Дети рабы

«Я не могла иметь детей, поэтому и решила заплатить многодетной маме за то, чтобы она отдала мне своего». Это слова домохозяйки из Петербурга, которая в свои 23 года отчаялась завести с мужем малыша, поэтому полезла за ним в Интернет. И найти «продавца» ей не составило труда. Ирина из Пензы согласилась за небольшие деньги отдать ей малыша, как только он родится. Следом за этой парочкой еще одну мать-кукушку задержали уже в Москве. Она пыталась продать ребенка за миллион рублей! «Комсомолка» выяснила, как действует черный рынок торговли младенцами и почему этого особо никто не скрывает.

ТЕМА ДНЯ. Как мы покупали ребенка через интернет

00:00 00:00

ЭТИМ ЗАНИМАЮТСЯ ДАЖЕ БЛАГОПОЛУЧНЫЕ

— Если вы думаете, что продать ребенка может только пьющая, асоциальная женщина или горе-отец, то ошибаетесь, — делится информацией один наш знакомый следователь. – И история с Ириной из Пензы этому прямое доказательство. Семья была благополучной. Но в один момент брак распался. И Ирина решила, что не потянет третьего ребенка одна.

Но вместо того, чтобы обратиться за помощью в соцслужбы, одинокая мать стала искать утешение в Интернете. И нашла там покупательницу из Петербурга. План был простой: Ирина приезжает из Северной столицы и по документам другой женщины рождает сына, после чего сбегает из роддома. На следующий день за малышом приходит уже сама покупательница по тому же паспорту. Но план провалился и сейчас обеим горе-мамочкам грозит тюрьма.

Многодетная мать (слева) передала своего третьего ребенка петербурженке (справа)Фото: Личная страница героя публикации в соцсети

— И таких случаев десятки по всей России, — продолжает следователь. – На родительских форумам много сообщений о продаже детей, которые правоохранительные органы регулярно пресекают. И это не какие-то закрытые порталы, просто вбейте в поисковике «отдам» или «заберу ребенка в семью» и вам все сразу станет ясно.

«ОДИН ИЛИ ДВОЙНЯ – БЕЗ РАЗНИЦЫ»

Мы послушали совет и уже через пять минут листали сотни объявлений. Все они размещены в открытых группах соцсети ВКонтактке. Вот так прямо на стене, ничего не опасаясь, люди пишут посты о продаже, усыновлении младенцев. За ребенком сюда приходят как за товаром в интернет-магазин и выбирают не только славянскую или восточную внешность, но даже дату рождения, некоторые готовы забрать даже двойню, оптом, как говорится. А родители охотно рекламируют своих детей:

«Родила мальчика. Кто хочет, приезжайте в мой город и забирайте. Только реальным людям, чуть нужна материальная помощь», «Родила мальчика вчера, здоров, вес — 3900, забирать не буду, если кто желает усыновить, пишите».

Мамы готовы отдать своих детей

Чтобы убедиться в правдивости этих сообщений мы под видом молодой семьи стали задавать вопросы. Одной из первых собеседниц оказалась 21-летняя студентка Алина из Тюмени:

— Я не замужем, отец ребенка о моей беременности не знает, потому что мы с ним уже давно расстались. Мои родители тоже ничего не знают, живу одна и все скрываю. Это моя первая беременность. Хочу отдать ребенка, потому что его не было в планах.

— Что от нас требуется? — интересуемся у Алины.

— Денежная компенсация, — невозмутимо отвечает студентка. – Предоплата мне не нужна. Я не мошенница.

— А в каком размере?

— Не буду говорить, вдруг вы из полиции?

— Как же вы тогда хотите передать нам ребенка, если сомневаетесь?

Немного подумав, Алина «оценила» своего первенца … в 150 тысяч рублей.

Говорить дальше с ней мы не стали, да и девушка сама перестала отвечать на наши сообщения. Мы надеемся, что она все-таки передумала…

Хочу 150 тысяч рублей за ребенка, — написала девушка. Надеемся, что она одумалась

ПОСРЕДНИКИ БЕРУТ 30%

На продаже детей не прочь заработать и другие. В этом криминальном бизнесе, как оказалось, есть свои «агенты». Об этом нам рассказала 28-летняя Екатерина с Сахалина:

— Я рожать буду в июле, хочу отдать своего будущего ребенка. Но денег за малыша я не возьму! Просто хочу найти для него хорошую семью, сама дитя не потяну. Хотя на мне уже хотели «нагреться». Люди искали новорожденного, говорили, что себе. Я согласилась, а позже узнала, что они только посредники. Оказалось, что им уже заплатила какая-то пара, отдала за поиски 50 тысяч рублей, еще часть денег должна была передать после рождения.

— Почему вы не заявили в полицию на посредников? Это же торговля людьми…

— А что я скажу в полиции? Что сама хочу отдать своего ребенка?

На форумах родители готовы предложить деньги за детей

Таких бы историй не было, если бы будущие родители сами не предлагали деньги. Одна из таких возможных приемных семей – управляющая кафе в Самаре Ольга и ее супруг-бизнесмен. Мы поговорили с ними уже в роли продавца.

— Сейчас я имитирую беременность, чтобы никто не знал, что ребенок не наш, — объяснила Ольга в переписке. – По сроку 10 апреля должна уже «рожать».

— И вы готовы купить ребенка?

— Мы его не покупаем, а после оформления готовы отблагодарить материально – 300 тысяч рублей.

Ольге мы заявили, что наш «ребенок» вряд ли ей подойдет, назвав другие сроки беременности. Но женщину это не смутило, и она нас переадресовала на других родителей, у которых нет временных рамок. Откуда она о них узнала? Да все тут же – на форуме!

Родители на форумах выбирают детей как товар

— Я детский врач, — сразу же начала диалог «будущая мать», представившаяся Александрой. – Муж работает на таможне. Но я вот никак не могу забеременеть. Два раза делала ЭКО, дважды был выкидыш… Вам можно доверять? Вы 100 процентов решились на это?

— Да, а вам можно доверять? – решили подыграть корреспонденты.

— У меня просто была уже история: договорились с роженицей, поехала к ней в назначенный день, в итоге она оставила ребенка себе.

— А у вас все официально – усыновление?

— Это как вы решите. Знайте, ребенку дадим все самое лучшее. У нас есть квартира и дом за городом.

Александра спросила про деньги с необычной формулировкой: «Сколько хотите за свою услугу?». После небольшого диалога добавила: «150 тысяч хватит?». Беседовать дальше мы не стали.

«ОТГОВОРИЛА УЖЕ ЧЕТЫРЕ МАМЫ»

На закономерный вопрос – почему нельзя взять ребенка из детского дома официально, нам ответила другая мама, которая уже несколько месяцев пытается найти малыша через соцсети.

— У меня есть все официальные документы для усыновления, никого покупать я не собираюсь, — объяснила Оксана из Москвы. – Мне уже попадались те, кто вытягивают деньги, да и мошенников здесь полно! Одна мать просила 30 тысяч за своего малыша. А здесь я ищу ребенка, потому что стою на учете во многих опеках. Но, к сожалению, везде очереди! Можно ждать годами… Я вам могу сказать одно, детей как покупали, так и будут покупать идиоты всякие. Может, у кого-то это получается, но большинство попадает в тюрьму.

Такие группы становятся площадкой для продажи детей

И если одни хотят на детях только заработать, то другие все-таки пытаются заставить одуматься. На одном из форумов мы нашли Елену – она бывшая сотрудница правоохранительных органов, сейчас работает адвокатом. Женщине неравнодушна судьба младенцев, поэтому она просто пытается помочь отчаявшимся горе-мамочкам – отговаривает их не продавать собственных детей неизвестным людям.

— Есть мамочки, которые просто попали в сложные ситуации, — признается Елена. — В прошлом году четверо из таких все же оставили детей себе. Для того, чтобы передумать, им всего лишь нужна была поддержка. А кому-то просто временная помощь. Например, мама из Оренбурга смогла устроиться на работу и сейчас воспитывает двоих девочек, от которых хотела оказаться. Муж ее бросил, алименты не платит… была одна сплошная черная полоса. Я посоветовала ей обратиться в фонд, который помог ей устроиться на работу.

ЗВОНОК В ПОЛИЦИЮ

«Грозит десяти лет колонии»

— Передача ребенка в другую семью за деньги наказывается до десяти лет лишения свободы, — поясняют стражи порядка. — Хотя женщины могли бы и не совершать преступление. Для этого матери нужно написать заявление об отказе от ребенка. А приемным родителям собрать необходимые документы, пройти обучение и подать заявление на усыновление ребенка. К сожалению, в России таких случаев много. Наши сотрудники и сотрудники роддомов следят за подобными мошенническими схемами и в большинстве случаев мы это пресекаем. Заблокировать неофициальные группы ВКонтакте мы не имеем права, то, что находится в публичном доступе не противоречит закону. Все разговоры о продаже или покупке люди ведут в личной переписке.

Мнение эксперта

«В таких случаях проводят оперативную разработку»

— Это очень опасный криминальный бизнес, — поясняет адвокат, ветеран МВД РФ Евгений Черноусов. — Его не было в 90-е годы, а сейчас он процветает. Конечно, это замаскированные объявления. На самом деле тут продают детей, но надо это проверять. Это должны пресекать сотрудники органов внутренних дел. В соответствии с законом они должны проводить оперативно-разыскные мероприятия, а именно — отслеживать эти объявления, получать информацию о них, а после этого заводить дела оперативного учета, документировать все. Идет запрос в суды на прослушивание телефонных переговоров. Проводится оперативная разработка. Вот как это должно быть.

Детское рабство: жестокие игры на новый лад

Автор Наталья Синица Обновлено: 11.02.2014 11:25 Опубликовано: 09.02.2014 14:00 Мир

Нам кажется, что мы живем в цивилизованном мире, где давно нет рабства, страданий детей, пыток и прочих пережитков темного прошлого человечества. Однако изнанка мира показывает нам совсем другое — к примеру, то, что детское рабство до сих пор существует. «Игры с мальчиками» в Афганистане, донорство органов, дети-солдаты — все это наша реальность.

Смотрите фоторепортаж «Самые несчастные дети мира»

Афганистан: «танцующие мальчики»

Древняя практика бача бази, что можно перевести как «игры с мальчиками», дошла и до наших дней. Мальчиков, начиная с восьмилетнего возраста, учат соблазнительно танцевать, чтобы потом продать их состоятельным мужчинам. Проще говоря, бача бази — это проституция, куда вовлечены несовершеннолетние афганские пацаны. По афганским законам, бача бази запрещена, да и талибы такие развлечения запрещали.

Тем не менее, традиция процветает. В группе риска оказываются дети-сироты или дети из бедных семей, чаще всего, деревенские. Чем именно им предстоит заниматься, мальчикам не говорят — сначала их просто учат танцевать в женской одежде. После того, как ребенок понимает, чего от него хотят, у него остается два варианта: либо подчиниться, либо поплатиться жизнью в случае отказа или побега.

Сенегал: попрошайничество

Не все дети, просящие милостыню на улицах, бездомные. Так, в Сенегале до 50 тысяч детей занимаются этим «профессионально». При этом в профессию их приводят духовные учителя из даарас, школ Корана, куда родители отдают детей в надежде дать хоть какое-то образование. Возраст талибис, так называют учеников-попрошаек, колеблется от 4 до 14 лет. За день талибис должны собрать установленную учителем сумму, которая идет ему полностью. На детей или содержание школы не тратится ни копейки.

Читайте также: Франция: гражданство через панель

Западная Африка: храмовое рабство

В традиционных религиозных кругах Западной Африки практикуется ритуальное рабство, тракоси. Девочек забирают из семей, чтобы те искупили их грехи. Их принуждают к проституции и тяжелой работе, причем иметь при себе деньги девочкам запрещается — едой и одеждой их должны обеспечивать родственники. Жизнями «рабынь любви» полностью управляют священники, которые отвечают лишь перед богами и владельцем храма — как правило, это деревенские старейшины.

Девочек обязывают заниматься сексом со священниками, объясняя это ритуальной необходимостью — мол, таким образом она служит богам. Насилуют девочек так часто, что количество детей у священников измеряется десятками. Из-за этого девочки-рабыни покрываются еще большим позором — их детей считают незаконнорожденными, потому что формально супругом девочки является бог, а не тот мужчина, от которого она родила детей.

Домашнее рабство

Это самая широко распространенная форма рабства. В одной только Америке домашних рабов насчитывается около 50 тысяч, и каждый год в страну ввозят еще 17,5 тысячи. В целом же по миру их насчитывается более 10 миллионов, 70 процентов из которых — девочки. В их обязанности входит уборка дома, уход за детьми, работы в саду и тому подобное. Домашними рабами не принято хвастаться — их держат в изоляции и часто делают еще и сексуальными рабами.

Шотландия: работа на конопляных плантациях

Китайских и вьетнамских детей привозят в Великобританию и заставляют работать на плантациях конопли, большая часть которых находится в Шотландии. Обычно такие плантации обустраиваются в заброшенных зданиях с заколоченными окнами и закрытыми дверьми, а контролируют их местные банды. Дети проводят внутри этих зданий по 24 часа в сутки, не видя дневного света, и дышат химикатами, которыми удобряются саженцы. Маленьким рабам объясняют, что они должны отработать долг своей семьи — иногда реальный, иногда выдуманный.

Читайте также: Сказочная Индия стонет от изнасилований

Страны Персидского залива: жокеи на верблюдах

Хороший жокей — маленький жокей. В верблюжьих бегах действует то же правило, только в роли жокеев выступают дети. Каждый месяц в Пакистане похищают как минимум 30 мальчиков в возрасте от двух лет, чтобы потом сделать из них жокеев. Маленьких детей выбирают не потому, чтобы приучать их к седлу с детства, а потому, что у их хозяев появляется больше возможностей тормозить рост жокеев и набор веса. Если ребенок не оправдал ожиданий своего хозяина, его подвергают пыткам и убивают.

Донорство органов

Очереди на трансплантацию, как правило, огромные, и состоятельные граждане готовы заплатить любые деньги, чтобы получить желаемое как можно быстрее. Спрос рождает предложение — организованные банды ведут обширную торговлю детскими органами. После разрушительного землетрясения 2010 года в Гаити десятки тысяч детей остались сиротами, и государство превратилось в золотую жилу для торговцев органами. По примерным оценкам, каждый год на черном рынке продается по 70 тысяч почек.

Читайте также: Туризм с привкусом крови и страха

Труд в шахтах

Горнодобывающая промышленность считается одной из самых опасных сфер деятельности в мире. Продолжительные смены, тяжелая работа, теснота — все это усугубляет вероятность совершения ошибки в заведомо опасной обстановке. А если шахта незаконная, то можно только представить, с какими рисками сталкиваются дети в Африке, Латинской Америке и Азии, где таких шахт больше всего. Шахтерами дети становятся в трехлетнем возрасте, и подолгу, как правило, не живут: убитые легкие из-за постоянного вдыхания пыли, деформация скелета из-за переноса тяжелых грузов, психические расстройства из-за контакта с токсинами — все это не способствует долголетию.

Дети-солдаты

Террористические ячейки, частные армии, гражданские войны — везде дети-солдаты пользуются спросом. Их легче запугать, они не знают о своих правах, они боятся убежать — все это делает их идеальными бойцами. Такие дети живут войной — убийства для них становятся такой же обыденной вещью, как сон или обед. Обычно рекруты набирают детей из разоренных деревень. Тех, кого захватят противники, вынуждают работать уже на новых господ.

Кот-д’Ивуар: шоколадное рабство

Большинство детей придут в восторг, если им предложить шоколад, но, по иронии судьбы, его вкус незнаком тем, кто собирает какао-бобы. В Кот-д’Ивуаре и Гане, на долю которых приходится 60 процентов мирового урожая какао-бобов, работают около полумиллиона детей-сборщиков. Часть из них — сироты, часть — дети из бедных семей. Ответственность за использование рабского детского труда брать на себя никто не хочет: власти обвиняют промышленников, а те — власти.

Западная демократия в ХХ веке: детское рабство, принудительная стерилизация, лоботомия малышей

Рабов из детей в Европе подбирали тщательно, зачем тратиться
08 октября 2017

В западной «цивилизации» до 1970-х годов существовало детское рабство, проводилась стерилизация ради чистоты нации, а также эксперименты по лоботомии у малышей.
Кто придумал, что Россия лапотная, а Европа просвещенная? Что входит в пресловутые западные ценности? Чему нам предлагают завидовать, оглядываясь на какую-нибудь благополучную ныне Швейцарию или Канаду? В СССР в 1930-е гигантскими темпами росла промышленность, детям создавали условия для учебы, женщин наделили всеми правами, развивали социальные программы. Победив в страшной войне, в 1957-м мы запустили в космос спутник, в 1961-м полетел ГАГАРИН, в 1963-м — ТЕРЕШКОВА. А теперь давайте посмотрим, что происходило в эти годы в «развитых» странах.

— Однажды утром мама взяла меня за руку, мы сели в поезд и приехали на ферму. Мне было четыре, — вспоминает 58-летний швейцарец Петер Вебер. — Она сказала: ты останешься здесь — и ушла. Думаю, в этот момент я потерял веру в людей. С первого дня меня заставили работать. Били за любую провинность или просто так — каждый день.
Рабов подбирали тщательно: зачем тратиться…

Контрактные дети

Verdingkinder — контрактные дети. Это явление существовало в Швейцарии с 1920-х по 1970-е годы. Ребенка изымали из семьи по разным причинам: развод родителей, мать-одиночка, бедность или, например, у мамы или папы есть цыганская кровь (привет нынешней ювенальной юстиции!). А некоторые семьи добровольно, как в случае с нашим героем, отдавали своих отпрысков. Фермеры платили символическую сумму (даже устраивались аукционы) и получали дитя в полное свое распоряжение. В буквальном смысле.

Побои, сексуальное насилие, обращение хуже, чем со скотиной, были нормой. Письма и рождественские открытки от родителей хозяева выбрасывали. Считалось, связь с семьей этим детям не нужна. Об образовании, разумеется, и речи не было. В результате выросшие дети-рабы не смогли нормально устроиться в жизни. Кроме того, им, недолюбленным, сложно было строить отношения — число разводов среди бывших verdingkinder очень большое. А многие так и не смогли создать семью.

Петер сбежал с фермы, когда ему стукнуло 17. Последние годы он собирает истории таких же, как он, и пытается привлечь внимание властей. Чиновники, правда, утверждают, что все делалось в интересах детей: из городской бедности их отправляли на ферму — дышать свежим воздухом и питаться полезными продуктами. Вот только у слишком рано повзрослевших ребят другие воспоминания.
..если они долго не протянут?

— Зимой они зашили мои карманы, и я не мог погреть в них руки. Сказали: работай больше, так и согреешься, — рассказывал Вернер (свои фамилии не все контрактные дети хотят называть).

— Мне было запрещено разговаривать. Они обсуждали меня, словно меня рядом нет, но никогда не общались со мной, — дополняет Клара.

— Меня запирали в крохотном чулане рядом с конюшней, там же я ел свою скудную пищу — кормили объедками раз в день, — вспоминает Йоханн.
Все происходило при полной поддержке властей. Сохранились официальные документы об изъятии детей и передаче их фермерам. Но десятилетиями все замалчивалось, пока не заговорили сами бывшие рабы. Они хотели, чтобы люди узнали об этой дикости, и с удивлением обнаружили, что подобное коснулось чуть ли не каждой второй семьи.

— Нам оборвали телефон, люди звонили и говорили, что их дедушка или мама были контрактными детьми, — поясняет Петер Вебер.

Лишь два года назад правительство принесло извинения, признав тот период позорным пятном в истории страны. Бывшие рабы и этим довольны, материальных компенсаций они не требуют. Разве можно заменить деньгами утраченные родительские любовь и заботу?
Из брошюры «Шведская нация в словах и картинках» 1921 года. Правильные типажи: 1 — 3. «Нечистые», из социально низких слоев; 4. Мужеподобная женщина; 5. Рабочий с большой долей финской крови; 6. Цыган-уголовник с примесью финской крови

Истинные арийцы

Все, конечно, слышали о евгенике, чистоте расы и связанном с этим изуверстве фашистов. Но мало кто знает, что немецкие генетики изучали вопрос на стажировках в Швеции. Где в городе Упсала еще в 1921 году при поддержке властей был создан Государственный институт расовой биологии. Его сотрудники умело доказали превосходство арийской народности свеи над племенами лаппов и финнов, которые населяли территорию страны изначально. Затем — что нарушение чистоты расы ведет к ее деградации. Так и до стерилизации «неполноценных» граждан дошло. Шведы — не звери какие, процедура должна была быть добровольной. Правда, желающих почему-то не нашлось. И тогда член социал-демократической партии Альва Мюрдаль разработала идеологическую платформу, дабы изменить закон.

— Общество заинтересовано в том, чтобы свобода размножения неполноценных была ограничена, — убеждала эта женщина, которая в 1982 году получит Нобелевскую премию мира.

За стерилизацию и кастрацию «неполноценных» взялись рьяно. Душевнобольные, представители неарийской расы, нищие матери-одиночки и многодетные, цыгане и евреи, люди с асоциальным поведением (например, трудные подростки), а также мужчины «с необычными или чрезмерными сексуальными желаниями». Всего 63 тысячи человек за период с 1935 по 1976 год. Лишь термины в законе и название института меняли (он стал Институтом генетики человека), особенно после Нюрнбергского процесса, где прилежные ученики шведов — нацисты были признаны преступниками.
В католических монастырях только с виду всё выглядело благообразно

— Я стала плохо видеть еще в раннем детстве. Но на очки у родителей не хватало денег. В школе я не могла разглядеть, что учитель пишет на доске. Но боялась признаться. Меня посчитали умственно отсталой и отправили в интернат для психически неполноценных детей. В 17 лет меня вызвали к директору школы и дали подписать какие-то бумаги. Я знала, что должна их подписать. На следующий день меня отправили в больницу и сделали операцию. Сказали, что у меня никогда не будет детей, — вспоминала Мария Норди. Она стала первой, кто в 2011-м заговорил об этой программе и потребовал компенсации от правительства. А тогда протестовать было бесполезно. Если органы социального обеспечения или здравоохранения признали тебя неполноценным, вариантов два: операция или пожизненное заточение в психушке. Так получались «добровольные» согласия.

— В детстве у меня изредка бывали судороги. Врачи поставили диагноз «эпилепсия». Когда я забеременела, врач сразу начал убеждать меня, что нужно делать аборт и стерилизацию, — рассказывает Барбо Лисен. — Я не посмела ему перечить. Это было в 1946 году. С тех пор у меня ни разу не случилось приступа. В 1970-х меня снова обследовали и сказали, что никакой эпилепсии у меня никогда не было. А я ведь всю жизнь чувствовала себя человеком второго сорта и стыдилась.
Бельгия, 1958 год. Африканскую девочку показывают в зоопарке. От посетителей отбоя нет, они несут ребёнку бананы, как обезьянке

— Я была в шоке, — говорит историк Майя Рунсис, которая наткнулась в архивах на документы о принятии решений по стерилизации. — Например, там было письмо в полицию от священника. Он жаловался на 13-летнюю девушку, не способную выучить катехизис. В конце 1930-х годов этого оказалось достаточно, чтобы несчастную стерилизовали.

Последняя операция была проведена в 1976 году. И если бы не Мария Норди, об этой странице в истории страны постепенно забыли. Но женщина подняла шум, и правительству пришлось отвечать. В результате тем, кому удалось доказать, что стерилизация была не такой уж и добровольной, выплатили по 19 тысяч евро.

К слову, не в одной Швеции подобный закон действовал до второй половины ХХ века. В 30 штатах США стерилизовали людей с психическими заболеваниями, нетрадиционной сексуальной ориентации, гермафродитов, а, например, в Виргинии — представителей коренного населения, которые не смогли подтвердить свое присутствие на территории штата до прихода колонистов. Также законы о принудительной стерилизации действовали в Японии, Австрии, Швейцарии.
Борьба за чистоту нации в Швеции явно была успешной

В лоне церкви

В 1936 году премьер-министром канадской провинции Квебек стал консерватор Морис Ле Нобле Дюплесси. Истинный католик, он рьяно боролся за чистоту франкоканадцев. Посему детей, родившихся вне брака, у невенчанных родителей, приверженцев других конфессий, в семье бедняков или безработных, изымали и помещали в монастырские приюты. Туда же попадали дети коммунистов и профсоюзных активистов.

Им обрывали общение с внешним миром и лишали права на наследство биологических родителей. Детей использовали в качестве бесплатной рабочей силы, а также объектов для сексуальных утех. И девочек, и мальчиков. Один из выживших признавался, что ему, уже взрослому, пришлось сделать более 30 операций по восстановлению заднего прохода.

Но главное, для чего предназначались эти дети, — психиатрические эксперименты. Эта область медицины тогда прекрасно финансировалась. К примеру, на содержание одного нормального ребенка правительство Канады выделяло $1,25 в сутки, а на психически нездорового — $2,75. Выгодное дельце, смекнули в католических монастырях. Подделать документы ребенка ничего не стоило. И превратившихся в «психов» детей продавали лабораториям для опытов. Или просто меняли статус приюта на психиатрическую клинику.

Описание зверств заставляет содрогнуться: подопытных пичкали сильнейшими психотропными препаратами, испытывали на них воздействие токов разной частоты, подключая клеммы к соскам распятого на металлическом столе ребенка. По несколько дней держали в смирительных рубашках и подвергали лоботомии. Эта изобретенная португальским врачом Эгашем Монишем в 1935 году операция заключалась в разрушении коры лобных долей головного мозга. Добирались до него, просверливая дыры в черепе, а позже — пробивая ножом для колки льда глазницы. В качестве обезболивания применялся электрошок. Доктор Мониш, между прочим, в 1949-м стал нобелевским лауреатом по медицине.

Издевательства над детьми прекратились практически сразу после смерти Мориса Дюплесси в 1959 году. Несчастных выпустили в мир, которого они совсем не знали, и… забыли о них. История всплыла в 1989-м благодаря журналистам «Радио Канада». Чудом выжившие жертвы объединились в организацию «Сироты Дюплесси» и стали добиваться — даже не материальных компенсаций, а признания. До сих пор неизвестно, сколько было таких детей. По разным данным, от 20 до 50 тысяч. Выживших — три тысячи. Но власти долго не хотели их слышать. Впрочем, извиняться все же пришлось. И компенсации назначили. Но с такими бюрократическими препонами, что получить их оказалось делом практически безнадежным. Католическая церковь, в отличие от канадского правительства, факты пыток не признает.

Старая добрая Англия

Если со «старой» еще можно согласиться, то на счет «доброй» — вопрос спорный. Вот например:

* телесное наказание в государственных школах Англии отменили в 1987 году, в Шотландии — позже. В частных школах — в 1999-м.

* подробности судебных разбирательств по делам ювенальной юстиции их участники разглашать не имеют права. Мать, у которой отобрали ребенка, не может обсудить это ни с кем. Свобода слова, говорите?

«Контрактные дети» в Швейцарии получат компенсацию от государства
16.10.2016

Речь идёт о сумме в 20-25 тысяч франков для каждого бывшего «контрактного ребёнка».

Соответствующее решение большинством голосов (143 «за», 26 «против») принял Национальный совет Швейцарии. Общий объем средств, которые выделят пострадавшим от швейцарской системы государственной опеки, составит 300 млн франков.

«Контрактные дети», или Verdingkinder, — это целое явление швейцарской истории 20-х-70-х годов XX века. Так называли детей, которых по разным причинам (например, ввиду крайней бедности родителей) органы опеки забирали от отца с матерью и передавали на воспитание в более обеспеченные семьи, как правило, фермерские. В приёмных семьях таких детей часто использовали как рабочую силу, били, подвергали психологическому и сексуальному насилию. Фактически речь шла о детском рабстве.

Украденное детство и разрушенные семьи «в наилучших интересах ребенка»
3 октября 2013
Статья, рассказывающая о преступных действиях органов защиты детей в Швейцарии в 50-е годы ХХ века. Детей из бедных семей насильно забирали (с формулировкой — «в наилучших интересах ребенка» ) и отправляли в «замещающие семьи» на фермы. Там эти дети (их называли «контрактные дети») нередко подвергались жестокому насилию (в том числе сексуальному) и принуждались к выполнению непосильных для их возраста работ.

Причем как свидетельствуют бывшие «контрактные дети», самое страшным являлся не тяжелый труд, а жестокое обращение, отсутствие любви. В Берне в 2009 году была открыта постоянная выставка (представляющая фотографии, документы и т.п.), посвященная этому вопросу. Выставка названа «Украденное детство»

ВЫСТАВКА :УКРАДЕННОЕ ДЕТСТВО:

К открытию экспозиции была приурочена конференция с участием людей, пострадавших от этой политики, представителей властей, школьников, педагогов, журналистов. В некоторых районах Швейцарии власти принесли извинения гражданам за эту политику проводимую, их предшественниками.

Повышенное внимание к темной главе швейцарской истории возникло с выходом на экраны полнометражного фильма о «Verdingkinder» или «Договорные дети» и выставки о них, который гастролирует по стране.

«Договорные дети» были общей особенностью швейцарской жизни, вплоть до середины 1950-х годов. Verdingkinder — это в основном дети из городских малоимущих семей, насильно отобранные у своих родителей властями и отправленные работать на фермах.

Там многих из них регулярно избивали и даже подвергали сексуальному насилию. Они получили плохое образование и, следовательно, будучи взрослыми, имели мало шансов сделать карьеру.

Также установлено, что измывательства, испытанные в детстве, затрудняют личные отношения во взрослом возрасте — для бывших Verdingkinder характерен высокий процент разводов и сейчас многие из них живут в одиночестве.

Питер Вебер был Verdingkind. Сейчас ему 55 лет, он живет в небольшой квартире в Базеле, и он никогда не забывал тот день более 50 лет назад, когда его детство закончилось.

«Однажды утром, когда мне было четыре года,» Питер вспоминает : «моя мать села со мной на поезд и мы поехали на ферму.»

«Потом она сказала, что мне придется остаться здесь. Я думаю, что с этого момента я потерял веру в людей. Мне приходилось работать с самого приезда, хозяевам фермы били меня почти каждый день, это было ужасно.»

Детский труд

Питер, который в итоге сбежала с фермы в возрасте 17 лет, имеет судьбу, общую с десятками тысяч других швейцарских детей. Власти, поясняет историк Руди Вайдман, всегда настаивает, что они действовали «в лучших интересах ребенка».

«До 1950-х годов были регионы, в Швейцарии, которые были действительно бедными», — объясняет он. «Verdingkinder были взяты из бедных семей в городах.

Мало заботы было проявлено о благополучии детей.

Семьи разлучали, если они не живут согласно модели семьи среднего класса: матерей-одиночек или разведенных людей, или людей, которые постоянно испытывают материальные затруднения.

«Власть отняла много детей, и поместили их в сельской местности, где они должны были очень тяжело работать .»

Некоторым детям повезло оказаться в крестьянских семья, которые ухаживали за ними, но по большому счету они были использованы для детского труда, в эпоху, когда, как указывает г-н Вайдман , не было механизации швейцарского сельского хозяйства, и большую часть работы приходилось делать вручную.

Очень плохо обстояло дело с лечением многих «договорных детей». Часто они не
были приняты семей и жили отдельно. Им не разрешали принимать
пищу за одним столом с хозяевами, давали очень мало еды, и некоторые из них даже
были вынуждены спать в подвале. Побои были ежедневными и обыденным делом.

Выставка «Verdingkinder» или «Договорные дети рассказывают», содержит свидетельства бывших Verdingkinder, воспоминания о событиях, на которые они совместно с Руди Вайдманом и его коллегами хотят обратить внимание общества.

В одном зале выставки (на показе в Цюрихе до апреля), стены покрыты цитатами из рассказов «договорных детей»:

  • «Зимой они шили мои карманы брюк (так что я не мог сунул руки в них). Они сказали, что, если вы работаете, вы согреетесь» — Вернер

  • «Мне не разрешено говорить. Они говорили обо мне, но не мне», — Клара

  • «Я должен есть в сарае без окон, рядом с конюшней. Мне никогда не разрешали принимать пищу в кухне за столом с ними», — Иоганн

  • «Я была так счастлива, когда я могла пойти в школу, потому что никто не бил меня там» — Алиса

Жестокость

Другие экспонаты показывают разнообразие сельскохозяйственного инвентаря — грабли, деревянные туфли, кожаные ремни, чугунные сковородки. Эти, — объясняет г-н Вайдман, были вещи, о которых «договорные дети» упоминали регулярно, потому что они были использованы, чтобы бить их.

Другие экспонаты представляют собой небольшие игрушки, письма и открытки, отправляемые детям их настоящими родителями

«Все это почти всегда забирали — подарки на Рождество, им не разрешалось их иметь… для того, чтобы прервать контакт с родными семьями», — говорит г-н вайдман.

Экспозиция рассказывает о жестокости в государственном масштабе. Есть регистры и файлы, показывающие, как власть забрала детей от родителей, и превратили их в Verdingkinder.

«Мы можем объяснить многие вещи, когда мы помним, что это была бедная страна», — говорит Руди Вайдман.

«Это был своего рода способ для поддержки дисциплины среди низших классов. Но агрессия против этих детей, этого я не могу понять».

В ожидании извинений

Многие швейцарские историки призывают проводить больше исследований о пути создания в Швейцарии государства всеобщего благосостояния, в надежде понять как власти могли осудили так много детей на страшную жизнь.

Между тем художественный фильм Der Verdingbub (Договорные дети) ппроливает свет на то, что некогда было запретной темой для широкой общественности. Фильм был номером один в Швейцарии в течение нескольких недель.

«Пришло время говорить об этом», — говорит г-н Вайдман. «Поскольку мы начали работать на этой выставке мы говорим о нем, мы говорим нашим друзьям, и я бы сказал, примерно каждый третий или четвертый человек говорит : » да, мама», или » да, мой дед
был Verdingkind’.»

«Это нечто такое, что затрагивает большую часть швейцарского общества в той или иной форме.»

Для выживания Verdingkinder однако, жизнь может быть очень трудной. Питер Вебер живет в одиночестве: его лучший друг — это его пес. Все-таки он находит утешение от того, что то, что с ним произошло, стало теперь, наконец, достоянием общественности.

«Мое детство было у меня украдено», — говорит он. «Представьте себе, что кто-то забираает вашего четырехлетнего ребенка и отдает его незнакомым людям — представьте себе.

«Очень важно, что этот вопрос рассматривается открыто. Дело не в деньгах, а в том, что нам поверили, и что правительство говорит, извините. Что будет нам полезно. «

Он думал, что Швейцарское правительство сейчас рассматривает некоторые виды извинения перед Verdingkinder, хотя, вероятно, речь не идет о финансовой компенсации.

Тем временем те, кто только узнали о истории
«контрактных детей», разговаривая с Питером, указывают на то, что с некоторыми вещами никогда нельзя примириться ни извинениями, ни деньгами.

«Я думаю, что худшим было то, что никто не рассказал им сказку на ночь, никогда не брал их в руки, никогда не обнимал — я не могу представить себе их одиночество.»

«Я думаю, что худшим была не работа, это были избиения, и отсутствие любви».