Бог это личность

Так никогда не буду отрицать моих взглядов, что я верю в Неизреченное Божественное начало, равно пребывающее в каждом человеческом существе, и в рождение Христа в человеке на его пути к совершенствованию. Тем более, что каждый образованный человек знает значение термина Крестос или Кристос (Христос) и что он был заимствован из языческого словаря. На днях я писала одному сотруднику о значении этого термина, повторю и Вам. Словом Крестос обозначался ученик-Неофит, находившийся на испытании, кандидат на Иерофанта. И после того как ученик прошел все испытания и через ряд страданий, он был «помазан» при последнем ритуале посвящения и становился на языке мистерий Христом, т.е. «очищенным», и это означало, что его преходящая личность слилась с нерушимою индивидуальностью его и стала Бессмертным Ego. Ведь, именно, у первых христиан Крестос или Христос был синонимом нашего Высшего Я. И в этом смысле надо понимать, что Христос является искупителем грехов. Искупление за личные грехи совершается душою, проводником или носительницей Христа, непрестанно, в целом ряде земных жизней нашего индивидуального Ego. Распятый Христос каждого человека, при достижении известной точки эволюции, должен спуститься в Ад и извлечь оттуда, и поднять к высшим или нормальным условиям душу, которая была ввергнута туда в силу беззаконных деяний своего низшего я. Другими словами, Божественная Любовь должна достичь сердца человека, победить и возродить человека, прежде чем он сможет осознать чудовищность своих прегрешений против Божественного Закона и простить самому себе за грехи, содеянные против самого себя, и прощение это может быть достигнуто лишь при полном слиянии и единении с Высшим Я или Божественным Законом Любви.

В христианстве я придерживаюсь веры первых отцов христианства. И особенно люблю Великого Оригена и св. Антония. Моя мечта о Новом Вселенском Соборе, который вернулся бы к чистым истокам первых веков христианства. В замечательных книгах Добротолюбия можно найти много прекрасных мест. Там даже воздается хвала врагам, ибо никто, как враги, вызывают наружу все наши скрытые свойства и качества, причем их называют «Христовыми прижигателями», ибо в старину многие болезни излечивались прижиганием.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

«Ищите Бога-Личность!»

Иерей Серафим Маджмудар

Отец Серафим Маджмудар вырос в семье, исповедующей индуизм. Поиск Истины привел его к православной вере. Он не только принял Христа, но и решил служить Ему у алтаря: стал православным священником. Отец Серафим служит в церкви святителя Николая в Такоме, штат Вашингтон (Греческая Архиепископия в Америке Константинопольского Патриархата). О пути из индуизма в Православие, сомнениях и озарениях – его рассказ.

– Отче, ваша семья принадлежала к касте браминов – высшей касте в Индии. Что побудило вас встать на путь, который привел вас к христианству?

– Мои поездки в Индию, я был там не раз. Помню, когда мне было около 8 лет, моя семья приехала в Индию навестить родственников. В доме моей тети для нас приготовили шикарный обед. В Индии разница между богатыми и бедными огромна. Но они живут рядом, не обособлены друг от друга. Я шел по улице, видел грязных детей, женщин, собирающих всякий горючий мусор для очага, роющихся на помойках в поисках чего-нибудь съестного. Прямо рядом с домом моей тети нищенка стряпала что-то для своих двух детей. Я прошел мимо этой семьи, поднялся по ступенькам тетиного дома и увидел роскошнейшее угощение для нас. Но я всё время чувствовал вонь костра той женщины, проникавшую через окно и смешивавшуюся с ароматами яств, приготовленных для меня. Я подошел к окну и посмотрел вниз на улицу. Там, на грязных задворках, стоял мальчик, буквально в рубище; он жестами обратился ко мне: сложил руки вместе и, прикасаясь ко рту, просил, чтобы я подал ему немного еды! И вот эта смесь запахов – нищенского костра и нашей трапезы – наполнила мое сердце болью. Боль и породила горячее желание понять, каков смысл страданий и почему в мире столько несправедливости.

Боль и отчаяние от осознания, что есть страдания и бедность, не покидали меня

– Стали ли вы искать ответы на эти вопросы?

– Поначалу нет, потому что слишком боялся что-либо предпринять, ведь я был еще ребенком. Но то впечатление врезалось в память, и для меня совершенно очевидно, что с тех пор боль и отчаяние от осознания, что есть страдания и бедность, не покидали меня. Можно сказать, что сердце мое было разбито, и успокоения я не находил. Это и подтолкнуло меня к поиску ответов, когда я повзрослел.

Нищий мальчик в Индии

В индуизме ответ такой: страдание – это иллюзия. Но голод того мальчика не был иллюзией!

– Как пришло осознание того, что именно христианство принесет вам утешение? Что помогло понять, в каком направлении двигаться в своем поиске?

– Последние школьные годы и свою юность я провел в поиске. Вместе с отцом я посещали лекции одного гуру Общества веданты в Калифорнии; я много путешествовал. В Калифорнийском университете в Санта-Барбаре изучал мировые религии и философию. Прочитанные однажды слова К.С. Льюиса запали мне в душу: «Что бы ни утверждали все другие религии, ты для себя должен решить сам, во что тебе верить: в то, что Иисус Христос был действительно Сыном Божиим, как Он говорил о Себе, или в то, что Он был сумасшедшим, или в то, что Он был лжецом. Но не надо выдумывать, что Он был великим учителем-человеком, который дал нам важное социальное учение. Ты не можешь это принять, читая Евангелие». И я понял, что и я должен решить: а для меня Иисус Христос кто? Изучая мировые религии, я видел их красоту. Но я также знал, что сердце, разбитое знанием о нищете и страдании, должно получить ответ на вопрос: а как же Бог попускает это? Ответ был в индуизме, ответ был в буддизме – такой: страдание – это иллюзия, рожденная призрачным миром. Но голод того мальчика не был иллюзией! Он был реальным! И если он был реальным, то как Бог мог создать такой мир, в котором есть подобное? И это в конце концов привело меня к главному вопросу: так прав К.С. Льюис или не прав? Тут началась внутренняя борьба между мной и, как я теперь понимаю, действием Святого Духа. И это было даже нечто большее, чем духовная борьба. Я пытался бороться с реальностью, которую надо было просто принять. Ведь это – единственный справедливый путь, когда Бог –Творец всего сущего Сам страдает на Кресте – за всех и за вся. Итак: или всё это истина – или мир абсурден!

Клайв Стейплз Льюис – Слова К.С. Льюиса о том, что Бог или лжец, или реальность, поставили, вероятно, перед вами новые вопросы?

– Да, и я был в состоянии глубокой внутренней борьбы. Ведь я в то время вел жизнь, обычную для молодых людей в Калифорнии с ее пляжами и другими удовольствиями, и эта жизнь нравилась мне. А ведь Евангелие нельзя принять или отвергнуть только умом, это полноценный образ жизни – вот что очень важно. И я как-то инстинктивно понял, что если я становлюсь последователем Христа – всё в моей жизни может измениться.

– Я знаю, что у вас был опыт Божественного вмешательства в вашу жизнь, так как вы просили Бога подать вам какой-нибудь знак. Не могли бы вы рассказать об этом случае?

– Однажды я пошел на встречу с пресвитерианами. Она проходила на вершине холма, откуда открывался красивый вид на океан. Я пришел просто как любознательный человек, которого пригласил друг. Разговор коснулся одного вопроса, и он вновь вернул меня к моей внутренней борьбе. И вот ночью я один возвращался в кампус университета Пеппердайн, спускаясь с холма. Я смотрел на океан и, мысленно вновь вступив в борьбу с Богом, сказал: «Боже, мне нужно удостоверение, и, если Ты есть, подай знак, что Ты есть и что христианство – истинно, потому что иначе это выглядит как какое-то безумие!» В этот момент я повернул голову и увидел, что крест на часовне Пеппердайн идеально совпал с восходящей полной луной. Я замер – и понял! Я всё еще боролся, но я уже знал, что Бог послал мне это. Я знал, что всё так и есть!

Я понял: то, что произошло, было подлинным живым опытом ощущения Бога

– Был ведь и еще один случай, оказавший на вас большое влияние, – когда вы погрузились в воды океана. Расскажите, что произошло.

– Это случилось после беседы с одними христианами, очень верующими людьми. Встреча с ними растеребила мне душу, породив всё ту же внутреннюю борьбу. Я шел среди прибрежных скал у Санта-Барбары, вышел на пляж… – потом я понял, что то, что произошло, было именно подлинным живым опытом ощущения Бога. У меня тогда появилось необъяснимое желание окунуться – и я это сделал. И как только погрузился в воду, вся душевная боль, все вопросы, вся внутренняя борьба – всё это исчезло. И я закричал – прямо под водой. Я посмотрел вверх и увидел, как солнце играет на поверхности воды, и подумал, что мне хотелось бы остаться тут навсегда – такой мир воцарился во мне. А когда я всё же вышел из воды, я уже знал, что последую за Иисусом Христом, что Он – Бог и я – Его слуга! И я стал довольно быстро двигаться от различного протестантского опыта к католичеству и далее к Православию.

Я вошел – и обрел полноту веры! Иконы, запах ладана, пение, молящиеся – это было прекрасно!

– Удивительная история! И вот вы стали посещать протестантские общины в Санта-Барбаре, а однажды ехали на скейтборде – и… оказались в Православии. Как это случилось?

– За три или четыре дня до этого происшествия я познакомился с францисканским монахом из миссии в Санта-Барбаре, располагавшейся недалеко от университета. Я уже бывал там несколько раз до этого. А в то посещение почувствовал себя более близким к Римско-католической церкви, чем к другим деноминациям. Была весна, я заканчивал первый курс. А после встречи с францисканцем я подумывал оставить учебу. И вот, помолившись Богу, я обратился к Нему с просьбой: если Ему не угодно, чтобы я стал францисканским монахом, пусть это обнаружится с очевидностью. Через пару дней я ехал на скейтборде на пляж и вдруг заметил икону и свечу в окне, прямо в центре Айла Виста – это район, где располагается университет. Что такое?! Я развернулся, подъехал к тому зданию, открыл дверь, вошел – и обрел полноту веры! Иконы, запах ладана, пение, молящиеся – это было прекрасно! Оказалось, что это православная церковь святого Афанасия. И на этой вечерней службе были отец Питер Гиллквист, отец Джон Браун, отец Джек Спаркс и отец Ричард Белью – несколько лидеров бывшей «Евангелической православной церкви», присоединившихся к Антиохийской Православной Церкви.

Церковь св. Афанасия в Санта-Барбара

– Непростой путь в поисках Истинной Церкви. Но наконец-то обрести ее – большое событие! А как ваша семья отнеслась к тому, что вы покинули индуизм, что вы стали не просто верующим христианином, но православным священником?

– Это интересный вопрос, потому что каждый из членов семьи реагировал немного по-разному. У кого-то был живой интерес, кто-то отнесся по-иному. Особенно трудно было принять это моей бабушке, которая очень меня любила. Это очень образованная женщина, много повидавшая, высокой культуры. Я старший сын, причем старший ребенок как в роду матери, так и в роду отца, на меня возлагали большие надежды. В браминских кругах стремятся к высоким должностям, очень серьезно относятся к образованию. Обычно становятся докторами, юристами, инженерами, дипломатами. А я, по понятиям этой среды, спустился на более низкую ступень, стал кем-то вроде учителя, который неровня юристу. И это вызывало некоторую напряженность. И потом, конечно, то, что я стал христианином, для бабушки значило, что я оставил высококультурную веру, очень-очень древнюю, где я имел от рождения большие права. Помню, когда однажды я приехал в Индию, уже будучи христианином, бабушка, замечательная личность, решила вернуть меня обратно в индуизм. Она совершила пуджу у себя дома – это такая индуистская религиозная церемония, когда сладкий йогурт, фрукты предлагаются различным богам. Она принесла в серебряной чаше немного прасада и сказала: «Съешь!» А я ответил, что не могу сделать этого. Вы помните, ведь в книге Деяний запрещается вкушать идоложертвенное – это было очень актуально в тот момент. Было противостояние с бабушкой, я сказал, что не могу поклоняться идолам! И это привело к очень напряженному разговору. В течение многих лет ей было трудно принять тот факт, что я стал христианином. Недавно я видел ее, мы встретились в Лос-Анджелесе. Теперь наши отношения получше, но она всё еще сопротивляется моему христианству, а я не давлю.

У других родственников была иная реакция.

Я жаждал такого опыта, когда духовное действует через материальное, жаждал приобщения

– Я вижу, что, слава Богу, всё к лучшему. Но давайте подойдем к этому противостоянию с другой стороны. Вы не видите каких-то общих моментов у христианской веры и индуизма? Может быть, есть какие-то сакральные вещи, знакомые вам с детства, которые имеют аналоги в Православии?

– Да, что-то подобное есть. Я вырос на таких рисованных книгах типа комиксов: об индуистских богах, об индийских преданиях и легендах. Очень познавательные книги. И с самого детства я убежден (для меня это всегда было составляющей индийской культуры, даже в эмиграции): мудрость – это высшая ценность, и это как правило сопряжено с возрастом: старики – мудры. Но если ты стремишься к истинной мудрости – иди к аскетам. Так, в одной из этих книг рассказывалась такая притча. Возле одной деревни завелся лев-людоед. Что сделали крестьяне? Они послали несколько человек в джунгли к аскету с синей кожей, который медитировал на манговом дереве. И он сказал, что нужно сделать. Лев ушел.

Аскетизм, созерцание, воздержание и мудрость являются высшими ценностями. Я всегда думал так. И это контрастно той калифорнийской культуре 1980-х годов, в которой я рос.

Другой момент: через ритуал или молитву объект или субстанция может как-то измениться, потому что духовный мир взаимодействует с миром материальным. Это составляющая индийского образа мышления. Тот период от случая на пляже в Санта-Барбаре и до посещения церкви святого Афанасия был для меня временем открытия христианства, я общался с замечательными последователями Христа, получал замечательный опыт, но при этом томился – и понял позже, почему: это было стремление к таинствам. Я жаждал такого опыта, когда духовное действует через материальное, жаждал приобщения. И это привело меня сначала к католичеству, и в конце концов я обрел это взаимодействие наиболее полно в Православии.

– Можно это понимать так: некое зерно, зароненное в душу в годы вашего индуистского детства, проросло, когда вы пришли в Православие, и распустилось на почве вашего православного опыта?

– Да, потому что, когда я вошел в храм святого Афанасия, где были иконы, каждение ладаном, свечи, Евхаристия, благословение хлебов и елей, я увидел нечто совершенно отличное от всего западного христианства, по крайней мере того, что я видел в Санта-Барбаре. Всё это очень соответствовало тому, по чему томилась моя душа.

Но, конечно, я видел и отличия – если не сказать противоположность, хотя в некотором роде действительно противоположность – между тем, во что верят индуисты, и христианским учением. С другой стороны, я увидел и то, о чем позже прочел в творениях Иустина Мученика, – я имею в виду его учение о семени Логоса, восходящее к апостолу Павлу. Святой Иустин писал: «У всех есть семена Истины». Я стал понимать индуизм так: он действительно имеет в себе очень серьезное семя истины, которое было посеяно в цивилизации на берегах реки Инд. И если вы рассмотрите его с этих позиций, то увидите, что индуизм – это Промыслом Божиим замечательная подготовка к величайшей христианской культуре. Я уже говорил о таких важных его составляющих, как аскеза, культ мудрости и т.д. К сожалению, люди остаются в индуизме – и в этом проблема.

Проповедь апостола Фомы в Индии

– Известно, что христианство пришло в Индию с апостолом Фомой. И если бы Индия, имея «семя Истины», по словам святого Иустина Мученика, которого вы процитировали, усвоила то, что проповедовал апостол Фома и другие многочисленные миссионеры, то индийская христианская история была бы намного богаче!

– Да, и это могло бы стать христианской культурой, превосходящей византийскую традицию: могла бы развиться христианская культура Индии, глубоко укорененная в апостольской вере на плодородной почве, подготовленной индуизмом.

Основа всей реальности – Личность, Личность Иисус Христос! И смысл жизни – среди личностей, а не среди каких-то идей или абстракций

– Не могли бы вы сказать несколько слов тем, кто, как и вы, встал на путь к Православию из индуизма или из иной какой-либо веры, кто полагает начало радикальным переменам в своей жизни?

– Слова тем, кто ищет истину, кто ищет смысл жизни, кто ищет истину от Бога, кто задается вопросом, какова природа реальности? Я бы сказал им следующее: в своем поиске идите до самого Корня, до самого Источника реальности, а Источник реальности – Личность! Отнюдь не абстракция. Обдумайте, по крайней мере, эту мысль: Основа всей реальности – Личность, Личность Иисус Христос! И потому вся жизнь динамична, личностна. И смысл жизни – среди личностей, а не среди каких-то идей или абстракций. И лучший путь к тому, чтобы пережить это, – реальность личности в православной вере! Моя ошибка была в том, что я думал: если я познаю многое или изучу многое, что в конечном счете сводится к идее или абстракции, то неким образом стану ближе к смыслу жизни. Но, как мы знаем из нашей традиции, Христос – Хозяин истории и Господин времени, потому что само время относительно, поскольку Он вневременен. Поэтому природа времени, смысл жизни, ответ на вопрос, почему я живу, почему я чувствую то, что чувствую, почему мир такой, как он есть, – это Личность, и мы увидим это, если всмотримся в реальность. И тогда мы по-другому увидим и эти вопросы. И встретимся с Христом.

Александр Копытюк,

«Нет, не умрёте… будете, как боги» (Быт.3:4-5)

Человек имеет огромное преимущество по отношению всего остального мира: он — существо разумное. Именно это его преимущество и является ловушкой для него самого.

Разум неповреждённых грехом первых людей оказался бессильным перед заманчивым предложением быть больше, чем они были: «будете, как боги». О, да, богом быть лучше! Традиционно христианство признаёт факт греховной наследственности, а значит, переходит через поколения и исполнение дьявольского пророчества. Остаётся непонятным, как первые люди просмотрели, приняв ложную идею «как боги»? Они ведь знали, что Бог-то один.

В любом противостоянии задача противника — внедриться в противоположный лагерь и оставаться там незамеченным, делая своё разрушительное действие. Внесём ясность — это унаследованная от сатаны тактика. Живой Бог с ней ничего общего не имеет. Принцип Его действий — прямота, открытость, честность, созидание. Это подтверждается Его обращением к человеку: «кто хочет слушать, — слушай; а кто не хочет слушать, — не слушай» (Иез. 3:27), а также: «Веселись, юноша, в юности твоей…; только знай, что за все это Бог приведет тебя на суд» (Екк.11:9).

Стратегически важная цель христиан — знать искусство обольщения дьявола, его способность увести от главного. Человекобожие — наиболее проявляемая бесовская болезнь в религиозной среде. Такой вывод напрашивается из того, что именно «равенство» Богу пообещал лукавый первым людям взамен на вкушение запретного плода.

Каковы симптомы этой болезни? Вначале следует вспомнить лишь некоторые атрибуты Бога: святость, мудрость, всемогущество, всезнание, определиться со спасением, (то, что его выделяет среди других), милосердие, любовь (то, что его связывает с другими). Можно добавить: Он не болеет, обладает всем …

«Как боги», то есть обладание теми же божественными атрибутами, не так ли?

Итак, обладает ли человек этими атрибутами или пародией на атрибуты?

В унисон выдумана идея о присутствии в человеке частицы божества, в унисон буддийской идеи нирваны; да и идея достижения совершенства в этой жизни прямо по душе. Все, казалось бы, замечательно — совершенный, безгрешное создание. Но как тогда объяснить проявление греха, допустим, лжи? «Святая ложь, святой смех» — готов ответ. Ну, в общем, «святой грех» получается. Да, становится понятно, почему предпринимались и предпринимаются попытки переделать Библию, с главным акцентом на «неудобные стихи».

Ну, а что говорит по этому поводу Писание? Пришедший к Богу освящён единократным принесением в жертву тела Иисуса Христа. Он свят, но призван освящаться. А если он скажет, что в нём нет греха, то он — лжец (1Ин.1:8).

Следующий атрибут Бога — всемогущество. Всемогущ ли человек? Вопрос вызывает лёгкую улыбку современного человека, встретившего глупца из эпохи средневековья. Достижения цивилизации — этим всё сказано; не всё, но почти всё. Человек, действительно, всё может, вот только результат его могущества какой? А о нём можно сказать словами известной поговорки: «Хотели, как лучше, а получилось, как всегда». А точнее — человек может всё… разрушить. Разрушается экология, природа, да и сам человек рукою самого человека. Доказательства? Посмотри непредвзято открытыми глазами вокруг. Что-то видно? К сожалению, видны плоды разрушения и в самом христианстве.

А как обстоит дело с всезнанием человека? «Всезнание» перестало быть атрибутом человека, а превратилось в хроническую болезнь. «Что ты меня учишь? Что, я не знаю? За кого ты меня принимаешь?» — это только интеллигентные отговорки, за которыми нередко следуют методы усиленного внушения несогласному с «простой истиной о моём всезнании». Современный человек знает всё: почему это произошло, почему семья не сложилась, почему в стране бедствие, … в общем — всё! Потому и вырывается неудержимое: «Если бы я был президентом, пресвитером, и вообще — на его месте…» Ну, очень хочется быть на его месте, только не на своём: не сидится на нём.

Посмотрите, как усиленно пытается отдельная деноминация, ну, просто, «обожествить» себя: самая истинная, правильная, прямо «кормящая мать всем живущим».

В богословских дискуссиях отчётливо прослеживается коринфский синдром: «Я Павлов, я Аполосов, я Кифин», только имена поменялись: «бартовцы, бульмановцы, кальвинисты, стотовцы и т.д.»

Человечество достигло фазы абсолютной убеждённости в своей правоте — не адские ли это плоды? Какую роль современный «охристианизированный» человек отводит явному божественному воздействию? Смотря на дискуссии и их метод, вырывается и другой вопрос: «А признаётся ли вообще это божественное воздействие за реальность?»

История христианства знает сильную личность, обладавшую несравненными божественными откровениями и имевшую солидное образование. При таком положении он хлёстко предостерегает «всезнающих»: «не думайте о себе более, чем должно думать, но думайте скромно, по мере веры..» (Рим. 12:3).

Следующий элемент: Бог спасает. Даже на это имманентное, или присущее только Всемогущему Богу, право посягнул человек, надменно заявляя: «Ты не спасён! Вы не спасены!». Бог же хочет, чтобы все люди спаслись (2 Тим.2:1-4), помышляя, как бы не отвергнуть и отверженного (2Цар.14:14). Он не только желает этого, но и действует в этом направлении, не так ли? Присваивание себе права определять, кто спасён, никак не является проявлением любящего божественного характера, скорее, это характер инквизиции, утверждение «прокрустова ложа», т.е. «если не по-моему, то неправильно». Спасение — Божий дар, но не человеческий. Самого человека Он призывает сообщать, прежде всего, личной жизнью любовь небесную и не отказываться «от обречённых на убиение» (Пр.24:11) Будь реальным христианином, и спасение наследуют многие.

Бог не подвержен болезням, отсутствие их Он обещает верным Ему в небесах.

Что происходит со взглядом на болезнь сегодня? «Верующий не может болеть» (исходя из «божественности» человека). В небе не будем болеть, но мы ещё на земле! Обратим внимание на некоторые выдержки из Писания: » страдающий плотью перестаёт грешить» (1Пет.4:1), Павел имел жало в плоть (2Коп.12:7), Бог посылает болезнь человеку, если тот не обращает внимание на Его голос (Иов 33:14-21), «болен ли кто из вас, пусть призовёт пресвитеров…» (Иак.5:14-15). Скорби и болезни формируют в нас небесный характер и готовят нас к светлой вечности!

Бог обладает всем, не имеет недостатка ни в чём! Да и аминь! «Христианин не может быть бедным, так как он имеет Бога Отцом своим», — очередное притязание на божественность. Известное евангелие благополучия. Вот и «лезем из кожи вон», лишь бы догнать и перегнать ближнего! Данный обман безжалостно уничтожает наше здоровье и, что страшнее всего, духовную жизнь. Что происходит с нашим отношением хотя бы к семье, к детям? А как дело обстоит с поклонением Богу? То голова болит, то некогда.

Скажите, кто хочет сегодня иметь долги или недостаток в финансах? Никто!

Насколько данный манифест благополучия согласован с небесным стандартом

Человек дерзает быть равным Богу в вопросах, определяющих Его как отдельную личность (святость, всезнание, всемогущество и т.д.), но никак не желает обладать другой стороной Бога, указывающей на Его отношение к другим: любовь, милосердие, жертвенность, сострадание. Однобокая эгоистичная божественность человека! Пародия на божество! Этого невозможно не заметить!

Быть богом — значит не быть с Богом! Христианин, похорони своё жалкое извращённое притязание на божественность и забудь, где похоронил его! Бог гордым противится, а смиренным даёт благодать!