Чего боятся бесы?

ЧТО ЛЮБЯТ БЕСЫ И ЧЕГО БОЯТСЯ

Похоть же, зачав, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть

Иак.1:15

Лукавая воля вводит меня во грехи, а когда согрешу, то слагаю вину на сатану. Но горе мне! Потому что во мне причина. Лукавый не заставит насильно меня согрешить. Грешу я по своей воле, почему же слагаю вину на лукавого?

Преп. Ефрем Сирин

Не столько заботится дьявол о том, чтобы грешили, сколько о том, чтобы не видели греха и оставались грешниками.

Свт. Иоанн Златоуст

Узнал я, что бесы имеют свои пристрастия, наклонности, прихоти, как и люди. Свои “вкусы”. Конечно, есть общее, но много и индивидуального, по страстям. Невольно мне вспоминались описанные в святоотеческой литературе прохождения мытарств: 3 действительно, бесы собраны в легионы по грехам.

Абсолютно все бесы ненавидят исповедь. Точно так же они не терпят и проповедь, научающую правильной православной духовной жизни. Это даже видно по ним, точнее, по болящим: если проповедь пространна — общая, построена на внешних красотах и много в ней воды, она не затрагивает бесов. Мало того, они начинают проявлять к ней интерес, размышляя, как бы им через похвалу ввести проповедника в самомнение. У некоторых болящих начинают тогда специфически блестеть глаза: бес заинтересован и обдумывает. Зато краткие, простые, доходчивые проповеди, научающие от Святых Отец духовности, призывающие к покаянию и объясняющие, что является грехом и как его избегать, вызывают у бесов ярость. В храме начинается “их” шум: чихание, кашель, крики, стоны…

— Прекрати, надоел, — раздаётся со всех сторон.

Но особенно противны бесам поучения о смирении и терпении. Даже простые бесхитростные описания страданий за веру, за Христа для них непереносимы.

Помню, была в нашем храме очень хорошая староста — простая, скромная, тихая старушка. Имела она нелицемерную любовь к храму, к служителям алтаря Христова, к ближним и была удивительно скромна и незаметна. Умерла по-христиански тихо, немного поболев… Написал я записочки с её именем и, раздав болящим, попросил помолиться за упокоение её души. Бесы проявили завидную солидарность: они не давали произносить её имя, обзывали “противной, вредной старухой”, а один бес заявил: “Не буду за неё молиться — смиренная была”. Больные не знали, кого они поминают, бесы, сидящие в них, знали наверняка.

Не нравится бесам простота и скромность жилища, уютный молитвенный уголок, лампадки у икон, святыни… И наоборот, бездушная современная мебель, светские библиотеки в доме, особенно, подборки детективов и фантастики, пустые ненужные картинки на стенах, коллекции марок, монет, спичечных коробок, сигарет, пивных банок и тому подобное — все это радует их. Есть предметы и вещи, которые особенно привлекают бесов в квартиры и дома. Это плакаты с обнаженными фигурами, книги по йоге, оккультизму, астрологии, сонники, маски, фигурки языческих божков. И, конечно, телевизор. По поводу телевизора всегда разгораются споры с болящими, они не желают расставаться с ним, и дело здесь, думаю, не только в привычке. Телевизор — это порабощение души и ума. Бесы хвастают, что живут в нём и через него успешно действуют на людей. Особенно пагубны фильмы ужасов, эротика и остросюжетная фантастика, рок-концерты и всевозможные шоу.

Недостойное поведение обитателей квартир, скандалы, пьянки, разврат, драки, матерная брань, укрывание ворованных вещей — тоже прекрасная питательная среда для духов злобы. В доме, где такое происходит, человеку, если он хочет исцеления, жить нельзя! Создание нужного духовного климата — первая необходимость.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Нападения на христиан

Верующих людей называют воинством Христовым. Вне зависимости от возраста и пола каждый из нас призван на войну. Самую настоящую. Она идет сейчас, жестокая, с увечьями и смертями, физическими и духовными. С победами великими и малыми. Война не против плоти и крови, то есть не против людей, а против духов злобы поднебесных (см. Еф. 6:12). За нас – Бог и ангельское воинство. Так что все возможности у нас есть – победоносно биться, выжить и жить, остаться людьми и стать лучше, чем мы сейчас. Но легких побед не бывает на этой войне. Приходится вести боевые действия и одновременно учиться воевать. На своих ошибках учиться. На чужих тоже. Говорят, что умные на чужих ошибках учатся усерднее.

Попробуем и мы учесть «чужой» опыт, который изложили наши предшественники, великие воины. Преподобный Иоанн Лествичник расписывает стандартную последовательность вражьих действий, по фазам. Прислушаемся к святоотеческому слову. Духи злобы действуют против нас через так называемые помыслы. Сначала бесы подбрасывают человеку греховный помысел (прилог помысла). Если человек его проигнорировал, то все в порядке, бесовская провокация не удалась. Если же человек уделил внимание вражескому помыслу, то он попадает в опасное положение, в зону повышенного риска согрешить (сочетание).

Дальше развилка. Фаза сочетания с помыслом предполагает, что человек и на ней способен распознать его пагубную суть. Увидеть, что бесы приготовили военную хитрость, ополчиться на них и «отсечь помысел». То есть наотрез отказаться его принимать: «Это не наше. Я ничего общего с этим иметь не хочу. Господи, помоги! Меня демонский помысел искушает». Вот молитвенное противодействие помыслу с отчетливым воинственным звучанием: «Отсечь помысел», – как мечем отсечь. На фазе сочетания духовная брань не требует от человека много сил. Чем раньше человек начнет сопротивление помыслу, тем успешнее и легче оно дается.

Мы упомянули о развилке. При сочетании с помыслом возможен и неблагоприятный вариант: человек не отсекает помысел, напротив интересуется им. И, что важно, начинает ощущать его привлекательную сторону (сосложение). Теперь помысел вызывает в человеке греховное желание. Это уже прямое потакание греху. Человек не просто в одном шаге от греха, он уже уязвлен грехом. Он уже получил легкое ранение от врагов. Хотя, возможно, рану пока не замечает.

И в этот момент опять-таки перед ним развилка: попустительствовать врагу или контратаковать. Почувствовав желание реализовать притягательный помысел, человек может осознать, что помысел этот – от врага, обнаружить ранение и сообразить, что он на прицеле. Это обстоятельство все меняет. Оказывается, враг предлагает ему нарушить волю Божию, выманить его из ополчения Господня, отдалить от Бога и расправиться с ним один на один. Тогда разворачивается противоборство между двумя желаниями: исполнить волю Божию, отсечь греховный помысел или нарушить волю Божию, совершить грех. Это борьба, вступление в духовный бой, хотя и несколько запоздалое, а потому трудное. Если борьба выиграна, то человек нейтрализует вражеский помысел, воздерживается от греха. Благодарит Бога за победу и думает о своих ошибках, которые чуть не привели его к поражению. Выигранная борьба нередко влечет за собой чувство близости к Богу, Его благодатной поддержки.

Если же духовная борьба проиграна, то греховный помысел захватывает, завоевывает человека (пленение). И дальше грех властвует над ним, заставляя его довести задуманное согрешение до финала, воплотить греховную задумку.

Что значит бежать из плена? Попал боец в окружение, враги подкрались к нему незаметно. Улучили момент, выманили из укрытия, атаковали и обезоружили его, связали и отвели к себе в тыл. Там кругом все чужое, смертью пахнет, там страшно и тягостно. А тут еще вражья пропаганда: «На самом деле мы не хотим Вам зла. Согласитесь с нами сотрудничать, Вам будет хорошо». Кто-то и поддается на пропаганду, ломается, за временные привилегии предателя губит свою душу. Кто-то думает: «Ладно, сейчас я сделать ничего не могу. Придется пока по вашим правилам пожить. Наступит время, – к своим убегу. Тогда и поквитаемся». Бывает, что побег из плена удается, несмотря на все козни вражеские.

В духовной жизни примерно то же. Плененный страстью человек может понять горькое положение, в какое он попал, и, собрав остаток сил, сотворить перед Богом покаяние. И с Божьей помощью освободиться из плена греховного. Затем приступить к борьбе с пленившей страстью. Враги за покаяние обязательно будут мстить и постараются вернуть сбежавшего к себе. Так что покаяние нельзя довести «до конца» и успокоиться, предаться беспечной неге.

* * *

Искреннее покаяние всегда возвращает нас к своим, в народ Божий, а борьба со страстями делает из нас воинов Христовых. Покаяние служит основополагающим видом духовного сопротивления. Везде, где есть грех очевидный или не такой уж очевидный, он побеждается покаянием. Посмотрим еще раз на описанные преподобным Иоанном фазы духовного сражения. На каких фазах явно присутствует грех? Преподобный Иоанн пишет, что прилог человек может помышлять бесстрастно. Хотя за прилог несут ответственность наши враги, а не мы, все-таки нам советуют прилоги отсекать. При сочетании человек «собеседует с помыслом», или бесстрастно, или нет, по-разному бывает. Если не бесстрастно, то в сочетании уже присутствует нечто греховное. Значит, собеседование с помыслом происходит пристрастно, к собеседованию примешивается беззаконная страсть, которую нужно изгонять покаянием. Мера греховной вины человека с каждой фазой (сосложение, борьба, пленение) нарастает, и нарастает нужда в покаянном противодействии греху.

Преподобный Иоанн замечает, что в духовной войне очень важен навык. Так человек, приобретший навык в греховной жизни, борьбу – не ведет. Он сдался, прекратил сопротивление, не сражается с вражьим помыслом. Даже фазы сосложения и сочетания у него могут отсутствовать. Под влиянием вражеского внушения, он перестал быть воином Христовым, превратился в прислужника страсти. Он не воюет с грехом, бесы даже не подкидывают ему помыслы. Зачем им лишнюю работу делать? Человек сам стремится на услужение страсти, ищет любые пути, как страсть удовлетворить. Это все следствия греховного навыка. Человек попадает в рабство греху и даже не планирует бежать из греховного пленения. Он полагает, что это сладкий плен.

Или другой случай: человек, привыкший к греху, признает, что хорошего в плену мало. Однако вражеская пропаганда убедила его: «После драки кулаками не машут. Теперь уж живи, как сложилось. Ты такой, какой есть, все равно себя не переделаешь». Насквозь лживая мысль! Пока не пришла смерть, человек может открыть против врагов боевые действия, даже если он давно находится в плену у врагов. Тот, кто догадался, что он в горьком плену, стоит буквально в одном шаге от спасительного покаяния, от начала борьбы за свою свободу. Поэтому бесы всячески убеждают его примириться со своим положением, не бунтовать против греха. Они-то знают, что покаяние творит чудеса. Бесы боятся покаяния.

Мы посмотрели, куда приводит навык потакания греху. Навык ведения духовной брани дает противоположные результаты. Какие именно? Поле боя смещается в сторону прилога греховного помысла, а не в сторону пленения помыслом. Воин Христов знает, как легко попасть в плен ко врагу и как непросто выбраться из греховного плена. Поэтому он уклоняется от «демонского стреляния» греховным помыслом и избавляется от помысла на ранних фазах. Боевые операции опытного христианина отличаются предусмотрительностью. Он отсекает помысел в момент прилога, старается не допускать сочетания. Хранит свой ум от сосложения. Такой образ жизни в нашей традиции называется священным безмолвием. Святой Иоанн Лествичник был безмолвником, то есть хранил мирное безмолвие ума, благодатную чистоту ума от греховных помыслов.

* * *

Вот что представляет собой учеба на чужих ошибках. Подвижники мужественно бились против греха и тщательно описывали последовательность его действий, чтобы мы лучше знали его обличья и приемы. «Лествица» так раскрывает последовательность впадения в грех: прилог греховного помысла, сочетание с греховным помыслом, сосложение с греховным помыслом, борьба с греховным помыслом, пленение греховным помыслом, совершение греха не только в мыслях, но на деле. Эту последовательность авва Иоанн помещает в главе о целомудрии. Борьбу за целомудрие христиане ведут против духа блуда. Этот дух искушает монаха, многократно приступая с греховным помыслом. Искушения могут продолжаться сутками, неделями, месяцами. Целая затяжная осада.

Наблюдая за упорными ухищрениями врагов святые монахи и описали фазы приближения греха и порабощения грехом: прилог, сочетание, сосложение, пленение. На страсти блуда (и чревоугодия) эти стадии лучше просматриваются. На страсти гнева фазы грехопадения не так заметны. Гнев, как известно, скоротечен. За развитием гнева сложнее следить. Мгновенную вспышку гнева трудно расчленить на фазы. Тем более, что вспышка гнева словно помрачает ум, и разгневанный просто не видит постепенного развития страсти.

Опыт подвижников свидетельствует, что еще бывает экстраординарное нападение блудного помысла. Изредка происходят «вспышки» блудной страсти, подобные вспышкам гнева. Против очень опытных подвижников, пишет с их слов Иоанн Лествичник, действует особый помысел. Его называют набегом мысли (греч.: парарриписмон ноос). К чему какой-то особый набег? Вся многоэтапная бесовская осада – прилог, сочетание, далее со всеми остановками – в случае опытных воинов Христовых не дает ожидаемого эффекта. Подвижники мужественно выдерживают осаду и успешно отсекают помыслы. Тогда враги предпринимают набег мысли. Что это такое? Ошеломительная по быстроте вражеская атака. Подвижник не успевает на нее среагировать, изготовиться к бою и вступить в сражение. За счет молниеносного нападения страстной помысел сообщает душе человека некое страстное движение. Безмолвник чувствует, что душа его осквернилась. Для обычного человека это недолжное движение ума не представляется большой трагедией. Но христианин высокой духовной жизни ощущает, что благодать безмолвия оставила его, и оплакивает свое бедствие.

Кто-то из безмолвников после набега мысли греховной каялся, и Господь открыл ему, в чем вражья хитрость – вражеский набег «окрадывает» духовное сокровище. Вот безмолвники и предупреждают соратников о специфических невидимых набегах. Впрочем тактика бесовского набега используется и в обычной войне: внезапное нападение боевиков – штука не такая редкая. Террористы, двигаясь короткими перебежками, оцепляют площадку, угрожая оружием, захватывают заложников, выдвигают наглые требования и под прикрытием «живого щита» уезжают. С заложниками не церемонятся, их обращают в рабов, мучают и убивают. Тактику набега широко используют уголовники. Налетами промышляют грабители. А еще набеги устраивают мошенники и хулиганы. Сговорившиеся между собой преступники дают старт противозаконной акции в общественном месте белым днем. Ну кто бы ждал такой наглости? Пока люди не успели опомниться, преступники проворачивают свое грязное дело и скрываются. Подсчитывают выручку, выросшие рейтинги и получают садистское удовольствие, улыбаясь друг другу: «Как мы их сделали, а? Эти лохи только теперь в себя приходят. Кто в ступоре, к земле прирос. Кто злится, что его оскорбили и надули, а он и пошевелиться не успел. Лохи долго будут себя проклинать. И нас тоже. Только нам чихать на их анафемы и причитания. Идем отмечать успешную работу».

Однако есть Божий суд. И есть суд человеческий, общество так или иначе охраняет себя от набегов. Смотришь на любителей произвести эффектный набег: раз набег удался, два – удался, через какое-то время показывают обескураженного закоренелого преступника в наручниках. Поймали с поличным, сумели очередное правонарушение отследить и пресечь, несмотря на запланированную преступником безнаказанность. Сколько веревочке не виться, все равно конец пришел, постигло заслуженное наказание… И бесов участь известна – вечно гореть в озере огненном. У людей, разгадавших козни бесовские, преодолевших тяготы невидимой брани – другая судьба. Они будут жить с Господом в Царстве вечной славы.

ГОВОРЯТ БЕСЫ…

— Это мы на молитве наводим на вас сон, уныние, страхование, чтобы отвести от беседы с Богом! Мы можем раздражить вас даже какой-нибудь волосинкой или букашкой.

— В мирские книги, журналы, газеты мы поместили изображения ваших святых! А рядом из чёрной магии заговоры пустили! Вот и ставят люди кастрюли и тому подобное на угодников Божиих, а то и вообще выкидывают в уборную!

— Тремя грехами мы сейчас взяли весь мир: блудом, богатством и пьянством.

— Некоторые говорят: “Что заслужим, то и получим”. Говорят, а не знают, какая там мука и что оттуда не выйдешь, сколько ни плачь. Никто не
услышит.

— Но особенно мы действуем через телевизор. Телевизор — вот вся твоя “святыня”.

— Это мы устраиваем ссоры между людьми.

— Мы записываем каждую худую мысль, с которой вы согласились,
посочувствовали ей, и ставим в хартии (так они именуют свое “досье” на нас — ред.) точки. Мы записываем каждое ваше слово. Когда вы молитесь, мы зорко следим за вами.

— Мы даже малое берём во внимание, всё пишем, чтобы запнуть на мытарствах.

— Все веры, кроме Православной, все у нас в аду находятся.

— Люблю женщин с золотыми серьгами в ушах, на высоких каблуках, в коротких юбках или мужских брюках.

— Не нравятся мне любящие святыню. Очень тяжело мне покаяние подробное.

— Через покаяние грехи в наших хартиях стираются, но большие изглаживаются только через слёзное покаяние.

— Когда человек кается в грехах, тогда сети наши разрушаются.

— Очень мне нравится, когда на исповеди грехов не называют, а каются “вообще”: делом, словом, помышлением…

— Очень тяжело мне покаяние подробное.

— Стоят в храме, а думают о доме! А я-то рад и в хартию пишу!

— Люблю, когда священники службы и требы сокращают и когда служат ради славы, наград и денег.

— Люблю тех, кто, крестясь, крест кладёт кое-как.

— Люблю, когда служат панихиды по неверующим.

— Умершие без крестов — все у меня, в аду.

— Мы сейчас совсем запугали верующих колдовством, пускай забудут, что на всё воля Божия.

— В последнее время особенно усиливаемся нагонять уныние. Чтобы роптали на Бога.

— Мы забиваем голову мыслями о будущем, только бы о Боге и о грехах не думали и не каялись.

— Это мы внушаем ропот, даже на погоду.

— Особенно не люблю книги старческие (святоотеческие — ред.), они меня насквозь прокалывают. Это я внушаю к ним отвращение.

— Не терплю доброту и ласку.

— Очень боюсь тех, кто добрые дела делает втайне, я учу всё выставлять напоказ.

— Теперь любят делать добро так, чтобы о нём все знали. Никто не хочет на небе награду получить, только бы здесь, на земле.

— Кто за врагов молится, тот нас с ног сшибает.

— Ненавижу терпеливых на молитву.

— Не люблю, когда трое вместе молятся. Потому что Бог сказал: “Где двое или трое собраны во имя Мое, там и Я среди них”.

— Духовные книги — лучшая милостыня за усопших. Никому об этом не говори. Пусть не знают.

— Ух, как я рад, что столько стало бесноватых.

— Люблю таких, которые подходят причащаться без крестов, не прочитав молитвенного правила, не простив обидчиков.

— Ненавижу священников, которые спасают и приводят к Богу.

— Вы что же, думаете, мне могут нравиться те, кто ради Бога пьёт один кипяток или заваренную траву, а не чай или кофе?

— Многие каются, а от дел не отстают!

— Ненавижу, когда человек мужественно борется со скорбью. На душе кошки скребут, а он вида не показывает. Эта борьба мне крайне не нравится.

— Боюсь низших чином, но высшим духом. А высших чином, но низших духом — таких не боюсь.

— Ни в ком не замечаю борьбы с нами. Стоит вложить мысль греховную, как её тут же принимают и исполняют.

— Наш князь как даст нам задание, мы сразу идём исполнять, а вы пока раскачаетесь на повеления Божии…

— Сейчас многие прямо с низших мытарств к нам в ад отправляются, за осуждение других (особенно священников и монахов). И чревоугодников много: все любят поесть и попить повкуснее. Они и не каются в этом; придут в храм, на лавочку сядут и говорят о мирском. У них и мысли нет, чтобы покаяться.

— Во многих церквах я чувствую себя вольготно: там, где верующие разговаривают, ведут себя, как на базаре. У тебя я стою на второй ступеньке, дальше не могу войти. Я стою на улице, мне страшно
даже к притвору приблизиться. У некоторых нерадивых батюшек, которые,
например, выпьют да идут служить, я бываю и на краешке алтаря.

— Нравится мне, что сейчас многие совсем не говорят о Боге и Матери
Божией, ни с батюшками, ни между собой. Одна плоть, ничего духовного, даже в храме о мирском болтают.

— Люблю захваченных суетой, до Бога ли им?

— Это мы внушаем, что антихрист уже родился.

— Мне бы хотелось, чтобы все верующие так говорили: “Молиться нет
времени… В храм ходить некогда, дел много…” или: “Муж не
пускает…” или: “Гости приехали…” Мы вам сколько угодно отговорок
найдём.

— В моём плане первым пунктом значится: чтобы реже ходили в храм.

— Не люблю книг о святых отцах. Всё в них против нас написано. Мы день и ночь учим осуждать священников.

— Люблю, когда священные книги истолковывают по-своему, не обращаясь к святым отцам.

— Утешаюсь я тем, что не один страдать вечно буду, а повлеку за собой море людей.

— Терпеть не могу, когда священники на исповеди, объясняя и спрашивая, вытягивают грехи.

— Наши священники сбивают истинных священников, наши монахи сбивают истинных монахов, наши верующие сбивают истинных верующих.

— Я пепла из кадила после Литургии очень боюсь от Херувимского ладана.

— Когда Страшный Суд будет, все встанут, возьмут свои кресты с могил и
пойдут на суд. А те, у кого крестов не будет, как думаешь, куда пойдут?

— Ты хоть одного человека оскорби, чтобы он ушёл расстроенный! Вот тогда мне радость будет.

— А! Грешите и каетесь? Всех бы вас разорвал!

— Очень нравится общая исповедь! Я бы двадцать четыре часа в день
ходил! Никакого греха не надо говорить и стыда не надо испытывать.

— Я внушаю оставлять всё “на потом”. Потом почитаете молитвы, потом — Евангелие, потом в храм сходите, потом и доброе дело сделаете. Если успеете.

— Все эти выписывания и переписывания из божественных книг, особенно святоотеческих, — ненавижу.

— Нравится мне, когда святыней не дорожат и небрежно с ней обращаются.

— Радуюсь, когда на могилах ставят памятники, а не кресты, когда вешают фотографии умерших, а не иконы.

— Молитва задержания мне очень мешает осуществлять мои планы.

— Тех, которые сострадают бесноватым, я боюсь, а которые боятся их,
потому что мы в них сидим, — те мне нравятся. И боящиеся колдунов мне очень милы.

— Ненавижу тех, кто читает Псалтирь, особенно ночью.

— Не люблю довольных любой пищей. Это я вас учу разбираться и капризничать.

— Нравится мне, когда напоказ чётки носят, губами шевелят, демонстрируя, что молятся. И ещё — когда говорят или показывают, чем пожертвовали.

— Особенно не люблю из Евангелия от Луки 12-ю главу!

— Вы, холёные, начёсанные, выбритые, разодетые — все мои! Люблю занятых миром, а не спасением души.

— У курильщиков не только дым мой, но и огонь!

— Это мы внушаем вечернее правило оставлять! Как ты думаешь, если человек уснёт, не помолившись, да умрет во сне — куда его душа пойдёт? В рай что ли?

— Исповедаются в грехах, а от причин не уходят.

— Обцеловал бы тебе ручки и ножки, если бы ты сфотографировался вместе с католиками, или лютеранами, или раскольниками!

— Люблю своих монахов. Мои монахи мясо едят, вино пьют.

— Особенно ненавижу святых, которые достигли любви и в жизни терпели искушения и скорби.

— Смирения терпеть не могу.

— Может ли человек, который перед телевизором умер, мытарства пройти?

— Ну, если бы ещё газету читал, может, и прошёл бы, но если телевизор смотрел: клоунов, колдунов, безстыдства — ни за что не пройдёт.

— Меня усилиями только священника не выгонишь. Надо и самим поститься, молиться: вот тогда мне бой… Я не хотел говорить, но наперсный твой Крест со святыней меня вынуждает сказать, сними его!

— Как только ты подумаешь: “Она колдунья”,— я грех записываю. Колдун ничего не может сделать без попущения Божия.

Источник: книги Иеромонаха Пантелеймона (Ледина)
«Козни бесовские», и книга
этого же автора «Невидимая битва. Козни бесовские против человека», изданные православным фондом Благовест

О духовной прелести: как бесы обманывают людей. Преподобный Нил Мироточивый Афонский

Recent Posts from This Journal

  • Как жалок шут на троне короля Украина 27 мая 2020

  • 10 известных людей рубят правду-матку. Русь нужно освобождать!

  • Зеленский завершает построение электронного концлагеря в Украине.

    Начавшаяся недавно эра биометрических паспортов, скорее всего, уже подходит к концу. В будущем мы будем вынуждены использовать биопаспорта, если…

  • ООН объявила о начале Нового мирового порядка

    Писавшие о гибели либерального глобализма из-за пандемии посрамлены. Буквально на днях портал Организации Объединенных Наций (ООН) известил…

  • Офис Youtube, удаляющего видео о Донбассе и продвигающей педерастов, закидали дымовыми шашками

    Путинская власть, сдающая наш народ глобальному Четвертому цифровому рейху, а заодно и ее «партнеры» — транснациональные…

  • 27 мая — День Священной Коронации Императора Николая II и Императрицы Александры Феодоровны в 1896

    Сотни тысяч людей занимали кремлевские площади и стояли вокруг его стен. Это было сплошное море голов. «Площадь между соборами ярко облита…

  • Великобритания первой вводит «Цифровой паспорт здоровья». Россия следующая в электронный концлагерь

    newswars.com: Правительство Великобритании готовится к развертыванию нового «цифрового паспорта здоровья» для мониторинга почти…

  • Не всякая власть от Бога!

    Сегодня многих русских, осознающих, что над Россией царит иноверческое иго,пожирающее русский народ, смущает и останавливает в их праведном гневе…

  • О семье. И.А. Ильин. Фильмы из видеоцикла «Летопись Российской семьи»

    Семья есть первичный, естественный и в то же время священный союз, в который человек вступает в силу необходимости. Он призван строить этот союз на…