Духовный подвиг сергия радонежского

Во второй половине XIV века Русь оживала после губительного столетия монголо-татарского ига. Заново выстраивались политические, экономические и социальные связи. Духовная жизнь была главной скрепой восстановления русской государственности. В то время, исключительное влияние на процессы ренессанса северо-восточной Руси оказывал игумен Троицкого монастыря Сергий Радонежский.

Его духовное наставничество над князем Дмитрием Московским и поддержка ревнителей освобождения русской земли от иноземного засилья, имеет непреходящее значение. Оценить значение его влияния на успешное становление русской государственности можно по двум факторам:

  1. Его главным «деянием» в истории Отечества было и остается благословление московского князя Дмитрия Ивановича на битву с полчищами Мамая. Его поддержка не только молитвами, но и направлением двух своих монахов Пересвета и Ослябю в княжеское войско.

  2. Немалое значение имела его миротворческая миссия. «Тихими и кроткими речами» и «благоуветливыми глаголами» отец Сергий удерживал русских князей от междоусобной вражды. Так В. О. Ключевский подчеркивал, что Сергий Радонежский сумел отговорить от войны с Москвой «самого упрямого человека XIV в.», князя Олега – «суровейшего Рязанца».

  3. Сергий Радонежский ускорил процесс умножения монастырей, ставших очагами и оплотами русской культуры. Основанные его сподвижниками монастыри способствовали практическому и культурному освоению гигантских пространств русского Севера и Заволжья.

Для современников Сергий Радонежский являл собой олицетворение наиважнейших нравственных качеств:

  • трудолюбия;
  • патриотизма;
  • гражданственности;
  • скромности;
  • милосердия и незлобивости.

Духовное наследие преподобного старца несет в себе идею всеобщего единства, имеющую в основе: жертвенность, милость и любовь. Такое согласие символизирует Святая Троица, имя которой отец Сергий взял для названия основанного им монастыря. Сегодня Троице-Сергиева лавра – это православное сердце России, а игумен Сергий Радонежский символ ее единства.

Таким образом, личность Сергия Радонежского особенно ярко проявляется на фоне величайшего национального бедствия – монголо-татарского ига. Его мистический образ и достигнутое им духовное величие, при глубоком смирении дали импульс для развития и расширения и единства Русского государства.

Самая обсуждаемая тема сегодня в русском обществе – это, наверное, вопрос о путях спасения и возрождения России. Все понимают, что Российское государство находится в глубоком кризисе, но причины появления этого кризиса и пути выхода из него предлагаются разные, часто – геометрально противоположные. В этом контексте вспоминается вопрос на армянском радио: «Будет ли третья мировая война?» Ответ армянского радио: «Нет, войны не будет, но будет такая борьба за мир, что «камня на камне не останется»». Нечто подобное происходит и сегодня в нашей Стране. Все с таким энтузиазмом стараются спасти Россию, что становится страшно за саму Россию. Это похоже на ситуацию, когда несколько человек тянут одеяло на себя, в результате чего оно, в конце концов, рвётся. Так и Российское государство, от усиленных попыток разных социальных, политических и религиозных групп спасти его, уже трещит по швам.

Да, проблем сегодня в России хватает. Но если мы честно посмотрим на окружающую нас реальность, то увидим, что проблемы эти носят не политический, социальный или финансовый характер, а, прежде всего, — духовный. Действительно, будущее страны, жители которой с пеной у рта отстраивают право на убийство собственных детей, на разврат, на духовный индифферентизм и синкретизм, не желают создавать семьи, продолжать род, служить в армии и т.п., очень и очень сомнительно.

Святые Отцы говорят, что дух творит себе формы. Здоровый дух творит здоровые формы, соответственно, больной дух, создаёт больные же формы. И всё то, что было перечислено выше, как раз и является проявлением больной души нашего общества. Тело с больной душой постепенно умирает, то же самое происходит и с государством. Мы видим, что население нашей страны неуклонно, вот уже на протяжении 20-ти лет катастрофически сокращается. Забываются вера, язык, история, культура, традиции, освобождающиеся территории занимают инородцы и иноверцы.

Не нужно быть «семи пядей во лбу», чтобы понять простую истину: всё это с нами происходит как следствие утраты духовный корней, на которых не одну сотню лет созидалось русское государство. Следовательно, путь спасения и возрождения России – это возврат к родным корням. Корни эти – святое Православие. Хотим мы того, или нет, нравится нам это, или нет, но это исторический факт. Удивляет только слепота наших соотечественников, которые не могут (или не хотят) увидеть, понять и признать этот факт. Посмотрите, какой была Россия до 1917 года, и какой она стала после революции, и всё сразу станет понятно. Но нет, люди продолжают обходить вниманием эту простую истину и до хрипоты продолжают спорить о том, кто же всё-таки виноват в том, что с нами сегодня происходит и как выйти из этого тупика. Создаются оппозиции, собираются митинги, выкрикиваются лозунги, совершаются шествия националистов, происходят стычки и погромы, партии и группы спорят, доказывают, опровергают, а под шум этой политической вакханалии и неразберихи страна потихоньку приближается к своему концу. Забывают люди, выдвигающие громкие лозунги и предлагающие, по их мнению, идеальные программы по выведению России из тупика, простую, давно известную истину: если хочешь, чтобы изменился мир вокруг тебя, изменись сам. Как об этом же говорил наш святой соотечественник, преподобный Серафим Саровский: «Спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи».

В XIV веке наше многостардальное государство тоже переживало не самые лёгкие времена. Вот уже более 100 лет Русь изнемогала под тяжким татаро-монгольским игом. Как и сегодня, русские люди спорили о том, почему Русь впала в такую беду, кто виноват и как выйти из этого трудного положения. Князья по-своему пытались решить эту проблему. Кто-то заигрывал с ханами, кто-то поднимал восстания, которые тут же жесточайшим образом подавлялись, но все человеческие попытки переломить ситуацию не приводили ни к каким результатам, русские люди продолжали страдать под тяжким иноземным гнётом. Не все хотели понять и признать, что бедствие это попущено Богом за грехи людские для вразумления, покаяния и исправления русского народа. Но были и такие, кто понимал глубинную суть происходящих на Руси процессов. Одним из таких людей был преподобный Сергий Радонежский. Молодой боярский сын благочестивых родителей Кирилла и Марии, горячо верующий в Бога и любящий свою Отчизну, он всей душой желал ей избавления от ненавистного иноземного ига, свободы, благоденствия и процветания. Но он не выдвигал громких лозунгов, не предлагал красивых решений по спасению Руси, он просто ушёл в лес спасать свою душу и молить Бога об освобождении родного Отечества от постигшей его беды. И его духовный подвиг не остался тщетен. Он спас себя, и спас своими молитвами, своей жизнью, своим примером Русскую землю.

Он примирял враждующих князей, призывая их к миру и единодушию, призывал простой люд к покаянию, к изменению своей жизни, к молитвам за многострадальное Отечество. Когда пришло время решающей битвы с полчищами Мамая, преподобный Сергий благословил благоверного князя Дмитрия Донского на ратный подвиг, воодушевив воинов пророчеством о даровании Богом победы. Вместе с благословением Радонежский игумен послал на битву двух своих иноков – бывших воинов Перествета (Александра) и Ослябю (Андрея). И мы знаем, что именно посланный преподобным Сергием инок Пересвет, вступив бой с непобедимым и грозным татарским поединщиком Челубеем, с которым никто из русского войска не решился выти на битву – так страшен и свиреп был его вид, и сразив его, вселил в сердца русских воинов веру в победу. Проиграй Пересвет этот поединок, и неизвестно, как бы окончилась та судьбоносная битва. 8 сентября 1380 года, в день праздника Рождества Пресвятой Богородицы, русские воины одержали полную победу над татарскими полчищами на Куликовом поле, положив начало освобождения Русской земли от татарского ига.

Во время сражения Преподобный Сергий вместе с братией стоял на молитве и просил Бога о даровании победы русскому воинству, и поимённо поминая о упокоении павших в той битве воинов.

С тех пор прошло уже не одно столетие, но плоды духовного подвига преподобного Сергия продолжают и сегодня питать души и сердца русских людей, приезжающих помолиться в самое сердце России – Троице-Сергиеву Лавру, бывшую некогда скромным монастырём в Радонежских лесах, основанным преподобным Сергием, вселяя в них надежду, что не до конца прогневается Господь и по молитвам Радонежского игумена спасёт и помилует Русскую землю. И пусть пример преподобного Сергия напоминает нам, его потомкам, что спасение России не в перемене социально-политического строя, не в митингах, криках и спорах, а в покаянии, изменении жизни и в обращении к Богу.

Николай Мельников «Гражданину «

Твоя Россия…Думая о ней,

Уберегись соблазнов и обманов:

Одна молитва может стать сильней,

Чем целый митинг с сотней горлопанов.

«За Русь, на бой!» — все суета сует,

И суетою души захлебнулись.

Одна молитва! Но молитвы нет!

«На бой, за Русь!» — и снова обманулись.

Твой враг не там — не на коне с копьем

И не с мечом в открытом чистом поле,

Он — невидим, его не взять живьем

Ни силою, ни криками «Доколе!»

Твой враг — раскол, далекий, вековой,

И если в душах нету единенья —

Ликует он, и тщетен подвиг твой

На поприще «Российского спасенья».

Есть Вера, Бог, Отечество и ты!

Лишь это русских делает народом!

Решись, уйди бесовской суеты,

Пусть даже «струсил» скажут мимоходом.

Уйди! И сам неистово молись,

Чтоб Бог вернул и Веру, и сплоченье,

Ни слез, ни покаянья не стыдись

Во имя долгожданного спасенья.

Из всех краев растерзанной земли,

Как нити золота, польются вверх молитвы,

Чтобы до Господа, до всех Святых дошли,

Прося благословенья правой битвы!

Тогда — сама собою встанет рать,

И будет вождь — один, одна — дорога,

Спасется Русь…И пусть не будут знать,

Что ты все это вымолил у Бога!

Роль преподобного Сергия Радонежского в духовной жизни Русской земли

О роли преподобного Сергия в ис­тории русской государственности сказано очень много в предшест­вующую знаменательную дату – 500-летие его кончины (25 сентября 1392 г.). Трудно дать новую характе­ристику значению преподобного Сергия в духовно-нравственной жизни Руси после знаме­нитой речи В.О. Ключевского, произнесенной им в Московской Духовной академии во время празднования такой же юбилейной, даты сто­летием ранее . Однако осталась одна черта, или область, духовной и мистической жизни преподобного, которая не раскрывалась, а лишь называлась в жизнеописаниях. Привлечь к ней внимание и указать ее значение в ду­ховной жизни Русской земли я и ставлю своей задачей.

Троекратный крик младенца, еще находив­шегося во чреве матери, во время Херувимской песни, разговор отрока Варфоломея с встре­ченным им в лесу старцем и слова последнего, обращенные к родителям Варфоломея, тради­ционно истолковываются как пророчества о создании Сергием обители в честь Святой Тро­ицы, о роли его в духовном возрождении Руси, находившейся в унынии и «нравственном оце­пенении» . Напомним слова старца: «Господь даровал благословенное детище, которое ради добродетельного жития будет великим пред Богом и людьми человеком» . Дивный старец был ангелом, он дал Варфоломею частицу про­сфоры как дар овладения грамотой, постиже­ния Святого Писания, благодати Божией и богоизбранности.

Для того чтобы спасти Русь, должна была явиться некая «Присноблаженная Троица» . В начале 1340-х годов совершилось три знаме­нательных события: из московского Богоявленского монастыря был вызван 40-летний инок Алексей; тогда же 20-летний искатель пустыни, будущий преподобный Сергий, в дре­мучем лесу поставил маленькую деревянную келию с церковью; а в Устюге у бедного со­борного причетника родился сын Стефан, бу­дущий просветитель пермской земли .

Все они послужили духовному возрожде­нию Руси. Святитель Алексей сделался митрополитом Московским и советником трех ве­ликих князей. Он ездил в Орду «отмаливать» Русскую землю от жестокости ордынских ханов, но, главное, он видел свою задачу в укреплении значения «Москвы как церков­ного средоточия политически разбитой Рус­ской земли» . Стефан продолжал «дело обру­сения и просвещения заволжских инородцев» , способствуя колонизации заволжских земель вплоть до русского Севера.

Исключительную роль в духовном возрож­дении Руси сыграл именно преподобный Сер­гий Радонежский.

Он не оставил никаких письменных пору­чений, даже в устной традиции предание не сохранило его речей. Однако он учил своим примером, примером великих монашеских подвигов в глубоком уединении своей лесной келии.

Мы знаем из жития, составленного Епифанием Премудрым , о непрестанной молитве, посте, смирении преподобного, долгое время отказывавшегося принять на себя игуменство над теми 12-ю иноками, которые поселились около его келии и желали отдать себя ему в послушание. С благословения Патриарха Кон­стантинопольского Филофея и митрополита Московского Алексея преподобный Сергий ос­новал общежительный монастырь нестяжате­лей. Об этом свидетельствуют сохранившиеся до нашего времени вещи преподобного и ха­рактеристика, данная обители крестьянином, посетившим игумена-подвижника: «Все худо­сти, все нищетно, все сиротинско» .

В общежительном монастыре игумен рабо­тает «как раб купленный», заботясь о пропи­тании братии, быте монастыря, его строитель­стве, а главное, неуклонно руководя духовной жизнью каждого монаха.

Ряд фактов позволяет оценить историчес­кое значение государственной деятельности Сергия Радонежского. Прежде всего речь должна идти о главном его «деянии» – победе на Куликовском поле. Он благословил Димит­рия Донского на битву, дал ему двух опытных воинов – Пересвета и Ослябю – и на протяже­нии всего хода битвы не переставал молиться о победе, поминая убитых воинов, чьи отхо­дящие души, как повествует житие, он видел «духовными очами». Миротворческая деятель­ность преподобного Сергия Радонежского также имела большое государственное значе­ние. «Тихими и кроткими речами», «благоуветливыми глаголами» ему удалось убедить, по выражению В.О. Ключевского, «самого уп­рямого русского человека XIV в.» – Олега, князя Рязанского, и отговорить «суровейшего Рязанца» от войны с Москвой .

Другим реальным результатом его деятель­ности является увеличение в это время монас­тырского строительства. Создание ряда монас­тырей, куда в качестве строителей, игуменов, духовных наставников были направлены уче­ники преподобного, говорит о том, сколь боль­шое значение придавал Сергий Радонежский роли иночества в самом процессе духовного возрождения Руси .

Я попытаюсь «реконструировать» сущность духовного опыта Сергия, передаваемого его ученикам, содругам и «собеседникам».

Именно духовный опыт служения Святой Троице, полнота его личного богообщения, так поразившая современников во время совмест­ной молитвы, позволяет говорить о существо­вании почти не раскрытой для нас стороны его духовной жизни, которая собственно и по­зволила ему осуществить духовное возрожде­ние русских людей (не только в XIV в.!).

Как повествует житие, когда преподобный совершал Божественную Евхаристию, огонь по­крывал Престол. Когда же Пресуществление Даров совершилось, огонь «свился», наполнил Чашу, и этим Божественным огнем причастил­ся преподобный .

Ни в житии, ни в известных нам фактах его личного духовного опыта (в отличие от Нила Сорского) нет упоминаний об учении Симеона Нового Богослова или Григория Па ламы. Как и многие другие аскеты (начиная еще с традиций Феодосия Печерского), препо­добный, что можно заключить из особенностей его руководства иноками Троицкой обители, полагал в основу своих подвижнических под­вигов «Лествицу» Иоанна Лествичника, а также опыт о поучении великих учителей IV–XI вв., начиная с Григория Богослова, Василия Ве­ликого, Григория Нисского, Иоанна Златоуста. Григорий Нисский, по-видимому, был особен­но дорог преподобному в силу его особой любви и прославления Божией Матери. Все эти ут­верждения основаны, главным образом, на кос­венных данных.

Есть и еще один источник – икона «Свя­тая Троица», написанная преподобным Анд­реем Рублевым «в похвалу Сергию Радонеж­скому». Именно она позволяет сделать ряд предположений о сущности учения преподоб­ного Сергия Радонежского, о том, что же собственно послужило духовному возрождению Руси его времени, что продолжало одушевлять его последователей. Речь идет об учении пре­подобного Сергия о деяниях трех Лиц Святой Троицы для спасения человека.

Все писавшие об иконе утверждают, что Андреем Рублевым запечатлен момент, когда Бог Отец обрекает Сына своего на крестную смерть для искупления всего человечества, а Дух Святой свидетельствует эту жертву. Таким образом, это первая Божественная Евхаристия, знаком чего и является Чаша, стоящая перед Ангелами. Позади левого Ангела, т.е. Бога Отца, изображен дом, символ божественного домостроительства, позади среднего Ангела – дерево, символ Древа Крестного, а позади пра­вого Ангела – гора, символ богомыслия и Гор­него Царства Духа Святого. Исполнены сим­волики и одежды ангелов, особенно сияющий голубец. Однако средний ангел в знак своего богочеловечества облачен в двуцветную одеж­ду, но украшенную клавом в знак божественного достоинства.

Хотелось бы обратить внимание на своеоб­разие ритма расположения ангельских фигур, что имеет первостепенное значение для рас­крытия образности рублевской иконы. Левый и средний Ангелы ведут тихую беседу. Ее смысл угадывается во властном жесте левого Ангела – Бога Отца, – по неизреченной любви обрекающего Сына единородного в жертву.

Легкое склонение среднего Ангела в сторону Бога Отца выражает согласие на Крестную Жер­тву. Эти два Ангела связаны между собой: «тако возлюбил Бог» человека, что отдал Сына своего на крест, чтобы кровию Его искупить грех и избавить от смерти весь род человечес­кий. Это деяние Пресвятой Троицы обращено ко всему человечеству без исключения. В строе иконы есть едва уловимая пространственная цезура между фигурой правого Ангела, знаме­нующего Дух Святой, и фигурами левого и среднего Ангелов.

По-видимому, особая роль преподобного Сергия в служении Пресвятой Троице заклю­чается в стяжении благодати Святого Духа как раскрытии основной цели человеческой жизни. Это учение и определило духовное воз­рождение Руси XIV в. Вера и надежда на жизнь вечную, содержащиеся в этой цели, должны были оживотворить дух русских людей, указать им на необходимость жертвен­ного спасения родной земли. Отсюда – и Ку­ликовская победа.

Искупительная жертва, явившаяся актом любви человечеству, учила жертвенной любви друг к другу, необходимой в условиях тата­ро-монгольского завоевания. Но основным путем духовного восхождения по лествице ос­тавалось самоочищение и борьба со страстями. Всему этому учил личный пример и повсе­дневный опыт руководства своими иноками преподобного.

Чтобы продолжить характеристику того, что сделано преподобным Сергием, следует дать обзор святоотеческих учений о Духе Святом.

Круг учителей Церкви, писавших о благо­дати Духа Святого, включает: 1) мужей апо­стольских; 2) древнейших апологетов; 3) св. Иринея Лионского; 4) Тертуллиана; 5) св. Киприана Карфагенского; 6) Климента Алек­сандрийского; 7) Оригена; 8) свт. Кирилла Иерусалимского; 9) свт. Василия Великого; 10) свт. Григория Богослова; 11) свт. Григория Нисского; 12) прп. Макария Египетского; 13) свт. Иоанна Златоуста . В виде прямых и скрытых цитат их речения обнаруживаются в писаниях ближайших «содругов» Сергия и яв­ствуют из самого его подвижнического опыта.

К сожалению, мистические отсветы особой на­правленности подвигов преподобного можно увидеть лишь в описаниях видений, созерца­тельном характере подвигов таких близких по духу учеников и содругов, как Михей, Исаакий и Симон.

Литургические мистические явления (вплоть до постоянного сослужения ему Ангела Божия) свидетельствуют о том, как мало из­вестно о подлинном содержании духовной жизни преподобного Сергия. Можно со всей опре­деленностью повторить утверждение Г.П. Фе­дотова о том, «что в лице прп. Сергия мы имеем первого русского святого, которого в православном смысле этого слова можем на­звать мистиком, то есть носителем особой, та­инственной духовной жизни, не исчерпываю­щейся подвигом любви, аскезой и неотступ­ностью молитвы. Тайны его духовной жизни остались скрытыми для нас. Видения суть лишь знаки, отмечающие неведомое» .

В какой мере его «ученики, содруги и со­беседники» воплотили в своих подвигах эту мистическую сторону духовного делания пре­подобного, нам неизвестно. Именно эта сторона подвига не может раскрываться миру, а лич­ность преподобного была единственной, и если раскрывался он в своих дарованиях, то только перед ближайшими (все теми же Михеем, Исаакием и Симеоном). Преподобный Сергий – первый русский святой, удостоившийся не только видения Богоматери, но и эпитета «любимиче мой».

Значительность и неповторимость роли Сергия Радонежского в духовной жизни древней Руси нашла свое отражение прежде всего в исторических событиях: молитвенный под­виг вдохновил на ратный подвиг Димитрия Дон­ского и всех русских воинов, сражавшихся и одержавших победу на Куликовском поле.

Окружавшие преподобного Сергия Радо­нежского близкие ему по духу люди, которых современники определяли тремя категориями близости, позволили распространить на весьма значительное пространство (включая Завол­жье, русский Север) духовное воздействие лич­ности Сергия Радонежского. И оно было не кратковременным, поскольку выстроенные его ближайшими сподвижниками монастыри в свою очередь превратились в очаги интенсив­ной духовной жизни, а идеалы преподобного воплотились как в формах, так и в росписях монастырских храмов.

Эпоху преподобного Сергия отличает ис­ключительный подъем русской художественной культуры, отдельные памятники кото­рой – а, может быть, и вся их совокупность – должны быть вновь оценены в непосредствен­ной связи с ее содержанием.

Примечательна (и требует своего осмысле­ния в исторической перспективе) идея избран­ности Русской земли в качестве хранительни­цы ценностей собственно духовной жизни, идея особого покровительства со стороны Бо­жией Матери.

Личность Сергия Радонежского, его роль в возрождении Руси, «поверженной духовно» татаро-монгольским нашествием, будут малопо­нятны, если мера национального бедствия будет смягчена или неправильно оценена. Главное же, что является первоочередным, – это оценка и понимание исключительности мистического облика преподобного и достигну­того им духовного величия. Именно в этом ве­личии, при полноте смирения – подлинное значение исторического прошлого Русской земли.

О.И. Подобедова

Древнерусское искусство. Сергий Радонежский и художественная культура Москвы XIV-XV вв. — СПб., 1998.

Примечания

Ключевский, 1892. С. 202.

Там же. С. 201.

Там же. С. 203.

Там же.

Там же. С. 205.

Там же. С. 205.

Напомню, что епифаниевская редакция жития сохранилась в составе Второй Софийской и Никоновской летописей и в Лицевом летописном своде второй полови¬ны XVI в. Что же касается остальных списков жития, в частности лицевого Жития 1590-х годов (РГБ), то там текст несет следы переработки и редактуры Пахомия Серба. См. об этом: Арциховский А. В. Древнерусские ми¬ниатюры как исторический источник. – М., 1944; Голубинский Е. Преподобный Сергий и созданная им Лавра. – М., 1909. С. 11; Подобедова О.И. Миниатюры русских исторических рукописей. – М., 1965. С. 274; Щепкина М.В. Царские лицевые рукописи конца XVI – начала XVII века: (Художественные и бытовые особенности): Дис. … канд. искусствоведения. – М., 1947. Что касается состава текста и содержания иллюстрирующих его мини¬атюр, вошедших в Лицевой летописный свод, то они от¬личаются особой конкретностью и независимы ни от ико¬нографии клейм житийных икон преподобного Сергия, ни от известных иллюстраций лицевых житий (тем более, что все они возникли позднее). «Повесть о препо¬добном Сергии» в Лицевом летописном своде имеет 77 миниатюр. Характерно, что столь же самостоятельны по иконографии и содержанию миниатюры «Сказания о Сте-фане Пермском» в Лицевом летописном своде (см. так на¬зываемый «Древний летописец», Т. 3. – Л. 571–677 об.). Том хранится в ВАН.

Ключевский, 1892. С. 208.

Ключевский, 1892. С. 199–215. (см.: Лицевой летописный свод второй половины XVI в.). Там же, на л. 54 тома 2 «Древнего летописца» изображено «затворение» преподобным новгородских храмов.

В.О. Ключевский приводит примечательные данные о числе монастырей, возникших на протяжении 1240–1340 гг. Их было всего несколько десятков, тогда как за 100 лет – с 1340 по 1440 г. – было по¬строено 150 (Ключевский, 1892. С. 210).

Голубинский Е. Преподобный Сергий и создан¬ная им Лавра: Жизнеописание прп. Сергия и путево¬дитель по Лавре: Изд. 2, испр. и доп. – М., 1909. С. 19. Весьма интересно сопоставить эту часть Жития со «Сказанием о преподобном Сергии», читающемся в Со-фийской II, Никоновской летописях и Лицевом лето¬писном своде. Софийская II летопись содержит житие преподобного Никона, где повествуется о том, что именно он поручил Андрею Рублеву написать икону Пресвятой Троицы «в похвалу» Сергию Радонежскому. См.: ПСРЛ. – СПб., 1853. Т. 6 (под 1408 г.).

Богатый материал см.: Катанский А.Л. Учение о благодати Божией в творениях св. Отцов и учителей Церкви до блаженного Августина. – СПб., 1902 (далее: Катанский, 1902). Известно, что и сам преподобный, и его ближайшее окружение не только читали, но и перепи¬сывали святых Отцов. Митрополит Алексий перевел с гре¬ческого и собственноручно написал текст Евангелия. К этому тексту не раз обращались русские справщики (пе¬чатники) и в эпоху Ивана IV, и в эпоху Патриарха Ни¬кона как к тексту, не имевшему погрешностей. Что ка¬сается других учеников и «собеседников», то можно уве-ренно говорить о высокой образованности Нила Сорского, отчасти Кирилла Белозерского и Саввы Сторожевского. Однако наибольшие данные о круге чтения содержат пи¬сания Нила Сорского. См.: Преподобный Нил Сорский и его устав о жительстве скитском (изложенный еп. Иустином). – Берлин, 1939. «Устав» Нила Сорского – это, как свидетельствуют исследователи, «почти исчерпывающий трактат по православной аскетике. Недаром его называют „Малым Добротолюбием»» (см.: Там же. С. 17).

Катанский, 1902. С. 21.

Федотов Г.П. Святые Древней Руси. – М., 1990. С. 150.

Теги: преподобный Сергий Радонежский 17 Июля 2019