Что делать если подросток?

«Вот мои, чуть им что не скажешь, так сразу говорят: «Да в кого ты такая?! Мы тебя так любим, так любим! Неблагодарная дрянь! Как ты посмела?! Отвечай! Всё говори! Ничего не утаивай! А после будешь уроки делать! И не встанешь из-за стола, пока всё не сделаешь! Пошла вон, тварь!» И достают ремень» — так школьница Кристина поделилась с другими своей болью в паблике в соцсети «ВКонтакте».

В социальных сетях существует множество групп, где дети делятся с другими своими переживаниями. Они рассказывают «друзьям» из Сети, как родители на них ругаются. Ребята не боятся, что их может кто-нибудь выдать, ведь они находятся в кругу своих. Каждый из них пытается найти толику понимания и понять, почему порой родители с ними столь жестоки.

Взрослые почему-то редко обращают внимание на те способы, которыми они пытаются воздействовать на поведение своих чад. И получается, что довольно часто родители позволяют себе нецензурные ругательства и угрозы в сторону своих малышей, забывая о том, что детям неоткуда ждать помощи. В конце концов самые близкие становятся врагами.

Лайф выделил несколько типов самых ужасных ругательств, которые позволяют себе родители.

Рабские ругательства. Без права на жизнь

«Закрой рот, отродье! Ты никто! Ты должна нам подчиняться! У тебя нет права голоса!»

«Я заработал немного денег, мама забрала с криками, что я её раб… Она серьёзно сказала, что до 18 лет я её раб!»

По словам главы Центра правовой и психологической помощи в экстремальной ситуации Михаила Виноградова, который согласился оценить «методы воспитания», такое обращение c детьми говорит о том, что у самих родителей было тяжёлое детство — скорее всего, в школьном возрасте они были беззащитны, а их родители вели себя агрессивно и говорили похожие фразы.

Нецензурно и взахлёб. Схлопотать можно не только по попе

«Я тебя рожала в мучениях, а ты, неблагодарная *****, деньги матери не отдаёшь! Я всё отцу расскажу, уж он-то тебя выпорет!»

«Сейчас по ***** схлопочешь! Какая же ты тупая! Пошла вон! Ничтожество!»

Психиатр утверждает, что мат может встречаться в любых семьях и привязывать такую агрессию к комплексам или детским травмам не стоит, однако это, как несложно догадаться, может привести к тому, что и ребёнок будет воспринимать брань как норму, а значит, так же отвечать родителям.

Повод умереть за плинтусом. Самые плохие дети

«Если ты не сделаешь уроки, отец запрёт тебя на месяц в комнате! Жри, что тебе дают! Всем без тебя жилось бы легче!»

«Ты самый худший ребёнок на свете, мало мы тебя били!»

По мнению эксперта, такие фразы являются также зеркальным отражением прошлого взрослых. Нерастраченная обида переносится на подрастающих детей, которые будут (если запомнят) так же относиться уже к своим чадам.

Семейные проклятия. Удача не придёт

«Не смей мне возражать, ты никогда и ничего не добьёшься!»

«Я не училась, и ты будешь дворником, потом будешь говорить: «Эх, зачем я свою маму не послушал…».

По словам Виноградова, такая «программа» — следствие того, что родители сами не смогли оправдать своих надежд и теперь не знают, как поделиться своим несчастьем.

— Он сам не смог добиться чего-то в жизни (например, должности или социального статуса), и поэтому он оказывает давление на ребёнка, дабы оправдать свои амбиции.

Что будет с детьми?

— Очень страшно, когда родители позволяют себе так ругаться. Допустим, на улице кто-то скажет вам гадость — это может пройти мимо ушей, в любом случае забудется. Но вот если так поступают родители — это остаётся в душе навсегда, — добавил психиатр.

Выходит, что за каждым грубым словом скрываются прежде всего комплексы и пороки родителей.

Психоаналитик Дмитрий Ольшанский считает, что отношение родителей к своему ребёнку зависит от двух факторов: первый — цель его рождения и второй — наличие комплексов у взрослого.

— Если пара решила завести ребёнка из-за того, что уже «пришло время», то крайне велика вероятность, что он станет лишним. Но это ещё не всё, что будет влиять на методы воспитания ребёнка: нужно смотреть, как взрослый относится к самому себе. Например, если он сам себя чувствует брошенным, никчёмным, ненужным и не реализовавшимся, то он будет говорить ребёнку то же самое.

Если родитель воспринимает своё чадо как собственность или ассоциирует с рабом, это значит лишь одно: родитель не наигрался в игрушки. Взрослым нужно воспринимать ребёнка как личность и только установить его степень свободы (какие действия малыш может делать и при этом не отчитываться).

Важно понимать, как именно взрослые ругаются на детей. Например, у родителя может быть внутренняя обида, и тогда он будет изображать из себя жертву: «У меня тут практически инфаркт, а ты всё гуляешь!»

Если же взрослые заставляют подчиняться, то тут кроме слов очень важен подтекст: с какой интонацией это говорится, в каких условиях, какая причина? Возможно, взрослый не уверен в том, что он хорош как родитель. Поэтому он пытается сделать из ребёнка «идеального», чтобы в своих и чужих глазах выглядеть хорошим.

Особый метод манипуляции — «Делай что хочешь», а это лживый карт-бланш. Если бы мне сказали такую фразу, то я бы пошёл и сделал, что хочу. Но предполагается, что после этого ребёнок должен начать подчиняться каким-то требованиям родителей.

Как отметил психоаналитик, в России есть одно ругательство, которого больше нет нигде в мире: «ты весь в отца».

Психиатр Михаил Виноградов убеждён в том, что родителю в первую очередь нужно работать над своим поведением.

— Можно воспользоваться услугами психолога. Есть взрослые, которые обращаются к специалистам — они помогают правильно построить отношения с детьми.

Но самое правильное — это просто любить своего ребёнка. Его нужно пустить в самостоятельную жизнь, наблюдая и подсказывая, но ни в коем случае не заставляя его что-либо делать. А для этого человеку нужно иметь очень тонкую душевную родительскую организацию, никаких силовых приёмов, — посоветовал Виноградов.

9 самых частых причин, почему ребёнок не хочет учиться

Кто бы что ни говорил, а хотеть учиться для человека — нормально. Нас драйвят новые знания, умения и опыт! Правда, совершенно не обязательно хотеть учиться в конкретной школе, в школе вообще, всегда или тому, что считают нужным другие. Ксения Букша объясняет, в каких случаях нормально не испытывать тяги к знаниям здесь и сейчас.

Рассылка «Мела» Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

1. В школе скучно

Фото: (cristovao)

Самая частая причина. Когда-то школа была окном в мир. Вокруг был унылый нелёгкий быт, а в школе — рассказы географа о необыкновенных странах и приключениях, картинки в учебниках и книгах (дома у многих ни одной книжки не было). Вокруг — серая и однообразная борьба за существование, а в школе — знания, возможности, социальный лифт, первые крепкие дружбы и первые мечты. Это ощущалось, и наши прадеды и прабабушки бежали в школу вприпрыжку по пять-семь километров лесом.

Сейчас всё устроено по-другому. Вокруг интересный мир, полный информации, развлечений, эмоций, красок. Учителю приходится постараться, если он хочет заинтересовать ребят так же сильно, как те стимулы, которые с детства окружают их в реальности и в сети. Школа не может угнаться за жизнью. И детям в ней скучно.

Что делать? Лучшие из учителей умеют дать детям то, чего никто больше дать не может, — живое общение с понимающим взрослым. Они будят мысль и учат ловить кайф от коллективного и индивидуального решения задач, анализа художественного текста или исторической ситуации. Стоит попробовать найти школу, где такой учитель есть. Хотя бы один. А лучше несколько.

2. Ничего не получается

Фото: (Cristina Conti)

Есть дети, которые не способны продемонстрировать высокую школьную успеваемость. Они вообще не приспособлены к нашей классно-урочной системе. Не слышат учителя на уроке, не успевают делать задания, не могут быстро усвоить материал. Причины могут быть разными — обычно это всевозможные задержки развития, дефицит внимания, специфические трудности с чтением, письмом и счётом. Конечно, задержки постепенно компенсируются, но ребёнок уже привык считать себя аутсайдером.

Он отстал от программы, желания учиться не выработалось, ассоциации со школой однозначно плохие: это место, где я вечный неудачник

В нашей школе неуспеваемость ученика — целиком его вина. Если ты не можешь постараться так, чтобы получилось, то ты плохой и негодный. Иногда ребёнок нормально учился в начальной школе и «скатывается» в 5–6–7-м классе: программа стала труднее, а мозг не успел вырасти.

Что делать? Менять ситуацию. Иногда для этого приходится работать с логопедом или психологом, иногда — менять школу или даже форму обучения. Не бывает прирождённых двоечников. Не бывает «просто ленивых и нерадивых». Постоянные двойки — не вина ученика, каждый может и должен получать знания в своём темпе.

3. Плохие отношения с одноклассниками

Фото: (Ollyy)

Школьный коллектив хуже офисного, потому что взрослый может уйти от коллег на другую работу, а ребёнку от одноклассников деться часто некуда. Он их не выбирал, и, если дружба или хоть минимальный нейтралитет не складывается, школьная жизнь становится адом. Хорошо, если в школе есть с кем пообщаться или хотя бы уроки спросить. А если там сплошной троллинг и травля?

Что делать? Проблемы школьного коллектива решаются только системно, и делать это должны взрослые — учителя и администрация. Наверное, в условиях современной российской школы то, о чём я говорю, звучит как утопия. Но ничего другого тут не придумаешь.

4. Нет сил и настроения

Фото: (esthermm)

Ребёнок не хочет не только учиться, но и вообще почти ничего. Может быть, это преходящая подростковая астения — скачок роста, начало месячных. Может быть, признак болезни, например, депрессии. Есть дети, у которых сил, настроения, здоровья всегда чуть меньше, чем нужно. Или даже намного меньше. Это дети, которые в 4–5-м классе могут прийти из школы и лечь спать. Активному ребёнку школа, как кажется, нипочём, но и он в какой-то момент может сдуться и сказать: не хочу вставать, не хочу «на фабрику», где столько народу и всё время нужно что-то делать. Это не лень, а защитный механизм тела и психики.

Что делать? Разрешать пропускать школу, отдыхать и валяться в постели. Устраивать дополнительные каникулы. Если совсем невмоготу — какое-то время поучиться дома. Здоровье дороже!

5. Страх неудачи

Фото: (Herlanzer)

Убить учебную мотивацию можно и страхом соревнования или экзаменов. Сейчас это мощнейший фактор. Дети конкурируют между собой: у неё двойки за все ВПР, вот курица. Подзуживают и некоторые родители: почему четвёрка? Страх по поводу ЕГЭ принимает порой китайские масштабы (в Китае регулярны экзаменационные самоубийства). Маленькому менеджеру-ученику страшно не оправдать ожиданий, ощутить себя неудачником.

Есть ученики, для который конкурентная среда по разным причинам — яд.

  • Медлительные дети, которые не могут «с блеском показывать эффективный результат».
  • Дети, которые боятся, что родители расстроятся или рассердятся, что одноклассники их будут троллить.
  • Дети нервные, невротичные, пугливые — эти могут вообще сломаться.
  • Дети с резко повышенным перфекционизмом — то же самое.
  • Дети с особыми интересами — не могут выучить то, что не зацепило эмоционально, зато уж свою любимую тему знают не на школьную пятёрку, а сразу на кандидатскую.

Лучше не учиться вообще, сойти с дистанции безопаснее — ведь страх не показать результат убивает удовольствие от процесса.

Что делать? Решительно снимать страх: убирать конкурентную среду, не бояться упустить время. Образование можно получить когда угодно и как угодно, а жизнь у нас только одна, и психика тоже.

6. Зависимость от гаджетов

Фото: (Rawpixel.com)

Кто сидит в телефоне? Все сидят в телефоне. Некоторые в планшете или ноутбуке. Информационные зависимости многочисленны и разнообразны. Привычка тоннами потреблять лёгкий контент может здорово сказаться на желании ребёнка вкладывать себе в голову что-то посложнее. Взрослые и то часто безуспешно пытаются ограничить «зависание в фейсбуке», а уж ребёнку это и вовсе не под силу. Часто ребёнок, получивший телефон с интернетом, быстро перестает интересоваться не только школой, но и чем бы то ни было ещё. Есть и другие зависимости — например, игровая; общительным детям, у которых есть проблемы с вниманием, трудно вылезти из мессенджера и взяться за уроки.

Что делать? Понятия не имею. Ведь не советовать же родителям «растить детей без гаджетов». Наверное, для кого-то они не проблема. Но некоторые могут все лучшие годы так провести, и это не только про детей.

7. Не до учёбы

Фото: (esthermm)

Помните этот анекдот? «Мне бы ваши заботы, господин учитель». Ребёнку или подростку может быть просто не до учёбы. Тяжело болен один из родителей. Умер домашний питомец. Ребенок влюблён, переживает неудачу или чего-то сильно боится. Мало ли в жизни бывает проблем.

К этому же пункту относятся дети, на которых чаще всего жалуются учителя. Эти «невозможные маленькие подлецы и негодяи, сущие демоны, которые в свои одиннадцать-двенадцать уже совершенно испорчены». Как правило, это дети, у которых дома действительно всё неправильно. Не обязательно маргиналы, в богатых семьях тоже встречается и равнодушие родителей, и насилие, и заброшенность, и одиночество. Ребёнок ни к кому не привязан, о нём никто особо не заботится, его, возможно, развращают деньгами или чем-то ещё — каким он будет расти? Какого интереса к учёбе можно от него ожидать?

Что делать? Родителям — пытаться поддерживать. Если речь об учителях, которые видят ребёнка только в школе, то вряд ли они смогут кардинально изменить его жизнь. Потребность в саморазвитии ребёнок чувствует, только если удовлетворены базовые потребности — в тепле, безопасности, общении.

8. Перекорм

Фото: (Jacek Chabraszewski)

Потребление знаний не может быть пассивным. В норме всё происходит так: сначала у ребёнка возникает познавательный интерес, потом он делает самостоятельные движения в этом направлении (задаёт вопрос, что-то ищет) и уж потом — как награду — получает знания и умения (ответ на вопрос, или книжку, или видео, или какой-то новый опыт).

В наши дни родители нередко ставят этот процесс с ног на голову и начинают впихивать в ребёнка знания и умения до того, как он сам заинтересовался какой-либо темой

Причём впихивают в увлекательной, развлекательной, игровой форме, так что и усилий прикладывать не надо. Понятно, родителям хочется, чтобы знания оказались в голове ребёнка пораньше. Но это же не коробочка, в ней всё должно происходить по естественному, природному порядку: сначала мотивация, потом вознаграждение (новые знания — для мозга это вознаграждение, представляете себе?).

Это всё равно что кормить насильно: ложку за маму, ложку за папу, и вот уже ребёнок не знает, не понимает, когда он хочет есть, а когда сыт. Со знаниями — абсолютно та же история.

Что делать? Надолго отстать. Чтобы ликвидировать последствия перекорма и ощутить собственный аппетит к знаниям, может потребоваться много времени. Хорошо бы, чтобы за это время не возникли проблемы, описанные в пункте 6.

9. Другие интересы

Фото: (Rawpixel.com)

Ребёнок доучился до девятого класса в хорошей школе и вдруг упёрся: не хочу высшее образование, хочу быть массажистом или парикмахером, учить других краситься или вообще зарабатывать на стримах — а что, отличное занятие. А ещё может хотеться приключений. Куда-то поехать, где-то потусоваться, попробовать одно и другое, хлебнуть разной жизни и всяческого опыта.

Родители сидят и чешут затылок: с одной стороны, высшее образование… Хотелось бы… С другой — кто сказал, что человек, который просидел штаны в вузе, непременно умнее и счастливее? С третьей — ребёнок должен получить свой жизненный опыт, с четвёртой — вдруг потом пожалеет, а будет труднее наверстать, а армия, а…

Что делать? В разных случаях по-разному. Всё зависит от того, насколько серьёзен интерес подростка и что он готов делать, чтобы следовать своему жизненному плану. В любом случае «заставить силой» или «просто отойти в сторону» не выйдет: такие вещи можно и нужно обсуждать вместе.

Мне 15 и я больше не хочу жить

психолог Жанна

Здравствуй, Ляйсан!
Мне очень грустно от того, в какой ситуации ты оказалась. Ты как будто заранее предполагаешь, что никто не поймет, насколько тебе сейчас плохо и трудно. Ты не получила поддержки от мамы, у тебя не осталось друзей… Но это не значит, что не найдется человека, который поймет твои переживания и примет тебя. Ты пишешь о том, что хочешь умереть, и я понимаю, как тебе тяжело сейчас переживать сложившуюся ситуацию и, похоже, ты не видишь из нее выхода. Давай вместе с тобой попробуем подумать о том, что произошло и что можно сделать.
Ляйсан, из твоего письма я могу предположить, что когда-то раньше все было не так уж плохо: ты общалась с одноклассниками, у тебя была подруга Азалия, да и с мамой, наверное, было меньше конфликтов и недопонимания. Ты пишешь, что с тобой резко перестали общаться и одноклассники стали писать про тебя гадости и обсуждать. Наверное, этому моменту что-то предшествовало и есть причина, по которой это начало происходить. И, с одной стороны, если знать причину, то можно попробовать что-то изменить. Я не имею в виду того, что дело в тебе. Ляйсан, школьная травля – это всегда проблема коллектива. Если в классе кого-то травят, то, в общем-то, любой человек из класса может оказаться на месте «козла отпущения». И, думаю, что ситуация в классе, которую ты описала, является не только твоей проблемой, но также проблемой классного руководителя и школьного психолога. Это те люди, к которым ты можешь обратиться за помощью.
Твоя подруга Азалия украла деньги и при этом угрожала тебе. Ты пишешь, что у нее были похожие проблемы, возможно, это вас сближало. Ляйсан, очень больно, когда человек, которому доверяешь, обманывает тебя. Это обескураживает, ставит в тупик и нужно время, чтобы пережить это, чтобы понять, что произошло и как-то решить для себя, как дальше строить отношения с этим человеком. В этой ситуации ты также не обратилась за помощью. Ты пишешь, что боялась Азалии и поверила ей, что она может отомстить. То есть ты не чувствовала, что кто-то может заступиться за тебя: мама, полиция, кто-то еще. И «воровкой» в глазах мамы оказалась ты.
Ляйсан, отношения с родителями – непростая тема. Ты пишешь, что от тебя отказался папа, когда тебе было 4 года… Знаешь, мне даже представить сложно, что может сделать ребенок, чтобы от него отказался отец. Может быть, дело снова не в тебе, а в отношениях папы и мамы?
Ты пишешь, что мама не понимает тебя и как будто не сочувствует тебе. Мама не хочет переводить тебя в другую школу. Ляйсан, переход в другую школу или переезд в другой город напоминает мне бегство, уход от проблемы. Ты писала, что уходила из школы после второго урока, когда тебе было тяжело переносить отношение одноклассников. Да, уход несколько облегчает эмоциональный накал, но не решает проблемы. Также я думаю, что переход в другую школу, безусловно, облегчит твое состояние, но не решит основных вопросов: умение постоять за себя и умение искать и получать помощь. Желание умереть – это тоже бегство. И бегство не только от проблем, но и от всего того хорошего и интересного, что еще произойдет в твоей жизни. Тяжело и порой даже невыносимо оставаться без поддержки и понимания в сложных ситуациях. И не все проблемы можно преодолеть в одиночку. Важно не терять надежды и искать необходимую помощь.
Ляйсан, ты упомянула, что рассказала в письме не все, что тебя тяготит и тревожит. Думаю, что при личном общении с психологом, длительном и доверительном, у тебя будет такая возможность. Кроме того, живой диалог более эффективен и дает больше возможностей для получения необходимой тебе помощи. Если у тебя нет возможности обратиться к психологу лично, ты можешь позвонить по телефону доверия или написать на сайт «Твоя территория», где есть возможность общаться с психологом в режиме переписки. Ссылки ты найдешь под моим письмом.
Всего хорошего и береги себя!

Рекомендуемые статьи :

Cтатья

Мир катится в преисподнюю, но это не значит, что мы не должны улыбаться.

Правила жизни Ларса фон Триера (режиссер, 58 лет, Копенгаген)

Если кто-то хочет избить меня, он волен сделать это. Но должен предупредить: я могу получить от этого удовольствие

Мне насрать, что вы обо мне думаете. Журналисты часто искажают смысл моих слов, но я научился относиться к этому спокойно. Слышали такое выражение — «в чернилах рук не отмыть»? Я его всегда вспоминаю, когда даю интервью.
Я из семьи левых активистов, увлекшихся нудизмом. В детстве мне разрешалось все, что я хотел, и родителей никогда не интересовало, пошел я сегодня в школу или напился.
Родители часто брали меня в нудистский лагерь. У меня нет никаких эротических воспоминаний об этом месте, но я очень хорошо помню небольшое почтовое отделение, которое там работало. Ты заходил внутрь, а на почтовом служащем была только шляпа. Вернее, у него еще был свитер — потому что там, внутри, было довольно холодно — но как только кто-то входил, он обязан был его снять. И это было очень честно.
Когда моя мать сказала мне, что тот, кто воспитал меня и кого я долгое время считал своим отцом, на самом деле не мой отец, я подумал: ну вот, хоть что-то для биографии.
Ни о чем не сожалею в жизни, кроме одного. Когда я был маленьким, у меня жила птичка, и я кормил ее, но однажды, на каникулах, забыл, а когда через несколько дней пришел домой, она была мертва. Вот о чем я действительно сожалею. А когда на меня набрасываются за сказанное мною на Каннском фестивале (высказывание Триера о Гитлере было расценено как оправдание нацизма. — Esquire), я чувствую себя как ребенок, который упал с велосипеда, а на него орут родители.
Я очень горжусь своим статусом персоны нон грата Каннского фестиваля и чувствую, что он полностью мне подходит. Кажется, в истории Канн это единственный случай.
Политкорректность — худшее, что дала миру Америка. Именно политкорректность убила честную дискуссию, потому что многие люди сегодня предпочитают молчать, боясь быть в чем-то обвиненными.
Я симпатизирую огромному количеству американцев, но у меня нет никакой симпатии к их государству. Впрочем, мир сейчас устроен так, что если ты говоришь что-то против государства, всем начинает казаться, что ты ненавидишь и народ тоже.
Не могу провести вместе с кем-то и трех часов, не сказав ему что-то, от чего он меня возненавидит.
Если кто-то хочет избить меня, он волен сделать это. Но должен предупредить: я могу получить от этого удовольствие.
Извращения? Не вижу в этом ничего плохого — по крайней мере, до тех пор, пока это не причиняет неудобств другим.
В этом мире практически невозможно жить так, чтобы не причинять кому-то боль. Даже вдыхая воздух, ты отнимаешь его у кого-то. Но что касается меня, то кроме рыбы я стараюсь не причинять боль никому. Конечно, мне жаль и рыб, но я также думаю о том, что, выуживая одну старую рыбу, я, возможно, освобождаю место для другой рыбы, молодой и счастливой. Или, думаю я, та рыба, которую я только что выудил, уже несколько месяцев была в депрессии и хотела покончить с собой, но не знала — как. Ведь это не так просто, если ты рыба.
Подсознательно человек всегда стремится к меланхолии. Несчастная любовь романтичнее счастливой любви, и — как тоску или как боль — мы чувствуем меланхолию острее, чем счастье.
Не так давно я спросил одного астронома, через сколько лет какой-нибудь астероид может врезаться в Землю. Он сказал, что в обозримом будущем этого не случится, и меня это очень успокоило.
Я человек множества фобий, но делать что-то необычное с камерой — точно не одна их них.
Я такой же, как все: мне нравится получать награды, но они не делают меня счастливее.
Самая распространенная и тщательно поддерживаемая ложь мира кино заключается в том, что снять фильм якобы очень сложно.
Сюжеты живут вокруг нас. Даже эта комната хранит тысячи историй. Вы знаете, как здесь оказался этот стул? Кто на нем сидел? Почему здесь именно он, а не другой точно такой же? И где тот, который сюда так и не привезли?
Я придумал сюжет «Догвилля» благодаря песне пиратки Дженни из «Трехгрошовой оперы» (пьеса Бертольда Брехта. — Esquire). Это песня о девушке, работающей в маленьком отеле, которая мечтает о корабле, который зайдет в порт и разгромит все вокруг, и люди с корабля спросят ее, кого они должны ради нее убить, а она скажет «всех».
Что значит, я не снимаю комедий? Большинство моих фильмов — комедии, просто они очень меланхоличны.
Мир катится в преисподнюю, но это не значит, что мы не должны улыбаться.
Смотреть на лицо человека, наблюдающего за концом света, гораздо страшнее, чем увидеть на экране сам апокалипсис.
В кино очень легко изобразить абсолютное зло, потому что зло визуально в принципе, и у каждого из нас в голове тысячи стереотипных изображений зла. Но попробуйте изобразить добро, и вы поймете, что визуальное воплощение добра всегда выглядит уныло и лживо. Что это будет? Солнечные лучи, расходящиеся от головы? Нимб?
Моя жена — одно из немногих явлений в этой жизни, которое меня полностью устраивает.
Детей у меня четверо, и я разрешу им смотреть мои фильмы, когда им исполнится пятьдесят.
Агнес — моя старшая дочь, — кажется, готова пойти по моим стопам. Когда она училась в художественной школе, я был очень горд, что она только и делала, что лепила из гипса влагалища. Это ее специализация, да. Знаете такую книгу «Где Уолли?» (серия иллюстрированных книг для детей, где на картинке с большим количеством людей нужно найти юношу в полосатом свитере. — Esquire)? Ее вступительная работа в художественную школу называлась «Женщина, которая забралась в собственное влагалище и нашла Уолли».
Глупо утверждать, что у меня нет принципов. Мне не наплевать на людей, и у меня есть политические убеждения.
Если замысел Господа так велик и мудр, почему людям кажется, что он требует от нас становиться перед ним на колени? Мне не нравится это унижение при общении с Богом. Если ты веришь в него, он уже велик. И если ты истинно верующий, тебе не нужно становиться на колени, чтобы отдать дань его величию. Ты смотришь на маленький лепесток и чувствуешь смирение и трепет. Не надо часами стоять в церкви на коленях, называя себя маленьким грешником, достаточно просто посмотреть на маленький лепесток.
Выдры всегда казались мне самыми прекрасными из животных.
Нет, у меня нет футболки «Хаос правит» (реплика из фильма «Антихрист». — Esquire), но это неплохая идея, потому что хаос действительно имеет такое свойство.
Пожалуйста, прекратите обсуждать мои фильмы. Идите и снимайте свои.