Дневник учителя

Дневник школьного учителя

08.09

Игорь Рябец

Школьная программа по литературе. Да какая ещё программа! Они читать не умеют в 6 классе! Кое-как прочитывают несколько предложений. Скорее даже проговаривают буквы вслух. А смысла не видят. Фраза “смотришь в книгу, видишь фигу” оживает на глазах. Есть, конечно, и исключения, и их мне жаль больше всего.

Здорово, если бы осознавая все это, я не унывал и задорно так, по-пионерски, декларировал готовность изменить мир, систему образования или хотя бы этих отдельных детей. Но нет, просто-напросто руки опускаются.

Лейтмотив первых рабочих дней: «Только бы не стать училкой». А ведь я так часто чувствую, как она начинает тихо постанывать внутри от скуки и желания вырваться наружу: построить бы их всех, поставить двойки за поведение, выгнать из класса. “Училкой” быть легко: задай им биографию пересказать, стишок выучить, промямлить ответы на вопросы из учебника, расскажи пару заученных слов и общих мест о каком-нибудь светоче литературы русской или её очередном “драгоценнейшем памятнике” и всё, 45 минут прошли. Скучно, бессмысленно, мимо.

Младшие — бешеные, игривые, шумные, не настроенные на работу. Старшие, кажется, просто не очень понимают, зачем вдруг учителю увлеченно вести урок. В общем и целом, старшие тоже не могут связать два слова. Младшие еще не могут, старшие — уже.

22.09

Снова вторник, снова 5 уроков подряд. Пустота. Мне не понравился ни один урок, кроме занятия в 6-м “А”, где я дал девочкам схему “Я вижу…”. Маша работала! Она может, если ей давать возможность. Катя изменилась. Отказывалась работать, просила сразу два. Она сама в себя не верит. А я верю. Сказал ей, что она сможет, и что я это знаю, подходил к ней, подсказывал. В итоге работала, писала. Её работа очень цветная. Она ведь наверняка яркая внутри, но снаружи — такая забитая. Нужно помочь ей открыться. Сейчас она просто колючий ёж, который защищается от всего мира.

В 6-м “Б” много шума, их энергию я пока не могу направлять в конструктивное русло. Рассказывали басню наизусть. Коля “по семейным обстоятельствам” не выучил басню, просил рассказать в четверг. Я разрешил. Он опешил, сказал, что не ожидал понимания. Для нас с ним это был важный момент. Он умница, в нем просто масса энергии, которую он не умеет сдерживать. Хотя он все же очень деструктивно иногда себя ведет на уроке, как мне кажется. Это его слабая зона, хотя, повторюсь, ума палата.

После “Мухи” дал бессмысленное задание прочесть басню, письменно изложить её содержание и объяснить смысл. Лишь бы занять время. Потом выдвигали свои интерпретации. Шум, гам, они отвлечены на себя и правильно: ведь не интересно же! Кто сказал, что они должны сидеть тихо на моем уроке? По какому праву я присваиваю себе их время? Единственное право — сделать им интересно и полезно. А второго не будет без первого.
В 8-м классе никто толком не прочёл первый акт “Гамлета”. В итоге читали вместе. То по ролям, то я один. Я комментировал. Вот когда я объясняю, это, кажется, работает хорошо. Долго читать по ролям нельзя. И всегда надо разъяснять прочитанное.

Парни все понимают, они хорошие, и все же мешают вести занятие. Скатываюсь в училкинские интонации, требую внимания. Зато вместо прямых замечаний начал говорить “мне не нравится” или “мне мешает”.

Фото: Вконтакте

С 9-м классом — скука. Не понимаю, что делать. Дети выполняют работу машинально, в материале не заинтересованы. В определенный момент я просил девочек за дальним столом не галдеть. Полина хитро и тихо заметила: «Становитесь училкой?». Она, кажется, права. Я ответил, мол, что поделаешь, приходится, если мешают.

Ну и 10-й класс — провал. Не могли пересказать прочитанную статью про детство Пушкина. Попытался вывести урок на лекцию, но это явно не моя сильная сторона. Нарисовал семейное древо АС на доске. Сказал пару слов о его родителях. От безысходности поставил фильм Парфенова. Опустил на 5 минут раньше, как и в случае с 6-м “Б”.

Что сегодня меня перезагрузило? Корчак, самое начало книги “Как любить детей”. Читаю и вспоминаю, что вся эта работа — про детей, которых взрослые не уважают по-настоящему.

14.10

Я сегодня дома. Попросился “поболеть”. Коллеги взяли мои три урока себе: у двух 6-х и у 10-го классов будет русский язык. Как же мне с ними повезло!

Спустя месяц я понимаю, что пришёл в школу весь в иллюзиях о том, какой я прекрасный литератор. Наверное, хорошо, что за месяц я понял, что это вовсе не так. Теперь “обнулюсь” и начну работать заново. Я буду брать программу и стараться осмысливать то, что там есть под себя. Тогда у меня будет хоть какая-то база. И если вдруг не получится придумать свой классный урок, то всегда можно будет работать по уже давно прописанному. Так я перестану “пожирать” себя психологически и найду относительно сбалансированный способ работы. На этом базисе можно будет делать свою надстройку: придумывать индивидуальные форматы работы с отдельными ребятами, начать работать с каждым отдельно. Появится время на собственное развитие, на то, чтобы думать о детях, и, наконец, чтобы вести их к чему-нибудь, а не выживать, как сейчас.

Фото: Вконтакте

13.11

Был сегодня на двух уроках Льва Иосифовича Соболева. Быть на его уроках — большая радость. Он излучает культуру. Его тон, голос, интонация, отсутствие учительских штампов и уважительное отношение к ученикам создают атмосферу почти ритуальную. Божество здесь — литература. Он ее любит, ему интересно, и это чувствуется. Он очень живой, естественный. При этом к детям он на Вы: “Поленька”, “Лизанька”, иногда по имени-отчеству. Он серьезный и добрый, вдумчивый и спокойный. Я не мог не сказать ему, что его уроки для меня как университетские занятия. Буду ходить к нему в качестве ученика. К слову, ученики его, кажется, знают даже больше меня.

Две восьмиклассницы, Лиза и Аня, называют Путина «путиняшей» и всячески признаются ему в любви. Говорят, что они патриоты, и что тот, кто любит родину, любит и Путина. Затронули тему патриотизма. В качестве примера привел им эпизод из “Капитанской дочки”, в котором Петруша не соглашается служить Пугачеву и честно ему об этом говорит. Я спрашиваю: “Он поступил патриотично? Он ведь в ситуации почти предсмертной. Какой государству от него толк, если он умрет? Не лучше ли согласиться из хитрости, а потом убить Пугачева или взять его в плен?». Но это подло, и Петруша так поступить не может. Что-то подобное сказала и Лиза.

27.11

Я поставлен им начальником. Но хочу ли я этим пользоваться?

Вот бы создать такие отношения, в которых дети сами заходят делать что-то, потому что им это интересно. Для начала нужно дать им расслабиться, показать другое отношение. Литература ведь и впрямь не терпит отсутствия удовольствия. Школьное её преподавание почему-то стало заучиванием догм, чужих мыслей. Все это противно книгам, чтению, детям.

08.12

Бедные! Как трудно им дается учить наизусть то, что им не нравится, то, чего они совсем не понимают.

Сегодня я попробовал объяснить 9 классу, зачем им задают учить наизусть. Говорил о том, что развивается память, в голове накапливаются качественные речевые клише. Вряд ли они прониклись.

Лиля честно призналась, что вообще ничего не понимает. А ведь рассказала наизусть! Потому что мама заставила. А маме лишь бы заставить.

Как научить их понимать?

18.01.

Иногда после урока кажется, что внутри у этих детей что-то подвинулось, что-то отозвалась на то, с чем я пришёл; это ещё называется “искра в глазах”. Сегодня у меня есть такое ощущение. Особенно после последнего урока в 6-м “А”. Проводил свободное письмо. Сказал, как обычно, что писать можно о чем угодно, что у каждого человека есть, что сказать. Попросил их сидеть тихо и не мешать друг другу и ушёл есть плов — очень нужна была небольшая передышка. Каково же было моё удивление, когда, войдя в кабинет, я увидел, что они сами расселились по разным углам, воткнули наушники и пишут: кто у окна, кто около стены, но почти все отдельно. Здорово, что они поняли важность уединения. Писали все, одна Лида скрипела.

На одной из перемен встретил Лену и спросил у неё, что она думает о свободном письме. Вопрос сопроводил такой фразой: «Я пробую многое, и мне так важно иметь обратную связь, понимать, что нужно моим ученикам». Лена сказала, что ей нравится. Хочется верить, что это было искренне.

С 6-м “Б” мы провели целых два часа вместе. Парные уроки — чудо, даже для мелких. До конца первого урока читали “Гекльберри Финна”. Заметил, что если чаще менять интонацию и высоту голоса, то они слушают внимательнее. Срабатывают какие-то естественные механизмы. После перемены смотрели экранизацию 1939 года. Они её не раз вслух сравнивали с новой немецкой, сказали, что старая лучше. У ребят есть вкус.

Фото: Вконтакте

01.03

Сегодня я проснулся в половине пятого, и, раскачавшись, к 6:10, начал готовить уроки. Вчерашний вечер я сознательно оставил свободным от школы, и это было прекрасным решением. Утром уроки готовились с удовольствием, почти что сами собой.

Первые два урока прошли гладко. Не то чтобы сегодня что-то кардинально изменилось в отношении ребят к учебе, но другим был я. То ли оттого, что проснулся рано и успел хорошо подготовиться, то ли от вечерней и утренней медитаций. Все мне нравилось, хватало сил быть внимательным, остроумным, терпеливым. Урок в 8-м классе я начал с того, что сказал им, что почувствовал сегодня утром, каково быть Акакием Акакиевичем. Для этого мне всего лишь понадобилось надеть самое тонкое пальто в первый день весны, когда температура вдруг опустилась до -11 градусов. Я почувствовал себя петербуржским чиновником, АА в прохудившейся шинели. Этого захода хватило на то, чтобы их внимание держалось само собой минуты три. Потом, конечно, оно рассеивалось, я просил их вспомнить то, что мы обсуждали на прошлом уроке: что для многих современных людей шинель АА — это шестой айфон. Чтобы купить его, нужно несколько месячных зарплат.

Еще в определенный момент я вспомнил, что Оля вчера в столовой случайно назвала повесть “Шанель”, что в общем-то остроумно, и я им сказал об этом. Важно было не именно слово, а то, что я сослался на Олю как на источник остроумия, что я всерьёз воспринимаю их. Большую часть этого урока мы читали текст, и я останавливался на заранее продуманных мной вопросах. Закончили через несколько минут после звонка: смотрели эпизод экранизации, который как раз заканчивался тем, как чиновники сыпали АА снег на голову, а он сказал: «Зачем Вы меня обижаете?». За 10 минут до просмотра мы этот эпизод прочли. Чувствовалась в этом какая-то завершенность.

Дальше 9 класс. На перемене вывел на проектор Дебюсси, и это дало отличное настроение на начало. Звонок. Рассаживаются. Я в тишине прошёл между рядами и задал Боре вопрос, пришедший мне вдруг в голову: сам ли он выбрал прийти в класс, или это такая судьба? Дальше я их провоцировал вопросами на тему судьбы. Есть ли она? Есть ли предопределение? Или мы сами все решаем? Вместе с некоторыми пришли к выводу, что слово судьба люди выдумывают, чтобы снимать с себя ответственность. С другими приходили к другим выводами. Очень стараюсь не навязать никакую позицию. Хочется просто сделать так, чтобы они задумались о чем-то серьезном.

После перешли к повести “Фаталист”, которую целиком прочли вслух. По ходу чтения я часто отсылал их к нашему обсуждению. Остановились особо на моменте страсти Вулича к игре. Боря был включен. Приходит в школу раз в год и читает, участвует в обсуждении. Это вполне хороший показатель того, что урок интересный.

Прогульщик на то и прогульщик, что он зачастую взрослее, критичнее, осмысленнее, чем те, кто ходит на уроки постоянно и не выпускает из рук телефон.

Фото: Вконтакте

29.03

Итак, я на педагогическом марафоне в Наро-Фоминске, в кабинете, где заседает группа литераторов. Ни одного мужчины. Все парты заняты старушками. Всегда забавно выглядит, когда учителя сидят, как школьники, за партами по двое.

Ведущая заводит меня в кабинет, говорит, мол, это Игорь Алексеевич, прошу любить и жаловать, надеюсь, он вам понравится. Чувствуя себя новеньким в классе, прохожу на свободное место под чей-то смачный смешок: «Он нам уже нравится, потому что молодой и потому что не женщина».

Когда наступает моя очередь, начинаю с того, что сильно волнуюсь, мне впервые приходится выступать перед опытными учителями и, тем более, делиться с ними своим опытом. Говорю, что мой метод не претендует на статус панацеи и универсального способа приучить детей к литературе, это просто ещё один способ работы с текстом, и кому-то он может понравиться и помочь. Признаюсь, что у меня нет педагогического образования, что я закончил МГИМО. Немного рассказываю про проект.

Расчехляю Имаджинариум, спрашиваю, знает ли кто-нибудь, что это такое. Одна дама играет дома с семьей. Остальные совсем не в курсе.

Учителей оказалось больше 7, поэтому для начала я просто раздаю всем карты, чтобы коллеги могли посмотреть на рисунки. Затем я сдвигаю парты и приглашаю учителей к игре. Все немного стесняются. Выходят только четверо, одна из них настроена крайне скептично. Раздаю им короткий рассказ Чехова, читаю его вслух. Озвучиваю правила.

Учителя, сидевшие за столом, оказались полностью вовлечены в игру, выдавали до того классные идеи и интерпретации текста, что я им даже сказал, мол, как же круто играть с литераторами, гораздо интереснее, чем с детьми. Затем была минутка скепсиса от зрительного зала. «А как “Войну и мир” разбирать таким образом? А как играть в классе с 30 учениками?». Естественно, раздался вопрос, сколько я работаю в школе. Задала его этакая грузная педагогическая матрона.

В общем, сыграли, посмотрели, поблагодарили, решили коллективно, что для внеурочки идеально. Кто-то заявил, что это еще больше отдаляет детей от литературы. После меня выступала коллега с докладом о том, как заставить (!) детей читать. Она частенько повторяла слово “товарищи” и продолжала говорить, даже когда села на место.

Пара сюрпризов. Та самая дама, которая интересовалась, сколько я работаю в школе, в конце обратилась ко мне: «Вы меня впечатлили больше всего! Как же здорово, что молодые идут в школы. Как вы здесь оказались?». А другая учительница сказала, что все они (её сверстники) — мертвый материал, что они не нужны детям, а нужны им мы, молодые. Призналась, что она хорошо знает классику, но совсем не может донести ее до детей, связать ее с современностью. Это звучало очень проникновенно и очень меня тронуло.

30.03

“Радости появятся позже. От тех учеников, от которых этого совсем не ожидаешь”
(Бел Кауфман, “Вверх по лестнице, идущей вниз”)

Сегодня снова разозлился, что ребят волнует что-то больше, чем мои уроки. У меня на руке браслет #любиточтоделаешь. Я вещаю что-то про Толстого и смыслы, а Таня Л. успевает, пока я набираю воздуха для следующей фразы, вставить вопрос, что написано у меня на браслете. Моя первая реакция у меня же на языке: «Обсудим это после урока». Про себя я негодую. Как это она посмела прервать меня такой “низостью”! А что происходит на самом деле? На самом деле в этот момент для ребят что-то гораздо более интересное, чем то, что я им хочу сказать. А я никак не могу смириться с этой истиной. Таня через минуту снова меня прервала и задала, смущаясь, тот же вопрос. «Нам очень интересно. Вы скажите, и я отстану». Я сказал. А она: «Я же говорила, что там есть слово “люблю”».

Вероятно, ученики многих московских школ уже знают, что герои XIX века им интересны, с ними в фокусе внимания можно держать литературу. Но ребятам сельским в первую очередь нужен живой человек. Им нужен я.

11.04

Сложно в 9-м. Я выжат. Но все не зря.

Сейчас уже вечер, я провел день в школе, прошелся до автобусной остановки с охранником частного дома. Он из Таджикистана. Когда-то на родине он был учителем физики и 10 лет проработал директором школы.

Давно я так тщательно и с таким удовольствием не готовился к урокам, как готовился к сегодняшнему первому в 9-м классе. Распечатал им две первые страницы “Мёртвых душ” с целью вчитаться глубоко в текст и увидеть, до чего необычен стиль Гоголя, прочувствовать насыщенность каждого сравнения, эпитета. Читал вслух, попросил их записать самые удивительные, на их взгляд, фразы. На дом дал задание: описать что-то привычное, вроде комнаты или какого-то здания, так, чтобы получилось, как у Гоголя. То есть используя как можно более неожиданные прилагательные и сравнения. Если не сделают, то имеет смысл сочинять прямо на уроке всем вместе. Лучший способ понять писателей — писать самому.

Фото: Вконтакте

03.05

Маленький грузин Н. родился в России, сейчас он учится в 6 «Б». У него плохо с учёбой. Его часто пугают тем, что оставят на второй год. В такие моменты он просто смотрит в пол, и трудно понять, ясно ли он осознаёт своё положение. С Н. вообще тяжело говорить: он или все отрицает, или молчит, или бормочет что-то невнятное.

Н. читает, как будто только вчера научился. Он сильно меньше всех одноклассников. Своими поступками и репликами порой производит впечатление ребенка с задержками в развитии. Признаюсь, в пылу раздражения на собственное бессилие я тоже мягко намекал ему на перспективу остаться на второй год. Честно сказать, он меня жутко бесил своей неспособностью к внятному разговору.

На уроках математики, пока ребята разбирались с дробями, Н. учил таблицу умножения. На литературе я часто отсылал его в коридор на диванчик, просил прочитать страницу текста, а потом мне пересказать, давал учить наизусть четверостишье. Он ничего толком не делал.

Я пару раз оставлял его после уроков, пытался с ним читать какие-то рассказы (до чего же мучительно было слушать, как он собирает слоги в слова!), мы договаривались, что будем с ним читать учебник истории. Но в назначенный день Н. обычно говорил, что за ним должен приехать папа, и убегал. Мне, видимо, тоже было не до него, поэтому я не бежал за ним, не просил отца подождать, не старался ему внушить побольше заниматься с сыном.

Зато я виделся с мамой Н. Она плохо говорит по-русски, так что рекомендация побольше читать с сыном была формальностью. Почти всю встречу она молчала, сокрушенно вздыхала и переспрашивала непонятные слова.

Так Н. и просиживал штаны 8 месяцев в шуме и хаосе моих уроков. Однако несколько дней назад что-то произошло.
6 «Б» рассказывал стихи наизусть. В середине урока Н. поднял руку и попросил разрешения прочитать стихотворение Есенина «Пороша» (которое он назвал под хохот класса назвала «ПорошА»). Ребята затихли и стали слушать. Н. прочитал стихотворение с кучей ошибок, неправильных ударений, но без запинки. Сорвал аплодисменты. Один из одноклассников Н. воскликнул: «Он впервые за 6 лет выучил стихотворение!». А второй добавил: «Это потому что он вас не боится!».

С Н. было практически невозможно работать все прошедшие 8 месяцев. Но всё же что-то на него повлияло. Может быть, ребята правы?

*Имена детей изменены из соображений конфиденциальности.

Подать заявку на участие в программе «Учитель для России» в 2017-2018 учебном году можно с сегодняшнего дня.

Мы уже напечатали главы о том, как он впервые столкнулся с почти гамлетовским вопросом «Бить или не бить?» учеников. Как был в шоке от дележки классных часов на педсовете. Как пытался найти с восьмиклассниками общий язык на форумах в Интернете, но не преуспел в этом. Сегодня читайте окончание дневника.

НИКТО НЕ ЗНАЕТ ПРО СЕКС

Вот с этим делом у ребят все в порядке. Речь не о практике, про это я просто не в курсе. Но теоретически они весьма подкованы.

У меня плановый классный час. Тема, ставшая уже классической: «Распространение ВИЧ и СПИДа». Но сразу не заладилось — вместо конструктивного диалога урок перешел в лекцию, где я поневоле оказался в роли ученика. Это дети меня поучали, рассказывали, что такое ЗППП (заболевания, передающиеся половым путем), а также про средства предохранения от всего такого… Причем в весьма откровенных подробностях.

Кое-как я довел этот классный час. А потом задумался: ну что страшного в том, что ребята говорили все по делу? Без стеснения и без прикрас. Неужели я такой ханжа?

Вспомнил, как в пятом классе рассказывал про великих историков. Говоря о Геродоте, Дворкине, Карамзине и прочих, я высказал мысль, что историк должен быть беспристрастным, и на свою беду процитировал Пушкина: «Ученый малый, но педант…» Пятиклашки захихикали. Я даже не стал уточнять, правильно ли они понимают значение слова «педант». В голове завертелись варианты дальнейших действий: написать замечание в дневник или потребовать объяснений.

А надо было просто, не смущаясь, объяснить им значение этого слова, примеры привести. Я же поступил весьма глупо. Замял эту тему, перескочил на другую. Ну и какого отношения к себе можно после этого требовать, когда выступаешь перед детьми как беспомощное существо, над которым можно хихикать, когда речь идет о «стыдных темах»? А большинство моих коллег в подобных ситуациях ведут себя именно так. Или просто орут. Что еще глупее.

И ведь действительно современные учителя не умеют и не хотят разговаривать с детьми. Отбубнили урок и ушли. Хотя иногда с этими балбесами говорить просто невозможно. Так, стоп. Кажется, я ухожу в замкнутый круг. Записываю себе правило: какова бы ни была ситуация, всегда пытаться РАЗГОВАРИВАТЬ с детьми. Наверное, это и есть главное в профессии учителя.

КАК РОДИТЕЛЬ УЧИТЕЛЮ…

После шестого урока устал как собака. Собираю тетрадки — дома проверю. Не успел выйти из класса — на пороге возникает мама Сережи П.

— Андрей Юрьевич, а я к вам. Уделите минутку?

Я тут же абсолютно инстинктивно приготовился к обороне. Мысленно перебираю, что я сделал не так. Может, чем-то оскорбил ученика? Нет. Двойку поставил? Нет. Наоборот, Сережа — один из немногих, кто радовал меня своим прилежанием.

Оказалось, мама пришла выяснить, почему я поставил ее сыну оценку четыре на прошлом уроке. Рассказала, что они каждый день учат уроки совместно, покупают дополнительную литературу и видеоматериалы. Мы с ней почти час проговорили.

И вышел я из класса в полной эйфории. Во-первых, честно, потому что меня никто не собирался «лупить по голове», женщина разговаривала со мной именно как с учителем. Во-вторых, я подумал: если хотя бы 30 — 40% родителей учащихся так относились к воспитанию своих детей, то в России настал бы «золотой век» образовательной системы. Ну если не золотой, то серебряный уж точно.

В общем, все обошлось хорошо. Но, честное слово, я испугался прихода родительницы! Всего несколько месяцев работы в школе, а уже начал превращаться в затурканного училку, который ждет от родителей только неприятностей. Надо с этим кончать.

ПАПЫ И МАМЫ ВКЛЮЧАЮТ РЫЧАГИ

Мой старший университетский товарищ преподает математику в элитной школе (официально элитных школ у нас нет, но в некоторые отбор идет почище институтского конкурса). До экзаменов меньше полугода, а к нему заявился папа одного из выпускников и попросил, чтобы сын сдал ЕГЭ на «отлично».

— Но для этого нужно совершить сеанс черной магии, — хватается он за голову. Его недоросль не знает, как отличить синус от косинуса. Если «выгорит», обещал отблагодарить, а нет — «включить административные рычаги».

За мою недолгую практику мне тоже не раз приходилось сталкиваться с «рычагами родителей». Поставил двойку в четверти, они приходят, причем сразу к директору. И Галина вызывает меня на ковер и начинает прорабатывать.

Разговорились на эту тему с моим приятелем-математиком.

— Отношения учитель — ученик — родители поменялись кардинально, — говорит Женя. — Мы для родителей стали чем-то вроде обслуживающего персонала. Ну вот как слесарь в автосервисе. Только вместо автомобиля — их чадо, а вместо помятого капота — оценки. Они платят за услуги и хотят получить качественный сервис. Причем не знания, знания почти никого не интересуют. Главное, чтобы пять-четыре нарисовали и ЕГЭ сдали. А дети с предков пример берут — воспринимают нас как прислугу…

— Образование-то бесплатное.

— Я тебя умоляю. — Женя смеется. — По 2 тысячи в начале года на нужды школы собирал?

— Собирал.

— Видел, какую «плазму» родители завучу на юбилей подарили? Не меньше 60 тысяч стоит. Это тебе не собрание сочинений Толстого. А знаешь, что Ирина всем свои методички втюхивает по 150 рублей? Дети их покупают и сразу выбрасывают, потому что, если не купишь, хороших оценок не будет. А ты говоришь — бесплатно. Все продается-покупается, только формы другие.

ВСЕМ — ДВОЙКИ!

Разрываюсь от противоречивых чувств и мыслей. Вчера поставил всем «вэшкам» двойки за контрольную. А сегодня вместе с литераторшей проводил викторину в 9-м классе. Их классная Роза Георгиевна решила поприсутствовать. И даже поучаствовать.

На задание, кто вспомнит больше строчек Пушкина, Роза начала выкрикивать с последней парты:

— Мой дядя самых честных правил…, Люблю грозу в начале мая…

— Давайте послушаем Свету Данилову, — прервала этот поток Ольга Геннадьевна.

— Я думала, она сейчас запоет: «Клен ты мой опавший», — сказала мне после урока Ольга.

Может, химику и необязательно знать авторство классических строк, но мне стало стыдно.

И еще не раз приходилось краснеть за коллег. Вместе с пятиклашками в кабинет заходит их классная Вера Сергеевна — поговорить. Преподает она, увы, физкультуру. И, увы, она видит на доске материал, оставшийся от предыдущего урока.

— Сейчас же снимите, что вы понавешали дурацкие картинки. Дети смотрят… — Вера начинает срывать листки с доски.

Дурацкой картинкой была репродукция «Свободы на баррикадах» Делакруа.

Из кого выросли вот эти учителя? Наверное, из таких же двоечников, как мои балбесы.

БЕГ ПО КРУГУ

Я все больше ощущаю себя в замкнутом круге. С одной стороны, дети, которым неинтересно ничего, кроме виртуального общения, родители, чувствующие себя хозяевами жизни, живущие по принципу купи-продай. С другой — учителя, принявшие на себя роль прислуги, охотно втянувшиеся в торгово-денежные отношения, одновременно видящие в родителях и детях чуть ли не врагов.

Школа погружается в атмосферу враждебности и недоверия. Вот сейчас учителя возмущаются сериалом «Школа». Наши тоже брызгали слюной по этому поводу, причем большинство сериал не видели. Я посмотрел одну серию. Конечно, там взят крайний вариант. Но не удивлюсь, если через пару лет такая школа станет нормой.

И дело не в том, что учителям мало платят. Изменилось само отношение к образованию и соответственно к людям, которые его представляют. Пока оно не станет другим, ничего хорошего не будет.

Иногда я чувствую себя просто невыносимо. После армии работал продавцом-консультантом. Ушел, потому что устал угождать покупателям. Сейчас частенько не понимаю своей роли. Вчера директриса опять вызывала на ковер по поводу плохих оценок одного моего шалопая. Маразм — не ученика чихвостят за плохую успеваемость, а учителя. Я порчу отношения с родителями, которые работают в администрации.

Поздно вечером позвонил армейский друг, зовет работать в другой город. Не в школу, конечно. Заманчиво. Очень! Но все же сказал, что перезвоню.

А утром узнал, что Сережа П. победил в областной олимпиаде по истории. Я не сдержался и закричал «Ура!» прямо в классе, ребята закричали вместе со мной совершенно искренне. Может, все-таки стоит остаться?

КОММЕНТАРИЙ РЕДАКЦИИ

На кого злимся-то? На самих себя!

Скажите, вы прочли в дневнике молодого волгоградского учителя что-то новое для себя? Вы увидели что-то доселе невиданное в сериале Валерии Гай Германики «Школа»? Тогда, наверное, у вас нет своих детей или внуков, вы последние двадцать лет живете под домашним арестом, а круг вашего общения — пыльные тома Дюма.

Да, у нас такая школа. И такая теле-«Школа». И учителя не все кристально честные и преданные профессии. И детишки не самые благородные и ухоженные. И кинематографисты, берущиеся рассказывать о жизни подростков, сами не отличаются незапятнанной биографией и школьным опытом.

Проще в очередной раз сделать большие глаза и гневно заломить руки: такого нельзя показывать, о таком нельзя писать! И удобное объяснение — «это оскорбление учителей в Год учителя!».

А на мой взгляд, Год учителя — это как раз повод поговорить о том, что происходит. О том обществе, которое мы отстроили и в котором предстоит жить нашим детям. Да, школа — лишь зеркало. То, что происходит в ней, многократно усиленное происходит и в других социальных институтах. Но с чего-то начинать-то надо?

Рассказ автора канала «Дневник начинающего учителя» — молодого учителя в сельской школе за Уралом о себе и своем канале

На просторах Дзена есть замечательный канал «Дневник начинающего учителя». У него же больше 19 000 подписчиков. Я читаю его примерно с того времени, когда у него не было ещё и пяти тысяч подписчиков, кажется (не помню точно).

Мне этот блог нравится своей открытостью, искренностью и анонимностью. Просто деревенский молодой учитель преподает историю, информатику и английский (профильный у него английский) в какой-то деревенской школе за Уралом. А в блоге просто его жизненные истории о школе, деревне и не только.

В общем, рекомендую от души.

Но эта статья не рекламная, а дружеская, поэтому перейду ближе к сути. Мне всегда было интересно — кто автор канала? Я написал автору в комментариях, чтобы он написал мне на почту, и — вы не поверите — он ответил мне в течение десяти минут. И не просто ответил, а мгновенно согласился написать для моего канала (который имеет практически в 20! раз меньше подписчиков) статью о себе и своем канале.

Я, конечно, невероятно рассчитывал получить фотографию автора, название его деревни и какие-то подробности о личной жизни и семье, но… да что я занимаюсь пересказом? Читайте всё от первого лица. После картинки начинается цитирование письма автора канала «Дневник начинающего учителя» без каких-либо правок. Приятного прочтения. На самой картинке за неимением фото автора решил разместить аватарку к его каналу (это он, кстати, сам рисовал).

Живу я в обычном селе за Уралом, коих там сотни. Наше село было очень преуспевающим, но в 1913 году. Сегодня это обычный балласт на шее государства (по словам эффективных менеджеров). Но понемногу живу, как и другие. Немного считаю себя «новым деревенским». Это не значит, что я какой-то богатый или наглый. Просто зарабатываю деньги не руками, а головой.

Первоначально канал задумывался как обычный эксперимент — некое тестирование нового сервиса по имени Яндекс. Дзен. К моему удивлению, канал начали читать. Потом и Дзен заметил мой канал и осенью 2017 года опубликовал его в списке рекомендованных.

Было занятно читать в тематической группе Дзена в Вконтакте обсуждение моего канала, когда бородатые мальчики и пирсинговые девочки писали, что я все вру, мол, в школе совершенно все не так, а в деревне и подавно.

Эксперимент показал, что в Дзене есть много преимуществ по зарабатыванию денег. Вот такие преимущества я увидел:

  • не нужно покупать домен и платить за хостинг
  • не нужно заниматься продвижением (это самый главный плюс
  • Яндекс любит свое детище, а потому ранжирует дзеноблоги выше, чем многие сайты. Это значит, что можно иметь приличное количество трафика с поиска (без особой оптимизации), если хорошо подумать.

Чем больше я писал в Дзен, тем больше понимал, что качество и доход вещи не особо совместимы. Скорее всего, это объясняется специфической аудиторией Дзена по возрасту, которым не нужны умные и качественные статьи, а нужно «скандалы, интриги и расследования». А когда стали доступны комментарии, то это окончательно подкрепило мое мнение.

Для канала «Дневник начинающего учителя» я выбрал «качество», но в ущерб доходу, благо в Интернете у меня есть несколько собственных проектов, которые приносят определенные денежки. Под «качеством» я понимаю тот момент, когда все статьи и заметки пишутся без использования дополнительных источников. Только голова с собственными мыслями.

Работать в школе в некоторой степени мне нравится. Единственно, смущает тот факт, что противно смотреть, как профессия учитель постепенно втаптывается в грязь. Я могу написать почему, но это будет большое расхождение с официальной политикой (а у нас расхождения не любят).

Про себя могу сказать, что я очень занятой человек. Мой день реально расписан чуть ли не по минутам. К сожалению, приходится жертвовать сном. Но это необходимо, так как нужно обеспечивать семью всем необходимым. Да и жизнь в деревне довольно дорогая. Конечно, можно было бы перебраться в город, но это не мой стиль жизни, я привык к свободе, а в городе все помешались на квартирном вопросе, дорогих машинах и путевках в Турцию.

Не стоит думать, что все свободное время я зарабатываю деньги. Я много уделяю времени и отдыху. К примеру, я занимаюсь коллекционированием исторических артефактов, а коллекция довольно таки приличная. Во всяком случае, экспонаты из тех отраслей, которыми я увлечен, не в каждом музее есть.

Также очень много времени я провожу в лесах. Не знаю как многим, но мне просто нравится гулять по лесу, собирать грибы, ягоды. Ну и частенько езжу по городам для культурного просвещения.

Очень хочется надеяться, что сервис Дзен просуществует долгое время, хотя уже сегодня есть мысль завести для своего канала параллельный домен, чтобы, в случае чего, не потерять читателей. Скорее всего, так и будет.

В конце добавлю, что постепенно мой канал переходит в разряд житейско-юмористических. Делаю это я по нескольким причинам:

  • людям это интересно читать
  • мне это интересно писать
  • в Дзене уже сотни каналов, которые пишут про школу и ее проблемы. Я не хочу, как все. Этой чернухи и в реальной жизни хватает, уже не хочется тащить ее еще и в Интернет (а потом отбиваться в комментариях от не совсем адекватных сограждан).

И еще пара слов про анонимность. Я совершенно себя не рекламирую и ни в коем разе не могу назвать себя блогером. По этой причине не вижу необходимости сообщать читателям свое реальное имя и место проживания. Да и не люблю я выставлять на всеобщее обозрение свою семью (про нее я почти и не пишу). Максимум, что использую это «эффект миссис Коломбо».

***

Не забудьте поставить лайк, если нужно побольше таких историй, подписывайтесь на мой канал и, конечно, на канал «Дневник начинающего учителя».

Ещё почитать:

Три вещи, которые невероятно бесят в деревне

«Мечтал о даче, купил и разочаровался» — 5 причин покупать и не покупать дачу

«Никогда не делайте это с внуками»: 5 советов бабушкам и дедушкам

Дневник учителя

Такие истории на вес золота. Их снимают не часто, но то, что получается в итоге поражает воображение. Этот фильм кажется простым, а некоторым зрителям и вовсе может показаться скучным, но стоит только понять его и мнение изменится. История напоминает детскую сказку: нежную, ранимую и волшебную. Здесь нет магии или чего-то необычного и нереального, просто тяжело поверить в любовь, возникшую по таким причинам. От этого она не получается плохой, а выходит очень трепетной и забавной. Главные герои узнают друг друга по записям, даже не думая о внешности. Эта любовь становится искренней и такой чудесной, что слёзы наворачиваются.
Прекрасным дополнением служат шумные детишки, чьё будущее кажется печальным и до боли одинаковым, но они улыбаются, смеются и продолжают жить, считая себя самыми счастливыми во всём мире. И пусть, эти дети не видели таких обычных вещей, они все очень счастливы. Глядя на них забываешь о всех мелких неприятностях происходящих в жизни и понимаешь, что это и есть счастье. Можно радоваться жизни без каких-либо причин, просто живя на этом свете. Неважно даже то, что дети не являются главными героями и практически ни о ком из них неизвестно многого. Они просто учатся в школе, сердятся на учителя, пытаются сдать экзамен и повеселиться на славу. Кто их родители, чем они занимаются на выходных — ничего этого зритель не знает, но это не мешает ему полюбить этих малышей. За короткое время они вызывают столько улыбки, что самому хочется стать учителем. Желание мимолётное, но приятное.
Но в первую очередь это комедия. Забавная, до дрожи в коленках милая и захватывающая. Чего стоит только один главный герой со своими странными поступками, вызывающими смех. Он неуклюжий, совсем не такой умный, каким должен быть настоящий учитель, но ведь Сонг отлично смог поднять настроение именно этими качествами. В нём нет шарма, но есть детское очарование, которое создаёт ощущение словно зритель с ним знаком и всё это происходит рядом, а не на экранах. Сонг простой парень, который цепляет именно этим. Персонаж вышел очень колоритным, а Sukrit Wisetkaew, сыгравший его, превосходно постарался, выкладываясь по полной и показывая своё актёрское мастерство. Главная героиня получилась чуть менее заметной, настоящей молодой женщиной, которая не может отпустить прошлое и начать жить заново. Она держится сначала за жениха, после за мужа и в итоге теряется, не зная как поступить в сложившейся ситуации. Её было очень жаль вначале, чуть позже её поступки вызывали недоумение, но в целом персонаж получился отличным. Такая же просто девушка, со своими проблемами и переживаниями, но честная, добрая и открытая. Из них вышла волшебная пара.
Не стоит забывать и о прекрасном звуковом сопровождении. Мягким, нежным и согревающим душу. Эта мелодия и её слова надолго сохранятся в сердце. И если сложить это всё вместе, то получается волшебная сказка с забавными главными героями, смехом и чудесными ребятишками, делающими эту историю ещё более незабываемой и запоминающейся.
10 из 10
История, которая заставляет поверить в любовь. История, в которой всё кажется таким волшебным, но в то же время реальным. История с героями, цепляющими до глубины души. История, которая должна быть просмотренной хоть единожды.