Борис лордкипанидзе крестным ходом по туберкулезу

ИЗОЛЯТОР

Изолятор — специально оборудованное помещение для размещения инфекционных больных, подозрительных на инфекционное заболевание, и соприкасавшихся с ними лиц, представляющих эпидемическую опасность для окружающих.

Первыми Изоляторами являлись убежища для прокаженных — лазареты, возникшие в средние века. Изоляторы сыграли положительную роль в борьбе с проказой и позже с чумой. Однако в приютах и больницах, созданных в более позднее время, никаких устройств для разобщения инфекционных больных от неинфекционных не было. В парижской больнице Hotel-Dieu в конце 18 и начале 19 в. больные оспой находились в одном помещении с неинфекционными больными; от внутрибольничных инфекций погибало до 20% всех больных. Только в середине 19 в. в результате настойчивых требований передовых врачей началось строительство больниц павильонного и барачного типа, в которых инфекционные больные размещались отдельно от остальных. К этому же времени относится выделение в павильонах и бараках обособленных комнат для изоляции отдельных больных. Однако подлинно научное обоснование необходимости раздельного содержания разнородных инфекционных больных было получено после открытия этиологии инфекционных болезней. Международные соглашения по борьбе с так наз. «конвенционными» заболеваниями способствовали внедрению И. в противоэпидемическую практику.

Изолятор является неотъемлемой частью почти каждого лечебного учреждения. И. устраивают: в общих больницах, амбулаториях, поликлиниках, детских учреждениях, санаториях, домах отдыха на случай выявления лиц с острозаразными заболеваниями и необходимости отделения их от окружающих до отправки в инфекционную больницу; в инфекционных больницах для раздельного размещения больных с невыясненными диагнозами, а также со смешанными инфекционными заболеваниями и для организации раздельного приема больных в приемносортировочных отделениях с целью предупреждения внутрибольничных инфекций (см.); при санитарно-карантинных пунктах в международных аэропортах и на автодорожных трассах, расположенных на государственной границе СССР, при санитарно-карантинных отделах в международных морских и речных портах, врачебных медицинских пунктах вокзалов для временной изоляции инфекционных больных и лиц, соприкасавшихся с ними, до эвакуации их в специально предназначенный стационар.

Помещение И. должно быть обособлено от других помещений, свободно от комаров, москитов, клещей, мух, блох, грызунов и других источников и переносчиков возбудителей инфекции. И. должен иметь шлюз для персонала (отгороженная, прилегающая к входу часть И.), в к-ром имеется умывальник и хранится спецодежда (второй халат, колпак, галоши, ватно-марлевые маски), надеваемая персоналом во время обслуживания больного. За И. закрепляется необходимое имущество: одежда и белье для больных, спецодежда для персонала, постельные принадлежности, посуда, предметы ухода за больным, полотенце, мочалка, мыло, инструментарий, ведро с крышкой для сбора и обеззараживания выделений, а также достаточный запас дезинфекционных средств. В оборудованных И. имеются ванна, умывальник и отдельная уборная.

Наиболее совершенным типом Изолятора является мельцеровский бокс с отдельным входом и выходом. Такие боксы обязательны в приемно-сортировочных отделениях детских инфекционных больниц, в крупных яслях и стационарах, где содержатся больные, подозрительные на особо опасные заболевания. В шлюзованных палатах, боксах и полубоксах современной конструкции, используемых как И., предусматривается отдельная система вентиляции во избежание передачи инфекции через воздух. В крупных инфекционных больницах могут быть специальные изоляционные отделения. При изоляции на дому И. служит отдельная комната.

При необходимости подвергнуть изоляции большое число лиц, соприкасавшихся с больными, используются все подходящие помещения, для чего предусматривается запасное оборудование.

В И. соблюдается строгий противоэпидемический режим с целью предотвратить заражение больных и персонала внутри И. и распространение инфекции за его пределы. При поступлении больного в И. он проходит санитарную обработку (см.). К работе в И. по уходу за заразными больными допускается только постоянный хорошо обученный персонал; в некоторых случаях обслуживающему персоналу обязательно производят прививки против соответствующей инфекции. Два раза в день производят влажную дезинфицирующую уборку И., все выделения больного тотчас дезинфицируют. После каждой манипуляции по уходу за больным персонал обрабатывает руки дезинфицирующим р-ром. В конце работы лица, обслуживающие больных особо опасными инфекциями, подвергаются санитарной обработке с использованием дезинфицирующих средств. Персонал строго следит за чистотой больных. При наличии больных, распространяющих возбудителей воздушно-капельным путем, персонал И. обязан носить ватно-марлевые маски. В некоторых случаях, напр, при общении с больными чумой, персонал изолятора обязан надевать противочумный костюм (см. Чума). Запрещается посещение изолируемых родственниками и другими лицами. Имущество из изолятора выносят только после его предварительного обеззараживания. Выписку больных производят под контролем лабораторных исследований, после того как больной перестал представлять эпидемическую опасность для окружающих.

Изоляторы на этапах медицинской эвакуации развертываются для временного содержания инфекционных больных или подозрительных на заражение лиц, представляющих опасность для окружающих.

И. создаются на медицинских пунктах, в полевых и эвакуационных госпиталях обычно на две инфекции. Их размещают в палатках, шалашах, землянках, домах в стороне от путей движения пораженных и соматических больных, от пищевых объектов и источников водоснабжения.

Изоляторы развертываются в ПМП, МСБ и госпиталях. В инфекционных госпиталях функцию И. обычно выполняют приемно-диагностические отделения; но при подозрении на появление необычного для данного госпиталя заболевания И. могут создаваться и в госпитальных отделениях (см. Инфекционный полевой подвижной госпиталь).

Для обслуживания больных в И. выделяют медперсонал, обученный правилам ухода за инфекционными больными, дезинфекции заразного материала и мерам личной профилактики. Для ухода за больными особо опасными инфекциями выделяют персонал, заблаговременно проиммунизированный против этих инфекций.

И. на этапах медицинской эвакуации оборудуются так же, как и в других лечебно-профилактических учреждениях (см. выше).

Организация работы И. должна обеспечить защиту обслуживающего персонала от заражения и предупредить распространение инфекции внутри этапа и за его пределы. Предусматривают санитарную обработку поступающих в И. больных, запрещают посещение И. лицами, не относящимися к обслуживающему их персоналу, а также выход больных за его пределы.

До эвакуации в ИППГ больные могут задержаться в изоляторе ПМП не более одних, а в МСБ и госпиталях — двух суток.

Своеобразным видом И. является анаэробная, предназначенная для раненых с проявлениями анаэробной инфекции. Анаэробная создается в МСБ и в хирургических госпиталях. Она состоит из стационара на несколько мест и перевязочной. Перевязочную и стационар оборудуют по общим правилам. При обслуживании раненых с анаэробной инфекцией особое значение имеет весь комплекс мероприятий, направленных на предупреждение рассеивания инфекции.

См. также Боксы, Больничное строительство, Изоляционно-пропускные пункты, Изоляция инфекционных больных, Инфекционная больница.

Библиография: см. библиогр, к ст. Изоляция инфекционных больных.

И. Д. Ладный, Б. Л. Шура-Бура; В. Д. Кучеренко (воен.)

Борис Лордкипанидзе: Врач — это не шахтер

Автор Инна Новикова Обновлено: 25.03.2020 12:17 Опубликовано: 08.08.2013 13:30

Бесплатной медицины не должно быть. И забота о здоровье — прежде всего это обязанность самого человека. И необходимо, чтобы каждый, кто закуривает первую сигарету, знал, что через 20 лет он дорого заплатит, чтобы его вылечили. Так считает гость «Правды.Ру» Борис Лордкипанидзе, акушер-гинеколог, кандидат медицинских наук, международный эксперт по вопросам репродуктивного здоровья на территории РФ.

Борис Лордкипанидзе: «Любовь, секс и партсобрания»

Поводом встретиться с Борисом Лордкипанидзе стало желание разобраться в конфликте, который осветили практически все средства массовой информации. Врач-анестезиолог ударил в реанимации больного. Но в эмоциональном порыве обсуждения и осуждения в СМИ не была затронута главная тема — позиция врача в обществе. Разговор вышел за рамки анализа одного частного конфликта и коснулся медицины в целом.

Каковы предпосылки в поведении врача?

— Недавно в кардиологическом центре произошел инцидент: в реанимации доктор поднял руку на больного. Об этом случае много писали. Как можно оценить поступок доктора? Это проявление болезненного, психического состояния или результат усталости, переработки? Можно ли такое поведение оправдать?

— Ситуация, которая произошла в одном из кардиологических центров, когда врач в реанимации избил пациента, конечно же, вызывает шок. И не только у обывателя, но и у любого медицинского работника.

Но, на мой взгляд, сейчас в средствах массовой информации эта тема поднимается несколько односторонне — осуждают врача. Я не отрицаю, что этот человек виноват и ему не место в медицине, но мне хотелось бы взглянуть на проблему несколько глубже.

Что является предпосылкой для подобного поведения? Если рассматривать возможные существующие версии, можно теоретически предположить, что в больницу пробрался маньяк, который в течение долгих лет занимался избиением пациентов в реанимации. Просто совпало так, что это новый кардиологический центр, в котором в реанимации стояли видеокамеры, и все злодеяния наконец-то выплыли на свет божий.

Но посмотрим на эту проблему под несколько другим углом. Наше общество видит в врачах элитную часть населения, которая наделена определенными полномочиями.

Но наделение полномочиями подразумевает под собой определенную статусность, что сопряжено, в том числе:

  • с нормированным графиком работы
  • с адекватной оплатой
  • с созданием определенных условий, которые не соответствуют понятию аврал.

А у нас в здравоохранении, на мой взгляд, вся система работает в авральном режиме. Проблема в том, что в новых, оборудованных новейшей аппаратурой:

  • перинатальных
  • кардиологических и других медицинских центрах

некому работать из-за:

  • низких зарплат
  • низкого уровня управленческих кадров

все это не создает предпосылок, которые бы способствовали тому, чтобы здравоохранение развивалось, улучшая качество и повышая доступность для пациентов.

Борис Лордкипанидзе: мы должны понимать, что врач всегда находится в стрессовой ситуации

Есть и другая проблема, если продолжить анализ случившегося в анестезиологии. Мы должны понимать, что если шахтер, отработавший две смены в забое, придет домой и поспит, это позволит ему спуститься и работать с новыми силами:

  • отдохнут мышцы
  • отдохнут легкие от перегрузок
  • отдохнет психика и так далее.

Но мы должны понимать, что:

  • врач
  • хирург
  • анестезиолог
  • специалист

который постоянно ответственен за человеческую жизнь и всегда находится в стрессовой ситуации. Это выделяет врачей в особую категорию людей.

И нельзя только с обвинительной позиции смотреть на все, что происходит сейчас в больницах. Да, недостаточно медикаментов, это касается здравоохранения, непосредственно его организационного аспекта, но люди работают для того, чтобы выжить и адекватно содержать свою семью на какой-то определенной финансовой планке.

Работают в две-три смены, на двух с половиной ставках, так далее. Это усложняет, естественно, психологическую атмосферу на работе и отношения с пациентом.

Что касается таких же сложных направлений, каковыми является:

  • хирургия
  • акушерство
  • гинекология
  • реанимация

в первую очередь, — специальности, которые не сопряжены с оказанием терапевтической помощи, мы должны понимать, что:

  • хирургическое вмешательство
  • реанимация
  • спасение человеческой жизни

это все накладывает определенный отпечаток и на самого врача.

Если в США после того, как полицейский участвовал в какой-то операции и выстрелил в человека, он проходит психологическую реабилитацию. Для этого создана специальная служба при полиции. Врачей, оперативно вмешивающихся в жизнедеятельность живого организма, вполне можно сравнить с такими полицейскими по степени стресса.

И я допускаю, как версию, что врач, который в реанимации в данной ситуации:

  • сорвался
  • просто устал

его психика перешагнула определенную красную планку, где за ширмой осталось понятие:

  • «клятва Гиппократа»
  • «забота о пациенте»
  • понятие внимательности
  • понятие вообще врачебного долга.

Конечно, это не снимает с него ответственности. Но это и нас заставляет обернуться и посмотреть, какие же предпосылки у подобной истории

Данное развитие событий в клинике показывает нам, что не все так гладко не только с обеспечением самой системы здравоохранения, но и с психологическим статусом, с психологическим состоянием работающих в любой из больниц специалистов.

Повторю, врач — это тяжелая, ответственная работа, и не надо забывать, что она не так высоко оплачивается, и проблема в том, что человеку приходится думать не только о пациенте, но и о:

  • собственной семье
  • детях
  • своих бытовых проблемах.

Следует создать такую форму управления в клиниках, которая позволит врачам работать по четкой схеме.

Возможно, следует ввести в систему психологическую службу, которая в случае перегрузки на определенный интервал времени переводит врача, например, в сферу несколько иной деятельности.

Проблемы современной медицины

— Но, так или иначе, факт есть: в реанимации избит беззащитный человек…

— Давайте попробуем систематизировать наш анализ этой ситуации. Первое, о чем мы уже говорили, это:

  • загруженность врачей
  • их ненормированный труд.

Второе, и немаловажное. Давайте оценим:

  • подготовку медицинских кадров
  • ее адекватность.

Я беру на себя большую ответственность и фактически иду против системы. Меня вообще больше в здравоохранение не возьмут, клянусь, мне придется, как Навальному, куда-то бежать. Смотрите, на самом деле, это самая большая проблема.

Раньше в медицинский институт поступить было очень сложно. В Грузии, например, конкурс был больше, чем тогда в Москве в МГИМО. Что происходит сейчас?

Введена система платного обучения в вузы. Следовательно, институты заинтересованы в платных студентах. Создали такую систему финансирования, при которой государство часть финансирования с себя снимает, отпустив учебные заведения на частичное самообеспечение.

То есть, если раньше было 100 мест и эти 100 мест бесплатные, и в качестве исключения, если не набрали полбалла, добавочные 10 платных мест. То сегодня у нас 20 бесплатных мест, например, и 180 платных. Вуз находится на самообеспечении, и теперь попробуйте не принять платных студентов.

Связь очевидна: чем больше примут платных, тем лучше, потому что в вуз придут деньги. Соответственно, нет такого отбора претендентов и нет такого проходного балла, какой был раньше.

Далее. Система отсеивания самому вузу невыгодна. Понятно почему, человек платит предположим, 5 тысяч долларов в год на протяжении шести лет учебы. А теперь представьте, что его отчисляют на втором курсе. А таких «горе-студентов», которые заслуживают отчисления, из 180 человек будет 100. Сколько институт на этом потеряет? Конечно, их дотягивают.

В конечном счете, следующее поколение врачей, я гарантирую, будет безумно отличаться от тех врачей, которых выпускала система раньше. И, увы, в худшую сторону.

Третий аспект. Больше половины выпускников медицинских институтов не идет в систему здравоохранения, просто получают диплом «я врач». Но и те, кто идут, с чем они сталкиваются? С определенными внутрибольничными законами.

Медицинские институты заинтересованы в платных студентах

Входишь туда, как Данко с горящим сердцем, что-то стараешься изменить, в конечном счете тебя просто выкидывают из этой больницы, и на твое сердце кто-нибудь наступит, этим закончится.

О здоровье позаботься сам

— Так что же делать? Ждать, пока система решит сама себя изменить? Или надеяться на клятву Гиппократа, которую еще никто не отменял?

— А кто такой Гиппократ? Гиппократ был обеспеченным врачевателем. Нигде в клятве Гиппократа не сказано о бесплатной медицине, и сам он никогда не оказывал бесплатную медицинскую помощь.

То, что сейчас произносится, это клятва советского, сейчас российского врача. Но первоначально она просто звучала совершенно по-другому, эмоциональный окрас был другим. Советский менталитет тогда делал из врача Человека, ну, не только из врача, из советского человека личность с особыми, благородными качествами.

На этой возвышенной волне в советской стране многое было достигнуто и создано. Если бы не этот энтузиазм:

  • мы бы не выиграли Великую Отечественную
  • не было бы городов-миллионников
  • не был бы космических стартов
  • не было бы всеобщей и не самой плохой общедоступной медицины.

Так было устроено, что врач — это самоотдача. Но общество меняется, а система здравоохранения очень трудно подстраивается и перестраивается.

Я сам не только врач-гинеколог, венеролог, я:

  • управленец
  • организатор здравоохранения.

Я понимаю систему организации здравоохранения:

  • построение медицинских учреждений
  • законодательство в области управления здравоохранением и так далее.

Поэтому высказываю свое мнение, как практикующий врач и как управленец.

Медицина в современных условиях по определению не должна быть бесплатной. Она и при СССР не была бесплатной, просто тогда платили не из собственного кармана, а из общественных фондов потребления, которые формировались из налоговых отчислений всех граждан.

А бесплатная медицина — это та психология, которая существует у нас сейчас в обществе, что врач должен лечить, невзирая на деньги, но на самом деле никто никому ничего не должен, и это факт.

Здоровье — составляющая качества и образа жизни

У нас отношение к здоровью, как к чему-то само собой разумеющемуся, о чем позаботится государство. На самом деле здоровье — это:

  • составляющая качества жизни
  • и составляющая образа жизни человека.

Если мы будем говорить о том, что человек, не заботясь о своем уровне жизни, о своем качестве жизни:

  • пьет
  • курит
  • употребляет наркотики

то, в конечном счете, следует сказать, что он сам ответственен за свое здоровье. Ты угробил собственное здоровье, а врач со своей мизерной зарплатой теперь должен трудиться, чтобы исправить твои грехи? Несправедливо, мягко говоря.

Естественно, старики, дети должны быть в особой категории, как люди, которые не могут взять на себя в полном объеме финансовую ответственность. Но работоспособная категория населения безусловно, должна быть ответственна за свое здоровье, в том числе и деньгами.

О здоровье ты должен ни меньше думать, чем о машине. Ты купил пачку сигарет, задумайся, выкурить или не выкурить, потому что завтра у тебя будет инфаркт или через 20 лет, ты окажешься в больнице, и тебе выставят вот огромный счет на оплату услуг. Может, лучше сейчас выбросить сигарету.

Вот вся психология, вся система здравоохранения. Вся политика государства в системе здравоохранения должна быть направлена на смену менталитета народа.