Дети интерната

Бывшие воспитанники пожаловались на жестокое обращение со стороны сотрудников и выложили сеть кадры, которые свидетельствуют, что издевательства над инвалидами не прекращаются и сейчас. После поднятой шумихи вмешались Следственный комитет и Генпрокуратура.

Поводом для проверки в доме-интернате для умственно отсталых детей «Забота» стало обращение его бывших воспитанников. За помощью, и с целью рассказать обо всем, что творится за стенами этого учреждения они решили через социальные сети и волонтеров. Бывший воспитанник детдома Хасбулат Муслимов вспоминает как прошли его детские годы в приюте для инвалидов. Прошло много лет, но здесь ничего не изменилось.

«В самой последней комнате — такая небольшая маленькая комната — там они и в туалет идут и кушают, и там же их укладывают — просто стелят покрывала и укладывают на полу. Вот в этом гараже мы уборки постоянные делали. Если мы одну неправильно делали — они нас били. Каждое утро в 4-5 часов утра она нас вызывала — заберите мусор», — рассказывает бывший воспитанник дома-интерната «Забота» Хасбулат Муслимов.

Хасбулат выложил снятое на телефон в интернате видео в социальные сети. В ванной комнате больные дети сидят голыми на полу, и жду своей очереди помыться. Рядом нет ни медперсонала, ни санитарки. Снято видео через открытое окно. Это при том, что детей с таким диагнозом вообще нельзя оставлять без присмотра.

Волонтеры выложили в интернет обращение об отстранении от должности директора интерната Зарипат Умахановой, и возбуждении уголовного дела за жестокое обращение с инвалидами. По их мнению, именно она закрывает глаза на творящееся в приюте.

«Писать-читать не умею, потому что всё время мы работали у неё в подъезде — полы моем. А если одну вещь мы не сделаем — уколы делают аминазин, чтобы усыплять на целый день», — говорит Хасбулат Муслимов.

Комиссия в составе работников министерства труда и социального развития, волонтеров, членов Общественной палаты и представителей прокуратуры посетила интернат и попыталсь на месте разобраться в ситуации.

«Должны быть камеры везде. Здесь сидят представители правоохранительных органов, Следственный комитет, прокуратура – люди, которые должны на правовой основе, на законной основе сделать выводы, принять меры», — говорит уполномоченный по правам ребенка в Республике Дагестан Интитраз Мамутаева.

В Следственном комитете сообщили, что начата доследственная проверка информации о ненадлежащем обращении с детьми.

«Опрашиваются должностные лица, воспитатели, воспитанники данного учреждения, а также должностные лица иных ведомств, курирующих работу данного интерната, изучаются документы, относящиеся к работе учреждения», — сообщил старший помощник руководителя СУСК России по РД Расул Темирбеков.

Бывшие воспитанники не раз обращались с просьбой провести проверки в разные инстанции. Но желаемого результата так и не добились. Созданной комиссии предстоит установить все факты жестокого обращения с детьми-инвалидами, если таковые были.

Директор дома-интерната «Забота» Зарипат Умаханова написала заявление об уходе по собственному желанию. В Миистерстве труда и социального развития документ приняли, но окончательного решения еще нет, судьба руководителя приюта станет известна по окончании работы комиссии.

Родственные связи. Х/ф

  Россия,

2018

У Марии Исаевой прекрасная семья и свое дело – любящий муж, две маленькие дочки и своя юридическая фирма. Всего в жизни она добилась сама, своим трудом и упорством. И как же страшно потерять все теперь, когда выбилась в люди и наконец достигла всего, о чем мечтала в своем несчастном детстве в интернате…

Однажды на работу к Марии приходит наглая и развязная девушка Настя и сообщает, что является… ее дочерью, от которой она отказалась восемнадцать лет назад! Настя обещает устроить скандал и разрушить счастливую семью Марии и всю ее благополучную жизнь, если она ей не заплатит за молчание огромные деньги.

Мария уверена, что давняя история ее отказа от ребенка надежно скрыта от посторонних, да и девочку давно усыновила хорошая семья. Поэтому она бросается собирать компромат, чтобы доказать, что Настя – аферистка, но выясняет то, что переворачивает весь ее мир…
Режиссер: Владимир Харченко-Куликовский
В ролях: Ольга Арнтгольц, Сергей Фролов, Алиса Лукшина, Данил Мирешкин, Ольга Когут, Валерий Легин, Ева Шевченко-Головко, Кира Подольская, Ольга Кияшко, Олег Коркушко, Галина Корнеева, Ирина Рождественская, Олег Москаленко, Юлия Гапчук, Вячеслав Белозеров, Тамара Морозова

Наше общество очень мало знает о том, что происходит в детских домах и почему им действительно нужна поддержка. Мы даже не знаем, сколько точно этих детей живет в госучреждениях. У нас есть база данных детей-сирот, там около 60 тысяч детей. Они все выложены в интернете на специальном сайте, который выглядит как интернет-магазин приемных детей – по полу, по возрасту, по имени, по региону проживания. На самом деле в разного рода учреждениях живет гораздо больше детей, просто у них нет статуса сироты. Их временно изъяли из семьи или поместили туда по заявлению родителей. Учета этих детей фактически нигде не ведется. У нас около 100 тысяч таких детей, и они растут в совершенно иной реальности, о которой вы ничего не знаете.

Что делать, если вы решили стать приемными родителями

00:00 00:00

Почему дети в детдоме отличаются от других?

Все они – жертвы материнской депривации. Это состояние дефицита материнского внимания как тактильного, так и эмоционального. Она влияет на все сферы жизни и этапы развития человека – на эмоциональную сферу, на интеллектуальную, даже на физическую. Если вы сравните двухлетнего ребёнка из дома ребенка и ребенка из семьи такого же возраста, увидите: сирота весит меньше и рост у него ниже. Депривация – очень важный фактор, он изучен американцами еще в сороковые годы прошлого века. У нас, к сожалению, эти знания не очень применяются. Отсутствие тактильного контакта с матерью приводит к серьезным недостаткам интеллектуального развития и нарушениям мотивации. И вот именно отсутствие мотивации потом влияет на всё остальное: на плохую учебу, на нежелание работать.

При всем этом они – жертвы казарменной системы, в которой вынуждены проживать. День в детском доме подчиняется жесткому расписанию. Подъем, умывание, поход в туалет — все расписано по пунктам. Я не преувеличиваю. Как-то шли с ребенком по парку, он сказал, что хочет в туалет. Я начал суетиться, искать. А он говорит: «Да, ты не переживай, я научился терпеть». В одном из детских домов, где он жил, туалет открывали два раза в день: утром на полчаса, вечером на час, всё остальное время они терпели. Первые две недели он, простите, писался. Потом он научился терпеть. Самым счастливым временем в жизни было время похода в школу. С понедельника по пятницу они могли сходить туалет среди бела дня. А вот в выходные начинался ад. У администрации есть аргументы. Если оставлять туалет открытым, то дети там курят, мусорят, проливают воду, целуются. То есть туалет закрывают в целях безопасности. А Лёшка при этом писается.

Сколько денег получают сироты после выпуска из детдома?

Детям в детских домах положены определённые выплаты, которые накапливаются. После совершеннолетия эти выплаты суммируются, они лежат на сберкнижке. Самая большая сумма, известная мне – порядка 4 миллионов рублей. Она складывается из нескольких составляющих и зависит от того, в каком возрасте ребёнок попал в детский дом. Сумма включает в себя алименты от родителей, пенсию по инвалидности, если она есть, пенсия по потере кормильца, если один или двое родителя погибли, детские и прочие выплаты.

Дальше ребёнок отрабатывает все свои мечты, которые у него накопились за время проживания в детском доме. Он испытывает свободу на себе, пытается понять, как это, чувствует себя самостоятельным, взрослым, богатым. Что делать с этим богатством, они не знают. Они никогда до этого не были в магазине, не покупали еду, не готовили обед, не знают, сколько стоит жить, сколько платить за квартиру, как снимать показания счётчика. Они ничего не знают о самостоятельной взрослой жизни, о быте, в котором мы с вами каждый день живём. Нас этому тоже никто не учил, но мы постигали это знание исподволь, неспециально.

Эти дети под постоянной заботой и охраной, в том числе, охраняют их от незаконного труда, которым их могут эксплуатировать. В одном учреждении 16-летний лоб подходит к воспитателю и говорит: «Наталья Николаевна, ну, можно я хоть снег пойду почищу?». «Ну, иди, конечно, чисть снег». Воскресенье, он пошел почистил снег, довольный раскрасневшийся, уставший вернулся, поставил лопату. Наутро воспитателя елозил директор детского дома, елозил департамент опеки, а к вечеру её уже елозили по ковру министерства за то, что она эксплуатировала детский труд. После чего она сказала: «Чтобы я ещё кому-нибудь в руки дала лопату – нет! Пусть сидят смотрят телевизор». И вот они до 18 лет смотрят телевизор. Они получают еду на подносе с компотом, первым и вторым, не знают, как мыть посуду, не знают, как этот борщ готовился, не знают, как заваривать чай элементарно.

После выхода из детского дома ребенку нужно сопровождение.Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Куда выпускники детдомов девают «сиротские миллионы»?

В 18 лет выясняется, что нужно что-то есть и где-то на это деньги брать. Все это для них вдруг, в один день. И есть 2 миллиона на карточке. Конечно, они тут же покупают себе машины, не имея прав, ноутбуки, кучу разной техники, велосипеды, мопеды. Купил мопед – доехал до ближайшего столба, врезался, бросил. А что там, он стоит 50 тысяч. Есть же два миллиона. Пошел, еще один купил. Эти деньги спускаются за месяц-два, это максимум. Их пасут те же выпускники детских домов. И сейчас мы ведём одно дело, когда у мальчишки отняли 300 тысяч рублей. Это все, что у него было. Несколько дней его возили по квартирам, ломали пальцы и били дубинкой, чтобы он сказал пин-код от карточки. И в итоге он сказал, а деньги остались у них. Одного мы посадили, ещё с двумя сейчас работаем.

Буквально неделю назад я в очередной раз обратился к уполномоченному по правам ребенка в Самарской области к Татьяне Владимировне Козловой с вопросом, как защитить детей и их деньги. Она ответила, что ничего сделать нельзя, потому что в 18 лет дети становятся совершеннолетними, дееспособными гражданами. Они вправе распоряжаться своими деньгами самостоятельно, ограничивать мы их не можем. С точки зрения закона, она абсолютно права. Я прошу государство, законодателей, уполномоченных, исполнительную власть подумать над тем, что сделать с деньгами, чтобы защитить детей. Я думаю, что это могут быть очень разные механизмы. Можно распределять эти деньги на несколько месяцев, сертификаты давать на покупку бытовой техники, на покупку мебели.

Почему не нужно носить в детдом подарки?

Одно из проявлений материнской депривации – это расстройство привязанности. Оно усугубляется тем, что на празднике через них проходят в день миллиарды спонсоров, благотворителей, которым важно поставить галочку, сфотографировавшись с ребёнком и подарком. Многие делают это от чистого сердца, не понимая, что взращивают иждивенчество в сиротах и усиливают то самое реактивное расстройство привязанности.

Все это приводит к тому, что после выхода из детского дома ребенку нужно сопровождение. Они не умеют строить длительные отношения в результате того самого расстройства привязанности, не умеют вливаться в коллектив. У них даже сленг другой. Когда мы привозили школьников и детей из детдома на спортивные мероприятия, они между собой не могли общаться, потому что слова, которые использует одна группа, незнакомы другой группе. Ну, например: «Дай мне печеньку в клеточку». Это на самом деле вафля, просто слово «вафля» в детском доме произносить нельзя.

Лучшая помощь таким детям – это найти приемную семью или самому стать этим приемным родителем. Но приемная семья — это работа, о чем у нас не очень любит говорить, хотя формально приемный родитель получает зарплату. С приёмными родителями органы опеки заключают договор приемной семьи, по которому он получает зарплату. Это 2900 рублей в месяц. Так себе, зарплата, я вам скажу. А обязанностей-то на вас падает о-го-го! На вас – вся ответственность, в том числе уголовная и административная, за ребенка искалеченного психически, которому жизненно необходимы реабилитация, абилитация, адаптация.

Антон Рубин: «Я готов морально поддержать любого родителя, который с этим столкнулся»

Как вести себя приемным родителям?

Если вы решились взять ребенка из детдома, то советую не выбирать его по интернету. У нас так часто делают. Мы всегда говорим, что выбирать надо всё-таки сердцем, а не глазами. И вы увидите ребенка: «Это мой!» Очень важно, чтобы не только родитель понял, что это его ребёнок, но чтобы и ребенок понял, что это его родитель. Такое происходит только при личном контакте.

Если пробегает искра, которую никак нельзя описать и документировать, но которую вы обязательно почувствуете, это главное. Со всем остальным мы сможем помочь уже после.

Ребенок как минимум первые полгода будет проверять вас изо всех сил. Действительно ли он вам нужен не за деньги, а как человек? Действительно он вам интересен? Готовы ли вы терпеть и биться за него и воспринимать его как родного?

Шантаж приемных родителей – это очень распространенная штука. «Купи мне планшет, а то пойду в опеку на тебя и нажалуюсь». Или будет выбивать свободу. В такой ситуации приемный родитель беззащитен. У ребенка есть право, а у родителя есть обязанности. К сожалению, никак не иначе. Прав у приемного родителя, по сути, нет. У него есть право исполнять свои обязанности.

Дети не бывают идеальными. Даже родные. И когда мы принимаем серьёзное решение взять этих детей в семью, мы должны учитывать их. Пожалуйста, попробуйте найти другой выход кроме возврата.

Я готов морально поддержать любого родителя, который с этим столкнулся. Я готов посидеть вечерком, попить чаю и послушать. Это не шутка. Зачастую приемному родителю нужно хотя бы выговориться. Органы опеки не будут слушать. В центре «Семья» есть действительно хорошие, качественные психологи. Но люди у нас не привыкли доверять государственным учреждениям. И обоснованно боятся, что если они пойдут в госучреждение и расскажут, что у них проблемы с приемными детьми, то это обернется лишним контролем, проверками и прочим. Но никак не помощью. Мы готовы помогать приемным родителям абсолютно бесплатно.

Меня можно найти в соцсетях — Антон Рубин, можно найти в интернете «Домик детства». На мой телефон часто звонят и говорят о своих проблемах. Вот я недавно сидел у врача на приеме, у меня позвонил телефон. Начала плакаться женщина о том, как ей тяжело, потому что у нее рядом с домом сделали несанкционированную свалку, мусор никто не вывозит, ей очень нужна помощь волонтеров, чтобы этот мусор вывезти. У меня телефон достаточно громкий, и врач многое услышала. После того, как я положил трубку, она спросила: «У вас нервная работа, да?» Я говорю: «Вы знаете, да». И она молча выписала мне афобазол.

Антон Рубин: «Новогодние паломничества в детдома плохо влияют на психику ребят»

Директор «Домика детства» Антон Рубин на радио «Комсомольская правда – Самара» рассказал, как становятся волонтерами, почему их нельзя считать бесплатной рабсилой и как влияет на жизнь детей-сирот вал новогодних подарков (подробности)

Взрослеть не страшно!

Самарский «Теремок» помогает сиротам выйти в большой мир благодаря поддержке Фонда президентских грантов (подробности)

Как самарский «Теремок» помогает детям выйти в большую жизнь >>>> больше фото

Проекты домов для большой семьи

Проекты больших домов

Мы предлагаем типовой проект коттеджа для большой семьи или создание нового на основе Ваших пожеланий. Вас приятно удивят низкие цены на индивидуальные эскизы и высокое качество их исполнения. При разработке модели будущего дома учитываются все нюансы, которые позволят жить в нем с максимальным комфортом. Все работы выполняются точно в заранее оговоренные сроки опытными архитекторами и дизайнерами. Мы работаем для клиентов из Москвы и регионов. Предварительная оплата за индивидуальный эскиз жилья составит 50% от его стоимости как для столичных, так и для региональных заказчиков, что очень выгодно.

Проекты больших коттеджей и особняков пользуются популярностью, потому что в современном мире ценится стабильность, с которой ассоциируется жизнь нескольких поколений вместе, согласно традиционному русскому укладу. Все больше людей, устав от ускоренного ритма жизни в большом городе, ищут гармонии и спокойствия на природе среди родных и близких. Наши специалисты имеют большой опыт в создании авторских эскизов, которые подчеркнут индивидуальность клиента и будут полностью соответствовать его образу жизни, привычкам и т.д.

В качестве примеров работ в электронном каталоге проектов домов можно найти одноэтажный или двухэтажный дом для большой семьи, проект которого уже готов, или другие варианты эскизов будущего жилища, и приобрести их не выходя из дома. Удобная форма поиска поможет быстро определиться с желаемым эскизом. Для этого нужно просто задать необходимые параметры будущего проекта дома для большой семьи. Поиск ведется при помощи следующих фильтров:

  • общая площадь;
  • количество жилых комнат;
  • материал стен;
  • количество этажей;
  • наличие подвала, мансарды и других пристроек;
  • наличие и размер гаража.

После выбора нужных характеристик остается нажать кнопку «Показать». Стоимость выполнения индивидуальных эскизов рассчитывается персонально в каждом случае в соответствии с действующим прейскурантом.

Сотрудничество с нами

Чтобы заказать типовые проекты больших домов для многодетной семьи, необходимо кликнуть на понравившийся и заполнить специальную форму с контактными данными. В ближайшее время с Вами свяжется менеджер для подтверждения заказа.

При возникновении любых вопросов звоните по телефону: +7 (499) 653-86-25 или пишите на электронный адрес: info@shop-project.ru. Наши менеджеры предоставят подробные консультации и рассчитают предварительную стоимость заказа персонального эскиза.

Дома ограниченных возможностей: как калечат детей в интернатах

Воспитанникам детских домов-интернатов в России лечат зубы без наркоза и не назначают очков для коррекции зрения. Об этом говорят результаты проверки ДДИ в 13 регионах страны, которую провел аппарат уполномоченного при президенте России по правам ребенка. О плачевном состоянии системы домов-интернатов говорит хотя бы тот факт, что по итогам мониторинга на лечение в Москву будут направлены 15 малышей, один из которых находится в состоянии крайнего истощения. Само пребывание в подобных заведениях зачастую лишает детей и здоровья, и малейшей надежды на усыновление и нормальную жизнь, считают опрошенные «Известиями» эксперты. Уже к 1 июня зампредседателя правительства РФ Татьяна Голикова ждет от ведомств план по устранению выявленных нарушений.

В Москву за помощью

Сегодня в России действуют 109 детских домов-интернатов. Проверка затронула 17 из них — в Челябинской, Амурской, Мурманской, Калининградской, Иркутской, Владимирской областях, Калмыкии, Адыгее и других регионах.

В процессе мониторинга троих маленьких воспитанников ДДИ экстренно отправили в стационары Москвы. Так, в марте в столицу из интерната в Брянской области доставили четырехлетнего мальчика в состоянии крайнего истощения. Ему требовалось лечение и специализированное питание. Сейчас ребенку лучше, он уже набрал несколько килограммов, но впереди — долгий путь реабилитации. Еще 11 детей планируется отправить в Москву в ближайшее время.

Фото: РИА Новости/Артем Креминский

— В начале июня мы привезем ребят из Забайкальского края и из Амурской области. К сожалению, некоторые заболевания будем лечить с запозданием, — сказала «Известиям» Анна Кузнецова. — Самое страшное, что результатом нарушений является не только потеря здоровья детей, но и возможности их усыновления.

Так, два года назад с Камчатки привезли шестилетнюю девочку с серьезным диагнозом, которая из-за болезни не могла двигаться и ни на что не реагировала. Ребенок считался неоперабельным, но в Москве ей смогли помочь. Сейчас девочка уже может сидеть, с удовольствием включается в общение и слушает музыку.

Карты под копирку

Схожий характер выявленных в ходе проверок ДДИ нарушений говорит о системных проблемах в этой сфере. Среди самых серьезных — отсутствие качественной медпомощи.

— Мы говорим об обычной помощи, даже не о высокоспециализированной. Например, в этих учреждениях нет стоматологов. Дети испытывают страшную боль, — рассказала Анна Кузнецова. — А ведь многие из них не могут рассказать о своих страданиях.

По ее словам, в результате мониторинга были обнаружены и факты написания под копирку карт диспансеризации.

Фото: РИА Новости/Артем Креминский

— Мы знаем, что там не может быть двух–трех одинаковых диагнозов. Но вот, например, в Кольчугинском доме-интернате Владимирской области все карты были как одна. Это означает, что детей или не лечили, или лечили неправильно, — сказала она.

Другое распространенное нарушение — невыполнение реабилитационных мероприятий. Причина здесь в том, что во многих ДДИ попросту не хватает квалифицированного персонала.

Например, в штатном расписании дома-интерната Мурманской области не предусмотрено специалистов по лечебной физкультуре. В Калининградской области есть ставка инструктора по ЛФК, но она пустует уже больше полугода, и нужного специалиста даже не ищут. А в ДДИ Иркутской области не предусмотрена должность дефектолога.

Список проблем

Совет при правительстве по вопросам попечительства в социальной сфере на протяжении четырех лет проводит регулярный мониторинг ДДИ и выявляет большое количество проблем, в том числе качества медпомощи в интернатах, сообщила «Известиям» директор Центра лечебной педагогики Анна Битова.

— Во многих учреждениях отсутствует возможность лечить зубы под наркозом, а для детей с тяжелыми и множественными нарушениями это практически единственный вариант лечения. Поэтому их вынуждены выдирать. А вставить зубы очень сложно. Минздрав и Минтруд понимают проблему и начали ей заниматься, но это происходит, к сожалению, медленно, — пояснила она. — Очень редко назначают ношение очков для коррекции зрения. Потому что бесплатно можно получить только жесткую оправу, которую дети могут сломать. А безопасную гибкую оправу надо покупать, искать дополнительное финансирование.

Фото:

Анна Битова отметила, что в ряде регионов ортопеды фиксируют патологии, но не выписывают детям ни ортезов, ни туторов, ни корсетов. Часто не назначают и ЛФК, потому что в учреждениях нет инструкторов по лечебной физкультуре. В результате у детей нарастают контрактуры, ситуация становится неисправимой.

Среди других нарушений эксперт назвала проблемы неврологического сопровождения. Например, детям с эпилепсией не назначается регулярный контроль электроэнцефалографии. Если ребенок получает тяжелые психиатрические препараты, необходим регулярный анализ крови и кардиомониторинг, но эти процедуры проводятся от случая к случаю. Дети с гидроцефалией нуждаются в ежегодном осмотре нейрохирурга, так как ухудшение их состояния может наступить в любой момент. Но такую помощь они получают не всегда. Анна Битова сказала, что перечислила только часть проблем — их список гораздо длиннее.

План шести ведомств

В марте 2019 года зампредседателя правительства РФ Татьяна Голикова инициировала комплексную проверку психоневрологических интернатов (ПНИ), которая включает и мониторинг ДДИ. Этому решению предшествовали проверки, проведенные надзорными ведомствами.

— Мы выявили множество нарушений прав людей и предоставления социально-медицинских услуг, — рассказал на заседании совета при правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере глава Роструда Всеволод Вуколов.

Заместитель председателя правительства РФ Татьяна Голикова

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

По его словам, при проверке интернатов выяснилось, что у их жителей зачастую нет зимней одежды, в которой можно выйти на прогулку. Практически полностью отсутствует гигиена во взрослых и детских учреждениях, постояльцам крайне редко стригут волосы и ногти.

Татьяна Голикова поручила Минтруду, Минпросвещения, Минздраву, Роструду, Росздравнадзору и Роспотребнадзору до 1 июня предоставить в правительство план устранения нарушений, выявленных в ходе проверки ПНИ.

Анна Кузнецова считает, что для исправления ситуации в ДДИ стоит рассмотреть вопрос передачи части функций Минздраву и Минпросвету. Аппарат уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка планирует продолжить мониторинг ДДИ — например, на июнь уже запланирована работа в двух учреждениях.