Дмитрия Донского

Прославление великого благоверного князя Московского Дмитрия Донского в лике святых стала возможной благодаря его огромным заслугам перед Отечеством и Церковью. Своим личным благочестивым примером Димитрий Донской показал, как во благо и спасение ближних, приносится жертва во имя Христа. И как сам Господь помогает в богоугодных делах.

Димитрий Донской был воспитанником святителя Алексия Московского, уже в юном возрасте проявил себя талантливым государственным правителем. Ратовал за единство русских территорий, потому звали его собирателем русских земель. Святой Димитрий был освободителем Руси от монгольского ига. На свою решающую историческую Куликовскую битву благоверный князь Димитрий получил благословение у великого святого Сергия Радонежского. Преподобный Сергий дал благоверному воину Димитрию в помощники своих монахов-схимников Алексея и Александра. Куликовская битва была доблестно выиграна великим князем Димитрием. История русского воинства ещё не знала такой победы. Рядом с Куликовым полем течёт река Дон, поэтому и победителя битвы Димитрия стали называть Димитрий Донской.

Значение иконы «Благоверный князь Димитрий Донской»

На иконе Дмитрия Донского часто изображают на фоне храмов и держащим на руке храм. Значение этого фона говорит о том, что святой князь Димитрий прилагал значительные усилия для получения свободы от Константинополя для Русской Православной Церкви. При его правлении было построено множество храмов и монастырей. Они являются действенной духовной защитой границ Отечества от внешних врагов и в настоящее время.

По просьбе великого князя Димитрия в храмах постоянно служились панихиды в память о погибших воинах. Благоверный князь Димитрий стал учредителем новых традиций в истории церковного устава. Это поминальная Димитриевская суббота и ещё одно чудо — событие, связанное с обретением мощей прославленного святого воина Александра Невского.

Мощи Александра Невского хранятся в Успенском Владимирском соборе, и в ночь перед битвой князя Димитрия с монголами, служители храма увидели, как из алтаря вышли два старца, одетые в облачения митрополитов. Они подошли к гробнице Александра Невского и сказали: «Восстань Александре, будь скор на помощь правнуку своему, великому князю Димитрию, одолеваему сущу от иноплеменников». Князь Александр Невский восстал и видение исчезло.

В чём помогает икона Дмитрия Донского

Историки отмечают высокоморальные качества великого князя Димитрия, его почитание Бога и сила духа стали непоколебимой стеной для внешних врагов.

Данный образ помогает проявить силу воли и бесстрашие

Молитвенное обращение к иконе святого Дмитрия Донского помогает:

  • разрешить и устранить проблемы, связанные с политическими вопросами;
  • решить дела государственного устроения;
  • в урегулировании военных конфликтов.

Икона святого Дмитрия будет полезна для людей, занимающих посты управления самого высокого государственного значения, дипломатов, политиков. В жизни князь Димитрий, несмотря на статус полководца и суровое военное время, проявлял великодушие, милосердие и хорошее отношение к подчинённым.

Перед иконой Дмитрия Донского молятся не только о масштабных глобальных вопросах. Его просят о помощи в создании крепкой христианской семьи. Личная супружеская жизнь святого Димитрия была примером для подражания. Своим детям он завещал глубокое почитание их матери. Ещё икона Дмитрия Донского помогает в наше неспокойное время в защите дома от нежелательного вторжения.

День почитания святого благоверного князя Димитрия Донского отмечается 1 июня

Молитва иконе

О, святый угодниче Божий, праведне Димитрие! Подвигом добрым подвизався на земли, восприял еси на Небесех венец правды, егоже уготовал есть Господь всем любящим Его. Темже взирающе на святый твой образ, радуемся о преславнем скончании жительства твоего и чтем святую память твою. Ты же, предстоя Престолу Божию, приими моления наша и ко Всемилостивому Богу принеси, о еже простити нам всякое прегрешение и помощи нам стати противу кознем диавольским, да избавльшеся от скорбей, болезней, бед и напастей и всякаго зла, благочестно и праведно поживем в нынешнем веце и сподобимся предстательством твоим, аще и недостойни есмы, видети благая на земли живых, славяще Единаго во святых Своих славимаго Бога, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и во веки веков. Аминь.

Житие св. блгв. великого князя Димитрия Донского


Московский князь Димитрий, нареченный Донским, сын великого князя Иоанна Иоанновича Красного и великой княгини Александры, родился в 1350 году. О детстве его известно немного: «Воспитан же был он в благочестии и славе, с наставлениями душеполезными, – говорится в «Слове о житии…» Димитрия Иоанновича, – и с младенческих лет возлюбил Бога. Еще юн был он годами, но духовным предавался делам, праздных бесед не вел, непристойных слов не любил и злонравных людей избегал, а с добродетельными всегда беседовал».

Детские и юношеские его годы прошли под влиянием святителя Алексия, митрополита Московского, который был духовным другом и наставником отца юного Димитрия – князя Иоанна Красного. Когда же в 1359 году великий князь Иоанн скончался, митрополит стал фактическим главой русских княжеств: на него, возглавившего боярскую думу, легла ответственность за весь ход политических дел на Руси, а малолетнему новому князю он на долгое время заменил отца. Его пример, наставления и духовное руководство, безусловно, оказали влияние на формирование личности и развитие высоких нравственных качеств молодого Димитрия. Под руководством митрополита князь постигал науку московской политики, заключавшейся в сочетании силы и милосердия, и постепенно приобретал ту духовную мудрость государственного правителя, за которую впоследствии был особенно почитаем современниками.

Ни одного значительного государственного решения не принимал он без благословения Церкви. Так, в 1359 году им было предпринято путешествие в Орду, связанное с двумя совпавшими событиями: кончиной русского великого князя и очередной переменой на ханском престоле. Поездки в Орду для русских князей всегда сопровождались большим риском: ничего хорошего от татар на Руси не ждали, и необходимость предстать пред очи хана каждый раз грозила опасностью не вернуться обратно живым. Однако святитель Алексий благословил Димитрия на путешествие – видимо, принимая во внимание тот неоценимый опыт, который эта поездка должна была принести ему как будущему главе государства: во-первых, по пути, проплывая по трём русским рекам, молодой князь мог обозреть всю Русскую землю, которой ему надлежало править. Кроме того, он получал возможность собственными глазами увидеть положение дел в Орде и лично соприкоснуться с врагом, уже более века мучившим Русь, что было чрезвычайно важно: ведь каждому князю надо было научиться тонко и грамотно выстраивать дипломатические отношения с постоянно сменяющими друг друга ордынскими ханами. Молитвами святителя Алексия путешествие прошло мирно, и князь Димитрий благополучно возвратился в Москву.

Помимо митрополита, ещё две личности, облеченные священным саном и благодатью Божией, оказались ключевыми для земного и духовного пути Димитрия Иоанновича: это были преподобный Сергий Радонежский и святитель Феодор, архиепископ Ростовский. Занимая особенное место в жизни князя и влияя своими мудрыми советами в том числе и на его политические решения, все они сыграли важную роль в судьбе земли Русской.

Силами великого князя Москва возвышалась и укрепляла свои первенствующие позиции по отношению к другим княжествам. В 1366 году в утверждение союза с Суздалем Димитрий Иоаннович взял в жены дочь суздальского князя – княжну Евдокию Димитриевну. Основой уклада великокняжеского дома стало благоговейное соблюдение во всём истинно христианского благочестия. Автор «Слова о житии…» Димитрия Донского находит точные и глубокие слова для описания праведной семейной жизни великокняжеской четы: «Еще и мудрый сказал, что любящего душа в теле любимого. И я не стыжусь говорить, что двое таких носят в двух телах единую душу, и одна у обоих добродетельная жизнь; на будущую славу взирают, возводя очи к небу. Так же и Димитрий имел жену, и жили они в целомудрии. Как и железо в огне раскаляется и водой закаляется, чтобы было острым, так и они огнем божественного Духа распалялись и слезами покаяния очищались».

В качестве основной личной черты великого князя древний книжник называет необыкновенную любовь его к Богу: одно из имен, которым он наделяет Димитрия Иоанновича в похвале ему – «с Богом всё творящий и за Него борющийся». «Царским саном облеченный, жил он по-ангельски, постился и снова вставал на молитву и в такой благости всегда пребывал. Тленное тело имея, жил он жизнью бесплотных. Землею Русскою управляя и на пpecтоле сидя, он в душе об отшельничестве помышлял, царскую багряницу и царский венец носил, а в монашеские ризы всякий день облекаться желал. Всегда почести и славу от всего мира принимал, а крест Христов на плечах носил, божественные дни поста в чистоте хранил и каждое воскресенье Святых Таинств приобщался. С чистейшей душой пред Богом хотел он предстать; поистине земной явился ангел и небесный человек».

Однако политическое положение московского князя оставалось непростым, и связано это было не только с господством Орды, но и с агрессией соседних Литовских земель, а также с сильными противниками внутри самой Руси – в лице Нижегородского, Рязанского и Тверского княжеств.

В 1368 году войска Ольгерда литовского вторглись на Русские земли и, разоряя деревни и грабя мирных жителей, двинулись к Москве. Великий князь, не имея достаточных сил для военного столкновения с сильным противником, вместе с митрополитом Алексием затворился в Москве. Ольгерд начал осаду, но вид каменного Кремля смутил его: сам облик крепких городских стен и новых каменных построек красноречиво свидетельствовал об уверенности москвичей в своих силах и готовности стойко защищать родной город. Постояв в виду Москвы три дня, Ольгерд снял осаду и ушел в Литву, но в отместку все окрестные земли были опустошены литовскими воинами. Однако это не сломило воли Димитрия и не заставило его отказаться от объединительной политики: московский князь отправляет послов в вечевые республики Новгород и Псков для укрепления отношений и заключения союза против захватчиков. А соседние княжества, поддержавшие войска Ольгерда, понесли серьезное наказание – Святослав Смоленский и Михаил Тверской были в назидание отлучены митрополитом Алексием от Церкви.

В 1370-е гг. великий князь Димитрий Иоаннович начинает борьбу с Золотой Ордой. В 1376 году состоялся поход на Волжскую Булгарию, бывшую тогда одним из ордынских улусов. Русские осадили столицу Булгарии и, несмотря на наличие у защищавшихся пушек – невиданного по тому времени оружия – вынудили неприятеля сдаться. Это был значительный успех Москвы, её первая наступательная победа в борьбе с татарами.

В 1378 году Мамай послал на Русь большое войско, во главе которого стоял темник Бегич; в июле татары вторглись в рязанские земли. Князь Димитрий выступил навстречу врагу и разбил его полки в битве на реке Воже. Эта, уже вторая, победа над татарами ещё больше укрепила боевой дух русских воинов и стала как бы генеральной репетицией сражения на Куликовом поле.

Приближался грозный 1380 год. Узнав о приготовлениях Мамая, великий князь московский начал собирать силы для отпора: он понимал, что Русской земле угрожает повторение страшных ударов 1237-1240 гг. Наступил решающий момент его жизни; все предшествующее было лишь подготовкой сентября 1380 года. Димитрий Иоаннович был готов к осуществлению промыслительно возложенной на него задачи: под влиянием великих святых-современников его дух приобрел крепость и свободу, в душе сформировалась и укрепилась идея единой Русской земли. Противостояние татарам мыслилось ему не одинокой оппозицией Москвы, но отпором врагу со стороны союза всех русских княжеств, стремившихся не только освободить родную землю, но и защитить православную веру.

Как уже упоминалось, на все свои деяния великий князь стремился получить благословение Церкви, ибо в каждый ответственный момент своей жизни он желал иметь духовную поддержку. Именно за ней он обратился к великому молитвеннику – уже при жизни прославившемуся чудесами и почитаемому святым преподобному Сергию Радонежскому. На второй день Успения, когда в окрестностях Москвы уже собирались войска, приходящие на его зов с разных концов Русской земли, Димитрий Иоаннович со свитой отправился по Владимирской дороге в Троицкий монастырь. После литургии состоялась беседа преподобного Сергия с князем. Святой благословил его с упованием на Бога идти на битву, обещал молитвенную помощь, предсказывал победу, говорил о венцах, уготованных многим православным воинам в предстоящем сражении. Самого же великого князя, по словам преподобного, смертная участь должна была миновать. Димитрий Иоаннович попросил снарядить с ним на битву двух монахов Троицкого монастыря – Александра Пересвета и Андрея Ослябю. Будучи прежде боярами Брянской земли и могучими ратниками, они ни в чём не уступали лучшим воинам димитриевской дружины, однако не это заставило князя просить их себе в помощь у угодника Божьего: в их лице Димитрий хотел иметь духовную опору и видимый знак преподобнического благословения для укрепления боевого духа и веры своих воинов. В виду смертельной опасности перед дорогой монахов постригли в схиму – по словам святого, схимническое облачение должно было заменить им шлем и доспехи. Получив духовное укрепление и благословение преподобного Сергия, Димитрий Иоаннович со своей дружиной возвратился в Москву.

Перед выступлением войска на битву произошло чудесное событие, воспринятое множеством людей как знамение свыше: во Владимире были открыты мощи благоверного князя Александра Невского, прадеда князя Димитрия. Инок-пономарь, ночью спавший на паперти той церкви, где находилась гробница Александра Невского, увидел во сне, будто свечи, стоявшие в храме перед иконами, сами собой загорелись, после чего из алтаря вышли два старца и, подойдя к гробнице, обратились к лежавшему там князю, победителю Невской битвы и освободителю Русских земель, понуждая его встать и выйти на помощь правнуку, идущему на бой с иноплеменниками. Князь Александр восстал из гробницы, после чего видение рассеялось. Наутро инок поведал об этом дивном сне священнику; гроб был выкопан, и в нём обнаружились нетленные мощи святого князя-воина. Об этом событии сообщили Димитрию Иоанновичу, для которого сие чудо стало достоверным свидетельством незримой помощи и молитвенного предстательства великого прадеда Александра пред Престолом Всевышнего.

Сбор войска Русской земли был назначен в Коломне; на призыв великого князя откликнулись практически все княжества – за исключением Рязанского, Нижегородского и Тверского. 20 августа после молебна в Кремле собравшееся войско вышло из трех кремлевских ворот, возле которых стояли священники, благословлявшие ратников и кропившие их святой водой. Полки двинулись к Коломне. По пути, проходя через село Брашево, великий князь положил начало новому монастырю. Произошло это так. Проезжая по лесу, Димитрий Иоаннович, тревожимый мыслями о грядущем сражении, вдруг узрел на древе образ святителя Николая. Восприняв это явление как благоприятный знак, он воскликнул: «Сие место угреша мя!». Построенный на этом месте после Куликовской битвы Николо-Угрешский монастырь, с редким по тем временам белокаменным храмом, стал благодарностью князя Богу и святителю Николаю за согретое сердце и победу. Также в память о Куликовской битве были впоследствии выстроены князем монастырь Рождества Богородицы на Куликовом поле, Успенский монастырь на реке Дубенке и московский храм Всех Святых на Кулишках.

Между тем Мамай с «несметными силами» неспешно продвигался к реке Дон. Перед русскими военачальниками встал вопрос: следует ли им переправлять своих людей через Дон навстречу Мамаю? И то, что великий князь высказался за переправу, весьма знаменательно. Через Дон русские войска перешли 7 сентября – накануне праздника Рождества Пресвятой Богородицы. Летописец вкладывает в уста Димитрия Иоанновича вдохновенную речь, произнесенную в тот день. В ней – глубокое религиозное переживание приближающейся битвы, смирение возвышенной православной души: «Пришло, братия, время брани нашей и настал праздник Царицы Марии, Матери Божией Богородицы и всех небесных чинов, Госпожи всей вселенной и святого Ея Рождества. Если останемся живы – ради Христа, если умрем за мир сей – ради Господа! «.

Накануне битвы в русский стан из Троицкого монастыря была принесена грамота с благословением преподобного Сергия: великий святой молитвенно поддерживал русское воинство, сам же, как повествует его жизнеописатель, в духе видел весь ход битвы – вплоть до ее исхода, до имен погибших воинов, произносимых святым прозорливцем в течение боя и поминаемых им за отслуженной после сражения панихидой.

Наутро, в день битвы, над Куликовым полем стоял туман; когда же он рассеялся, то обнаружились две рати, словно знаменующие своим обликом противостояние света и мрака. Татарские полчища виделись темными; «доспехи же русских сынов», как замечает летописец, «будто вода, что при ветре струится, шлемы золоченые на головах их, словно заря утренняя в ясную погоду, светятся, яловцы же шлемов их, как пламя огненное, колышутся». А посреди войска развевалось алое великокняжеское знамя с изображением Нерукотворного Спаса. Начало сражения было предварено молитвой благоверного князя перед этим образом. Затем Димитрий обратился к воинам со словом: «Отцы и братия мои! Господа ради сражайтесь и святых ради церквей и веры ради христианской, ибо эта смерть нам ныне не смерть, но жизнь вечная; и ни о чем, братия, земном не помышляйте, не отступим ведь, и тогда венцами победными увенчает нас Христос Бог и Спаситель душ наших». Летописцы также упоминают о мощевике с частицей Честного Древа Животворящего Креста Господня: эту великую святыню благоверный князь с молитвой и благоговением хранил возле сердца. Древние источники говорят о знаменательном поступке князя Димитрия перед боем: подозвав к себе боярина Михаила Бренка, он снял с себя великокняжеские доспехи и возложил их на него, сам же облачился в одежду простого ратника. Это было его ответом на просьбы приближенных отойти в тыловую часть войска, чтобы оттуда, будучи в безопасности, наблюдать за сражением. Горячим стремлением предводителя русского войска было желание лично принять участие в битве, им руководила готовность сразиться за православную веру и пострадать за Христа.

Начало битве было положено поединком татарского богатыря Челубея и принявшего его вызов инока Александра Пересвета: призвав на помощь молитвы преподобного Сергия, с копьем наперевес инок ринулся на татарина, и оба воина, столкнувшись друг с другом с неимоверной силой, пали первыми жертвами Куликовского сражения. Однако победа осталась за Пересветом: в то время как татарин Челубей оказался выбит из седла и повержен на землю, раненый воин-монах не пал с коня и сумел вернуться к русскому войску, где товарищи-соратники приняли его, умирающего, на свои руки. Это символическое событие явилось предзнаменованием победы русского войска в сражении с грозным, могучим и доселе непобедимым врагом.

Битва была многочасовой, яростной и кровопролитной для обеих сторон. «И была сеча лютая и великая, и битва жестокая, и грохот страшный, – повествует летописец. – От сотворения мира не было такой битвы у русских князей, как при этом великом князе всея Руси». Люди гибли не только от мечей, копий и под копытами коней, – многие задыхались от страшной тесноты и духоты. Куликово поле не вмещало борющиеся рати, земля прогибалась под их тяжестью, как пишет один из древних авторов. Князя Димитрия воины видели в самой гуще сражения, переносившимся на коне от полка к полку, крепко бьющимся с татарами и выдерживающим порой атаку нескольких воинов единовременно. Первая половина боя проходила под знаком успеха татар, но исход был решен вступлением в сражение запасного русского полка, находившегося в засаде. Во главе его стояли князья Димитрий Михайлович Волынский и Владимир Андреевич Серпуховской, прозванный Храбрым. Свежая конница врезалась в татарское войско – и Мамай со своими полками позорно бежал, побросав обозы…

…А чистым сердцем людям открывалось в эти часы духовное существо происходящего: они видели ангелов, помогающих воинам-христианам. Во главе «трисолнечного» полка стоял Архистратиг Михаил, по небесам шествовали рати святых мучеников и с ними – святые воины Георгий Победоносец, Димитрий Солунский, страстотерпцы Борис и Глеб. От духовных воинств на татар летели тучи огненных стрел. Видели и то, как над русским войском явилось облако, из которого на головы православных воинов опустилось множество венцов…

Вернувшись уже по окончании битвы на Куликово поле, покрытое теперь телами погибших ратников, князь Владимир Андреевич принялся расспрашивать всех о великом князе. Свидетельствовали о том, что он сражался в первых рядах, что был окружен множеством врагов; кто-то говорил о его ранении. Принялись искать его среди мертвых, но Господь хранил Димитрия Иоанновича: несмотря на многочисленные удары, принятые им от врагов, он не получил серьезных ранений. Его нашли в роще неподалеку лежащим в беспамятстве. Услышав голоса, князь пришел в себя, а известие о победе окончательно вернуло ему силы.

Победа в Куликовской битве дорого досталась русскому воинству: погибла едва ли не большая часть войска; многие ратники были похоронены тут же, на поле Куликовом. А силами живых на поле брани была построена кладбищенская церковь, которую посвятили празднику Рождества Пресвятой Богородицы. За победу на Куликовом поле князь Димитрий стал именоваться в народе Донским, а само событие явилось победой не только сил Русской земли, но и Русской Церкви, подготовившей, вдохновившей и поддержавшей отпор русских войск татарам. Вернувшись в Москву, великий князь незамедлительно отправился к преподобному Сергию. В Троицком монастыре по погибшим воинам служились многочисленные панихиды; был учрежден особый день ежегодного поминовения, названный Димитриевской субботой. Позднее по благословению Священноначалия Русской Православной Церкви эта суббота стала днем общего воспоминания усопших предков, вождей и воинов, за веру и Отечество живот свой положивших. Так память о Куликовской битве была увековечена в церковной традиции.

Последние годы жизни князя Димитрия Донского, великого собирателя земли Русской, стали для него временем особой милости Божией и приготовлением к вечности. Уже осенью 1380 года, как свидетельствуют летописи, его посетили тяжелые болезни, которые благоверный князь переносил, согласно слову Святого Евангелия, с кротостью, терпением и благодарностью ко Господу. И Господь укреплял веру русского народа, посылая ему испытания, которые вместе с тем являлись последствием отступления от правды Божией и напрасно пролитой крови в междоусобных распрях. Ведь «кого любит Господь, того и наказует», и никогда не даёт больше меры, оставляя время для покаяния и открывая возможность раскаявшимся грешникам понести наказание за свои беззакония здесь, в земном мире, и через это, очистившись, обрести мир и покой в Его Небесном Царстве.

Летом 1382 года новый татарский хан Тохтамыш с огромным войском двинулся на Москву, разоряя русские земли. Захватив Серпухов и предав его огню, Тохтамыш подошел к Москве. Из-за разногласий среди бояр великий московский князь не смог собрать достаточного для отпора татарам войска; тогда, чтобы найти людей, он отправился в Переяславль, а затем в Кострому. В Москве остался митрополит Киприан, однако, будучи не в силах умирить начавшиеся беспорядки, он решил покинуть город. Его примеру последовала также и великая княгиня с детьми. С трудом удалось им выйти за городские стены. Митрополит направился в Тверь, княгиня – к мужу в Кострому.

Началась осада Москвы, и три дня город держался, но на четвертый татары ворвались внутрь крепостных стен. Страшен был учиненный в Москве погром: убивали подряд людей, грабили церкви, оскверняли алтари; сокровищница великого князя была расхищена; сжигались книги, свезенные со всех окрестностей в московские храмы. В конце концов подожжен был и весь город. Уничтожив Москву фактически до основания, враг двинулся в другие русские земли. Были захвачены Звенигород и Можайск; жители Переяславля, узнав о приближении Тохтамыша, отплыли на лодках на середину своего озера и так спаслись. Лишь Волоколамск, у которого стояло войско князя Владимира Андреевича, оказал татарам сопротивление и обратил их в бегство, но даже отступая на юг, дыша злобой и местью, разгневанный хан захватил Коломну и разграбил Рязанскую землю…

Когда великий князь Димитрий вернулся в Москву, он застал город разоренным и опустевшим и, по преданию, предавая земле убиенных, скорбел со слезами у оскверненных святынь Кремля.

Другим большим горем стало возобновление старой вражды с Тверью. Тверской князь Михаил отправился к новому ордынскому хану просить для себя великокняжеский ярлык, и Димитрий Иоаннович для отстаивания ярлыка за Москвой был вынужден отправить в Орду своего старшего сына, одиннадцатилетнего Василия. Лишь ценой возобновления ежегодной дани Москве удалось оставить ярлык за собой: Михаил потерпел неудачу, но юный Василий был на два года задержан в Орде заложником. Бедами Москвы решил воспользоваться и князь Олег Рязанский, внезапно начавший с князем Димитрием спор из-за Коломны. Разрешить эту многотрудную тяжбу помог князьям преподобный Сергий: дивный старец пришел к князю Олегу и своим кротким словом убедил его заключить мир с Москвой. Это решение, по обычаям того времени, было закреплено браком между сыном князя Олега Феодором и дочерью Димитрия Донского Софией.

Находясь на одре болезни, князь Димитрий по благословению Божию сподобился ведения о приближающейся смерти, о чем оповестил своего духовного наставника, преподобного Сергия. Игумен земли Русской, опекавший князя в течение всей его жизни, причастил его Святых Христовых Тайн и пособоровал. Духовно укрепившись и осознавая свою ответственность перед детьми, москвичами и народом русским, благоверный князь, ссылаясь на Священное Писание, заповедал детям глубоко почитать мать, а к приближенным боярам обратился с напутствием, призывая их хранить мир между собой и честно служить делу укрепления Русской земли.

19 мая 1389 года великий князь Димитрий Иоаннович отошел ко Господу и был погребен в Архангельском соборе, рядом с гробницами своего отца, деда и прадеда.

После кончины Димитрия Иоанновича его супруга, великая княгиня Евдокия Димитриевна, фактически стала во главе Московского княжества, оставаясь хранительницей мира и блюстительницей справедливого престолонаследия среди своих сыновей. Евдокия Димитриевна вела подвижническую жизнь, большое внимание, как и её супруг, уделяя заботе о Церкви. В Москве и Переяславле-Залесском ею было построено несколько храмов и монастырей – в том числе храм Рождества Богородицы в Московском Кремле, возведенный в память о Куликовской битве. В 1407 году Евдокия Димитриевна удалилась от мирской суеты в основанный ею ранее Вознесенский монастырь, приняв монашество с именем Евфросиния, а спустя несколько недель мирно отошла ко Господу и была погребена в строящемся новом Вознесенском соборе. Вся земная жизнь княгини была ознаменована аскетическими подвигами и чудесами, и Господь не оставил Свое верное чадо без награды: по смерти преподобная Евфросиния была причислена к лику святых.

Праведный подвиг великого князя Димитрия не был забыт православным народом, который и до нынешних пор видит в его облике пример святой и спасительной любви к ближним и к Отечеству. По свидетельству многочисленных источников, памятников письменности и иконографии, сначала в Москве, а потом и по всей Руси началось прославление благоверного князя Димитрия Донского. Уже вскоре после его кончины было написано «Житие» и «Похвальное слово», текст которого вошел в состав русских летописей. Сохранились и иконографические изображения великого князя – на фреске Архангельского собора и в Грановитой палате. Описание образа угодника Божия можно прочитать и в «Иконописных подлинниках» (под датой 9 мая).

Память о великом князе Димитрии жила в народе всегда и особенно усиливалась в годы войн и опасностей. Так, в Великую Отечественную войну в патриотических посланиях патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия имя благоверного князя Димитрия стояло рядом с именем святого князя Александра Невского: оба князя-воина призывались в помощники страждущему Отечеству. Тогда же именем Димитрия Донского была названа танковая колонна, созданная на средства верующих, а в начале XXI века − самая большая в России атомная подводная лодка.

Такая народная память понятна: ведь благоверный князь положил начало освобождению Руси от вражеского ига. Кроме того, деятельность его отличалась мудрой мерой и высокой моралью, он избегал обращаться к тем бесчестным и жестоким политическим методам, которые были присущи его времени.

Великий князь московский Димитрий Иоаннович Донской был канонизирован Русской Православной Церковью в 1988 году в чине святых благоверных – на основании его великих заслуг перед Церковью и народом Божиим, а также личной благочестивой жизни, воплотившей спасительную заповедь о пожертвовании собой даже до крови ради блага ближних и утверждения православной веры.

ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ ДОНСКОЙ

ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ ДОНСКОЙ (1350–1389) – великий князь московский (c 1359), владимирский (с 1362) и новгородский (с 1363), сын Ивана II Ивановича Красного и его второй жены княгини Александры Ивановны.

Родился 12 октября 1350 в Москве, принадлежал к 15 колену Рюриковичей. После смерти отца в 1359 фактическим верховным правителем Московского княжества при малолетнем Дмитрии стал митрополит Алексий – человек недюжинного ума, обладавший сильным характером, умело пользовавшийся своим авторитетом для проведения в жизнь идеи главенства Москвы в Северо-Восточной Руси. Дмитрий советовался с ним, продолжая политику отца и деда (Ивана Калиты) по собиранию русских земель вокруг Москвы. Для этого ему пришлось вести длительную борьбу с князьями – соперниками (суздальско-нижегородским, рязанским и тверским) за великое княжение. Она началась в 1361, когда одиннадцатилетний Дмитрий вместе с митрополитом Алексием и московскими боярами поехал в Орду за ярлыком на великое княжение. В Орде им суждено было узнать, что хан Наврус уже передал ярлык суздальскому князю Дмитрию Константиновичу. Однако начавшаяся вскоре в Орде смута изменила ситуацию: хан Наврус был убит, а новые правители Орды – два хана, Мурат и Абдул (Мюрид) – выдали митрополиту Алексию второй ярлык на великое княжение, для его воспитанника и протеже Дмитрия. Воодушевленные этим успехом, московские бояре посадив на коней малолетних наследников московского престола – Дмитрия, его брата Ивана и двоюродного брата Владимира – «пошли войной» на Суздаль. После длительного противостояния войск двух княжеств Дмитрий Суздальский уступил, а Дмитрий Иванович получил право единолично считаться великим князем. В 1363 Дмитрий «взял свою волю» и над князем Константином Ростовским. Наконец, в 1365 он закрепил отношения с Суздалем женитьбой на суздальской княжне Евдокии Дмитриевне. Отец Евдокии при этом отказался от ярлыка на Владимир в пользу Москвы. Вскоре к Москве отошли и связанные с Суздалем нижегородские земли.

В 1366–1367 по распоряжению Дмитрия столица была укреплена первым на Руси белокаменным Кремлем. Если для ханских послов ворота его были гостеприимно раскрыты (Дмитрий предпочитал откупаться от них богатыми подарками), то для других соседей и князей-соперников Кремль стал мощной защитной крепостью. Когда в ноябре 1367 на реке Тросне литовский князь Ольгерд, приходившийся зятем тверскому князю Михаилу Александровичу, разбил московские полки. Дмитрий Иванович произнес: «На великое княжение не пущу!». И действительно, наличие Кремля стало надежной защитой для московской столицы: в 1368 попытка Михаила Тверского осадить Кремль и взять его провалилась.

В 1369 уже Дмитрий уже сам пошел войной на Ольгерда и разгромил союзные ему Смоленское и Брянское княжества (война 1368 –1375 Москвы с Тверью и Литвой). В ходе ее тверской князь несколько раз получал ярлык на великое княжение и объявлял себя «старшим» среди русских князей, но в конечном счете верх одержал все-таки Дмитрий. Успех молодого московского правителя объяснялся мудрой поддержкой митрополита Алексия, помогавшего своему воспитаннику в деле объединения под его «рукой» суздальскоих, нижегородских, серпуховских, городецких, белозерских, кашинских, стардубских, тарусских, новосильских, смоленских, ростовских, ярславских и новгородских ратей. В 1375 Дмитрий разбил под Любутском литовское войско Ольгерда. Ордынская помощь Ольгерду вовремя не пришла, и Михаил Тверской, «видя изнеможение свое, понеже вся Русская земля возста на него», просил вместе со своим зятем Ольгердом у Дмитрия мира. Договором 1375 между Тверью и Москвой тверской князь низводится до положения «младшего брата» великого князя московского и навсегда отказывался от притязаний на великое княжение и согласился на союз с Дмитрием против Золотой Орды.

В 1376 Московское княжество утвердило свое влияние в Волжско-Камской Болгарии, начало переговоры с Великим Новгородом об урегулировании торговой деятельности. В результате их Москва открыла свободный пропуск новгородских товаров в своей земле, заручившись согласием новгородцев в случае нового конфликта с Тверью стоять на стороне Москвы. В том же году в спорах о границах Московского и Рязанского княжеств Дмитрий вновь вышел победителем, разгромив под Скорнищевом рязанского князя Олега Ивановича.

В 1377 на Суздальское княжество, где правил тесть Дмитрия, напал ордынский царевич Араб-Щах (Арапша). Спасая родственника, Дмитрий направил туда московское войско и тем самым первым из русских князей начал открытую борьбу с ордынцами. Однако первое столкновение с ними оказалось неудачным для русских: по преданию, ордынцы разбили упившихся русских воинов, не ожидавших нападения врага, и река, на которой они расположились лагерем, получила поэтому название «река Пьяни». Вслед за тем татары опустошили нижегородские и рязанские земли, а царевич Арапша провозгласил себя ханом Золотой Орды.

В 1378 Дмитрий, лично командовавший отрядом воинов, разбил на реке Воже большой отряд ордынцев под водительством татарского мурзы Бегича. Это была первая военная победа русского оружия над ордынцами, в ней также прославились воеводы Даниил Пронский и Тимофей Вельяминов.

Испугавшись усиления московского правителя, ордынский тёмник (командовавший «тьмою» – 10 тыс. воинов) Мамай решил сломить возраставшую мощь Руси, усилить ее зависимость от Орды. Он собрал войско (100–150 тыс.), в которое, помимо монголо-татар, входили также отряды черкесов, осетин, армян, некоторых народов Поволжья, наемные отряды крымских генуэзцев, вступил в союз с литовским князем Ягайло и великим князем рязанским Олегом Ивановичем. Новое сражение с московским войском было назначено на конец лета. Получив известие об этом, Дмитрий назначил сбор всех полков в Москве и Коломне на 15 августа 1380.

8 сентября 1380 в решающей для русских Куликовской битве, развернувшейся между реками Дон и Непрядва, московский князь Дмитрий Иванович разбил ордынское войско, за что и получил прозвище Донской. Два года после победы на Куликовом поле Москва не платила дани завоевателям, пока новый ордынский хан, Тохтамыш, пользуясь поддержкой рязанского князя Олега, указавшего обходные пути к Москве, не взял город в 1382. Дмитрий был извещен о наступлении Тохтамыша, но после Куликовской битвы Москва не смогла выставить крупного войска. Город весь сгорел, кроме каменного Кремля. Воспользовавшись ослаблением Москвы, тверской князь Михаил, «забыв» клятву, отправился в Орду за ярлыком на великое княжение. Но Дмитрий Донской, опередил его «покаянным посольством» к хану. В Орде он отдал в заложники своего старшего сына Василия, поклявшись исправно платить дань. Ярлык на великое княжение остался за Москвой, после чего Дмитрий пошел войной на Рязань и разорил ее «пуще татар». В 1385 Дмитрий Донской и Олег Рязанский заключили мир.

В связи с возобновлением выплат дани ордынцам Дмитрий увеличил поборы с податного населения. Скудость казны заставила его обратить внимание на богатый Новгород и, найдя повод, начать в декабре 1386 войну с ним. В начале января 1387 московское войско подошло к Новгороду, но битвы не было. Новогородцы согласились выплатить единовременно большую сумму серебром и в дальнейшем платить особую подать («черный бор») ежегодно в пользу Москвы.

За свое 30-летнее правление Дмитрий сумел стать признанным главой антиордынской политики в русских землях, собирателем русских земель («всех князей русских привожаше под свою волю»). Представление о политическом единстве Руси стало при нем совпадать с идеей сильной великокняжеской московской власти. Территория Московского княжества расширилась при Дмитрии за счет территорий Галича Мерьского, Белоозера, Углича, а также костромских, чухломских, дмитровских, стародубских и северных коми-зырянских (где была основана пермская епископия) земель. Поддерживая дружеские связи с православной Византией, Дмитрий добивался признания независимости русской православной церкви от Константинополя.

В самой Москве, кроме белокаменного Кремля, были возведены монастыри-крепости (Симонов, Андроников), прикрывавшие подступы к центру города. Взамен старого, «служилого» принципа комплектации войска Дмитрий впервые в русской военной истории ввел новый (территориальный) принцип его формирования. Он оправдал себя в Куликовской битве и оправдал себя, когда на Руси появилась артиллерия (конец 14 в.). При Дмитрии в Москве была введена чеканка серебряной монеты – раньше, чем в других русских княжествах и землях. Культурную жизнь княжества времен Донского характеризует создание произведений, связанных с победой русского оружия (ставших позже основой Сказания о Мамаевом побоище и Задонщины, прославлявших успехи русского оружия на Куликовом поле).

У Дмитрия Донского было 12 детей (8 сыновей, 4 дочери). В своей «Духовной» (завещании) он передал великое княжение старшему сыну Василию – без санкции Золотой Орды, уже как «свою отчину». Всем детям, в том числе сыновьям (Василию, Юрию, Андрею, Петру, Ивану и Константину) он завещал слушать во всем после его смерти мать, Евдокию Дмитриевну.

Умер 19 мая 1389, погребен в Москве в Архангельском соборе Кремля. Причислен к лику святых; день памяти – 19 мая (1 июня нового стиля). Житие рисует его идеализированно: крепок, высок, плечист, грузен («чреват вельми и тяжек собою зело»). По словам составителя Жития, имел «дивный взгляд», был «совершен» умом. По свидетельству же современников, имел непростой характер: отвага в Дмитрии соседствовала с нерешительностью, храбрость с готовностью отступать и подчиняться, ум с бестактностью, прямодушие с коварством. Образованностью князь не отличался, но был славен благочестием, незлобивостью и целомудрием «духовным».

Имя Дмитрия Донского за несколько столетий стало символом русской воинской славы («во всех странах славно имя его» – подчеркнул летописец). Образ его неоднократно вдохновлял живописцев (в частности, П.Д.Корина, изобразившего князя на мозаике плафона станции «Комсомольская-кольцевая» Московского метрополитена, К.Васильева, П.Рашина и др.). В 2002 учрежден Орден «За Служение Отечеству» в память св. вел. кн. Дмитрия Донского и преподобного игумена Сергия Радонежского.

Лев Пушкарев, Наталья Пушкарева

Наши новости

  • Наш храм
    • Расписание богослужений
    • Подача записок
    • Священноначалие
      • Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл
      • Епископ Дмитровский Феофилакт
      • Общецерковные документы
    • Духовенство
    • Проповеди
    • Престольные праздники
      • Житие св. Димитрия Донского
      • Молитвы св. Димитрию Донскому
      • Житие преподобной Евфросинии Московской
      • Молитвы преподобной Евфросинии Московской
    • Новомученики ЮЗВ
    • Приходская деятельность
      • Миссионерская и катехизаторская работа
        • Новости
      • Социальная работа
        • Новости
      • Работа с молодёжью
        • Новости
      • Взаимодействие с общеобразовательными школами
        • Новости
      • Противосектантская деятельность
    • Психологическая служба «Встреча»
    • Приписная часовня Рождества Христова
    • Новости
    • Жертва на храм
    • Контакты
  • О вере
    • Основы православного вероучения
      • О Боге
      • Божественное Откровение
      • Символ Веры
    • Таинства
      • Таинство Крещения
      • Таинство Миропомазания
      • Таинство Евхаристии
      • Таинство Исповеди
      • Таинство Брака (Венчания)
      • Таинство Соборования (Елеосвящения)
      • Таинство Священства
    • Первые шаги в храме
      • Молитва
      • Крестное знамение
      • Православный храм
      • Святые иконы
    • «Азы православия». Цикл передач ТК «СПАС»
  • Воскресная школа
    • Воскресная школа для детей
      • Преподаватели
    • Воскресная школа для взрослых
      • Преподаватели
    • Театральный зал
    • Библейский Яхт-Клуб «Восход»
      • Новости
      • Правила «Кругосветной парусной регаты» 2020
      • Анкета участника
        • Извещение о пройденной ступени
        • Участие в Пасхальном этапе регаты
      • Все яхты
      • Рейтинг яхт
      • Материалы по изучению Священного Писания
      • Архив
        • Регата 2016
          • Правила «Кругосветной парусной регаты» 2016
          • Все яхты
        • Регата 2017
          • Правила «Кругосветной парусной регаты» 2017
            • Большая регата
            • Малая регата
          • Все яхты
          • Рейтинг яхт
          • English version
            • Rules of the Round the world sailing regatta 2017
            • Grand regatta
            • Minor regatta
        • Регата 2018
          • Правила «Кругосветной парусной регаты» 2018
            • Большая регата 2018
            • Малая регата 2018
          • Все яхты
          • Рейтинг яхт
        • Регата 2019
          • Правила «Кругосветной парусной регаты» 2019
            • Большая регата 2019
            • Малая регата 2019
          • Все яхты
          • Рейтинг яхт
    • Новости
    • Экскурсии
  • Школа искусств
    • Вокально-хореографический ансамбль «Восход»
      • Хор мальчиков
      • Преподаватели
    • Художественная студия «Лествица»
      • Изобразительное искусство (рисунок, живопись, композиция)
      • Скульптура и академический рисунок
      • Керамика
      • Пластилиновая анимация
      • Декоративно-прикладное искусство
      • Графика
      • Творческие мастерские (кратковременные курсы)
      • Преподаватели
    • Иконописная школа-мастерская «Левкос»
    • Русская казачья фольклорная студия
    • Хореографическая студия
    • Новости
  • Спортивная работа
    • Окормление олимпийцев
      • Дневник духовника
        • Дневник духовника 2018
        • Дневник духовника 2019
      • Летние ОИ 2016 в Рио
      • Летний ОФ 2017 в Дьере
      • Зимние ОИ 2018 в Пхенчхане
      • Европейские игры 2019 в Минске
      • Олимпийцы у нас в гостях
    • Преподаватели
    • Православная Спортивная Лига
    • Тренажерный зал
    • Рукопашный бой
    • Стрельба из лука
    • Пулевая стрельба
    • Начальная военная подготовка
    • Фехтование
    • Художественная гимнастика
    • Русский бильярд
    • Спортивно-игровой клуб «Ступени»
    • Игровые виды спорта
      • Мини-футбол
      • Большой теннис
      • Настольный теннис
      • Баскетбол
    • Гимнастика
      • Комплексная гимнастика для детей (от 7 лет)
      • Лечебно-оздоровительная гимнастика для женщин
    • Кабинет массажа
    • Новости
  • Дошкольное развитие
    • Дошкольный лицей «Аккордик»
      • Преподаватели
    • Дошкольный спортивный клуб «Рекордик»
    • Гимнастика «Ладушки» (дети 1,5-3 лет)
    • Гимнастика «Радуга» (дети 3-4 лет)
    • ОФП «Стартик» (дети 4-5 лет)
    • Подготовка к школе по системе «Русская классическая школа» (дети 4-6 лет)
      • Преподаватели
    • Новости
  • РКШ «Восход»
  • Допобразование
    • Отделение церковного пения «Агница»
    • Кружки и мастер-классы
      • Авиамоделирование
      • Кружок труда для мальчиков
      • Английская грамматика «Real Grammar»
      • Квиллинг
      • Студия плетения волос
      • Преподаватели
  • Медиатека
    • Аудиоматериалы
    • Видеоматериалы
      • Жизнь нашего прихода
      • Телерадиопрограммы с участием настоятеля храма
      • Видеопоздравления от настоятеля
      • Видеоматериалы, рекомендуемые к просмотру
      • Мультфильм недели
    • Концерты
    • Лекции
      • Воскресные беседы об основах христианской веры
      • Воскресные беседы по Догматическому богословию
      • Библейский семинар по книге Деяний святых Апостолов (прот. Олег Стеняев)
        • Аудио
        • Тексты
      • Введение в Ветхий Завет
      • Великопостные Субботние беседы по Новому Завету
      • Субботние беседы об основах православной веры
      • Таинственный Апокалипсис: известный и неизвестный
      • Лекции разных авторов в ТКЗ «Восход»
    • Фотогалереи
    • Рекомендуем книги

Дмитрий I Иванович Донской — биография, информация, личная жизнь

Дмитрий Донской

Дмитрий I Иванович Донской. Родился 12 октября 1350 года в Москве — умер 19 мая 1389 года в Москве. Князь Московский (1359-1389), великий князь Владимирский (1363-1389). Полководец, одержавший победу в Куликовской битве. Причислен к лику святых Русской Православной церкви, день памяти — 19 мая (1 июня).

Дмитрий Иванович родился 12 октября 1350 года в Москве.

Отец — Иван II Иванович Красный (30 марта 1326 — 13 ноября 1359), сын Ивана I Даниловича Калиты, князь Звенигородский до 1354 года, князь Московский и великий князь Владимирский в 1353-1359 годах, князь Новгородский в 1355-1359 годах.

Мать — Александра Ивановна (Васильевна; урожденная Вельяминова; ум. 26 декабря 1364 от чумы), великая княгиня московская, вторая жена великого князя московского Ивана Красного (с 1345).

Его отец умер, когда Дмитрию было девять лет. Вскоре умер и его младший брат Семен. Все владения отца отошли Дмитрию.

Его опекуном и де-факто правителем Московского княжества стал митрополит Алексий (в миру Алексей Федорович Бяконт), обладавший большим авторитетом.

В тот же год, что и его отец, в Золотой Орде умер хан Бердибек, началась «великая замятня» — продолжительный период борьбы за власть.

Великое княжество Владимирское по смерти Ивана Красного было отдано нижегородско-суздальским князьям. Но в 1362 году темник беклярбек Мамай, фактически управлявший от имени хана Абдуллы, выдал ярлык Дмитрию Ивановичу, и московское войско выгнало из Переяславля и Владимира Дмитрия Константиновича суздальского. Впоследствии Москва поддержала его права на Нижний Новгород в обмен на отказ от претензий на Владимир. При этом Дмитрий Иванович женился на его дочери Евдокии.

Личная жизнь Дмитрия Донского:

Жена — Евдокия Дмитриевна (1353-1407), дочь великого князя Суздальского Дмитрия Константиновича. Женился на ней в 15 лет, Евдокии тогда было 13 лет. Она получила известность своей благотворительностью. В монашестве — Евфросиния Московская, преподобная. В 2007 году отмечалось 600-летие ее преставления, в ознаменование чего 21 августа того же года была учреждена награда Русской православной церкви — орден преподобной Евфросинии, великой княгини Московской.

В браке у Дмитрия и Евдокии родилось двенадцать детей:

— Даниил Дмитриевич (1370 — 15 сентября 1379);

— Василий I Дмитриевич (30 декабря 1371 — 27 февраля 1425);

— Софья Дмитриевна (умерла в 1427), в 1387 году вышла замуж за Федора, сына Олега Рязанского;

— Юрий Дмитриевич Звенигородский (26 ноября 1374 — 5 июня 1434);

— Мария Дмитриевна (умерла 15 мая 1399) — вышла замуж за князя мстиславского Лугвения (Семена), сына великого князя Литовского Ольгерда;

— Анастасия Дмитриевна — вышла замуж за Ивана Всеволодовича, князя Холмского;

— Симеон Дмитриевич (умер 11 сентября 1379);

— Андрей Дмитриевич Можайский (14 августа 1382 — 9 июля 1432);

— Петр Дмитриевич Дмитровский (29 июля 1385 — 10 августа 1428);

— Анна Дмитриевна (родилась 8 января 1387) — вышла замуж за князя Юрия Патрикеевича;

— Иван Дмитриевич (1380 — 29 июля 1393). В монашестве Иоасаф;

— Константин Дмитриевич (14 мая 1389 — 1433) — князь Углицкий.

Евдокия Дмитриевна (Евфросиния Московская) — жена Дмитрия Донского

Распад Золотой Орды привел к большим изменениям. В мордовских землях укрепился Тагай, в Волжской Булгарии — Булат-Тимур. Оба были разбиты рязанцами в 1365 году у Шишевского леса и суздальцами в 1367 году на реке Пьяне. В 1370 году суздальцы вторглись в Волжскую Булгарию и посадили там мамаевых ставленников. Следствием стало то, что власть Мамая распространилась на все земли западнее Волги.

В 1362 году великий князь литовский Ольгерд Гедиминович разгромил при Синих Водах трех ордынских князей, включил в состав своего государства Киев, Подолье, Посемье и Переяславль Южный, прекратив данническую зависимость этих земель от Золотой Орды.

В 1368 году обострился конфликт в Тверском княжестве, долгое время после разгрома 1327 года находившемся под контролем Москвы. Микулинский князь Михаил Александрович с помощью состоявшего с ним в родстве Ольгерда занял тверской престол, выгнав своего дядю, Василия Михайловича, главу кашинских князей, состоявших в родстве с московскими. Дважды — в 1368 и в 1370 годах — московская рать вторгалась под Тверь и дважды после этого Ольгерд безуспешно осаждал Москву, в которой в 1367 году был отстроен новый белокаменный Кремль.

В 1370 году Мамай выдал ярлык на великое княжение Владимирское Михаилу Тверскому, и тот развернул активные военные действия в Северо-Восточной Руси, в том числе с помощью литовских князей. Дмитрий собрал войска и открыто не подчинился требованиям пришедшего с Михаилом из Орды посла, ответив: «к ярлыку не еду, Михаила на княжение в землю Владимирскую не пущу, а тебе, послу, путь чист».

В 1371 году Дмитрий заключил соглашение с Мамаем, по которому был установлен размер дани ниже, чем при Узбеке и Джанибеке, сам получил ярлык и выкупил находящегося в Орде тверского княжича за 10 тысяч рублей. Ольгерд в третий раз лично двинулся на Москву, московское войско вышло ему навстречу, и был заключен Любутский мир.

печати Дмитрия Донского

В 1371 году Дмитрий попытался поставить под свой контроль Рязань, его войско возглавлял перешедший на службу в Москву из Великого княжества Литовского Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский. По Рязани пришелся и первый удар Мамая в 1373 году. Но уже в 1374 году у Дмитрия установилось с ним «розмирие». По мнению историков, это означало конец выплаты дани и в том размере, который был установлен в 1371 году.

В 1374 же году прошел съезд князей в Переяславле-Залесском, который предположительно послужил консолидации вокруг Москвы антиордынских сил, в том числе и находившихся в составе великого княжества Литовского. В 1374 году Мамай вновь попытался воздействовать на Дмитрия через Михаила Тверского, вторично выдав ему ярлык, что вызвало поход соединенных сил Северо-Восточной Руси, а также смолян, на Тверь, в результате чего Михаил признал себя младшим братом Дмитрия, обязался участвовать во всех антиордынских акциях Москвы и в 1375 году отказался от претензий на Кашин.

В 1376 году Дмитрий отправил войско во главе с Дмитрием Боброком в Волжскую Булгарию. Был взят откуп с мамаевых ставленников и посажены русские таможенники. В том же году Дмитрий ходил далеко за Оку.

В 1377 году московско-суздальское войско выступило на восточные рубежи Руси и было уничтожено там на стоянке татарами из Мамаевой орды, были разорены Нижний Новгород, а затем Рязань.

В 1378 году по приказу Мамая 5 ордынских туменов (около 50 тыс. войска) во главе с мурзой Бегичем выступили в поход на Москву, вскоре были разбиты княжеской дружиной на р. Вожа в рязанских пределах. В сражении также участвовал Андрей Ольгердович псковский, перешедший на службу к Дмитрию из Литвы после смерти Ольгерда и потери Полоцка в пользу Ягайло и его союзника Скиргайло. В том же году умер митрополит Алексий, и Дмитрий, желая иметь митрополитом своего духовника Михаила-Митяя, вынудил его постричься в монашество и занять архимандрию в придворном Спасском монастыре. Великий князь отказался принять митрополита Киприана (его люди ограбили митрополита и не пустили его в Москву), за что организаторы и причастные были специальным посланием Киприана отлучены от церкви и прокляты «по правилам святых отцов».

В 1379 году Мамай вновь разорил Рязанское княжество, зимой 1379/1380 годов на московскую службу в Переяславль-Залесский перешел Дмитрий Ольгердович стародубский и трубчевский.

К апрелю 1380 года противник Мамая Тохтамыш вышел к устью Дона, однако Мамай предпринял поход на Москву с большим привлечением наемников в связи с большими потерями своих войск на Воже, прежде всего генуэзцев. Мамай планировал соединиться на южном берегу Оки с Ягайло литовским и Олегом рязанским. О союзных планах Мамая с Ягайло и Олегом Рязанским Дмитрий узнал от Захария Тютчева, посланного к Мамаю с золотом для переговоров.

Сбор русских войск был назначен в Коломне 15 августа 1380 года. Из Москвы в Коломну выступило ядро русского войска тремя частями по трем дорогам. Отдельно шел двор самого Дмитрия, отдельно полки его двоюродного брата Владимира Андреевича Серпуховского и отдельно полки подручных белозерских, ярославских и ростовских князей.

Когда Дмитрий вывел свои войска к Коломне, ему пришло требование Мамая восстановить выплату дани в тех размерах, что были при Узбеке и Джанибеке. Тогда Дмитрий ответил отказом и вывел войска от Коломны на устье реки Лопасни, откуда переправился за Оку с оставлением стратегического резерва в Москве, а затем совершил многодневный марш за Дон, ускоряя столкновение с одним только Мамаем.

Уже в Коломне был сформирован первичный боевой порядок: Дмитрий возглавил большой полк; Владимир Андреевич с ярославцами — полк правой руки; в полк левой руки был назначен командующим Глеб Брянский; передовой полк составили коломенцы.

Получивший большую известность, благодаря житию Сергия Радонежского, эпизод с благословением войска Сергием в ранних источниках о Куликовской битве не упоминается.

Русские летописи приводят следующие данные о численности русского войска: «Летописная повесть о Куликовской битве» — 100 тыс. воинов Московского княжества и 50-100 тыс. воинов союзников, «Сказание о Мамаевом побоище», написанное также на основе исторического источника — 260 тыс. или 303 тыс., Никоновская летопись — 400 тыс. (встречаются оценки численности отдельных частей русского войска: 30 тысяч белозерцев, 7 или 30 тысяч новгородцев, 7 или 70 тысяч литовцев, 40-70 тысяч в засадном полку). Однако следует учитывать, что цифры, приводимые в средневековых источниках, обычно крайне преувеличены.

У Мамая было от 60 до 150 тыс. человек (летописи доводят цифру до 800 тыс.).

Для навязывания противнику решающего сражения в поле еще до подхода союзных Мамаю литовцев или рязанцев, а также чтобы использовать водный рубеж для защиты собственного тыла в случае их подхода русские войска перешли на правый берег Дона и уничтожили за собой мосты. Тогда же, во время переправы за Дон, татарские передовые части, преследуя русских разведчиков Семена Мелика, на полном скаку въехали в боевые порядки уже переправившихся дружин, получили отпор и отъехали на высокий холм поодаль, увидев оттуда все русские войска. Вскоре после этого Мамай узнал о форсировании русскими Дона.

Вечером 7 сентября русские войска были выстроены в боевые порядки. Большой полк и весь двор московского князя встали в центре. Ими командовал московский окольничий Тимофей Вельяминов. На флангах встали полк правой руки под командованием литовского князя Андрея Ольгердовича и полк левой руки князей Василия Ярославского и Феодора Моложского. Впереди перед большим полком стал сторожевой полк князей Симеона Оболенского и Иоанна Тарусского. В дубраву вверх по Дону был поставлен засадный полк во главе с Владимиром Андреевичем и Дмитрием Михайловичем Боброком-Волынским. Считается, что засадный полк стоял в дубраве рядом с полком левой руки, однако, в «Задонщине» говорится об ударе засадного полка с правой руки.

Вечером и ночью 7 сентября Дмитрий Иванович объезжал войска, делая смотр. В ночь на 8 сентября Дмитрий с Боброком выезжали на разведку и издали осматривали татарские и свои позиции.

Перед началом битвы Дмитрий Донской встал в первый ряд войска, поменявшись одеждой со своим любимцем Михаилом Бреноком (или Бряноком), вставшим под знамя. После генерального сражения Бренока нашли убитым, а близ него лежало множество русских князей и бояр, защищавших «князя». К одному из них, Семену Мелику, князь обращает слова «крепко охраняем был я твоею стражею».

«Сказание о Мамаевом побоище» сообщает, что русские войска шли в битву под «чермным», то есть, темно-красным или багровым, знаменем с изображением золотого образа Иисуса Христа. Миниатюры XVII века изображают в качестве знамени красный стяг с православным крестом.

Утро 8 сентября было туманным. До 11 часов, пока туман не рассеялся, войска стояли готовыми к бою, поддерживали связь («перекликались») звуками труб. Князь вновь объезжал полки, часто меняя лошадей. В 12 часов показались на Куликовом поле и татары.

Битва началась с нескольких небольших стычек передовых отрядов, после чего состоялся знаменитый поединок татарина Челубея (или Темир-бея) с иноком Александром Пересветом. Оба поединщика пали мертвыми (возможно, этот эпизод, описанный только в «Сказании о Мамаевом побоище», является легендой). Далее последовал бой сторожевого полка с татарским авангардом, возглавляемым военачальником Теляком (в ряде источников — Туляк). Дмитрий Донской сначала был в сторожевом полку, а затем встал в ряды большого полка, поменявшись одеждой и конем с московским боярином Михаилом Андреевичем Бренком, который затем сражался и принял смерть под знаменем великого князя.

Бой в центре был затяжной и долгий. Летописцы указывали, что кони уже не могли не ступать по трупам, так как не было чистого места. В центре и на левом фланге русские были на грани прорыва своих боевых порядков, но помог частный контрудар, когда «Глеб Брянский с полками владимирским и суздальским поступи через трупы мертвых». «На правой стране князь Андрей Ольгердович не единою татар нападши и многих избил, но не смеяша вдаль гнатися, видя большой полк недвижусчийся и яко вся сила татарская паде на средину и лежи, хотяху разорвати». Основной удар татары направили на русский полк левой руки, он не удержался, оторвался от большого полка и побежал к Непрядве, татары преследовали его, возникла угроза тылу русского большого полка.

Владимир Серпуховской, командовавший засадным полком, предлагал нанести удар раньше, но воевода Боброк удерживал его, а когда татары прорвались к реке и подставили засадному полку тыл, приказал вступить в бой. Удар конницы из засады с тыла на основные силы золотоордынцев стал решающим. Татарская конница была загнана в реку и там перебита. Одновременно перешли в наступление полки Андрея и Дмитрия Ольгердовичей. Татары смешались и обратились в бегство.

Ход боя переломился. Мамай, наблюдавший издали за ходом сражения, бежал с малыми силами, как только засадный полк русских вступил в бой. У татар отсутствовали резервы, чтобы попытаться повлиять на исход боя или хотя бы прикрыть отступление, поэтому все татарское войско побежало с поля битвы.

Засадный полк преследовал татар до реки Красивой Мечи 50 верст, «избив» их «бесчисленное множество».

Вернувшись из погони, Владимир Андреевич стал собирать войско. Сам великий князь был контужен и сбит с коня, но смог добраться до леса, где и был найден после битвы под срубленной березой в бессознательном состоянии.

Летописцы сильно преувеличивают число погибших золотоордынцев, доводя его до 800 тыс. Достоверно известно о гибели в битве четырех русских князей: Федора Романовича и Ивана Федоровича белозерских, Федора и Мстислава Юрьевичей тарусских.

После победы на Куликовом поле Дмитрий не продолжил поход вглубь степей (хотя на наличие у него такого плана указывает присутствие в его войске проводников-сурожан) из-за высоких потерь. При этом Мамай, вернувшись в Крым, собрал остаток сил для того, чтобы идти на Русь изгоном, но вынужден был вывести это войско против Тохтамыша и потерпел поражение.

Русские князья лишь обменялись посольствами с Тохтамышем по поводу его воцарения. За грабеж возвращавшихся с Куликова поля обозов Олег вторично был изгнан Дмитрием из Рязани, но в 1381 году по условиям мира, аналогичных миру с Михаилом тверским 1375 года, признал себя младшим братом московского князя.

В условиях закрепления за Москвой роли центра консолидации русских земель и борьбы с Ордой митрополит всея Руси Киприан превратился в естественного союзника Дмитрия. В 1381 году Киприан прибыл в Москву. Тем временем в Литве к власти пришли сторонники антиордынского союза с Москвой во главе с князем Кейстутом, который признал влияние Москвы в Смоленске и в верховских княжествах. Андрей Ольгердович вернулся в Полоцк. Однако уже в 1382 году под прямым военным давлением Тевтонского ордена и дипломатической поддержке Орды Ягайло вернулся к власти.

Хан Тохтамыш, стремясь восстановить данническую зависимость земель владимирского княжения, в 1382 году провел поход на Русь, рассчитанный на то, чтобы русские войска не успели собраться, взял Москву обманом, но один из его отрядов был разбит Владимиром Андреевичем под Волоколамском. Михаил Тверской вновь заявил свои права на владимирское княжение, и Дмитрий заключил соглашение с Тохтамышем, по которому ярлык остался в роду московских князей, Дмитрий выплатил Тохтамышу дань за 2 прошедших с поражения Мамая года, но при этом Тверь получила независимость от владимирского княжения. В мирном договоре 1399 года тверской князь уже называется не младшим братом московского, а просто братом. Тогда же в состав Тверского княжества вернулся Кашин.

Уже в 1382 году произошел разрыв Киприана с Дмитрием Донским, и Дмитрий вернулся к политике создания собственной митрополии. Перспектива даннической зависимости от Орды сыграла свою роль в вопросе самоопределения спорных между Москвой и Вильно русских княжеств. Новгород, в котором в 1379-1380 годах сидел литовский князь Юрий Наримунтович, в 1383 году принял его брата Патрикея.

В 1384 году при посредничестве вдовы Ольгерда Ульяны Александровны был заключен предварительный договор между Дмитрием и Владимиром, с одной стороны, и Ягайло, Скиргайло и Корибутом, с другой, о бракосочетании Ягайло с дочерью Дмитрия и объявлении православия государственной религией великого княжества Литовского, но в том же году Ягайло подписал с тевтонцами Дубисский договор, по которому обязался в течение 4 лет, напротив, принять католицизм. Второе намерение было реализовано: в 1385 году Ягайло заключил с Польшей унию и женился на наследнице польского престола Ядвиге. Утверждение унии на литовско-русских землях было связано с сопротивлением: в частности, Святослав Иванович смоленский погиб в сражении с литовцами (1386), а Андрей Ольгердович потерял Полоцк (1387).

В 1386 году после нападений ушкуйников на земли по Волге Дмитрий Донской привел войска из 29 волостей на расстояние 15 верст к Новгороду и получил от него контрибуцию 8 тыс. руб. в два срока (сумма в точности соответствовала признанной Дмитрием задолженности по ордынскому выходу за 1381-1382 годы; очевидно, Дмитрий хотел таким образом восполнить собранную в 1383-1384 годах с разоренной войной территории великого княжения и ушедшую в Орду сумму). После очередного конфликта с Рязанью был заключен «вечный мир», скрепленный браком Федора Ольговича с дочерью Дмитрия Донского Софьей.

В 1388 году, незадолго до смерти Дмитрия Донского, имел место конфликт с Владимиром Андреевичем Храбрым по вопросу наследования московского престола сыном Дмитрия Василием. Сначала Дмитрием были арестованы серпуховские бояре, затем, после обещаний Владимиру дополнительных владений, последний признал Дмитрия отцом, а Дмитриевичей старшими братьями (после смерти Дмитрия Василию пришлось реализовать обещания отца: Владимир получил Волоколамск и Ржев, а затем обменял их на Углич и Козельск). Дмитрий успел помириться на этом с Владимиром за два месяца до смерти.

Итоги правления Дмитрия Донского

За первые 20 лет своего правления Дмитрий сумел стать признанным главой антиордынской политики в русских землях, собирателем русских земель («всех князей русских привожаше под свою волю»). Представление о независимости и политическом единстве Руси стало при нем совпадать с идеей сильной великокняжеской московской власти. Великое княжество Владимирское окончательно перешло под власть Москвы, тем самым сделав процесс московского возвышения необратимым. Территория Московского княжества расширилась при Дмитрии за счет территорий Переяславля, Галича, Белоозера, Углича, Дмитрова, части Мещеры, а также костромских, чухломских, стародубских и северных коми-зырянских (где была основана Пермская епископия) земель.

В то же время при нем были потеряны западные земли, включая Тверь (1383) и Смоленск (1386), а основная территория была разорена как войнами с Великим княжеством Литовским (с первым литовским вторжением в 1368 году закончилась отмеченная летописцем тишина великая на 40 лет, наступившая в Северо-Восточной Руси после разгрома Твери) и другими княжествами, так и нашествием Тохтамыша и последующей выплатой значительной дани.

К беспрестанным разорениям и опустошениям, то от внешних врагов, то от внутренних усобиц, необходимо добавить необыкновенные природные обстоятельства того времени — нашествие чумы, редкую по интенсивности солнечную активность и, как следствие, пожары, засухи, голод.

В Москве, кроме белокаменного Кремля, были возведены монастыри-крепости (Симонов, Андроников), прикрывавшие подступы к центру города. При Дмитрии Донском в Москве была впервые начата чеканка серебряной монеты — раньше, чем в других русских княжествах и землях.

Культурную жизнь княжества времен Донского характеризует создание произведений, связанных с победой русского оружия (ставших позже основой «Сказания о Мамаевом побоище» и «Задонщины», прославлявших успехи русского оружия на Куликовом поле).

В своем завещании Дмитрий Донской первым из московских князей упоминает великое княжение (Владимир, Переяславль-Залесский, Кострому), Белоозеро, Дмитров, Углич, Галич. Также ново было распоряжение Димитрия, чтобы мелкие князья Московской земли жили в Москве при дворе великого князя, а не по своим вотчинам. Однако, завещание содержало неясные указания на то, кто должен был наследовать великое княжение после Василия Дмитриевича, и завещание использовалось затем Юрием Дмитриевичем в борьбе против племянника Василия Васильевича, к которому в 1425 году при поддержке его деда по матери Витовта и хана Улу-Мухаммеда в нарушение родового принципа наследования перешло великое княжение.

Великий князь владимирский и московский Дмитрий Иванович Донской умер 19 мая 1389 года, погребен в Москве в Архангельском соборе Кремля.

Дмитрий Донской причислен к лику святых на Поместном соборе РПЦ в 1988 году. День памяти — 19 мая (1 июня нового стиля). Также его память празднуется в соборе Тульских святых, день памяти 22 сентября.

С 2015 года установлено общее празднование памяти Дмитрия Донского и его супруги княгини Евдокии 19 мая (1 июня).

Имя Дмитрия Донского за несколько столетий стало символом русской воинской славы. В годы Великой Отечественной войны в честь Дмитрия Донского была названа танковая колонна, созданная по инициативе Московской патриархии на пожертвования верующих и переданная в 1944 году танковым войскам СССР.

В 2002 учрежден Орден «За Служение Отечеству» в память святого великого князя Дмитрия Донского и преподобного игумена Сергия Радонежского. В русском флоте именем князя в разное время были названы парусные линейные корабли 1771 и 1809 годов постройки, винтовой фрегат, океанский броненосный крейсер и атомная подводная лодка.

Именем Дмитрия Донского названы многие улицы и площади российских городов.

Дмитрий Донской (документальный фильм)