Болезнь цесаревича Алексея

У этого термина существуют и другие значения, см. Цесаревич (броненосец).

Цесаре́вич, полностью Его Императорское Высочество Государь Наследник Цесаревич и Великий Князь — титул престолонаследника в Российской империи с 1797.

Введён согласно Закону о престолонаследии Павла I, где значилось, что этот титул принадлежит непосредственному наследнику престола. Первым цесаревичем стал старший сын Павла, Александр Павлович. Однако уже в 1799 Павел нарушил свой же закон, присвоив титул цесаревича (правда, без слов государь наследник) за «вящие заслуги» ещё и второму своему сыну, Константину Павловичу. Этот титул Константин носил и при Александре I, когда стал действительно следующим лицом в порядке наследования престола, и продолжал его носить и после 1823 года, когда отрёкся от права престолонаследия. После 1825 титул присваивался в соответствии с павловским законом.

На западноевропейских языках нередко передаётся тем же словом, что царевич (tsarevich и т. д.), что неудачно; титул «царевич» в эту эпоху официально не применялся, а в допетровское время царевичами назывались все сыновья царей (не только престолонаследники). Тем не менее этимологически слова царевич и цесаревич тождественны: оба восходят к латинскому Caesar, (цезарь, император) — первое через посредство старославянского и древнерусского цьсарь, откуда царь, а второе через вторичное западноевропейское заимствование цесарь (применявшееся в России обычно к императорам Священной Римской империи).

ЦесаревичиПравить

  • Александр Павлович 1797—1801 (вступил на престол как Александр I)
  • Константин Павлович 1799—1831; не титуловался наследником, хотя в 1801—1823 являлся таковым
  • Александр Николаевич 1825—1855 (вступил на престол как Александр II)
  • Николай Александрович 1855—1865 (умер при жизни отца)
  • Александр Александрович 1865—1881 (вступил на престол как Александр III)
  • Николай Александрович 1881—1894 (вступил на престол как Николай II)
  • Георгий Александрович 1894—1899 (умер при жизни старшего брата)
  • Михаил Александрович 1899—1904 (перестал быть цесаревичем после рождения сына у Николая II)
  • Алексей Николаевич 1904—1917 (не вступил на престол ввиду отречения отца за него и прекращения существования монархии)

В эмиграции титулы цесаревичей носили также Владимир Кириллович с 1924 по 1938 и его внук Георгий Михайлович с 1981, хотя далеко не все монархисты признают законность этих титулов.

Чем болел царевич Алексей?

Генетические исследования показали, что царевич Алексей страдал не просто гемофилией, а ее редкой разновидностью.

Общеизвестный диагноз болезни наследника Алексея гемофилия, т.е. несвертываемость крови, оказывается, был основан исключительно на внешних симптомах, а именно — повышенной кровоточивости, частых гематомах и общем плохом самочувствии несчастного мальчика. Никаких лабораторных исследований при жизни наследника не проводилось, да и не могло проводиться, поскольку биохимия находилась тогда в зачаточном состоянии. И только сейчас, через два года после находки останков и через год после доказательства принадлежности их именно Алексею Романову, группа российско-американских исследователей провела анализ ДНК цесаревича.

Работа проводилась, как сообщает infox.ru, сотрудниками Медицинской школы Массачусетского университета и заведующим лабораторией молекулярной генетики мозга Научного центра психического здоровья РАМН доктором биологических наук Евгением Рогаевым. Известно, что в 80% случаев гемофилия возникает из-за мутации гена F8 в половой Х-хромосоме, однако на этот раз таких изменений обнаружено не было. Зато у соседнего гена F9 соответствующая мутация произошла, причем это было доказано для останков и Алексея, и его сестры Анастасии, и матери Алисы-Александры. Этот вид мутации приводит к появлению довольно редкой гемофилии типа В. Установлено также, что у Романовых нет гена еще более редкой гемофилии С, которой страдают исключительно европейские евреи-ашкенази. А значит, в царском роду евреев не было.

Как подозревали и ранее, все эти данные подтверждают версию о том, что мутация гена F9 произошла у британской королевы Виктории, причем в последующих поколениях гемофилией страдают мужчины, а женщины являются лишь носителями этого рецессивного заболевания. В случае Романовых этим носителем стала супруга последнего императора — Алиса Гессен-Дармштадтская, внучка королевы Виктории. Посвятившая всю жизнь своему смертельно больному сыну, Александра Федоровна приблизила к трону и управлению государством «целителя» Распутина, окончательно дискредитировав этим идею монархии в России и косвенно послужив краху империи. Таким образом, на примере королевы Виктории подтвердилось известное мнение, что «англичанка гадит».

Последний царевич. Сын Николая II заплатил за чужие грехи

Казнь Ворёнка

Морозным днём 16 декабря 1614 года в Москве, у Серпуховских ворот, состоялась казнь государственного преступника. Уходящая в историю Смута завершалась расправами над её самыми активными участниками, не желавшими признать восстановления законности в России.

Но данная казнь к торжеству закона имела мало отношения. Приговорённому к смерти не было и четырёх лет. Тем не менее палач накинул на его маленькую голову петлю и повесил несчастного.

Однако петля и виселица были рассчитаны на взрослого человека, а не на тщедушное детское тельце. В результате несчастный ребёнок умирал более трёх часов, задыхаясь, плача и зовя маму. Возможно, в итоге мальчик умер даже не от удушения, а от холода.

За годы Смутного времени Россия привыкла к зверствам, однако казнь, учинённая 16 декабря, была из ряда вон выходящей.

Казнённым был Иван Ворёнок, приговорённый к смерти «за свои злые дела».

На самом деле трёхлетний мальчик, расправа над которым завершала Смутное время, был сыном Лжедмитрия II и Марины Мнишек. В глазах сторонников его родителей мальчик был царевичем Иваном Дмитриевичем, законным наследником русского престола.

Разумеется, фактически никаких прав у мальчика на власть не было. Однако сторонники нового царя Михаила Фёдоровича Романова полагали, что маленький «царевич» может стать «знаменем» для противников новой династии.

«Нельзя оставлять им знамени», — решили сторонники Романовых и отправили трёхлетнего ребёнка на виселицу.

Разве кто-то из них тогда мог подумать, что три века спустя правление Романовых закончится тем же, с чего оно началось?

Наследник любой ценой

Монархи из дома Романовых, наученные горьким опытом, как огня боялись династических кризисов. Избежать их можно было только в том случае, если у правящего монарха был наследник, а лучше два или три, во избежание случайностей.

Личный герб наследника цесаревича и великого князя Алексея Николаевича. Фото: Commons.wikimedia.org / Б. В. Кёне

Николай Александрович Романов, он же Николай II, взошёл на престол в 1894 году, 26 лет от роду. На тот момент новый монарх был даже не женат, хотя бракосочетание с Викторией Алисой Еленой Луизой Беатрисой Гессен-Дармштадтской, в будущем известной как императрица Александра Фёдоровна, было уже назначено.

Свадебные торжества и «медовый месяц» новобрачных прошли в атмосфере панихид и скорби по отцу Николая II, императору Александру III.

Но когда скорбь немного поутихла, представители правящих кругов России стали внимательно наблюдать за императрицей. Стране требовался наследник престола, и чем скорее, тем лучше. Александра Фёдоровна, женщина с жёстким и решительным характером, вряд ли была рада подобному вниманию к своей персоне, но ничего не попишешь — таковы издержки жизни монарших семей.

Жена Николая II беременела регулярно и регулярно производила на свет дочерей — Ольгу, Татьяну, Марию, Анастасию… И с каждой новой девочкой настроения при русском дворе становились всё более пессимистичными.

И всё-таки на десятом году правления Николая II, 30 июля (12 августа по новому стилю) 1904 года, Александра Фёдоровна подарила мужу наследника.

Кстати, само рождение сына, названного Алексеем, сильно подпортило отношения между Николаем и его женой. Дело в том, что император перед родами отдал предписание медикам: при угрозе жизни матери и младенца спасать в первую очередь младенца. Александра, узнавшая о приказе мужа, не могла ему простить этого.

Роковое имя

Долгожданного сына назвали Алексеем, в честь святителя Алексея Московского. И отец, и мать мальчика были склонны к мистицизму, поэтому непонятно, отчего они подарили наследнику столь неудачное имя.

До Алексея Николаевича на Руси уже было два царевича Алексея. Первый, Алексей Алексеевич, сын царя Алексея Михайловича, скончался от внезапной болезни, не дожив до 16-летия. Второй, Алексей Петрович, сын Петра Великого, был обвинён отцом в измене и погиб в тюрьме.

Ефрейтор Русской армии Алексей Романов. 1916. Фото: Commons.wikimedia.org

То, что и третьего Алексея ждёт трудная судьба, стало ясно уже во младенчестве. Ему не было и двух месяцев, когда у него внезапно открылось кровотечение из пупка, которое с трудом остановили.

Врачи поставили страшный диагноз — гемофилия. Из-за нарушения свёртываемости крови для Алексея опасными были любая царапина, любой удар. Внутренние кровотечения, образовывавшиеся из-за пустяковых ушибов, причиняли мальчику страшные страдания и грозили смертью.

Гемофилия — болезнь наследственная, болеют ей только мужчины, получающие её от своих матерей.

Для Александры Фёдоровны болезнь сына стала личной трагедией. Кроме того, отношение к ней в России, и без того достаточно холодное, стало ещё хуже. «Немка, попортившая русскую кровь», — вот народное заключение о причинах болезни царевича.

Царевич любил «солдатские деликатесы»

Если не считать тяжёлую болезнь, царевич Алексей был обычным мальчишкой. Красивый внешне, добрый, обожавший родителей и сестёр, жизнерадостный, он вызывал симпатию у всех. Даже у охранников «дома Ипатьева», где ему предстояло провести свои последние дни…

Но не будем забегать вперёд. Учился царевич хорошо, хотя и не без лени, которая особенно проявлялась в отлынивании от чтения. Мальчику очень нравилось всё, что было связано с армией.

Он предпочитал проводить время с солдатами, нежели с придворными, и порой набирался таких выражений, что мать приходила в ужас. Впрочем, своими «словесными открытиями» мальчик предпочитал делиться по большей части со своим дневником.

Алексей обожал простую «солдатскую» еду — кашу, щи, чёрный хлеб, которую ему приносили с кухни полка дворцовой охраны.

Словом, обычный ребёнок, в отличие от многих Романовых, лишённый спеси, самовлюблённости и патологической жестокости.

Но болезнь всё серьёзнее вторгалась в жизнь Алексея. Любая травма превращала его практически в инвалида на несколько недель, когда он не мог даже самостоятельно передвигаться.

Отречение

Однажды, в возрасте 8 лет, подвижный царевич неудачно прыгнул в лодку и сильно ушиб бедро в области паха. Последствия оказались настолько тяжёлыми, что жизнь Алексея оказалась под угрозой.

Дети Александры Фёдоровны и Николая II в Царском Селе. Великие княжны и цесаревич: Ольга, Алексей, Анастасия и Татьяна. Александровский парк, Царское Село. Май 1917 года. Фото: Commons.wikimedia.org / Выставка «Немецкий Санкт-Петербург»

Страдания сына переворачивали душу и царю, и Александре Фёдоровне. Неудивительно, что сибирский мужик Григорий Распутин, умевший облегчать страдания Алексея, вскоре стал одной из самых влиятельных персон в России. Но именно эта влиятельность Распутина окончательно подорвёт авторитет Николая II в стране.

Понятно, что дальнейшая судьба сына беспокоила отца. Хотя возраст Алексея позволял отложить принятие окончательного решения «на потом», Николай II консультировался с врачами, задавая им главный вопрос: сможет ли наследник в дальнейшем полноценно исполнять обязанности монарха?

Медики разводили руками: больные гемофилией могут прожить долгую и полноценную жизнь, однако любая случайность грозит им самыми серьёзными последствиями.

Судьба решила за императора. Во время Февральской революции Николай II отрёкся от престола и за себя, и за сына. Он посчитал, что Алексей слишком юн и болен для того, чтобы взойти на трон страны, вступившей в эпоху великих потрясений.

Чужие среди своих

Из всей семьи Николая II Алексей, пожалуй, легче других переносил всё то, что выпало на долю семьи Романовых после октября 1917 года. В силу возраста и характера он не чувствовал угрозы, нависшей над ними.

Семья последнего императора оказалась чужой для всех в своей стране. Сторонники монархии в России в 1918 году превратились в настоящий реликт эпохи — даже в рядах Белого движения они являли собой меньшинство. Но и среди этого меньшинства Николай II и его супруга не имели сторонников. Пожалуй, в чём сходились и красные, и белые, так это в ненависти к свергнутой императорской чете. Их, и небезосновательно, считали виновниками бедствий, постигших страну.

Алексей и его сёстры перед Россией ни в чём виноваты не были, но они стали заложниками своего происхождения.

Судьба семьи Романовых во многом была предрешена тогда, когда Англия отказалась приютить их у себя. В стране, охваченной гражданской войной, когда обеими сторонами конфликта овладевает всё нарастающая ненависть, принадлежность к императорской семье становится приговором. В этом смысле Россия лишь следовала в русле общемировых тенденций, заложенных английской и французской революциями.

Российский император Николай II, императрица Александра Фёдоровна, великие княжны Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия, цесаревич Алексей. 1914. Фото: РИА Новости

«Нельзя оставлять им знамени»

В начале 1918 года в Тобольске болезнь царевича Алексея вновь напомнила о себе. Не обращая внимания на подавленное состояние старших, он продолжал устраивать весёлые забавы. Одной из них было катание по ступенькам лестницы дома, где разместили Романовых, в деревянной лодке с полозьями. Во время одного из заездов Алексей получил новый ушиб, что привело к очередному обострению недуга.

До своего 14-летия Алёша Романов не дожил меньше месяца. Когда члены Уралсовета решали судьбу семьи Николая II, все прекрасно понимали, что измученный болезнью мальчик, как и его сёстры, не имеет никакого отношения к исторической драме, накрывшей Россию.

Но… «Нельзя оставлять им знамени…»

В ночь с 16 на 17 июля 1918 года в подвале Ипатьевского дома царевич Алексей был расстрелян вместе со своими родителями и сёстрами.

Круг замкнулся.

Читайте также: 5 историй монархов, казнённых по приговору суда →