Дочь подросток стала неуправляемой

Трудные подростки – они выпадают из общепринятых норм, живут по своим законам, неудобны окружающим. Их поведение препятствует полноценному воспитанию. Что делать, если ваш ребенок стал таким? Как родителям повлиять на ситуацию?

Если подросток стал неуправляемым и агрессивным, то родители должны осознать, что ребенок:

  • вне их власти;
  • повзрослел как личность;
  • может быть ответственным за себя и свои поступки.

И пришло время перестроиться и родителям и ребенку. Это поможет выстроить новые доверительные отношения с трудным подростком, повлиять на его неуправляемость и характер.

Решить проблему – это понять ее причину

Истоки неуправляемости и агрессии подростка не в его трудном характере (в этом возрасте физическое развитие опережает личностное, идет поиск себя), а в:

  • некомфортной обстановке в семье (родители кричат, ругаются, упрекают либо полностью равнодушны друг к другу, непоследовательны в поступках);
  • нехватке внимания и любви со стороны родителей;
  • копировании поведения родителей с искренним непониманием: “Почему им можно, а ему – нет…”;
  • желании самоутвердиться (протест против опеки и власти родителей);
  • желание отомстить (за обиды на родителей);
  • неверие в себя и свой успех.

Своим поведением подросток пытается привлечь к себе внимание.

А родителям надо обратить внимание на свою реакцию при непослушании и агрессии ребенка:

  • вы раздражаетесь, когда ребенок воюет за ваше внимание;
  • вы злитесь, когда ребенок перечит вашей воле;
  • вы обижаетесь, когда ребенок мстит;
  • вы в отчаянии, когда ребенок в себе переживает свое неблагополучие.

Ваши чувства – это зеркало эмоциональной проблемы подростка. Понимая ее через свои чувства, пытайтесь наладить с ним доверительные отношения, помогайте ему вернуться в социальные рамки. Помните, что неуправляемость ребенка — открытый способ поведения, который позволяет родителям повлиять на подростка и помочь ему.

Советы родителям неуправляемых трудных подростков

1. Не обращайтесь с подростками директивно (указания, замечания, опасения), а используйте метафоры и сравнения, которые не ранят ребенка.

2. Будьте всегда с подростком деликатны: не возмущайтесь (это и следовало ожидать! и о чем ты думал!), а дайте возможность ребенку самому обозначить проблему (он уже повзрослел).

3. Не опускайтесь до унижений и наказаний, даже словом. Всегда оценивайте только поступки, а не личность (не ты плохой, а плох твой поступок).

4. Разделяйте чувства трудного подростка (я тоже знаю, каково это; я понимаю, что ты разозлился).

5. Не раздражайтесь, не отвечайте агрессией на агрессию. Просто скажите, что очень сердиты на ребенка. Это снимет напряжение и повлияет на поведение подростка.

6. Блокируйте агрессию смехом, радостью, удивлением (подарите ребенку шоколадку – он удивится).

7. Научите ребенка эмоционально разгружаться через физическую нагрузку (боксерская груша, дартс, беговая дорожка).

8. Если ребенок возбужден, раздражен, не контролирует себя – удержите его дома и сбейте напряжение (начните колотить подушки или рвать газеты).

9. Не оставляйте без внимания хамства: не разговаривайте с подростком, если он груб. Снимите напряжение, сказав, что вам обидно, когда на вас кричат и грубят.

10. Не провоцируйте тревогу у подростков (туда ходить опасно, с теми не говори, к этим не подходи и т.д.). Вместо “будь осторожен”, скажите “позвони, если сможешь”.

11. Всегда трудному ребенку предлагайте помощь, рассказывая при этом о своих чувствах (я не понимаю, что с тобой, и я растерян; ты злишься, не понимаю, что тебя беспокоит). При отказе от помощи, скажите, что вы все равно всегда готовы помочь. Создайте тыл подростку.

12. Никогда не давите на подростка, не оценивайте ситуацию, не ругайте, не повышайте голос. Своим поведением покажите, что вы готовы помочь ему, на его стороне, поддержите его самооценку.

13. Если подросток задает вам неудобные вопросы, не отстраняйтесь, поставьте себя на место ребенка, искренне и тактично ответьте. Так постепенно будет завоевываться доверие.

14. Пытайтесь научить вашего ребенка чему-то полезному, что пригодиться ему в жизни. Обратите внимание на сферу его интересов и предложите ему дело по душе.

15. Трудному подростку нужно составить “жизненное” расписание, в котором необходимость будет перемешана с желаниями.

Вернуть подростка к нормальному поведению и продолжить его гармоничное воспитание – это большой обоюдный труд родителей и ребенка.

Дневник приемного подростка СОБАКИ Однажды я шел на пруд и увидел около проезжей части двух маленьких щенков. Думаю, их выбросили из машины » добрые» хозяева, чтобы они как — нибудь выжили в деревне. Я испугался, что они выбегут на дорогу, взял за пазуху, а потом не смог оставить. В интернат я их конечно не понес. На территории интерната держать собак было запрещено, да и это было небезопасно. Не все любили животных. Старшие девочки однажды посадив щенка в мешок, играли им в футбол, после чего он умер от травм. Парень из нашего корпуса, однажды убил щенка, сбросив с крыши. Пробегающую кошку легко могли забить камнями. Я отнес щенков в лес, положил под корни большого дерева и оградил забором из веток. У учителя по сельхоз труду я попросил ненужные деревяшки и сколотил для них будку. Собаки стали моей отдушиной. Я разработал стратегу, что буду помогать тем, кому хуже, чем мне. Я приходил к собакам иногда по несколько раз в день и очень привязался к ним. Приносил им под кофтой еду. Иногда из своего обеда, иногда из магазина. Я копал для местных огороды. Собирал ягоды, которые они продавали на трассе в трехлитрухах, помогал на лесопилке. На заработанное покупал молоко и сосиски. Иногда, когда не было работы, признаюсь, воровал в столовке. В лесной будке я собрал всех бездомных деревенских собак. Их было 7. 7 и я. Это была моя большая собачья семья. Я держал это в тайне и ходил в лес обходными путями. Любимым моим псом был Джек. Он достался мне взрослым, его избивал пьяный хозяин. Проходя мимо их забора, я не раз видел эти сцены и слышал, как он скулил. Я выследил когда хозяин уехал в город, перелез через забор, перерезал веревку осколком стекла и забрал Джека с собой. Больше к хозяину он не возвращался, да и тот его не искал. Я гулял с ним, играл на поле в догонялки, дрессировал. Он был умный и добрый. Он был моим другом. Когда мне было плохо, он клал на меня голову. Закончилось все плохо. Три собаки убежали. Говорят, что их видели живыми. Две пропали. Найду убил выстрелом из ружья в голову деревенский отморозок. А Джек, оставшись один, начал приходить ко мне в интернат. Я прогонял его. Но однажды не успел. Его поймали какие-то люди в рабочей форме, накинули на голову мешок из под картошки и увезли. Я помню как машина уезжает и он сидит, смотрит на меня с сеткой на голове. А я стою как мудак и смотрю, как его увозят. Я мог бы разбить стекло, чтобы машина остановилась или преградить дорогу, но не сделал этого потому, что боялся, что меня отправят в психушку. Мне больно об этом вспоминать. Я конечно пытаюсь думать, что это был мой урок. Что «собаки» были периодом, когда я учился о ком-то заботиться. Сейчас у себя в городе я посещаю собачий приют и помогаю их выгуливать. Но все равно я себя не простил. Наверное, так и должно быть. Ведь по сути, я предал друга. В память о Джеке, я обязательно возьму из приюта дворнягу. Приемная мама пока против, но я обязательно сделаю это когда буду жить отдельно. Я хотел бы любить ее и заботиться о ней, как когда — то не смог о Джеке. © https://vk.com/club138781776

«У меня родился…подросток!» 10 правил приемного родителя подростка

80-90% детей, живущих в детских домах, – подростки. Их хотят брать в семьи – опасаются сложностей. Однако все можно преодолеть – если следовать нескольким важным правилам

Что нужно знать о себе и о взаимоотношениях с приемным подростком его приемным родителям, рассказывает Наталия Мишанина, руководитель психологической службы благотворительного фонда «Арифметика добра».

«Причинить добро»? Избавьтесь от такой мотивации!

Очень важна мотивация будущих родителей подростков. «Часто мы слышим: “Кто, если не я? Он без меня пропадет!” Но добро – это спасение с холодной головой. Это не должно быть насилием. Часто семьи пытаются поместить подростка «в идеальные условия». Ему подбирают лучшую школу, чуть ли не лицей, личную комнату, шкафы, набитые книгами, обещают массу развлечений. И вот этот ребенок сидит у меня на консультации и говорит: «Я не смогу. Я не потяну эту семью». Дайте ребенку возможность плавно встроиться в новую жизнь и не ломайте его.

Присмотритесь к мотивации ребенка

«Из интереса», «прикола ради», «что-то потянуло», «посмотреть, как это» – на такой волне подросток часто соглашается пойти жить в семью. У кого-то интерес конкретный – они осознают, что в семье им помогут (скажем, с поступлением в вуз, с привыканием к самостоятельной жизни). Я разговаривала с подростками, которые сами шли на возврат, провоцировали. Потому что они ждали одного, а получили другое. И теперь хотят избавиться от жизни в семье.

Вот конкретный случай: мальчик вполне успешно развивался в детском доме, был востребован в местной футбольной команде, у него были неплохие перспективы, его способности поддерживались воспитателями детского дома, а еще у него были родственники в регионе, но он уехал в приемную семью в Москву. На вопрос, почему же он все бросил и уехал так далеко, он признался: «Они ведь издалека ко мне приехали! Мне было неудобно им отказать». Это пример виктимности подростков-детдомовцев. Он даже постеснялся сказать «нет, я не хочу». А потом начались мучения, когда он осознал, что не готов. Он был вырван с корнями из своего региона, от тех людей, которые в него верили, от друзей, и переместился в чужие звуки, запахи, требования, границы. Он потерялся.

Ребенок может начать проявлять разрушительное поведение: родители сталкиваются с воровством, ложью, уходами из дома, агрессией. Стоит заранее присмотреться к тому, что движет ребенком, который решает уйти из детского дома в приемную семью.

Подросток думает «Я с ними не навсегда». Вы думаете «Он с нами навсегда». Поменяйте установки

Наталия Мишанина, руководитель психологической службы благотворительного фонда «Арифметика добра». Фото: facebook.com/namishanina

Часто подросток, идя в приемную семью, считает внутренне, что это для него временное явление. Ему помогут опериться, он чему-то научится, поступит в вуз или найдет работу, а дальше – он сам. Приемные же родители часто воспринимают свою семью как финальную цель для подростка: он получил самое главное – родительское тепло, любовь.

Лучше быть заранее настроенными на то, что в какой-то момент ставший совершеннолетним приемный подросток «вылетит из гнезда» и, возможно, даже не будет сожалеть об этом.

Приемная семья для него – определенный жизненный этап на его дороге, и вовсе не всегда она становится для него самоцелью. Нельзя «присвоить» себе ребенка.

Но, конечно, стоит помнить, что возврата не будет, и что этот человек входит в систему семьи и останется в ней.

Примиритесь с прошлым подростка

У многих из них есть прошлое. Дети могут контактировать со своими родными, и даже часто мечтают, когда вырастут, снова воссоединиться с ними. Если приемные родители пытаются закрыть эту страницу жизни подростка, это может привести к взрыву в семье. Для детей разрыв этих тонких связей травматичен. Уважайте прошлое ребенка. Найдите в себе силы поддержать его.

Вот пример: родители очень хорошие, образованные, компетентные, у них прекрасная взрослая дочь, но у них никак не ладились отношения с двумя приемными детьми, братом и сестрой. А все потому, что там, в регионе, остались родные этих детей. Там живет их старшая сестра, которая одно время обещала забрать их из детдома, и дети ждали этого. И только после того, как приемная мама съездила в регион, поговорила с этими родственниками, и те психологически одобрили проживание детей в приемной семье, все успокоились, и ситуация наконец-то выправилась. А ведь дело чуть не дошло до возврата. Хотя это очень прокачанные, опытные приемные родители.

Не ждите любви

Ребенок в подростковом возрасте стремится к сепарации – к отхождению от родителей, взрослых и объединению с друзьями, ровесниками, со своей «стаей». Приемные родители хотят стать такой «стаей», но нельзя ждать того, что обе стороны бросятся друг другу в объятия. Притирка может быть жесткой.

В кровном ребенке есть что-то ваше – и вы это любите. А если это приемный ребенок, в котором нет ничего вашего, он может начать раздражать вас.

Бывает, что приемные мамы честно признаются: «В нем меня все бесит! Запах, манеры, форма рук, голос!» Фактически в семью приходит юноша или девушка – взрослый почти человек.

Одно дело, когда принимают малышей – они растут потом в семье, начинают подспудно копировать поведение приемных родителей, часто даже мы замечаем, как они начинают так же ходить, у них такая же мимика, ужимки, какие-то «семейные словечки» и так далее. Подросток уже ничего не переймет от вас, он будет расти тем сложившимся уже человеком, каким пришел.

Снимайте заранее свои розовые очки. Лучше дайте ему принятие. Причем безусловное.

«Не считайте себя Пигмалионами. «Галатей»-то выдали уже готовых»
Лана Истомина, замужем, многодетная приемная мама, двое кровных детей (3 года и 6 лет) и 7 приемных подростков от 10 до 19 лет:
– Родителю надо понять и принять, что ребенок принесет в новую семью весь свой предыдущий жизненный опыт. И этот опыт будет плохим или очень плохим. Ребенок ведет себя так, как для вас неприемлемо, не потому, что он плохой, а потому, что так выживать его научила жизнь. Настройтесь на то, что вам, первое время, надо будет помочь пережить ребенку травму. Научите себя не ждать благодарности. Не ждите успехов в учебе и не напирайте на это в первые месяцы жизни ребенка в семье.
Когда у нас появился первый приемный сын, в какой-то момент его понесло совершенно классическим образом: не брал трубку, оставался ночевать у друзей, был холоден и закрыт. Он признался, что хотел, чтобы мы поняли, что он уже взрослый и относились бы к нему как к взрослому. Ситуация попала в замкнутый круг: чем хуже он себя вел, тем больше мы вели себя с ним как с менее взрослым, тем больше запрещали, тем больше контролировали. Мы объяснили ему, что путь к тому, чтобы мы относились к нему как к взрослому, находится ровно на противоположном конце. Человек взрослый – это человек ответственный, обязательный. Мы не отпускаем его на ночь не из самодурства, не из-за того, что грубо лезем на его личную территорию и в его дела, а потому, что если вдруг обнаружится, что он ночью не дома, органы опеки могут изъять у нас всех детей. И мы просто не можем так рисковать, и он не может от нас требовать таких жертв. И он принял такую мотивацию и согласился с нами.

Заранее решите, какую роль вы на себя возьмете

Многие приемные родители обижаются, что подросток не зовет их мамой и папой. «Он уже год с нами, а все еще зовет меня Татьяной Петровной!» Но это естественно. У подростка уже есть мама. Или была. Часто они их помнят или даже знают. «Как я могу называть ее мамой? Тогда я предам свою собственную мать!» – говорят дети. Не требуйте от них невозможного. Иначе вы невольно войдете в конкуренцию с кровной матерью, и это причинит вам боль. Будьте готовы к этой конкуренции.

Подростки легко чувствуют слабые места и могут по ним больно бить. «А моя мама делает такие пироги с кислой капустой! А твои непонятно с чем!» – упрекает ребенок. Хотя его кровная мать, возможно, алкоголичка.

Заранее примиритесь с тем, что, возможно, вы не станете для него мамой. Но если вы выбираете взаимоотношения «мать-сын» или «мать-дочь», то проговорите это с ребенком и четко дайте понять, что это такое – быть сыном или дочерью.

Бывают проблемные случаи, когда приемная мама неосознанно влюбляется в подростка.

На мой взгляд, органам опеки не стоит отдавать подростков одиноким женщинам, не имевшим опыта воспитания детей. Часто в таких семьях случаются возвраты.

Ребенок не понимает, что происходит, и неосознанно он будет пытаться уйти из неприятной, непонятной ему ситуации. А значит, это или побеги из дома, или отстранение, уход в компании, и, наконец, возврат в детдом. В опыте нашего фонда «Арифметика добра» есть пример, когда нам удалось успеть быстро подобрать подростку из такой несложившейся приемной семьи других приемных родителей, минуя приют. Но так бывает не всегда, а возвраты всегда больно бьют по психике детей.

Другой удачный вариант роли для приемного родителя подростка – это наставник. Можно использовать метод гостевой опеки, хотя бы для начала. Так появляется больше возможностей расширять социальные связи ребенка.

Часто эти дети говорят: «Я буду все делать только тогда, когда пойму, что я кому-то нужен». И вдруг они начинают читать книги, смотреть другие фильмы, или бросают курить, и так далее. Вдруг в их трехногой табуретке появляется четвертая ножка – та самая опора, которая не давит, но на которую он может опереться.

Не лечитесь через приемного ребенка

Бывает, что родители пытаются реализоваться через подростка. Или лечат свои раны. Но незалеченные раны – мишень. У подростков есть чуйка – они осознают, что их, кажется, используют. И защищаются, а значит, бьют по больному месту. А вот родитель в этой ситуации обижается: «Ну как же так, я – все для него делаю, а он так себя ведет!»

Родители могут не осознавать, что отыгрывают непрожитые моменты жизни. Был случай, когда женщина через 9 месяцев после гибели своего 20-летнего сына (знаковый срок, кстати) взяла под опеку 16-летнюю девочку. Девочка была послушная, положительная, но все равно попала под такую гиперопеку, что просто вздохнуть не могла. А мама просто боялась, что приемная дочь попадет в плохую компанию, как когда-то ее сын, и с ней что-то случится – то есть женщина перенесла судьбу сына на девочку. И та запросилась назад в детский дом.

Мы очень, очень много работали с этой мамой. На то, чтобы изменить сценарий семьи, снять с мамы тревогу, сохранить семью, нам потребовалось два года. Облегчило ситуацию и то, что девочка к тому времени поступила в вуз и уехала жить в общежитие в другой город и общалась со своей приемной мамой уже удаленно.

Кстати, вот хороший пример, почему важно прорабатывать эти важные темы в Школах приемных родителей, что не всегда делается. Если бы эта будущая приемная мама пришла к нам в ШПР, и мы узнали о ее прошлом, мы бы не рекомендовали ей через такой короткий срок после потери сына и горевания входить в приемное родительство. В ее ситуации лучше бы подошло сначала волонтерство.

Учитывайте интересы кровных детей

Приемный ребенок всегда должен быть младше других детей в семье. Но, к сожалению, семьи и опека редко соблюдают это правило. В семью приходит тот, кто старше, – и начинается деление территории, ссоры, ревность. В итоге кровный ребенок или отчаивается и просто отдает пальму первенства приемному, или постепенно уходит из семьи к бабушке, дедушке и так далее.

Советоваться нужно с ребенком любого возраста. И не говорить «У тебя будет братик, ты должен его любить». Лучше транслируйте кровным детям мысль, что вы все вместе сможете помочь этому ребенку из детского дома. Возьмите своих детей в союзники.

Соблюдайте иерархию

Первая ошибка – скатываться на позицию «дружбана». Удерживайте границы. Понадобится характер – нестойкий взрослый не выдержит отношений с подростком, если они будут нестабильны.

Педагог Константин Ушинский замечал: «Только личность может сформировать личность, только характер может воспитать характер». Мы – образцы для подростков в эмоциональном и психологическом поведении. Мы должны быть последовательны. Иначе подросток найдет лазейку, чтобы рушить правила и границы.

Подумайте о точках сближения

Предложите подростку собственные интересы (спорт, путешествия) или включайтесь в интересы ребенка и проецируйте эти интересы на себя. Это лучший способ, чтобы начать диалог и сближение. Потом на этих реперных точках строится дружба.

«Чтобы стать мамой и папой большому ребенку, понадобится время
Диана Машкова, мама четверых детей, в том числе двух приемных подростков, руководитель Клуба «Азбука приемной семьи» фонда «Арифметика добра», ведущая Школы приемных родителей «Формула семьи» фонда:
– Воспитание подростка-сироты – это действительно самый настоящий труд, причем на первых порах весьма неблагодарный. Дети приходят в семью с устоявшимися неприятными привычками и ложными установками. После иждивенческого образа жизни, который принят в учреждениях, у них нет навыков заботы о себе, умения решать элементарные бытовые задачи. Отсутствует учебная мотивация. Менять стереотипы подростков-сирот очень и очень сложно, понадобится немало терпения для того, чтобы погрузить ребенка из искусственного мира закрытого учреждения в окружающую нас реальность. К тому же придется много работать над собой, чтобы научиться воспринимать взрослого на вид парня или девушку как травмированного ребенка, который нуждается в помощи.
Семьи, которые решаются помочь сиротам старшего возраста, должны обладать очень высоким уровнем гибкости. Нельзя требовать от подростков – это справедливо и в отношении кровных детей – слепого подчинения. Подросток отличается от малыша естественным стремлением к независимости и самостоятельности. Ему важно, чтобы его мнение, каким бы абсурдным оно ни было, слышали и учитывали..
Подросток-сирота, помимо прочего, априори не доверяет взрослым, и прежде чем что-то требовать от него, придется это самое доверие заслужить. Это ни в коем случае не значит, что нужно идти на поводу у манипуляций, но уважать личность ребенка нужно непременно.

Низкая самооценка и никаких авторитетов: с какими проблемами сталкиваются приёмные родители подростков

Если посмотреть на воспитанников московских детских домов, то в основном это дети старше 11–12 лет или дети с особенностями развития. Маленькие дети достаточно быстро уходят в семьи. Мы поговорили с психологом Инной Пасечник про подростков-сирот, их основные трудности и то, как с таким ребёнком вести себя приёмной семье.

Рассылка «Мела» Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Насколько охотно семьи соглашаются взять под опеку подростка?

Подростков стали усыновлять чаще. Появляются семьи, которые прямо говорят: «Мы берём только подростков. Нам интересно, мы видим своё призвание в том, чтобы помогать детям именно этого возраста». Однако есть и другая история: в Москве семье, которая берёт одномоментно 5 подростков и/или детей с особенностями здоровья, выдают жильё. Это было придумано для того, чтобы «непопулярные» дети (подростки и дети с ОВЗ) тоже могли попасть в семью.

При этом у таких проектов всегда есть очень мощная обратная сторона: люди берут детей, не очень представляя, с кем они, грубо говоря, связались. Именно поэтому в нашем фонде организованы специальные курсы для тех, кто уже прошёл школу приёмных родителей и планирует пригласить к себе жить или уже воспитывает приёмного подростка. Мы рассказываем про особенности детей этого возраста, побывавших в сиротской системе, и тонкостях выстраивания отношений с ними.

Какие страхи есть у потенциальных родителей подростка?

Самый главный заключается в том, что ребёнок придёт и скажет: «Вы мне никто, и вы мне не указ. Я буду жить так, как я жил до этого, или так, как я мечтал жить, но у меня не было возможности, потому что я был в детском доме». Страх того, что ребёнок будет жить параллельной жизнью и не считаться с родителями. И у семьи не будет возможности с ним договориться, чтобы он приходил в определённое время, выполнял обязанности по дому, прикладывал усилия к учёбе и так далее.

Родители представляют себе какого-то монстра, который совсем в них не заинтересован и видит только возможность вырваться из детского дома

Иногда такое реально случается, но всегда очень важна фигура родителя. Если он сразу начинает выстраивать отношения, то ребёнок, который заявляет: «Я приехал и буду делать что пожелаю», всё равно начинает ценить возможность быть с семьёй.

А насколько они оправданны?

Во-первых, упущена практически целая жизнь. По крайней мере, основные периоды, когда ребёнку проще чем-то помочь и что-то в него вложить. Мы получаем человека, у которого практически всё школьное образование «в пролёте». У него нет опыта близких и тёплых отношений. Грубо говоря, ни одна задача детского возраста не выполнена, а подросток будет вот-вот выпускаться из школы и сдавать экзамены.

Скажем прямо, в нашей культуре сдал ребёнок экзамен или нет — это оценка качества родителя. При этом сам ребёнок не очень заинтересован в том, чтобы вкладываться в учёбу. Она волнует в первую очередь родителей. В результате и шансов выпустить ребёнка с нормальным аттестатом мало, и конфликт по поводу учёбы становится реальной угрозой для отношений.

Во-вторых, у приёмных родителей нет возможности стать для подростка безусловным авторитетом. С ним уже надо договариваться, искать точки соприкосновения. Нужно приложить больше усилий: быть гибким, мобильным. Взгляд должен быть незашоренным, ко многим вещам желательно относиться проще, опять же не упираться в учёбу, каким бы страшным ни казалось не сдать экзамены. Всё это нужно, чтобы искать пути для компромисса, выстраивать отношения.

При этом требуется устойчивость как эмоциональная, так и в собственных убеждениях, чтобы подросток видел силу родителя. Он должен стать для него по-человечески интересным и вызвать уважение.

Прямое проявление силы (наказания, агрессия) плохо работает, потому что эти дети видели в жизни гораздо больше насилия, чем среднестатистический человек

Ещё среди минусов можно назвать ожидания. Кажется, что ты берёшь уже взрослого человека, с которым можно договариваться, потому что у него есть голова на плечах. Он заявлен как пятнадцатилетний, но эмоциональное развитие у него, например, как у шестилетнего. То есть, с одной стороны, у него уже «бомбанули» подростковые истории, а с другой стороны — остаётся чудовищная эмоциональная незрелость. Вы то имеете дело с подростком, который сопротивляется, то с ребёнком, которому надо дать возможность прожить его детские этапы. Помощь таким детям — это вечный баланс между уважением к их мнению, эмоциональным вкладом как в маленького ребёнка и удержанием собственного авторитета.

Зато с подростками действительно интересно, с ними можно поговорить. У них уже есть какой-то свой взгляд на вещи, и это приятно. Они благодарны не как маленькие дети, которые обнимают и рвутся целоваться. Они говорят глубокое и осознанное «спасибо». Это не «телячьи нежности», а скорее некий инсайт и восторг, которые дорогого стоят.

Среди воспитанников детских домов есть как дети с опытом жизни в семье, так и без него. Чем отличается работа с ними?

У них есть существенное различие. Во-первых, ребёнок, который жил до этого в семье и чувствовал заботу родителей, знает, что такое любовь взрослого. У него больше готовности воспринимать её от других, благодаря этому могут быстрее сложиться отношения. С другой стороны, у них гораздо острее проходят внутренние конфликты, связанные с тем, что они любят своих кровных родителей и никак не могут допустить любовь к себе другого взрослого. У детей, которые не жили в семье, нет острого проживания потери значимого взрослого.

Честно говоря, отказные дети более «деревянные» — их отогревать нужно дольше. Они с самого рождения учатся не чувствовать боль, поэтому их эмоции гораздо глубже спрятаны и они все избегают привязанности. Они привыкли ни на что не рассчитывать, быть отстранёнными — и это не форма речи, это происходит на самом деле. И это не потому, что они плохие. Просто для выживания нужно было приспособиться.

А каким проблемам больше подвержены сироты-подростки?

У детей из детских домов практически нет ни одного фактора защиты. Эти факторы возникают, когда в семье есть тёплые и поддерживающие отношения. Они формируют самоценность (знание «хорошо, что я есть») и понимание ребёнком его зон успеха («есть области, в которых я достаточно хорош»). При этом у таких детей гораздо раньше появляется доступ к тем же наркотикам и алкоголю. Взяв под опеку 12-летнего подростка, вы можете получить человека, который уже курит, пьёт и вообще всё попробовал. Быстро справиться с его зависимостями не получится. Нужно постепенно вести его к тому, чтобы он отказался, например, курить.

У детей-сирот низкая самооценка, часто есть убеждённость в том, что они «плохие»

Нередко они плохо учатся, за что их гнобят, поэтому в школе они тоже идут к тем, кто примет их в любом случае — в дурную компанию. У них напрочь отсутствует вера в себя. Они боятся любых сложностей и заранее уверены, что не поймут материал и не справятся. Решать их проблемы гораздо сложнее, потому что они не готовы так легко их преодолевать. В этом смысле они будут менее мотивированы и не станут стараться, как домашние дети.

Подростков кидает от потребности к близости до полного неприятия человека, который о них заботится. При этом у таких детей очень много непрожитых травматических ситуаций (потеря родителей, смерть, насилие). Когда они начинают сближаться и говорить об этом, им необходима бездна внимания. Не у всякого взрослого хватит ресурса, чтобы всё время подкармливать этого душевно не удовлетворённого «кадавра». В какой-то момент родитель устаёт кормить его бесконечной поддержкой, эмоциями и теплом. Тогда подросток начинает говорить о том, что теперь-то он точно никому не нужен, и впадает в депрессию.

Какие основные проблемы могут возникнуть у подростков-сирот

1. Плохое понимание собственной идентичности

Беда в том, что подросткам из детских домов очень тяжело выстроить свою идентичность, потому что у них нет представления о самих себе и ресурса для этого. Наша идентичность строится на основе представлений о своей семье. Если взять условную семью, где мама — научный сотрудник, а папа —профессор, то ребёнок понимает свой уровень развития, какие в его семье ценности и к какому, грубо говоря, социальному слою он может себя отнести. Таким образом подросток понимает, в какую сторону ему двигаться.

Ребёнку из детского дома трудно выстроить позитивную идентичность, потому что его представления о родителях, как правило, непривлекательные. Мы сейчас рассматриваем наиболее частую ситуацию: когда ребёнка изъяли, потому что его родители были зависимы от психоактивных веществ. В такой ситуации у подростка, соответственно, будет представление, что он сын нехороших людей.

Есть и другая ситуация — когда ребёнок придумывает небылицы о родителях вроде: «Моя мама индийская принцесса, её украли разбойники, а вообще-то она, конечно, хотела за мной вернуться». На такие представления тоже очень трудно опираться, потому что реального человека за этим не существует.

Идентичность ребёнка складывается и из того, что о нём говорят взрослые. «Ты хорошо рисуешь, а ещё нам очень нравится, когда ты поёшь песни или рассказываешь стихи» — это маленькие крупицы, которые позволяют постепенно что-то про себя понимать. Однако наша система детских домов устроена так, что воспитатель не даёт обратной связи ребёнку, а только регулирует его поведение.

Проблема даже не в том, что в детских домах не хватает персонала, а в том, что он необученный

Работники зачастую не знают, как выстраивать отношения с ребёнком, а некоторые, наоборот, считают, что воспитатель должен быть нейтральной фигурой. То есть он не должен вообще ни к кому и никак относиться. Часто они считают, что с ребёнком не надо выстраивать отношений, потому что «он ко мне привяжется, а я же ему никто». В итоге ребёнок растёт в вакууме. Он не может опираться ни на одного из взрослых, формируя представление о себе.

2. Размытые ценности

У ребёнка из детдома очень смазаны представления о ценностях — о том, что такое хорошо и что такое плохо. Часто это связано с тем, что он сталкивался с жестоким обращением с раннего возраста. А раз мораль формируется в опоре на взрослого, то ребёнок начинает думать, что это нормально. Ему никто не объясняет, что так делать неправильно. Ребёнок уверен, что физическое и сексуальное насилие, а также оскорбления — это нормальная часть отношений между людьми. В итоге либо они сами начинают допускать насилие по отношению к другим, либо позволяют так относиться к себе.

3. Отсутствие веры в себя

Эти дети совершенно не верят в себя, потому что они сталкиваются с большим количеством неудач, в том числе в школе. Безусловно хорошо, что ребёнок из детского дома попадает в общеобразовательную школу. Таким образом он включён в жизнь людей с другим жизненным опытом, но оказывается, что дети из детдомов часто не тянут школьную программу. Дети, столкнувшиеся с жестоким обращением и находившиеся в стрессовой ситуации в раннем возрасте, плохо развиваются. Это связано с устройством нашего организма.

Мозг — это бонус, который дан человеку. Если все ресурсы уходят на выживание, то кортизол, гормон стресса, фактически останавливает интеллектуальное и физическое развитие. Дети уже в младшей школе сталкиваются со своей неуспешностью, и никто не помогает им так, чтобы это было эффективно. Недостаточно просто делать с ними уроки или, что ещё хуже, требовать от них этого. Необходимы специальные психологические и педагогические занятия, а их не предоставляют в нужном объёме.

В результате дети быстро убеждаются в том, что ни на что не годятся. Вырастает подросток, который полностью уверен в своей бесполезности и заранее поставил на себе крест. В итоге он ищет простые пути адаптации в жизни, и тут стоит вспомнить, что плохие компании не дремлют.

4. Неправильное психосексуальное развитие

Не стоит забывать, что подростковый возраст связан с телесными изменениями и, как следствие, с психосексуальным развитием. Дети, оказавшиеся в детском доме, часто подвергаются сексуальному насилию и испытывают ужасный эмоциональный голод. Часто выходит так, что им подсовывают секс как способ удовлетворить этот голод.

Ребёнку говорят, что это выражение любви со стороны взрослого, нормальная форма взаимоотношений между людьми. Хотя это чистой воды враньё, ведь отношения между людьми прежде всего строятся эмоционально.

Дети сталкиваются с сексом до того, как они для этого созрели. В результате мы получаем людей, которые всё знают про секс, но ничего не знают про отношения

Дальше их легко использовать, и они очень легко используют других. Но это не даёт эмоционального насыщения, а чем его меньше, тем больше они пускаются во все тяжкие.

В итоге вырастает человек, который не знает, кто он, и совершенно не имеет опор, а это означает, что его можно в любой момент склонить в любую сторону. Такие люди мыслят себя исключительно в моменте и не могут выстраивать долгосрочных планов. И, к сожалению, они не умеют различать тех, кто к ним искренне хорошо относится и выстраивает эмоциональные отношения, а кто их просто использует.

Есть ли различия между проблемами, возникающими у мальчиков и девочек

Единственное, пожалуй, ключевое различие между ними — это то, как они будут выстраивать отношения с отцами и с матерями. Зависит, конечно, от истории жизни ребёнка. Однако обычно мужская фигура — более опасная, потому что дети в детских домах практически с мужчинами не взаимодействуют. Они чаще сталкивались с насилием со стороны мужчин. Этот аспект одинаков для мальчиков и для девочек, но мальчик всё-таки должен в большей степени ориентироваться на мужскую фигуру. Поэтому, возможно, ему потребуется больше времени на то, чтобы наладить контакт с человеком, который может быть его отцом.