Чудеса в решете

Как появилось выражение «чудеса в решете»?

Как появилось выражение «чудеса в решете»?

Мы произносим эту фразу, даже не вдумываясь в смысл. Чудеса – это понятно. Сказали чудеса в решете – и сразу ясно: речь идёт о таком, во что с трудом верится. Но почему именно в решете? Как появилось это выражение?

Существует версия, что в старину существовала пословица: «чудеса в решете: дыр много, а выскочить некуда!». Эта народная шутка-присловье, употребляясь в речи, со временем потеряла вторую часть и поэтому превратилась в непонятное выражение.

Следует отметить, что решето было важным предметом в крестьянском быту, так что вокруг него не только пословицы образовывались, но и сказки создавались: «Диво – белый воробей, чудо – высевки в решете: дыр много, а выскочить некуда; чудо чудное, диво дивное, чёрная коровка да белое молоко. Но всё это чудеса будничные» – это пример из словаря Владимира Даля.

Существует и другая версия, связанная с обрядами гадания. Как сообщает Словарь русской фразеологии, был такой особый тип гадания – коксиномантия, или гадание по решету. В средневековой Европе, Аравии и в Средней Азии к нему прибегали для разоблачения воров. Гадающий держал одним пальцем решето, подвешенное на нити так, чтобы оно медленно поворачивалось. На ободе решета делалась насечка, а имена подозреваемых, написанные на отдельных бумажках, раскладывались по кругу. На чье имя укажет, остановившись, насечка решета, тот и вор.

Известно, что в России этот суеверный способ гадания был чрезвычайно распространён, хотя он сильно отличался от «классического». В XVI-XVIII веках на рыночных площадях можно было увидеть гадальщиков, которые насыпали в решето разноцветные семена чечевицы, бобов или гороха. Встряхивая решето, они по расположению семян предсказывали будущее. Понятно, что такие гадальщики за деньги сочиняли самые невероятные и фантастические истории: и нежданное богатство, и счастливая женитьба, и скатерть-самобранка… Собственно, чудеса в решете да и только!

Романовы чудеса в решете. Продолжение

Рассматривая традиционную историю с точки зрения логики, преемственности и здравого смысла, я пришел к выводу, что мировая история сфальсифицирована с помощью компьютерной программы.
Еще в начале 19 века Россия была метрополий мировой империи. В результате мировой войны, начавшейся в Америке в 1809 году, Российская империя была захвачена швабской династией Романовых (римлян новых), которые свои претензии на престол основывали на том, что родоначальник династии Фридрих Вильгельм, известный также как король Польши и Великого княжества Литовского Сигизмунд, был женат на дочери русского императора Алексея и имел от нее двух сыновей. Старший неженатый, бездетный, известный под именем Петра I, прожил всего 19 лет и умер по дороге в Молдавии, тяжело раненный при штурме Измаила в 1824 году. Династию продолжил его младший брат, известный под именами Николай I, он же Александр II и т.д., женатый на дочери ближайшего соратника Фридриха-Сигизмунда – Беннигсена Виктории – королевы Англии. У них родилось 7 сыновей и одна дочь, потомки которых в настоящее время правят всем миром. Революции, приход к власти фашистов, путчи, хунты – все дело рук Романовых. Никто Романовых не убивал, например Николай II после революции 1917 года с семьей переехал в Англию и стал править под именем своего якобы двоюродного брата Георга V. Революции в России инспирировали сами Романовы, наиболее активным был старший внук Фридриха-Сигизмунда, известный как Александр III, Ротшильд.
Важную роль сыграл его сын, а зять старшей дочери – великий князь Сергей Михайлович, известный как вождь мирового пролетариата Владимир Ильич Ульянов (Ленин), возглавил Россию после революции. Вместе с ним пришли к власти другие высокопоставленные чиновники Красин, Троцкий, Каменев, Зиновьев и т.д.
Все последующие репрессии тоже не касались «верхушки России», расстрелянные спокойно проживали за рубежом, например, муж дочери великого князя Алексея Александровича «Зиновьев» после своего расстрела на бумаге царствовал в Болгарии под именем Бориса III. Репрессии коснулись лишь русского народа, в результате которых его численность постоянно сокращалась, например в 1917 году население России и Индии было по 150 млн. человек, сейчас население Индии в 10 раз больше чем в России.
После Ленина Россию возглавил брат мужа младшей дочери Александра III князь Георгий Александрович Багратион-Мухранский, известный под именем Сталина. Его дочь Светлана вышла замуж перед войной 1941 года за внука немецкого императора Вильгельма II, племянника Гитлера Луи Фердинанда и в начале 2010-х годов умерла в Испании, а ее младшая дочь Мария Владимировна является Главой Дома Романовых «в изгнании». Сын Сталина Яков не был расстрелян в лагере для военнопленных, а преспокойно жил на Западе. Его внук и правнук Сталина Давид Георгиевич Багратион-Мухранский в 2009 году женился на светлейшей княжне Анне Нугзаровне Багратион-Грузинской, старшей дочери главы Дома Багратионов. После рождения наследника пара распалась. Председатель правительства России Медведев Д.А. является правнуком Николая II и внуком его старшей дочери Ольги Николаевны, вышедшей замуж за второго сына Вильгельма II Эйтеля. Ольга Николаевна, расстрелянная на бумаге в 1918 году, умерла под именем принцессы Лилиан, герцогини Халландской (1915–2013). Дед Президента Путина В.В. – брат Ленина, великий князь Георгий Михайлович, а его бабка родная сестра жены Николая II.
Россией, как и всем миром, правит династия Романовых.
Велика роль Смоленска в свержении русской династии. Впервые город был основан в 1812 году, когда на его месте была заложена кирпичная стена. Именно со Смоленска началось нападение на русскую метрополию. Впервые город подвергнулся штурму в 1815 года русскими войсками под предводительством Разина — князя Шереметьева-Белозерского. В 1817 году Смоленск был возращен Романовым и стал родиной петровской гвардии. Его важнейшая роль в деле свержения русской династии не осталась бесследной – на бумаге он стал древнейшим русским городом. Все правильно, если слово «русский» заменить на «романовский». Смоленск действительно стоял у истоков династии Романовых. «Смоленск» – означает, «место, где сеем лен», и первым гербом его был герб династии Ваза – сноп льна, который впоследствии отдали Дорогобужу городу Смоленской области (под видом снопа пеньки).
В книге представлен уникальный план начала 19 века, на котором нет «древнейшего» Успенского Смоленского собора на Соборном холме, а вот две другие церкви: Богоявленский собор и церковь Ивана Предтечи есть.
Во время систематизации и обобщения статей появилось много нового материала. По сути, книга является для традиционной истории бомбой, способной если не взорвать, то серьезно разрушить здание традиционной истории.
Я хочу распечатать книгу в бумажном варианте, но для этого у меня не денег. Обратился письменно к двум редакциям, пока ответа нет. Сходил в Смоленское издательство «Русич», там сказали, что печатают сейчас только детские книжки, так как другие печатать нерентабельно – не раскупают тираж.
История многим не интересна, так люди заняты насущными проблемами выживания.
В книге представлены все представители Романовых на конец 19 века, в перспективе их можно довести до нашего времени. Миссия сложная, но выполнимая. Нужно разобраться и с ревизскими сказками, для этого есть материал с 1728 года по 1809 года, ревизские сказки 1-3, 8 и 10 ревизий по одному географическому месту. Примерный механизм фальсификации ясен, нужно отработать конкретный алгоритм «размножения» информации.
Работы впереди много, но надо на бумаге зафиксировать уже полученный результат. Чтобы понять круг заинтересованных лиц в издании книги, будущих потенциальных читателей, я прекращаю публикацию книги, и провожу акцию для сбора денег на издание книги.
Заинтересованные люди в издании книги перечисляют на счет получателя Ермыкина Валерия Ивановича № 40817810740000172814 в ПАО «Промсвязьбанк» г.Москва БИК: 044525555 Корр.счет: 30101810400000000555
сумму не менее 300 рублей и высылают мне на мой адрес электронной почты Boehm@yandex.ru:
свой адрес электронной почты,
копию квитанции о переводе.
Я пересылаю им книгу в электронном виде (без обложки, обложка выложена на сайте «Проза.ру»).
Я решу как проще это будет сделать, либо пересылать по электронной почте или выложить в Интернете на сайте, и указывать номер ссылки. А читатель, получив книгу, должен проинформировать меня, что получил книгу, так как могут быть всякие накладки с Интернетом. У меня модем МТС, а не проводная связь, поэтому связь то нормальная, то никакая.
Сбор денег станет объективным показателем: нужна ли читателям эта книга и ее продолжение, ведь насильно людей не осчастливишь.

Саида Юсуфовна Сахарова. Чудеса в решете, или Калинкина школа для первоклассников

По щучьему велению, по Маши-Сашиному хотению…

Раннее утро пятнадцатого августа. Голубое и солнечное. Осталось ровно семнадцать дней и два часа до первого школьного дня Маши и Саши Воронцовых. Первого сентября они наконец пойдут в первый класс.

Маша и Саша — близнецы. Они похожи друг на друга как две капли воды, как две рядом растущие хвоинки на сосне. Даже мама иногда ошибается, принимая Машу за Сашу, а Сашу за Машу.

Это неудивительно. Носы у них одинаковые — вздернутые, щеки — круглые, подбородки — упрямые, уши — любопытные. Саша выше Маши всего на каких-нибудь четыре миллиметра—это примерно половина ноготка на мизинце. И то, если мерить у стены, заставив Сашу хорошенько вытянуться, а на глазок и не определишь.

Маша не любит отпускать косички, и мама стрижет кудрявые, темные волосы сестры и брата «под одну гребенку». Не длинно, не коротко. Одеты они тоже одинаково. Летом — в бело-синие майки и синие шорты, синие сандалии и сине-белые носки.

А в ясных васильковых глазах Маши и Саши столько веселого озорства — даже когда они смирно сидят у телевизора и смотрят «Вечернюю сказку»,— что мама то и дело спрашивает: «Все в порядке?»

За ними постоянно кто-то присматривает. Мама, пока у нее хватает терпения и сил присматривать. Папа, пока он не занят на своей сложной механико-инженерной работе. Тетя Наташа, когда приходит помочь. Дед Василий, когда приезжает погостить.

Если Маше или Саше хочется есть, им достаточно взглянуть на маму — и тут же появляется тарелка гречневой каши и чашка с клюквенным киселем. Клюква — ягода кислая, но у мамы кисель всегда получается сладкий.

Если у Саши или у Маши отрывается пуговица, достаточно посмотреть на тетю Наташу. Сейчас же появляется рабочая плетеная корзинка с нитками, иголками, ножницами— и пуговица мигом оказывается на своем месте.

Если хочется новую игрушечную машину, такую, как у Андрейки Доронина из соседнего подъезда, то приходится раз пять вздохнуть около папы — и тогда он приносит такую же: желтую, с красными колесами, с выдвижной лестницей и откидывающейся кабиной.

И только дед Василий иногда хмурится и говорит:

— Не даете детям никакой самостоятельности. Всё — по щучьему велению, по их хотению. Только и умеют пластмассовыми саблями махать да на велосипедах зигзаги закручивать.

Но все же они еще кое-что умеют: дед Василий помог им нарисовать и вырезать передвижной алфавит, и они стали из букв складывать слова.

— Составляем по слогам: ПТИ-ЦА,—раздается звонкий Сашин голос.

Ему вторит такой же звонкий Машин голос:

— Теперь составим: ШКО-ЛА.

Иногда тетя Наташа открывает «Приключения Незнайки и его друзей», читает страницу-другую, но на самом интересном месте она вдруг начинает кашлять, у нее пропадает голос. Приходится Саше и Маше по строчке ползти дальше. Трудно, но что ж поделаешь…

— «Воздуш-ный шар под-нял-ся еще вы-ше, и весь Цве-точ-ный го-род был ви-ден как на ла-до-ни…»

Так они научились немного читать. А еще научились писать, считать до шестидесяти и складывать и вычитать в пределах первых двух десятков.

Приближался сентябрь, а с ним и школьная жизнь. Мама и папа не сегодня завтра собирались приготовить ребят к школе: что-то купить, что-то перешить, а что-то и рассказать. И вдруг…

Заметь, Читатель, когда появляется «и вдруг», тут же начинают совершаться неожиданные события.

…И вдруг однажды вечером папа пришел с работы на час раньше. Оказалось, что папе вместе с мамой совершенно необходимо уехать на двадцать дней в сложную механико-инженерную командировку. А тетя Наташа недавно улетела на практику в далекий Красноярск. А у деда Василия разболелась нога, и сейчас он приехать не может.

Что делать?

Саша и Маша, необычно притихшие, весь вечер сидели с «Конструктором» в уголке дивана, но не столько строили, сколько слушали взрослые разговоры, телефонные и нетелефонные. Сначала мама с папой решили поступить так… потом иначе… потом совсем по-другому.

После «Вечерней сказки» Саша сказал Маше:

— Давай будем жить одни! По щучьему велению, по моему хотению, пусть мы останемся дома одни!

— А что мы будем есть? — спросила Маша.

— Мама приготовит двадцать кастрюль супа, двадцать кастрюль киселя. Купит двадцать пакетов молока и двадцать, нет, еще в два раза больше, и в два раза больше калорийных булочек.

— Сколько это — в два раза и в два раза?

Саша считал, считал, но цифра убежала куда-то за шестьдесят, и Саша сделал смелое предположение, что булочек будет:

— Наверное, тысяча!

Ты, Младший Читатель, знаешь, сколько будет 20x2x2? Действительно тысяча? Нет, ты еще не умеешь умножать цифры. Это трудная задача. Но в школе ты обязательно научишься решать задачи и потруднее.

Маша засмеялась. Она хорошо знала, что тысяча гораздо больше, чем шестьдесят. Как-то Маша принесла с улицы камешки — в то время она собиралась стать геологом— и разложила их по комнате. На стульях, на столе, на полу… Не только все рассмотрела — розовые, зеленые, серые, черные в крапинку,—но и пересчитала. Их было ровно шестьдесят и еще ровно шестьдесят. Правда, потом мама сердилась и долго гудела пылесосом, собирая пыль от камешков.

— Тысяча! Ой, что будет! — смеялась Маша.— Везде булочки, и на абажуре тоже. На всех стульях, столах, подоконниках — кастрюли! А кто их будет мыть?

Саша хотел сказать: «Ты»,— но подумал и решительно сказал:

— Мы.

— Ты умеешь мыть кастрюли? — Машины глаза стали круглые, как елочные голубые шарики.

— Я видел, как моет мама! Открывает кран — и моет.

Тогда Маша тоже немного подумала.

— Нет! Пусть лучше папа купит двадцать и еще в два раза больше мороженого «Лакомка» и двадцать «Апельсиновых» жвачек. Положим в холодильник, и никаких кастрюль!

Саша не был таким сладкоежкой, а жвачку терпеть не мог. Как все настоящие мужчины, он любил вкусный суп, но как любящий брат он уступил.

— Ладно,— согласился Саша.— Путь будет по-твоему.

— Нет,— вздохнула Маша,— я буду скучать без мамы и папы. И ночью темно… По щучьему велению, по моему хотению, пусть они никуда не уезжают.

Тут пришел папа и очень радостно сказал маме:

— Все устроилось! Ребятишки побудут у Ромашовых, моих сослуживцев. Они живут через три дома от нас. Их дочки — старшеклассницы, учатся в той школе, куда пойдут учиться Маша с Сашей. Одна из них, правда, в спортивном лагере, но вторая завтра приедет с дачи от бабушки.

Начались сборы. В коричневые чемоданы укладывали вещи для взрослых, в красный — ребячьи. В синюю объемистую сумку поместились книжки, машины, пистолеты, «Конструкторы». Сабли, желтую и красную, решили на всякий случай оставить дома.

А велосипеды, как боевых коней, Маша и Саша вели эр. рули, когда ранним голубым солнечным утром пятнадцатого августа, за семнадцать дней и два часа до начала школьной жизни, подходили к дому N5 5. Папа нес чемодан и сумку с игрушками. Мама — коробку с алфавитом, тем самым, что придумал дед Василий. С красными, синими и желтыми буквами…

Хочешь, Читатель, сделать такой алфавит?

Перерисуй с этих страниц буквы сначала на прозрачную бумагу, кальку, а потом с кальки на плотную цветную бумагу. Можно и на белую: тогда буквы раскрасишь. Перерисовывай и раскрашивай аккуратно, внимательно, с линейкой. Карандаш возьми не твердый и не слишком мягкий, «М» или «В». Посмотри, на любом карандаше стоят буквы «М» или «В» — значит, карандаши мягкие, «7» или «Н» — значит, твердые. Рядом с буквами стоят цифры: от 2 до семерки. Карандаш «2Н» тверже, чем просто «Н», а карандаш «2В» или «4В» мягче, чернее, чем только «В». Краски лучше гуашевые. Они продаются в наборе — в баночках, двенадцать цветов. Или отдельно. Тебе достаточно купить три баночки — красный кадмий, синий кобальт и желтый крон. У всех красок есть свои имена.