Де вега

Главная

Реклама

Товары

Контакты

Русская смута, Лопе де Вега и тайна брачного контракта Марины Мнишек

Наталья Милях

Дата: 2009-06-21

Великие события порождают великие литературные произведения. К великим событиям, кроме войн и смены правящих династий, относится множество других сюжетов, связанных, например, с борьбой за трон. Именно такие сюжеты были причиной появления на свет знаменитых книг античности, а позднее — шедевров английской и французской литературы. Они нам известны. Однако одно из самых грандиозных событий средневековой европейской истории — Русская смута конца XVI — начала XVII веков — вызвало к жизни произведения — и их достаточно много! — которые до сих пор неизвестны российскому читателю. В их числе — пьеса великого испанского драматурга Лопе де Вега «Великий князь Московский или Преследуемый Император». Почему же пьеса гениального испанца почти триста лет в России не издавалась?

Считается, что А.С. Пушкин не был знаком с пьесой Лопе де Вега, хотя имя его он упоминал в одной из своих заметок, поражаясь, с какой легкостью Лопе де Вега и Кальдерон «поминутно переносят во все части света» события своих произведений. Тем не менее теперь у серьезных исследователей есть возможность поразмышлять, почему композиционная схема трагедии «Борис Годунов» довольно близка к схеме Лопе де Вега. Обычному же читателю в «Великом князе Московском» покажется очень многое весьма странным. Не совпадающим с нашим представлением об истории времен Ивана Грозного, Бориса Годунова и Дмитрия Самозванца.

Лопе де Вега, написавший за свою жизнь более двух тысяч пьес, был очень восприимчив к реалиям быстротекущей жизни, отличался завидным жизнелюбием и неиссякаемой любознательностью. Конечно, это трудно — представить себе все подробности чужой жизни, жизни Московии, но в общем-то их и не надо было представлять. Русская Интрига, растянувшаяся на десятилетия и приведшая к падению династии Рюриковичей, была хорошо известна в Европе. На эту тему писалось и издавалось немало книг. Драматург имел возможность лично общаться с множеством людей, которые побывали — а некоторые весьма долго жили и служили — в России. Свою пьесу он написал, пользуясь и печатными источниками. Произошло это в конце 1605 года или в начале 1606-го. То есть в самый разгар событий, связанных с именем Самозванца. Впрочем, Лопе де Вега, как и вся тогдашняя Европа, видел в царевиче, отвоевывавшем русский престол, законного наследника.

Как же выглядит испанский вариант трагедии «Борис Годунов»?

Странные вещи происходят, на взгляд российского читателя, в Московском Кремле. Иван Грозный оказывается жертвой чудовищных интриг — царя уговорили лишить права на престол старшего сына Федора Иоанновича в пользу младшего — Ивана Ивановича. (А мы всегда думали, что старшим был Иван, а младшим — Федор!) Оба сына, как и невестки, весьма непочтительно разговаривают с тем, кого принято считать грозным самодуром, без конца ему перечат, подсмеиваются над ним, подшучивают. Здесь же мы встречаем и Димитрия, малолетнего сына Федора Иоанновича, — тоже весьма развязно разговаривающего с отцом и дедом.

Получается, что тот, кого мы считаем царевичем Димитрием, поздним сыном Грозного от седьмой жены, да еще проживающим в Угличе в ожидании смерти от злодейских замыслов Бориса Годунова, преспокойно пребывает в кремлевских палатах. Да и не сын он Ивана Грозного, а внук его.

Федор Иоаннович, которого мы, россияне, до сих пор считали бездетным, по испанской версии имел сына — Димитрия, и по праву старшего в роду — законного наследника престола. В результате кремлевских интриг это право потерявшего, ибо Иван Грозный решил передать престол младшему сыну Ивану Ивановичу, пока бездетному.

Однако Ивану Ивановичу не суждено было стать самодержцем Всея Руси. Как мы знаем, он пал от руки безумного отца. Но почему Иван Грозный убил своего сына? — Потому что жена сына, «застуканная» в момент недвусмысленных объятий с влюбленным в нее боярином П. Басмановым, стала, говоря нынешним языком, «нагло наезжать» на свекра, обвиняя именно его, Грозного, в попытке соблазнения… Иван Иваныч поверил клевете жены, а не словам отца, что в конечном счете и вывело из себя Ивана Грозного. Немудрено, что он, потеряв всякое терпение, ударил своего не столь уж умного преемника жезлом по голове. Бедный самодержец так расстроился из-за своего неумышленного убийства, что его хватил удар — и тут же он умер.

Таким образом, очень быстро ситуация в Кремле нормализовалась. Федор Иоаннович, конечно, был лишен отцом права на престол — но он вовсе не выглядит таким уж глупым и безвольным. Да и жена его, Ирина Годунова, была убеждена — нездоровье мужа связано с тем, что его медленно травят враги. Казалось бы, корона Российской империи должна быть по праву возложена на Димитрия, подлинного Рюриковича. Над ним должен быть поставлен Опекунский совет, а с женой Ивана Ивановича, умышляющей против царевича, и вовсе нет резона церемониться — постричь в монахини, и дело с концом. Но не тут-то было.

Мать в целях безопасности отправляет царевича Димитрия с немецким рыцарем в его замок на границе русских земель. Услышав о смерти Ивана Грозного, даже не убедившись собственными глазами в этом, она тут же, с ходу, назначает (?!) правителем страны своего брата, Бориса.

Борис Годунов начинает преследовать племянника. Сначала он подсылает в замок немецкого рыцаря — того самого П. Басманова, который пытался соблазнить невестку Ивана Грозного. Но благородный немецкий рыцарь указывает на своего спящего сына — его и душит басмановский солдат, а сам рыцарь с Димитрием скрываются.

Результатом этой акции становится брак Басманова и вдовы Ивана Ивановича. По всей стране распространяется слух о смерти Димитрия — правда, не от удушения, а от чумной заразы.

Как это все не похоже на трагедию в Угличе, многократно описанную в произведениях русской литературы!


Дмитрий Самозванец. Ф. Снядецкий. Гравюра XVII века

Побывал Димитрий и в монастыре. Судя по описаниям Лопе де Вега, можно было бы решить — что в католическом. Следовательно, русский наследник престола поменял веру и отказался от прав на трон. Но тут в монастыре появляется сам Борис Годунов, решивший объехать свои владения, показаться народу — так сказать, поправить свой непопулярный имидж в массах. Значит, монастырь должен быть православным. Очень забавно выглядит встреча Бориса и Димитрия в монашеском одеянии. Конечно же, Борис сразу узнает «воскресшего» племянника. Что же он делает? Отводит в сторону «прелата» и предлагает ему убить монаха. А в качестве награды предлагает построить храм. Но Димитрий бежит из монастыря.


Марина Мнишек

В конце концов, царевич оказывается в Польше, у графа Палатинского (Мнишека) и открывается его дочери Марине. Любовь к прекрасной полячке снова будит в царевиче желание завладеть русским престолом. (В этом смысле он похож на папеньку, Федора Иоанновича, сто раз на дню менявшего свои решения.) Прежде чем представить царевича польскому королю, Мнишек разыскивает трех людей, служивших в Кремле, и предлагает им опознать царевича. Только убедившись в том, что Димитрий не самозванец, Мнишек начинает хорошо известную нам интригу по свержению ненавистного всем Бориса.

Прознав о кознях поляков, Борис рассылает предупреждения всем королям. Русский посол, а им оказывается П. Басманов, приезжает к польскому королю Сигизмунду, где встречает и Димитрия. «Ты кто?» — спрашивает царевич у Басманова, успев, видимо, забыть того, кого встречал постоянно в царских палатах Кремля. — «Твой свойственник» — отвечает Басманов и переходит к нему на службу.

В решающем сражении на поле боя встречаются Димитрий и Борис Годунов. Димитрий долго гоняется по полю за дядей-злодеем и наконец закалывает его мечом.

Вот как погиб Борис Годунов — а вовсе не после плотного обеда в кремлевских апартаментах. Так, очевидно, думают в Испании и до сих пор. Жена злодея, узнав о гибели мужа, сначала заставила детей — сына и дочь — выпить яд, а затем и сама пригубила смертоносную чашу. (А мы вместе с Пушкиным представляем себе этот момент совсем, совсем не так благостно!) Путь в Кремль для Димитрия открыт. Народ встречает его ликованием, и благородный великодушный царевич всех виноватых прощает.

Так выглядит в самом общем пересказе испанский вариант трагедии «Борис Годунов».

Почему же Западная (преимущественно католическая) Европа связывала такие радужные надежды с восшествием на престол Димитрия, которого русские историки считают с большой вероятностью самозванцем?

Почему книги, написанные в то время монахами-иезуитами в Италии, Испании и других странах, были переполнены пафосом якобы восторжествовавшей справедливости?

Почему все так радовались восстановленной власти династии Рюриковичей — в лице внука Ивана Грозного?

Этому есть простое объяснение, находящееся уже за пределами пьесы Лопе де Вега «Великий Князь Московский или Преследуемый император». И это объяснение содержится в брачном контракте, подписанном беглым монахом в Самборе 25 мая 1604 года. Это, может быть, самый удивительный документ за всю историю человечества.

По условиям брачного контракта тот, кто называл себя императором Дмитрием II (а первым был якобы Дмитрий Донской), был обязан привести всю православную Россию в католичество в течение года. В случае отказа выполнить обещание и в случае несоблюдения срока выполнения обещания Марина получала право развестись, сохранив в качестве удельных княжеств все земельные пожалования, а именно — Новгородскую и Псковскую земли. По условиям тайного соглашения Димитрий II обязан был уступить Речи Посполитой Чернигово-Северскую землю и оказать военную помощь для овладения шведской короной.

Всенародное ликование, связанное с восшествием на московский престол Димитрия, длилось всего один год — злосчастия последнего Рюриковича (последнего — по версии Лопе де Вега) завершились трагическим финалом — в результате боярского заговора в мае 1606 года он был буквально растерзан.

Через несколько лет смуты, которая тоже могла бы породить великую литературу, — да где она? — к власти пришли Романовы. Подозрительно спокойно и чинно. Именно в их эпоху началось создание первой версии русской истории. И эта история пришла в противоречие со свидетельствами европейцев — многих достойных и уважаемых людей, современников событий, связанных с именем царевича Димитрия. Романовы упорно насаждали мысль, что Димитрий был самозванцем, беглым монахом с отвратительной фамилией — Отрепьев.

Появление на русском языке пьесы Лопе де Вега «Великий князь Московский или Преследуемый император» (фонд «Сервантес», 1999, перевод Л. Цывьяна, предисловие Вс. Багно) заставляет еще раз вернуться к вопросу — а какова же была истинная роль Романовых в деле свержения династии Рюриковичей? Быть может, им было что скрывать? И не внесли ли они свою лепту в то, чтобы сделать эту темную страницу нашей истории еще темней?

Наталья Милях

Просмотров: 10698

Есть правда в этой статье. Смотрите работы А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского, очень многое они объясняют

Автор

Лопе де Вега

Лопе де Вега (исп. Lope de Vega; полное имя — Феликс Лопе де Вега и Карпио, исп. Félix Lope de Vega y Carpio; 25 ноября 1562, Мадрид — 27 августа 1635, Мадрид) — испанский драматург, поэт и прозаик. Автор более чем 2000 пьес, из которых 425 дошли до наших дней.

Родился в семье ремесленника-золотошвея. С ранних лет обнаружил недюжинные творческие способности (в 10-летнем возрасте перевёл в стихах «Похищение Прозерпины» Клавдиана). Учился в университете в Алкале, начал писать стихи.

Университет закончить ему, однако, не удалось. За сатиру на семью отвергнувшей его возлюбленной он был осуждён на 10 лет изгнания из Мадрида. Несмотря на это Лопе возвращается в столицу, чтобы похитить новую даму сердца и тайно жениться на ней.

В 1588 году принял участие в походе «Непобедимой армады», после поражения которой поселился в Валенсии, где и создал ряд драматических произведений для поддержания семьи.

Лопе де Вега состоял секретарём у герцога Альбы (1590), маркиза Малвпика (1596) и герцога Лемосского (1598). К этому же периоду относится расцвет его драматического творчества.

В 1609 году Лопе де Вега получил звание familiar del Santo oficio de la Inquisición (добровольного слуги инквизиции), а в 1614-м принял сан священника.

Лопе де Вега создал более 2000 пьес, из которых до наших дней сохранилось 426. Дерзкий в жизни, Лопе поднял руку и на традиции испанской драматургии: он отказался от принятого тогда принципа единства места, времени и действия, сохранив лишь последнее, и смело объединял в своих пьесах элементы комического и трагического, создав классический тип испанской драмы.

Пьесы Лопе де Вега затрагивают различные темы: социально-политические драмы из отечественной и иностранной истории (например, пьеса о Лжедмитрии «Великий герцог Московский»), исторические хроники («Доблестный кордовец Педро Карбонеро»), любовные истории («Собака на сене», «Девушка с кувшином», «Учитель танцев»).

В драмах Лопе очень велик исторический пласт. Среди них «Последний готский король», «Граф Фернан Гонсалес», «Зубцы стен Торо», «Юность Бернарда дель Карпио», «Незаконный сын Мударра» и др., — пьесы, в основе которых народные романсы и «Песнь о моём Сиде». Трактовка исторических событий у Лопе близка или совпадает с той, которую столетиями давали романсеро. Театр Лопе де Вега на более высоком уровне разыгрывал знакомые любому жителю Пиренеев сюжеты.

Пьесы Феликса Лопе де Веги построены таким образом, что случай, вмешивающийся в поток явлений, опрокидывает спокойный ход действия, доводя напряжение драматических переживаний до степени трагизма, чтобы затем ввести это взволнованное море страстей и своеволия в русло законности и строгой католической морали. Любовная интрига, развитие и разрешение которой составляет стержень его драматической фабулы, именно в силу того, что она в состоянии раскрыть всё могущество человеческих инстинктов и своеволия, служит у Лопе де Вега, с одной стороны, для показа всей полноты и многообразия человеческого поведения в семье и обществе, с другой — даёт возможность наглядно продемонстрировать значимость политических и религиозных идей, господствовавших в современном писателю обществе.

Лопе де Вега в своих многочисленных комедиях («Собака на сене» и др.) обнаруживает исключительный талант комического писателя. Его комедии, которых «и сейчас нельзя читать и видеть без смеха» (Луначарский), насыщены яркой, подчас несколько плакатной весёлостью. Особая роль в них отводится слугам, история которых образует как бы параллельную интригу пьес. Именно они, — остроумные, лукавые, сыплющие меткими пословицами и поговорками, — большей частью являются средоточием комической стихии произведения, в чём Лопе де Вега предвосхищает Мольера и автора «Севильского цирюльника» — Бомарше.

де Вега Лопе —
скачать бесплатно все книги автора

  • Том 1
  • Жанр: Древнеевропейская литература
  • Эпоха Возрождения в Западной Европе «породила титанов по силе мысли, страсти и характеру, по многосторонности и учености». В созвездии талантов этого непростого времени почетное место принадлежит и Лопе де Вега.Драматургическая деятельность Лопе де Вега знаменовала собой окончательное оформление и расцвет испанской национальной драмы эпохи Возрождения, то есть драмы, в которой нашло свое совершенное воплощение национальное самосознание народа, его сокровенные чувства, мысли и чаяния.Действие более чем ста пятидесяти из дошедших до нас пьес Лопе де Вега относится к прошлому, развивается на фоне исторических происшествий. В своих драматических произведениях Лопе де Вега обращается к истории древнего мира — Греции и Рима, современных ему европейских государств — Португалии, Франции, Италии, Польши, России. Напрасно было бы искать в этих пьесах точного воспроизведения исторических событий, а главное, понимания исторического своеобразия процессов и человеческих характеров, изображаемых автором. Лишь в драмах, посвященных отечественной истории, драматургу, благодаря его удивительному художественному чутью часто удается стихийно воссоздать «колорит времени». Для автора было наиболее важным не точное воспроизведение фактов прошлого, а коренные, глубоко волновавшие его самого и современников социально-политические проблемы.В первый том включены произведения: «Новое руководство к сочинению комедий», «Фуэнте Овехуна», «Периваньес и командор Оканьи», «Звезда Севильи» и «Наказание — не мщение».
  • Читать книгу | | Отзывы о книге (0)

Знаменитый драматург родился 25 ноября 1562 года в испанской столице в семье бывших крестьян. Поселившись в Мадриде, его отец занялся золотошвейным ремеслом. Разбогатев, ему удалось купить себе дворянский титул. Лопе де Вега был отдан на учебу в одну из лучших мадридских школ.

Проба пера

В детстве мальчик старательно изучал иностранные языки. В десятилетнем возрасте он занялся переводом «Похищения Прозерпины». Эта поэма была написана Клавдием Клавдианом. Через три года Лопе завершил писать свою первую комедийную пьесу «Истинный любовник». Де Вега одно время был студентом иезуитского колледжа, после окончания которого поступил в Алькалский университет, а затем в Королевскую академию.

Молодого человека отвергла его возлюбленная и в отместку за это Лопе написал сатирический памфлет на нее, за что молодого человека на десять лет изгнали из испанской столицы. Но он тайно прибыл в город для похищения и женитьбы на своей новой возлюбленной.

В 1588 году де Вега отправился в поход вместе с Непобедимой армадой, которая в итоге была разбита и Лопе уехал в Валенсию. В этом городе драматург написал несколько своих пьес.

Маркиз Малвпик, герцоги Лемосский и Альба брали писателя к себе на работу в качестве секретаря. В 1609 году де Вега стал добровольным слугой инквизиции, а через пять лет его произвели в священники.

Творчество

Согласно подсчету его главного биографа, испанский драматург сочинил порядка 1800 пьес, но современные исследователи творчества де Веги знают о существовании лишь 800 его произведений.

Одно время драматург занимался написанием религиозных пьес, в основе которых были библейские сюжеты и Ветхий Завет. Кроме того, Лопе сочинил несколько комедий, главными героями которых являются святые.

Жены и любовницы

В 1583 году любовницей начинающего драматурга стала актриса Елена Осорио. Об этой связи он впоследствии написал роман «Доротея». Любовная история де Веги с Еленой длилась в течение пяти лет, после чего актриса бросила возлюбленного, отдав предпочтение богатому поклоннику. Драматург решил ей отомстить за такое коварство. Лопе сочинял злобные эпиграммы на Осорио и распространял их среди коллег Елены. Актриса решила судиться с де Вегой за оскорбление ее личности. В 1588 году Лопе был изгнан из Мадрида, но не прошло и трех месяцев, как его женой стала Изабель де Урбине, отцом которой был придворный герольд. После этого де Вега участвовал в морском военном походе вместе с Непобедимой армадой, которая в итоге была разгромлена.

Затем Лопе взял к себе секретарем герцог Альба. Семья драматурга переехала в Валенсию, где он написал свою знаменитую комедию «Учитель танцев».

В 1595 году де Вега вернулся в испанскую столицу один, так как его жена и две маленьких дочери умерли в Валенсии. В Мадриде Лопе встретил актрису Микаэлу де Лухан. Она стала его любовницей. В это же время драматург женился на Хуане де Гуардо, отцом которой был богатый мясник.

С Микаэлой де Вега расстался только когда начал страдать от психического расстройства. В это время он уже принял сан священника. Накануне умерли его любовница, жена и сын Карлос. В 1614 году Лопе завершил работу над своими «Священными стихами».

В пожилом возрасте де Вега познакомился с 20-летней Мартой де Неверас, которая стала его последней любовью. Он посвящал ей стихи, прозу и пьесу «Валенсианская вдова». Марты не стало в 1632 году. Перед своей смертью она ослепла и потеряла рассудок. Тогда же была похищена дочь драматурга, а во время морского похода погиб его сын.

Последние годы Лопе де Вега был аскетом и постоянно молился. Он ушел из жизни в конце лета 1635 года.