561—569). Позд­ние авто­ры назы­ва­ют име­на несколь­ких сыно­вей Мене­лая, рож­дён­ных ему в отсут­ст­вие Еле­ны налож­ни­ца­ми (Apol­lod. III 11, 1); с одним из них (Мега­пен­фом) свя­зан вари­ант ска­за­ния об изгна­нии Еле­ны из Спар­ты после того, как Мене­лай был пере­не­сён в оби­тель бла­жен­ных. В отли­чие от обра­за Еле­ны, вос­хо­дя­ще­го к древ­ней­ше­му рас­ти­тель­но­му боже­ству, образ Мене­лая явля­ет­ся пло­дом геро­и­че­ско­го ска­за­ния, воз­мож­но, опи­раю­ще­го­ся на какие-то исто­ри­че­ские вос­по­ми­на­ния микен­ской эпо­хи. По пре­да­нию (Paus. VIII 23, 4), в Арка­дии нахо­дил­ся ста­рый пла­тан, поса­жен­ный Мене­ла­ем, когда он соби­рал вой­ско для похо­да под Трою (арка­дяне выста­ви­ли, соглас­но гоме­ров­ско­му ката­ло­гу, опол­че­ние для 60 кораб­лей, Hom. Il. II 603—614). В Спар­те пока­зы­ва­ли дом, в кото­ром неко­гда жили Мене­лай с Еле­ной (Paus. III 14, 6); види­мо, близ него в исто­ри­че­ское вре­мя деви­чий хор испол­нял обрядо­вый эпи­та­ла­мий Еле­ны напо­до­бие засвиде­тель­ст­во­ван­но­го в 18-й идил­лии поэта 3 в. до н. э. Фео­кри­та.

В. Н. Ярхо

LiveInternetLiveInternet

Елена (Гелена), самая красивая женщина в мире, ставшая причиной Троянской войны

«Мужи благоразумные не заботятся о похищенных женах: ведь если б они не захотели, то не были бы похищены» — Геродот.

Елена (Гелена), греч. — дочь Зевса и Леды, прекраснейшая из смертных женщин.

Леда была женой спартанского царя Тиндарея и родила ему дочь Клитеместру и сына Кастора. Но, кроме того, Леда пленила своей красотой Зевса и от него тоже родила двоих детей: Елену и Полидевка. Тиндарей благоразумно не стал возражать против приумножения его семьи Зевсом и воспитывал всех детей, и своих, и чужих, наилучшим образом. С сыновьями у него проблем не было: оба стали славными героями и попали на небо в виде созвездия Близнецов, или Диоскуров. С Клитеместрой все было в порядке, пока она не вышла замуж за Агамемнона. А вот Елена потрепала нервы своим близким.

Картина Антонио да Корреджо «Леда и лебедь», 1531.

Елена была еще подростком, а о ее красоте уже пошла такая слава, что афинский царь Тесей с помощью своего друга Пирифоя похитил ее. Правда, Кастор и Полидевк вскоре освободили сестру и вернули ее домой. Спустя некоторое время в Спарте появились новые претенденты на ее руку, потом еще и еще. В конце концов, там собрались чуть ли не все ахейские цари и царевичи, которым приспичило жениться. Их споры из-за Елены грозили ввергнуть в войну всю Грецию. Катастрофу предотвратила идея царя Итаки Одиссея, по тем временам весьма оригинальная. Хитроумный Одиссей предложил Тиндарею пренебречь всеми династическими и политическими соображениями и предоставить Елене право выбора: пусть подберет себе жениха по своему вкусу. А остальные женихи поклянутся признать ее выбор, не поднимать оружия против ее избранника и даже прийти ему на помощь, если таковая понадобится.

Картина Франческо Приматиччо «Похищение Елены», 1530–1539.

Счастливцем (или несчастливцем — трудно сказать), на котором остановилась Елена, оказался Менелай, брат Агамемнона. После свадьбы у них родилась дочь Гермиона, потом умер Тиндарей, и Менелай взошел на его трон. Все шло тихо-мирно, и ни Елена, ни Менелай не подозревали, что готовит им судьба.

Все началось со свадьбы фтийского царя Пелея с морской богиней Фетидой, на которой гуляли все боги. В пещеру кентавра Хирона, где проходила свадьба, не пригласили только богиню раздора Эриду, известную своим склочным характером. Оскорбленная Эрида все-таки умудрилась затеять склоку, проявив тонкое понимание женской психологии: она подбросила на пир золотое яблоко с надписью: «Прекраснейшей!» так, что оно оказалось между Герой, Афиной и Афродитой. К яблоку тут же потянулись три руки — естественно, каждая из богинь считала себя самой красивой. Разгорелся спор, в решение которого даже верховный бог предпочел не вмешиваться. Предвидя осложнения, он велел Гермесу взять яблоко раздора и вместе с тремя богинями отправиться на гору Иду под Троей, где живет пастух по имени Парис. Вот он пусть и решит спор, как большой ценитель женской красоты.

Пастух Парис (он же Александр) в действительности был царским сыном. Увидев вестника Зевса, Парис оробел и хотел было бежать, но сообразил, что от Гермеса далеко не уйдешь. Парис выслушал его приказ. Взяв яблоко, он стал внимательно разглядывать богинь: все три показались ему одинаково прекрасными. Он долго думал и пришел к решению только после того, как каждая из богинь посулила ему что-то — т. е. пошел по пути, осуждаемому человеческими законами и судами. Гера обещала ему власть над всей Азией, Афина — воинскую славу, Афродита — прекраснейшую из смертных женщин в жены. Парис вручил яблоко Афродите.

Картина Питера Пауля Рубенса «Суд Париса», 1639.

О Елене Парис тогда еще понятия не имел, но это уже было делом Афродиты. По воле судьбы Парис вскоре пришел в Трою, был узнан, признан и по рекомендации Афродиты отправился в Спарту, знаменитую красотой своих женщин.

Царь Менелай принял Париса и сопровождавшего его Энея с почестями, достойными гостей из славной Трои. На пиру в честь троянцев Менелай представил их Елене. Очутившись лицом к лицу с прекраснейшей из женщин, Парис тут же возгорелся любовью к ней. Елене он тоже понравился. На другой день Менелай извинился перед гостями; неотложные дела призывали его на Крит. Он пожелал гостям приятного времяпрепровождения, а Елене наказал заботиться о гостях и выполнять все их пожелания. Если Елена истолковала наказ супруга слишком широко, то виновата в этом прежде всего богиня любви Афродита. Она пробудила в Елене такую любовь к Парису, что та забыла о супруге, о дочери, о родине и тайно отплыла с ним в Трою.

Получается, что Елена ушла с Парисом добровольно. Но другая версия утверждает, что Парис принудил ее к этому и даже похитил силой. Неизвестно также, отплыли ли они прямо в Трою. Говорят, они сначала отбыли в свадебное путешествие в Египет, потом провели какое-то время в Сидоне и только через несколько лет прибыли в Трою. Как бы то ни было, Елена исчезла из Спарты — а вместе с нею и царская сокровищница.

Кадр из фильма «Троя» 2012 года: Парис (Орландо Брум) и Елена (Диана Крюгер).

Естественно, Менелай этого не потерпел и отправился в Микены, к своему брату Агамемнону, за советом и помощью. Агамемнон посоветовал ему взять с собой Одиссея и попытаться решить дело с троянским царем Приамом по-доброму, а если Приам откажется вернуть Елену и спартанскую казну, то пригрозить ему войной. Приам отказал Менелаю в его требованиях, и Агамемнон перешел от угроз к делу: попросил помощи у всех ахейских царей, которые некогда обещали помогать Менелаю как супругу Елены (как видите, эта оговорка оказалась весьма дальновидной), а также к другим дружественным державам. Откликнулись все — явились лично или послали своих сыновей, и каждый привел с собой войско. В поход против Трои отправилась стотысячная союзная армия, возглавляемая Агамемноном.

Так началась из-за Елены и Париса долгая, кровавая война, закончившаяся гибелью Трои и лучших ахейских мужей. Елена вскоре пожалела о своем поступке, принесшем столько бед ее старой и новой родине. Правда, царь Приам никогда и ни в чем не упрекал ее, но она знала, что вся Троя ненавидит ее, видя в ней причину войны. Каждая женщина, потерявшая мужа или сына, всем своим видом давала ей это понять. К тому же Елена быстро отрезвела от любви к Парису, так как оказалось, что он отнюдь не был ее идеалом мужчины. Конечно, Парис был красавец и тщательно следил за своей внешностью, но в остальных отношениях не шел ни в какое сравнение с ее первым мужем. За время войны ее чувства охладели, и на смену им пришло презрение. В бою Парис не всегда отличался отвагой, а мужчина, который не ведет себя мужественно, в глазах женщины теряет все.

Картина Антона Лосенко «Прощание Гектора с Андромахой», 1773.

Парис, правда, имел в войне немало успехов; но ни один из них не был достигнут благодаря его личной отваге. Он даже убил величайшего ахейского героя Ахилла, но не в единоборстве, а выпущенной из укрытия стрелой, полет которой направлял бог Аполлон. Его самого ждала подобная же смерть: когда он прохаживался по городским стенам, отравленная стрела, выпущенная Филоктетом, нанесла ему неизлечимую рану. Тяжко мучаясь, Парис сбежал из Трои на гору Иду и умер там, покинутый всеми. Его бывшие друзья-пастухи нашли его, скорченного, в кустах и устроили ему скромные похороны. Елена не пришла к его погребальному костру: она тем временем утешилась с младшим братом Париса, Деифобом, но и это продолжалось недолго. При взятии Трои Менелай убил Деифоба в ее спальне.

Для самой Елены встреча с Менелаем, как ни странно, закончилась благополучно. Менелай не сомневался, что Парис увел ее силой, и был убежден, что гибель Трои — достойное возмездие за горькие вздохи и страдания любимой и любящей жены. Разумеется, Елена не стала разуверять его и выразила бурную радость по поводу того, что он наконец-то освободил ее. Она торжественно взошла на корабль Менелая и отплыла с ним в Спарту.

Однако родные края Елена снова увидела лишь спустя еще семь лет. Буря разметала флот спартанцев, а корабль Менелая лишился кормчего и, в конце концов, оказался в устье Нила. Так Елена вновь попала в Египет, знакомый ей по свадебному путешествию с Парисом. Долгие годы она скиталась вместе с Менелаем по разным краям, побывала и в Сидоне, потом опять вернулась в Египет. Здесь Менелай богатыми жертвоприношениями богам обеспечил себе счастливое возвращение на родину. На прощание египетская царица Полидамна подарила Елене чудесное лекарство из золы волшебных трав: тот, кто выпивал его, растворенное в вине, забывал обо всех былых страданиях. Достаточно было одной рюмки чудо-лекарства, чтобы Елена забыла о своих троянских мужьях, а Менелай — о злоключениях, которые он претерпел ради Елены.

На фото: сцена из адаптированной версии спектакля «Троянки» режиссера Лейга Стимбека, Институт театра в Заге, Германия, 2013 год. В роли Елены — актриса Лекси Филлипс.

По возвращении в Спарту Елена и Менелай зажили счастливо и дружно, как прежде; это счастье продолжалось и после смерти, так как боги перенесли их в Элизий, где дни проходят в вечном блаженстве.

Елена — одна из самых значительных фигур греческих мифов и до сих пор остается символом прекрасной и легкомысленной женщины. За последние два с половиной тысячелетия образ Елены претерпел ряд превращений. Гомер говорил о ней не без симпатии. Еврипид в трагедии «Троянки» (415 до н. э.) осуждал за то, что Елена избежала наказания, хотя и была причиной гибели Трои, а пострадали из-за нее остальные троянские женщины. Но в трагедии «Елена» (412 до н. э.) он же высказал мнение, что Елена вообще не была в Трое, а после бегства из Спарты осталась в Египте, где вела добродетельную жизнь в ожидании Менелая. Похоже, что в данном случае Еврипид следовал примеру поэта Стесихора (7–6 вв. до н. э.), к которому охотно обращались авторы трагедий. Рассказывают, что Стесихор в одном из своих произведений оскорбительно высказался о Елене, после чего Елена и Диоскуры ослепили его. Узнав о причине своего недуга, Стесихор написал знаменитую палинодию (поэтическое отречение, опровержение), в которой выдвинул версию, что в Трое была не Елена, а ее призрак, созданный Зевсом и Герой, в то время как сама Елена находилась в Египте. Тогда к Стесихору вернулось зрение.

После Еврипида Софокл в трагедии «Свадьба Елены» (не сохранилась) изобразил Елену любящей женой. Философ Горгий в «Речи о Елене» (нач. 4 в. до н. э.) защищал тезис, что бегство Елены от супруга не заслуживает отрицательной оценки. Овидий относился к Елене с пониманием («Героини»), Вергилий ее осуждал. Еще более противоречивыми бывают трактовки у современных романистов, поэтов и композиторов.

Кадр из фильма «Елена Троянская» 2003 года. В роли Елены — актриса Сиенна Гиллори.

Поскольку прекрасная женщина, да еще, как говорится, «с прошлым», всегда влечет к себе художника, Елена — один из наиболее часто изображаемых античных персонажей, причем в самой разнообразной технике: от ваз, рельефов и даже мозаики из речной гальки («Похищение Елены», 3–2 вв. до н. э., обнаружена в македонской Пелле) до гобелена «Похищение Елены», который был изготовлен китайскими ткачами по европейскому рисунку в начале 17 в. в португальском Макао и в 1966 г. был выставлен в Нью-Йорке. Одноименная картина одного из учеников Фра Анжелико (возможно, это работа Гоццоли), созданная в середине 15 в., — первое из известных нам произведений искусства на античную тему после многовекового перерыва.

Судьбе Елены посвящено много художественных и музыкальных произведений. Оффенбах в оперетте «Прекрасная Елена» (1864) изображает ее как «фривольную и падкую на удовольствия женщину, какие были всегда и всюду», а Глюк в опере «Парис и Елена» (1770) — как «благородную и гордую женщину, которая в конце концов поддается страсти, пробужденной изобретательностью влюбленного юноши». Р. Штраус написал оперу «Елена Египетская» на текст Гофмансталя, следующего версии Софокла. Как видим, многие пытались рассмотреть проблему и так и этак, не обращая внимания на слова Геродота: «Мужи благоразумные не заботятся о похищенных женах: ведь если б они не захотели, то не были бы похищены».

Кадр из фильма «Елена Троянская» 1956 года. В роли Елены — актриса Россана Подеста.

Выражение «прекрасная Елена» стало нарицательным: «Влюбленный … В цыганке видит красоту Елены» — В. Шекспир, «Сон в летнюю ночь» (1596).

И в заключение: сегодня мы не сомневаемся, что троянская война когда-то произошла (скорее всего, в сер. 13 в. до н. э.), но Елену мы можем спокойно исключить из числа причин этой войны. Ради одной-единственной женщины, хотя бы и такой прекрасной, как заверяет нас Гомер, не станут выводить в море более тысячи кораблей с сотней тысяч воинов на палубе. Вероятнее всего, троянская война была самой обычной (разве что необычайно широкомасштабной) разбойничьей экспедицией европейских греков к своим малоазийским соплеменникам с целью поживиться легендарными богатствами «города царя Приама». Что город был в самом деле богатый, подтвердили раскопки Г. Шлимана, который в 1871–1878 гг. обнаружил в развалинах Трои девять кладов огромной ценности. А ведь это были, бесспорно, лишь крохи, упавшие со стола завоевателей. Впрочем, и они исчезли в Берлине в конце второй мировой войны.

Легенды о прекрасной Елене

Легенды о прекрасной Елене
Из мифов Древней Греции до нас дошло предания о прекраснейшей из женщин. Все знают, что она была женой царя Спарты Менелая, и похищение Елены Парисом послужило поводом к Троянской войне. О бурной юности первой красотки древнего мира известно меньше.
Юридическим отцом Елены считался царь Тиндарей, но греки ее считали дочерью Леды и Лебедя, в образе которого совершил любовное похождение сам Зевс, верховное божество древних греков.
С юных лет слава о красоте чудо-ребенка распространилась по всей стране и за ее пределами. Елене было всего двенадцать лет, когда вместе с подругами она совершала торжественные пляски у алтаря Артемиды, как это было принято в те времена, в чем мама родила. За девушками из кустов подглядывали известный греческий Тезей с верным своим другом Пирифоем.
– Вот эту, самую красивую! – Тезей показал на извивающуюся в танце Елену, – надо украсть!
Сказано-сделано. Юная пленница Тезея оказалась вместе с ним а Афинах.
Надо сказать, что похищение сестры братья Елены, больно задело самолюбие ее старших братьев Кастора и Поллукса. Они тщетно искали сестру и уже готовы были отказаться от дальнейших поисков, когда, на их счастье, афинянин Академ сообщил им, где спрятана красавица.
Молодые люди немедленно отправились освобождать сестру из плена, совсем не казавшегося ей тяжелым. Освобожденная Елена рассказала братьям, что, увезенная Тезеем в Афины, она была передана им на попечение его матери, благодаря этому избавилась от покушений Тезея и сохранила свою честь незапятнанной, а похититель уехал совершать очередной подвиг. Но это было скорее оправданием перед родными, возмущенными ее чересчур легкомысленным поведением.
По дороге домой Елена остановилась в Микенах, у своей старшей сестры Клитемнестры, супруги «царя царей» Агамемнона. В это время она уже носила под сердцем тайный плод своей связи с Тезеем, грациозную Ифигению, впоследствии воспетую поэтами. Не желая появиться в родной Спарте, где ее ожидали женихи, с фактическим доказательством своего бесчестия, Елена отдала Ифигению Клитемнестре, и та воспитала девочку, как собственную дочь.
Агамемнон, вернувшись из путешествия, нисколько не удивился прибавлению семейства и признал себя ее отцом. Правда, другие историки утверждали, что царь потребовал от своей жены серьезных объяснений относительно ребенка, которого она выдавала за своего, и, только получив их, согласился сохранить тайну его происхождения.
Конкурс женихов
Елена вернулась в домой как раз в тот день, когда отец хотел решить ее судьбу. Претендентов на божественную ручку прекрасной царевны оказалось великое множество, поэтому, чтобы избежать дурных последствий, Тиндарей взял со всех клятву стать союзником того, кому посчастливится стать его зятем, и только после этого назвал мужа дочери.
Правда, есть вариант, что по совету хитроумного Одиссея, выбор был предоставлен самой Елене и что счастливцем оказался белокурый спартанец Менелай, брат Агамемнона, а Одиссею досталась некрасивая, но верная Пенелопа.
Возможно, при выборе мужа красавица предугадала, что с Менелаем не трудно будет договориться, когда она пожелает согрешить с красивым воином или рабом. Не вызывает сомнений, что ни один из неудачников не нарушил данной клятвы, и Менелай торжественно увез Елену к себе на родину.
Впрочем, Менелай не посрамил себя на ложе любви, и Елена подарила супругу дочь Гермиону. Увы, их семейное счастье оказалось непрочным.
Афродита приготовила ему неприятный сюрприз в лице Париса. Парис, или Александр, как его называет Гомер, был сыном царя Приама и Гекубы, воспитанный пастухом, так как папочка, получив предсказание от оракула о гибели Трои решил от сыночка избавиться. Малоизвестный факт, Парис верша суд в первом конкурсе красоты, был уже женат на Эноне, когда-то любимице Аполлона, обладавшей даром прорицания.
– Ой, не езди, говорила супруга Парису, хуже будет! – Энона предсказала Парису гибель всей его семьи и страшное бедствие отечества, если он не откажется от поездки в Спарту.
Но Парис, решив, что предсказание внушено обыкновенной ревностью, не послушался.
Интриган и аморал
Для того чтобы завоевать прекраснейшую из женщин, ему необходимо было добиться признания Приама. Вскоре после победы на состязаниях по борьбе ему удалось это сделать, и Приам даже возложил на него поручение, хотя и почетное, но и очень опасное – потребовать в Греции выкуп за увезенную Гесиону, сестру Париса.
«Живым сыночек из Спарты не вернется!» – подумал папаша, отправляя ребенка на верную смерть.
Юноша, не заботясь вовсе об отцовском поручении, поспешил прямо в Спарту, во дворец Менелая, где и был радушно принят. По окончании обеда, когда Парис рассказывал Менелаю об Илионе и его сокровищах, вошла Елена. Троянский ловелас сразу узнал в ней тот образ будущей супруги, который мысленно нарисовал. Елена влюбилась в Париса, который рассыпался в комплиментах, не подозревая, как легко достанется ему эта победа.
Когда торжественное жертвоприношение отозвало Менелая на остров Крит, влюбленные решились на побег, а за одно и прихватили всю казну.
Очевидно, знакомство с Тезеем развило в Елене вкус к приключениям, женщина взяла верх над царицей. На корабле Елена устроила Парису такую бурную ночь, что все предсказания о печальном итоге побега были забыты.
После того как она приняла любовь чужестранца, любовники на всех парусах полетели к берегам Трои.
Менелай, вернувшись во дворец и не застав жены, и проведя ревизию в сокровищнице пришел в ярость. Он призвал на помощь своих прежних соперников по сватовству. Снова их всех объединило одно желание – найти ту, которой хотели овладеть.
Перед отплытием в Трою Менелай пожертвовал в храм дельфийского оракула массивное золотое ожерелье, принадлежавшее Елене. Только при этом условии оракул обещал победу, но предупредил о больших потерях со стороны греков. Окрыленные будущим успехом, военачальники, снарядив корабли, поспешили к берегам Илиона.
Стоит вспомнить, что Парис особой храбростью не отличался. Постыдно бежав с поля брани, спешил насладиться любовью с Еленой. Возмущенная его трусостью, она осыпала мужа оскорблениями. Когда Парис погиб под стенами Илиона, Елена не долго горевала, став супругой его брата Деифоба. Таким образом, ее ложе никогда не оставалось пустым.
И все-таки воины с помощью деревянного коня проникли в город.
Деифоб упал под разящим ударом самого Менелая. Обманутый муж, найдя Елену, уже занес меч над головой неверной, чтобы отомстить за свой позор; но при виде ее лица в расцвете красоты (осада длилась десять лет, а дочь Геримона была девицей на выданье еще до войны) любовь вспыхнула в нем с новой силой, меч выпал из рук, и он заключил Елену в объятия.
Печальный конец легенды
Увы, судьба, покровительствовавшая этой очаровательной куртизанке, уготовила ей ужасный конец. В то время, как Елена проводила бурные ночи в объятиях любовников и мужей. Царь Менелай не тратил времени даром и от разных жен завел трех детей: Атрида, Никострата и Мегапенфа. После смерти царя незаконные сыновья изгнали Елену из Спарты. Несчастная и всеми покинутая Елена искала убежища на острове Родос. Там царствовала до совершеннолетия своих двух сыновей Поликса, вдова Тлеполема, погибшего под стенами Трои. Считая Елену виновницей гибели своего мужа, Поликса задумала жестокую месть. Однажды, когда Елена купалась, Поликса подослала к ней убийц – женщин, наряженных фуриями. С громкими криками бросились они на красавицу, и подруга Тезея, вдова Менелая, Париса и Деифоба, почувствовала на своей шее веревочную петлю.
Страшная казнь была придумана той, которая не могла спокойно смотреть на женщину, не потерявшую своей красоты даже в несчастье.