Блудница и Иисус

Глава 7

1–10. Капернаумский сотник. – 11–17. Воскрешение наинского юноши. – 18–35. Ученики Иоанна Крестителя приходят ко Христу, речь Христа о Крестителе. – 36–50. Помазание Христа женой-грешницей.

Лк.7:1. Когда Он окончил все слова Свои к слушавшему народу, то вошел в Капернаум.

Лк.7:2. У одного сотника слуга, которым он дорожил, был болен при смерти.

Лк.7:3. Услышав об Иисусе, он послал к Нему Иудейских старейшин просить Его, чтобы пришел исцелить слугу его.

Лк.7:4. И они, придя к Иисусу, просили Его убедительно, говоря: он достоин, чтобы Ты сделал для него это,

Лк.7:5. ибо он любит народ наш и построил нам синагогу.

Лк.7:6. Иисус пошел с ними. И когда Он недалеко уже был от дома, сотник прислал к Нему друзей сказать Ему: не трудись, Господи! ибо я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой;

Лк.7:7. потому и себя самого не почел я достойным придти к Тебе; но скажи слово, и выздоровеет слуга мой.

Лк.7:9. Услышав сие, Иисус удивился ему и, обратившись, сказал идущему за Ним народу: сказываю вам, что и в Израиле не нашел Я такой веры.

Лк.7:10. Посланные, возвратившись в дом, нашли больного слугу выздоровевшим.

Об исцелении раба капернаумского сотника евангелист Лука говорит с большей обстоятельностью, чем Матфей (Мф. 8:5–13).

«Он послал к Нему Иудейских старейшин» (стих 3). У евангелиста Матфея сотник сам «подошел». Очевидно, что Матфей счел излишним сказать о предварительном посольстве иудейских старейшин и о втором посольстве, состоявшем из друзей сотника, тогда как евангелист Лука, сообщающий о том и другом, опускает сообщение о том, как сотник, – вероятно, уже перед самым прибытием Христа к его дому – сам вышел к Нему навстречу, повторяя слова своих друзей.

«Построил нам синагогу» (стих 5) конечно, на собственные средства. К этому выражению нужно добавить слово «сам», потому что в греческом тексте здесь стоит слово αὐτός.

Лк.7:11. После сего Иисус пошел в город, называемый Наин; и с Ним шли многие из учеников Его и множество народа.

О воскрешении наинского юноши сообщает только евангелист Лука.

«Наин» – город, лежавший недалеко от Назарета, к юго-востоку. Ныне это маленькая деревня.

«Учеников» – в широком смысле этого слова (Лк. 6:13).

Лк.7:12. Когда же Он приблизился к городским воротам, тут выносили умершего, единственного сына у матери, а она была вдова; и много народа шло с нею из города.

«Выносили умершего». Обыкновенно гробницы у евреев устраивались за городами в утесах (ср. Мф. 8:26).

Лк.7:13. Увидев ее, Господь сжалился над нею и сказал ей: не плачь.

Лк.7:14. И, подойдя, прикоснулся к одру; несшие остановились, и Он сказал: юноша! тебе говорю, встань!

Одр – по-гречески σορός – нечто вроде открытого ящика или просто носилки. Покойники у евреев клались не в гробах, а прямо в нишу, сделанную в утесе и скале, и носилки, очевидно, служили только для перенесения тела на место погребения. Господь «прикоснулся» к этому одру, для того чтобы заставить несших остановиться.

Лк.7:15. Мертвый, поднявшись, сел и стал говорить; и отдал его Иисус матери его.

Лк.7:16. И всех объял страх, и славили Бога, говоря: великий пророк восстал между нами, и Бог посетил народ Свой.

«Великий пророк восстал между нами». Все-таки, следовательно, наинские жители не верили еще во Христа как в Мессию, Он для них был только посланником Божиим, великим пророком, который должен помочь народу Божию. Появление Христа, по их мнению, есть только признак наступления мессианского времени.

Лк.7:17. Такое мнение о Нем распространилось по всей Иудее и по всей окрестности.

«По всей Иудее», т.е. по всей Палестине (ср. Лк. 4:44).

«И по всей окрестности», т.е. и по соседним странам, ближайшим к Иудее.

Почему об этом чуде не упоминает евангелист Матфей? Может быть, его не было при совершении этого чуда (Эдершейм, с. 702), а может быть, потому, что он упомянул о других чудесах воскрешения мертвых (Мф. 11:5) и чудо воскрешения наинского юноши не представляло для него чего-либо необыкновенного в деятельности Христа.

Лк.7:18. И возвестили Иоанну ученики его о всем том.

Лк.7:19. Иоанн, призвав двоих из учеников своих, послал к Иисусу спросить: Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого?

Лк.7:20. Они, придя к Иисусу, сказали: Иоанн Креститель послал нас к Тебе спросить: Ты ли Тот, Которому должно придти, или другого ожидать нам?

Лк.7:21. А в это время Он многих исцелил от болезнейи недугов и от злых духов, и многим слепым даровал зрение.

Лк.7:22. И сказал им Иисус в ответ: пойдите, скажите Иоанну, что вы видели и слышали: слепые прозревают, хромые ходят, прокаженные очищаются, глухие слышат, мертвые воскресают, нищие благовествуют;

Лк.7:23. и блажен, кто не соблазнится о Мне!

Лк.7:24. По отшествии же посланных Иоанном, начал говорить к народу об Иоанне: что смотреть ходили вы в пустыню? трость ли, ветром колеблемую?

Лк.7:25. Что же смотреть ходили вы? человека ли, одетого в мягкие одежды? Но одевающиеся пышно и роскошно живущие находятся при дворах царских.

Лк.7:26. Что же смотреть ходили вы? пророка ли? Да, говорю вам, и больше пророка.

Лк.7:27. Сей есть, о котором написано: вот, Я посылаю Ангела Моего пред лицем Твоим, который приготовит путь Твой пред Тобою.

Лк.7:28. Ибо говорю вам: из рожденных женами нет ни одного пророка больше Иоанна Крестителя; но меньший в Царствии Божием больше его.

Лк.7:29. И весь народ, слушавший Его, и мытари воздали славу Богу, крестившись крещением Иоанновым;

Лк.7:30. а фарисеи и законники отвергли волю Божию о себе, не крестившись от него.

Лк.7:31. Тогда Господь сказал: с кем сравню людей рода сего? и кому они подобны?

Лк.7:32. Они подобны детям, которые сидят на улице, кличут друг друга и говорят: мы играли вам на свирели, и вы не плясали; мы пели вам плачевные песни, и вы не плакали.

Лк.7:33. Ибо пришел Иоанн Креститель: ни хлеба не ест, ни вина не пьет; и говорите: в нем бес.

Лк.7:34. Пришел Сын Человеческий: ест и пьет; и говорите: вот человек, который любит есть и пить вино, друг мытарям и грешникам.

Лк.7:35. И оправдана премудрость всеми чадами ее.

Рассказ о прибытии ко Христу учеников Иоанна Крестителя, который поручил им спросить Христа, Он ли обетованный Мессия, евангелист Лука излагает сходно с Матфеем (Мф. 11:2–19).

«Возвестили Иоанну…» (стих 18). Евангелист Лука точнее обозначает, от кого Креститель услышал о чудесах Христа (ср. Мф. 11:2).

Стихи 29–30 представляют раздел речи Господа, который имеется только у евангелиста Луки. Здесь Господь говорит о том, что выступление Крестителя имело не для всех его слушателей одинаковые последствия: простые люди, даже мытари, поверили Иоанну как пророку и прославили Бога за послание такого пророка, а фарисеи и законники не захотели признать в нем Богом посланного руководителя, который призывал их изменить свой образ жизни, и не крестились у него (ср. Мф. 21:31–32).

Стихи 31–35 представляют собой повторение Мф. 11:16–19. Только у евангелиста Луки это обличение Христа относится не к книжникам и фарисеям, а к присутствующим толпам народа (см. стихи 33–34: «говорите»).

Лк.7:36. Некто из фарисеев просил Его вкусить с ним пищи; и Он, войдя в дом фарисея, возлег.

Следующая далее история помазания Христа женой-грешницей представляет собой самостоятельный рассказ евангелиста Луки. Он имеет значение иллюстрации к словам 34-го стиха о Христе: «вот человек, который любит есть и пить, друг мытарям и грешникам».

«Некто из фарисеев». Ниже названо и имя этого фарисея – Симон (стих 40).

«Просил Его вкусить с ним пищи». По-видимому, Симон получил от Господа какое-то благодеяние и в благодарность за него пригласил Христа к себе на обед (ср. стихи 41–42, 47).

Лк.7:37. И вот, женщина того города, которая была грешница, узнав, что Он возлежит в доме фарисея, принесла алавастровый сосуд с миром

Точнее перевести так: «и вот женщина, которая в городе была грешницей, т.е. блудницей (ср. Ин. 8:7), узнав…».

«Была» – прошедшее несовершенное время, обозначающее не то, что женщина в это время продолжала свою грешную жизнь, а то, какой она представлялась во мнении ее сограждан, по-видимому, еще не знавших об ее обращении на истинный путь.

Город, в котором происходило это событие, совершенно неизвестен. Это какой-нибудь город в Галилее.

«Алавастровый сосуд» (см. Мф. 26:6–7).

Лк.7:38. и, став позади у ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром.

«Став позади у ног Его» (см. Мф. 26:6–7). Христос, по обычаю, возлежал за столом с необутыми ногами, которые протянуты были назад от стола к стене.

«И плача, начала обливать ноги Его слезами». «Когда она стояла позади, у ног Христа, с почтением наклонившись к Нему, то целые реки слез, как бы из внезапно надвинувшейся весенней тучи, освежающей воздух и землю, начали обливать Его ноги. Как бы удивившись и испугавшись того, что она могла привлечь Его внимание или же осквернить Его своими слезами, она быстро отерла ноги Его своими длинными волосами, упавшими с ее головы в то время, когда она наклонилась у Его ног. Нет, она пришла не мыть их такими нечистыми водами, но показать свою благодарную любовь и почтение, как могла при своей бедности и своем смирении. И вот, когда ее вера сделалась более дерзновенной в Его присутствии, она продолжала целовать те ноги, которые принесли ей «добрые вести о мире», и помазывать их из алавастрового сосуда, висевшего у нее на шее» (Эдершейм, с. 712). А каким образом могла проникнуть эта женщина в дом фарисея – это можно объяснить тем, что Симон, вероятно, никому не препятствовал войти и посмотреть на Великого Пророка, посетившего его дом: женщина вошла в дом, вероятно, с другими желавшими видеть Христа.

Лк.7:39. Видя это, фарисей, пригласивший Его, сказал сам в себе: если бы Он был пророк, то знал бы, кто и какая женщина прикасается к Нему, ибо она грешница.

Фарисей начинает приходить к тому убеждению что Христос – не пророк, так как пророки, конечно, знали даже тайны человеческих сердец, а Христос не знает того, что знает весь город, именно, что прикоснувшаяся к Нему – грешница, могущая своим прикосновением осквернить Его.

«Если бы Он был пророк» – точнее: «этот (οὗτος; выражение некоторого пренебрежения, которое почувствовал в своем сердце Симон) если бы был пророком», за которого я и другие было приняли Его.

«Ибо она» – лучше: «что она грешница». Замечательно, что даже фарисей здесь признает Христа свободным от малейшего подозрения в каком-нибудь грехе. Христос настолько свят, что к Нему не должно приближаться никакое грешное существо.

Лк.7:40. Обратившись к нему, Иисус сказал: Симон! Я имею нечто сказать тебе. Он говорит: скажи, Учитель.

Лк.7:41. Иисус сказал: у одного заимодавца было два должника: один должен был пятьсот динариев, а другой пятьдесят,

Лк.7:42. но как они не имели чем заплатить, он простил обоим. Скажи же, который из них более возлюбит его?»

Лк.7:43. Симон отвечал: думаю, тот, которому более простил. Он сказал ему: правильно ты рассудил.

Христос узнал мысли фарисея и показал ему это, обратившись к нему с вопросом. Вопрос Свой, – какой из двух должников будет больше любить простившего обоим долг заимодавца, – тот ли, который был должен 500 динариев (около 100 рублей 10), или тот, кто должен был десять раз меньше, Христос облекает в форму притчи или же высказывает просто как пояснительный пример для Своей мысли. Симон понимает смысл вопроса и, не задумываясь, отвечает на него.

Лк.7:44. И, обратившись к женщине, сказал Симону: видишь ли ты эту женщину? Я пришел в дом твой, и ты воды Мне на ноги не дал, а она слезами облила Мне ноги и волосами головы своей отерла;

Лк.7:45. ты целования Мне не дал, а она, с тех пор как Я пришел, не перестает целовать у Меня ноги;

Лк.7:46. ты головы Мне маслом не помазал, а она миром помазала Мне ноги.

Христос тогда противопоставляет поведение Симона и жены-грешницы в отношении к Нему. Фарисей хотя и пригласил Христа к себе на пир, но не оказал при этом Ему ни знака гостеприимства (омовение ног – Быт. 18:4), ни знака любви (целование – Быт. 33:4), ни знака особого почтения (помазание головы маслом – Руфь 3:3; Пс. 22:5).

«Я пришел в дом твой». Здесь сила мысли в слове «твой». «Ты» Меня позвал к себе, – говорит Христос Симону, – и, однако, не оказал Мне, как гостю, особых знаков почета. Симон, вероятно, боялся этими знаками почета подать другим фарисеям повод думать, что он уже вполне уверовал во Христа как в Мессию, потому-то отношение его ко Христу какое-то неопределенное. Притом эти знаки почтения не были, собственно говоря, обязательны, – даже и омовение ног, которое предлагалось только людям, пришедшим в дом прямо из путешествия. Ср. Ин. 13, где изображается, что Господь встал Сам умывать ноги учеников, очевидно, еще не омытые перед вечерею.

Нужно отметить те противоположения, какие указывает здесь Христос: 1) вода и – слезы 2) поцелуй, – конечно, в уста и – частое лобызание ног 3) масло для головы и – миро на ноги.

Лк.7:47. А потому сказываю тебе: прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много, а кому мало прощается, тот мало любит.

«Прощаются». Здесь хотя и поставлено настоящее время, но это не значит, чтобы грехи женщины были прощены только после помазания ею ног Христа. Как видно из 50-го стиха, грехи ей уже были прощены раньше благодаря ее вере во Христа.

«За то, что она возлюбила много». Это – не причина и не предваряющее условие прощения грехов женщины, как утверждают католики, а последствие полученного женщиной ранее прощения. Весь стих следовало бы перевести так: «прощены уже многие грехи этой женщины, и это достоверно, потому что только прощенная могла проявить с такой силой любовь ко Мне, через Кого она получила прощение». Господь хочет сказать Симону, что результаты милостивого отношения к грешникам (стих 42) теперь находятся налицо: женщина была прощена, и сейчас она проявила благодаря этому необычайную любовь и преданность ко Христу. Так Господь делает приложение из высказанного выше сравнения двух должников11.

«А кому мало прощается, тот мало любит». Мысль вполне ясная: тут указан другой случай, в котором не проявляется с такой силой любовь ко Христу. Но Христос не имеет здесь прямо в виду Симона, хотя тот мог и для себя найти в этих словах урок. Скорее, смотреть нужно на это изречение как на простую общую сентенцию.

Лк.7:48. Ей же сказал: прощаются тебе грехи.

Лк.7:49. И возлежавшие с Ним начали говорить про себя: кто это, что и грехи прощает?

Лк.7:50. Он же сказал женщине: вера твоя спасла тебя, иди с миром.

Покончив с Симоном, Господь теперь обращается к женщине с возвещением, что ее грехи прощены. Внутренняя уверенность в этом прощении у нее уже была (ср. стих 37), теперь Христос дает ей и внешнее уверение в прощении грехов, после того как вера ее сказалась уже в делах. Он даже говорит ей, чтобы она не смущалась возражениями присутствовавших относительно права Христа прощать грешников: «вера твоя спасла тебя, – иди с миром», т.е. спокойно (ср. Лк. 2:29).

Некоторые отождествляют историю помазания ног Христа женой грешницей с позднейшим помазанием Христа в Вифании (Мф. 26и сл. и параллельные места). Но, несомненно, эти два события разные – и общая точка зрения, и отдельные подробности обоих событий совершенно различны. Сходство заключается только в имени Симона – очень обыкновенное имя12 – и в помазании, а в прочем все различное: помазывается здесь не глава, а ноги Христа; выступает здесь грешница, а там просто ученица Христа; само событие здесь имеет поучительное значение для Симона, а там – для учеников Христа, и т.д.

1 2 3 4 56 7 …112

— Бедняга Мейнард, — прошептала Линии, касаясь руки Беатрис.

— Мы должны за него молиться, — шепотом ответила ей сестра, и Линии тотчас же ее послушалась.

Она покорно склонила голову и принялась вместе с сестрой возносить молитвы за старшего брата, который никогда не оказывал им даже мимолетного внимания. Впрочем, нет, все-таки оказывал, когда хотел обвинить свою «проклятую богом сестру» — как он имел обыкновение называть Линни — в каких-нибудь греховных поступках, ответственность за которые целиком и полностью лежала на его совести.

«Сегодня все это уже не имеет значения», — напомнила себе Линии, пытаясь сосредоточиться на словах молитвы, которые нежным голоском произносила Беатрис, обращаясь к небесам: «Просим тебя, всеблагой господь, спасти жизнь нашего любимого брата. Спаси также дом наш, наше семейство и всех наших людей от напавшего на нас дикого зверя в человечьем обличье. Помоги, господи, нам, твоим верным слугам, в этот час скорби и печали…»

Молитва продолжалась долго, Беатрис молилась с упоением, а вместе с ней — чуть ли не в унисон — возносили свои молитвы и все собравшиеся в зале, наполняя воздух в завешенном ткаными коврами помещении неумолчным гулом.

Но вот двойные двери зала с шумом распахнулись, и вошел сэр Эдгар собственной персоной. Словно по мановению волшебной палочки, все звуки стихли и в просторном, заполненном людьми зале установилась мертвая тишина.

Линни и до появления отца была напугана предостаточно, но стоило ей увидеть его искаженное злобой и страданием лицо, как ее страхи возросли десятикратно. Ей доводилось видеть своего отца во гневе. Знала она также, как он выглядит, когда его обуревает бес жестокосердия. Приходилось ей-и не раз — видеть своего отца в абсолютно пьяном, непотребном виде, но таким растерянным она не видела его никогда — до сегодняшнего дня. И никогда еще не видела она его разбитым наголову. — Расступитесь все, — возгласил замковый сенешаль, сэр Джон. — Дайте пройти милорду! — Он принялся расталкивать сгрудившихся в зале людей плечами и локтями, дабы расчистить дорогу сэру Эдгару к возвышенному месту в зале, где находились его родственники и домочадцы. И вместе с криками сенешаля по залу распространилось уныние, свинцовым грузом нависшее над головами собравшихся.

Линни и Беатрис, прижавшись друг к другу и трепеща, стояли по левую руку от своей величественной бабки. Та не двигалась, опершись на клюку, и следила немигающим взором за тем, как неверными шагами к ней приближался ее единственный сын.

На какое-то краткое мгновение Линни даже зауважала эту женщину, хотя леди Хэрриет издевалась над ней всю ее недолгую жизнь. За все эти годы она не удостоила девушку ни единым ласковым взглядом или добрым словом. Всю свою любовь леди Хэрриет отдала Мейнарду и — в значительно меньшей степени — Беатрис. К Линни же она ничего, кроме злобы, не питала.

Тем не менее стальной характер этой женщины сейчас как нельзя лучше пришелся ко двору. Когда мать с сыном встретились взглядами, Линни сразу поняла, кто из них двоих сильнее духом.

— Они схватили его… нашего Мейнарда, — начал сэр Эдгар тихим, страдальческим голосом. — Он у них в плену и, судя по всему… окончательно сломлен… Они его возят в тележке для свиней.

Его голос прервался, трясущейся рукой сэр Эдгар прикрыл глаза. При виде страдания, запечатлевшегося на лице у отца, Линни сама едва не расплакалась.

— Бедненький Мейнард… Бедненький Мейнард, — без конца повторяла Беатрис, до боли сжимая руку Линни.

Одна только леди Хэрриет осталась и в горе несокрушимой, словно скала.

— Кто этот негодяй, присланный сюда по воле развратного Генриха, дабы напасть на нас в нашем же собственном доме? Кто это исчадие ада, прибывшее сюда, чтобы убивать наших сыновей и бесчестить наших жен и дочерей?

Сэр Эдгар отнял руку от глаз и поднял к матери искаженное мукой лицо. Линии всем телом подалась к отцу — не терпелось услышать имя обидчика, хотя она и была наперед уверена, что имя это ей неизвестно. В делах такого рода их с Беатрис держали в полнейшем неведении. Если Линии что и знала — то лишь благодаря деревенским сплетням, которые ей удавалось почерпнуть во время редких отлучек из замка.

Поэтому, когда сэр Эдгар сказал: «Это де ла Мансе», девушке поначалу это имя показалось незнакомым.

— Де ла Мансе! — воскликнула ее бабка и с силой впилась в рукоять посоха костлявыми пальцами. — Де ла Мансе, — снова повторила старуха, выплевывая из себя звуки этого имени, словно то было мерзейшее из ругательств. Лишь теперь Линни вспомнила, где и при каких обстоятельствах ей довелось услышать это имя.

Семейство де ла Мансе владело Мейденстонским замком до того, как король Стефан подарил его Эдгару де Валькуру за верную службу. Де ла Мансе поддерживали притязания Матильды на корону и все эти годы сражались на ее стороне. Разумеется, представители этого рода с особенной яростью готовы были биться за обладание своей былой собственностью.

«Де ла Мансе». Имя это словно на крыльях облетело просторный зал, передаваясь из уст в уста.

— Молчать! — гаркнула во весь голос леди Хэрриет и с силой стукнула своей клюкой об пол, как она всегда делала, когда ее переполнял гнев. Словно удав на кроликов, смотрела она на испуганных обитателей Мейденстона, сразу же прекративших шушукаться и перешептываться. Среди тех, кто собрался в зале, не было, пожалуй, ни одного человека, который не испытал бы на себе силу ее неукротимого нрава, поэтому люди остерегались раздражать леди Хэрриет.

— Необходимо спасти Мейнарда, — сказала леди Хэрриет, обращаясь к сыну. — Пойдем-ка ко мне.

Поскольку, сэр Эдгар в полнейшем недоумении смотрел ей в глаза, не двигаясь с места, она прибегнула к более действенному средству: с нетерпением потянула его за рукав. — Пойдем же, Эдгар!

Линии наблюдала за тем, как они уходили — впереди, опираясь на посох, шествовала старуха, всем своим обликов выражая непреклонную уверенность в себе. За ней спотыкающейся походкой неудачливого игрока следовал сэр Эдгар, а сзади поспешал сенешаль сэр Джон, в волнении заламывавший руки.

Хотя девушка сочувствовала горю отца перед лицом обрушившегося на них всех бедствия, она всей душой желала бы, чтобы этот некогда гордый рыцарь распрямил сейчас плечи и продемонстрировал хотя бы часть той уверенности в своих силах, которая ощущалась в каждом движении его престарелой матери.

— Мы должны молиться еще горячее, — прошептала Беатрис, когда трио удалилось из зала сквозь дверной проем, за которым скрывалась узкая крутая лестница. Но у Линни имелось по этому поводу иное мнение. Она высвободила свои пальцы из руки Беатрис. — Я хочу все увидеть собственными глазами. И, минуя стоявших рядом пожилую жену сенешаля и ее инвалида-сына, двинулась прочь из зала, явно направляясь во внутренний дворик.

Христос и грешница: мысли

Христос и грешница
Некоторые мысли
В Евангелии от Иоанна есть трогательная история о том, как однажды ко Иисусу привели женщину, взятую в прелюбодеянии. Поставив несчастную перед Иисусом, «…сказали Ему: Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии; а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь? Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания. Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень. И опять, наклонившись низко, писал на земле.
Они же, услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди.
Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя?
Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши» (Ин. 8, 4-11).
Разбирать эту историю мы сегодня не будем. Нам важно попытаться разгадать одну из граней этого рассказа, скажу даже так: одну из самых таинственных загадок Евангелия: что писал Иисус перстом на песке? И вообще, писал ли или, может быть, рисовал абстрактные узоры, как делаем мы, например, во время разговора по телефону в задумчивости выводим каракули на салфетке?..
Наверное, все-таки писал. Если бы это было неважным, то предание Церкви не сохранило бы эту, как кажется, совсем случайную подробность происходившего. Но предание сохранило, и Апостол прилежно внес ее в текст Евангелия. Более того, упоминание о писании Иисусом на песке повторяется дважды!
Значит, эта маленькая деталь не случайна, а имеет отношение ко всему рассказу. Давайте постараемся разобраться с этим.
Но сначала вспомним: о чем рассказ? О том, что любовь и милосердие Божие превыше закона и разных правил. Господь дарует прощение там, где, по человеческому соображению, человек должен быть жестоко наказан. Там, где люди уже в человека не верят, Бог – верит!
Можно смысл этого эпизода служения Иисуса выразить более прямо: Господь говорит: Я верю, что, несмотря на прежние ошибки и падения, ты встанешь и пойдешь дальше; ты преодолеешь свой грех и слабость. Жизнь продолжается: иди вперед, Я прощаю тебя; верю в тебя.
А теперь давайте подумаем: что Иисус мог писать на песке? Как говорят многие богословы, Он, всеведущий Сердцеведец, например, мог писать грехи обвинителей, которые привели женщину. Или мог написать слово, краткое слово, которое могло бы быть таким: осуждение. Или таким: немилосердие. Да, в перечни грехов, популярные у иудеев, такие слова не входили, но значит ли это, что нет таких грехов? И что мы (и люди, окружавшие Христа, и те, кто привел прелюбодейку) не страдаем такими недугами души?
Христос мог писать что угодно, но для того, чтобы нам уловить смысл писания перстом на песке, мы должны узнать вот какую важную подробность:
Согласно иудейским представлениям, в субботу – священный день покоя – было запрещено делать любые записи. Иудей не мог написать и двух букв ни на бумаге, ни на камне, ни даже выцарапать иголкой на своем теле. Но в этот день разрешалось делать записи на песке пальцем.
Почему? Потому, что запись на песке считалась такой временной, эфемерной, условной – подует ветер, пройдет человек, и ее нет, – что это не считалось нарушением субботнего покоя. То есть нечто, написанное на песке, – являлось символом скоропреходящего и хрупкого.
А теперь смотрите, какая удивительная связь: грех этой женщины кажется обвинителям непрощаемым, незыблемым. Но Христос прощает этот грех и с любовью отпускает женщину. Параллельно Апостол отмечает, что Христос пишет что-то перстом на песке. Нет ли здесь связи? А, может быть, связь такая: и то, и другое в очах Божиих – не нечто непреодолимое и неотменимое, а что-то, что по милости Божией может быть прощено, исцелено и вменено, яко небывшее. Писание на песке Иисусом в данный момент является как бы иллюстрацией, символическим указанием на то, что на самом деле представляют наши грехи в очах Божиих.
Когда наш сын или дочь поступают недостойно, в наших, родительских, очах, это не делает их изгоями, проклятыми, отверженными. Нам больно, наше родительское сердце сжимается, но это не ослепляет нас в нашей горечи и не заставляет счесть, что он/она безнадежны. Мы верим в них, мы верим, что они могут измениться. И наша любовь, наше терпение оказываются тем лекарством, которое помогает нашим детям, пусть со временем, исправиться.
Неважно, что писал Иисус на песке. Он мог писать грехи людей, мог просто что-то чертить, но в сознании очевидцев навсегда запечатлелась эта связь: грех человеческий не непобедим любовью Божией.
Как созвучно это мысли святых отцов!.. У преп. Исаака Сирина читаем:
«Когда кто падает, да не забывает он о любви Отца своего; но если случится ему впасть и в многие согрешения, да не перестает радеть о добре, да не останавливается в своем стремлении, но, и побеждаемый, снова да восстанет на борьбу со своими противниками и ежедневно начинает полагать основания разрушенному зданию, до самого исхода своего из мира сего, имея в устах пророческое слово: Не радуйся ради меня, неприятельница моя! хотя я упал, но встану; хотя я во мраке, но Господь свет для меня (Мих. 7, 8).
Пусть он не прекращает брани до самой смерти и, пока есть в нем дыхание, не предает души своей на одоление, даже и во время самого поражения. Но если и каждый день разбивается ладья его и терпит крушение весь груз, пусть не перестает заботиться, запасаться, даже брать взаймы, переходить на другие корабли и плыть с упованием, пока Господь, призрев на подвиг его и умилосердившись над сокрушением его, не ниспошлет ему милость Свою и не даст ему сильных побуждений встретить и вытерпеть раскаленные стрелы врага. Такова премудрость, подаваемая от Бога; таков мудрый больной, не теряющий надежды.
Брат, не нужно отчаиваться. Кормчий, когда корабль его бьют волны, не отчаивается в спасении, но управляет кораблем, пока не приведет его в пристань; так и ты – видя, что увлекся и рассеялся в деле, воззови себя к началу пути… Если кто падет, то пусть опять постарается управить себя. Я верую Богу, что такому человеку не обратится это (случайное повторение падений) в навык и не овладеет им нерадение, но Бог вскоре приведет его в состояние усердных делателей и не возьмет души его до тех пор, пока не приведет его в меру высокую, в мужа совершенного (Еф. 4, 13). Итак, не ослабевай, но, пока есть время, делай, и поможет тебе Бог!»
А у святителя Димитрия Ростовского читаем и более парадоксальные слова:
«Итак, если кто согрешил и сейчас же искренне покаялся, то не дерзай называть его грешником. Он – праведник, ибо встает тотчас после падения, встает с плачем и рыданием перед Богом, встает и снова изгоняет из своей души грех, как непотребного гостя. Об этом и святой Златоуст говорит: Если грех придет к твоей душе, то да будет он гостем у тебя, а не жителем. Такой грешник, который после падения тотчас встает покаянием, уже не грешник, но праведник, если бы даже ему случилось и часто падать. На таком сбываются слова Давида: когда он будет падать, не упадет, ибо Господь поддерживает его за руку (Пс. 36, 24)».
Дивное отношение Божие к нам! Бездна терпения и милосердия, потопляющая все наши грехи. Прощает, и паки прощает, и верит в нас. Впрочем, расслабившегося на пажитях слов о милосердии и долготерпении Божием пусть отрезвит повеление Божие, данное грешнице: иди и впредь не греши!

Христос и грешница. В. Поленов. 1888.
Примечания
Многие библеисты говорят, что этот эпизод не был в первоначальном Евангелии от Иоанна, а попал в текст Евангелия позже. В любом случае, это произошло в первохристианские времена, и рассказ этот взят из преданий о жизни и служении Иисуса. Принадлежит он авторству Иоанна или не принадлежит, не так уж и важно.
Мишна. Трактат «Шабат». Гл. 12, мишна 5.

«Блудница перед Христом», Джорджоне — описание картины

Блудница перед Христом — Джорджоне. 137 x 180 см
Сюжет из Нового Завета про блудницу и Христа стал одним из самых часто воспроизводимых художниками. История, содержащаяся в Евангелии от Иоанна, рассказывает о том, как фарисеи привели к Иисусу женщину, которую уличили в прелюбодеянии. Книжники стали утверждать, что Моисей говорил бить таких грешниц камнями, но Христос возразил своё нетленное: кто безгрешен, пусть первым бросит в неё камень. И все побросали свои камни на землю и удалились по одному.
Джорджоне показывает своему зрителю как раз тот момент, когда блудницу подводят к Христу разгневанные фарисеи. Сразу можно отметить, что картина не является типичной для выдающегося мастера Высокого Возрождения. Гораздо привычнее видеть, что небольшие по размеру фигурки людей буквально «утопают» в роскошном живом пейзаже. Здесь же практически всё пространство работы занимают герои.
Фигура Христа и блудницы выделена Джорджоне яркими доминирующими тонами – это синие и оранжевые одежды на Иисусе, а также белоснежное платье с зелёно-болотной накидкой, повязанной наискосок, на женщине. Остальные герои изображены в красных, коричневых и золотых тонах.
Композиция построена таким образом, что каждый герой хорошо просматривается. Все фигуры выписаны в динамике, которая читается в их сложных позах. Однако при всей стройности композиционного построения можно заметить, что каждый герой здесь будто живёт своей жизнью. Грешница и вовсе не смотрит на Христа, она безучастна к происходящему. Взаимосвязь можно проследить лишь только между Иисусом и книжником в золотой рубахе. Такая обособленность героев – ещё одна отличительная черта Джорджоне.
Нельзя не отметить особенное написание фигур людей – живописец преодолел контур и форму, превратив (по высказыванию искусствоведа Л. Любимова) в «цветовую симфонию» все элементы полотна. То есть контур и линия «растворились» в цвете, став единым фактурным элементом. Ещё Леонардо со своим сфумато начал такое преобразование в живописи, а Джорджоне выпала участь довести начинание до абсолютного совершенства. Джорджоне первым стал практиковать написание полотна без предварительного рисунка – он сразу писал цветовыми пятнами, оттого его картины так насыщены.
Пейзаж полотна «Блудница перед Христом» отличается безмятежностью – он выступает безгласной декорацией, где разворачиваются все события. Нежные тона зелени, безмятежность синего неба будто подсказывает нам: Христос вразумит и злых фарисеев и блудницу. И простит за грех женщину.

Любовь к Богу или история женщины с алавастровым сосудом

Евангелие от Марка 14:1-10

Друзья, чем более всего движимо ваше сердце в отношениях с Богом? Может это простой вопрос, но очень важный. Потому я предлагаю сегодня исследовать свое сердце в свете одной очень важной библейской истории. Она записана в Евангелии от Марка, 14:1-10…

История проста своим сюжетом. Накануне последней Пасхи Иисус вместе со Своими учениками находился в доме одного из Своих друзей в Вифании. Туда вошла «женщина с алавастровым сосудом мира из нарда чистого, драгоценного и, разбив сосуд, возлила Ему на голову» (3ст). Затем наступило время для оценки этого действия. Ученики негодовали. Иисус восхищался. Иуда принял решение предать Христа…

1 Через два дня быть Пасхи и опресноков. И искали первосвященники и книжники, как бы взять Его хитростью и убить;

2 но говорили: не в праздник, чтобы не произошло возмущения в народе.

3 И когда был Он в Вифании, в доме Симона прокаженного, и возлежал, — пришла женщина с алавастровым сосудом мира из нарда чистого, драгоценного и, разбив сосуд, возлила Ему на голову.

4 Некоторые же вознегодовали и говорили между собою: к чему сия трата мира?

5 Ибо можно было бы продать его более нежели за триста динариев и раздать нищим. И роптали на нее.

6 Но Иисус сказал: оставьте ее; что ее смущаете? Она доброе дело сделала для Меня.

7 Ибо нищих всегда имеете с собою и, когда захотите, можете им благотворить; а Меня не всегда имеете.

8 Она сделала, что могла: предварила помазать тело Мое к погребению.

9 Истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет, в память ее, и о том, что она сделала.

10 И пошел Иуда Искариот, один из двенадцати, к первосвященникам, чтобы предать Его им.

Важно отметить то, какое значение эта, казалось бы, простая история имела для самого Христа. Не столь многим вещам и событиям Он придавал такое высокое значение. О ней — этой безвестной женщине с алавастровым сосудом — будет рассказано везде, где будет проповедано Евангелие (9ст.). И это обетование исполни­лось: и в том, что эта история помещена на страницах Евангелия, и в том, что о ней рассказывали и рассказывают проповедники Евангелия. И данная статья будет частью этого воплощенного обетования. Но не только по той причине — дабы исполнилось напи­санное — мы будем говорить об этой женщине, но более по причине значимости содержания этой истории для нашей веры во Христа. Женщина своим по­ступком продемонстрировала то новое состояние, которое должно быть в жизни обращенного ко Христу человека — любовь, преданность, жертвенность…. если хотите, страсть ко Христу. Именно это является причиной столь высокого отношения Хри­ста к тому, что произошло в доме Симона прокаженного.

Но есть еще одна оценка действий женщины. Ее представляют ученики. Притом эта оценка эмоцио­нально полностью противоположная оценке Христа. Они, как написано, вознегодовали на нее (4ст.), т.е. это было больше чем просто раздражение. Они роптали на нее, чем привели испуганную женщину в смущение (6ст.).

Дело в том, что содержимое этого самого по себе дорогого алавастрового (особый вид мрамора) сосуда было невероятно дорогим. Миро — это древний восточный «парфюм», изготовленный из самых ценных и дорогих благовоний (Исх 30:23-35) — по оценке учеников стоил триста динариев, что примерно равно годовой зарплате работника (они оказывается неплохо разбирались в парфюмерии!). И вот это все вылить на человека за одно мгнове­ние?!

Давайте будем честны с самими собой. Находясь по эту сторону креста нам легко присоеди­няться к оценке Христа, даже если мы ее не понимаем. Но разве мы бы не разделили разумное него­дование учеников на абсолютно неразумное действие женщины? Представьте себе мужа, который потратилгодовую зарплата за супер дорогие духи для своей жены. Даже если бы она относилась к особым ценителям парфюма, такой подарок мужа ее бы весьма озадачил. Притом, стоит признать, что ученики не думали о себе. Они говорят: «Надо было продать и раздать нищим!» (5ст.). Разве это не звучит благородно? Разве это не согласуется с отношением самого Христа к бедным людям?

Все вроде так, кроме одного но. Иисус говорит: «она доброе дело сделала для Меня» (6ст.)Подчеркните эту фразу в своих Библиях. Может быть в глазах разумных учеников ее дело было глупым. Для Христа оно было добрым, поскольку она это сделала для Него. Иисус, как и свойственно Богу, смотрел дальше, чем обычно смотрим мы. Он смотрел на сердце. За внешним действием, пусть несколько необычным, странным и даже по-человечески неразумным, Иисус видел устремление сердца, которое было направлено ко Христу. Да есть земные заботы, есть бедные люди … но есть Он, который больше всего и превыше всего, а значит любовь к Нему должна быть превыше любви ко всему другому.

Но ее поступок не столько разумный, сколько эмоциональный и его понять можно только имея те же эмоции ко Хри­сту. Да, ей может и не нужно было разбивать сосуд и выливать все масло на Христа, все 300 грамм! Думаю, запах от него не выветрился с тела и волос Христа, даже когда Он висел на третий день на кресте. Но разве любовь к Богу можно измерять граммами, горстями, процентами?

Разве Давиду нужно было идти впереди ковчега, впервые вносимого в Иерусалим, и ему царю плясать как шуту вме­сте с простолюдинами? Разве нам не понятна разумная оценка этого низкого поступка Давида его женой Мелхолой? Но разве любовь к Богу регламентируется одними знаками приличия? Объясните мне иначе как не страстной любовью к Богу жизнь тех же учеников, которые может не сейчас, но позже, возлюбив Христа всей своей жизнью, разбили алавастровые сосуды, уже не масла, но этой самой своей жизни у ног Христа. Разве не любовь ко Христу наперекор всем усмешкам и «кручениям у веска» влекла «неразумных» миссионеров в дикие страны проповедовать истину о Нем, о том Кого они любят и ради Кого живут?

Чем движимы вы в своей христианской жизни? Вы знаете, что можно быть правильным, но не праведным. Вы помните как Сам Христос определил праведность всего закона — возлюби Господа Бога твоего всею душою своею и всем сердцем твоим и всем разу­мом своим и всей крепостью твоей … ВОЗЛЮБИ!

Но любовь к Господу в конечном итоге достигает самых невероятных высот. Эту планку никогда не сможет достигнуть «разумная» самоправедность. Если бы только знала эта безвестная женщина что она на самом деле сделала? Иисус сказал: «она предварила помазать тело Мое к погребению». Другими словами она своим поступком предвозвестила крестную смерть Христа, а значит само Евангелие.

Интересно то, что согласно книге Исход миро использовалось для помазания скинии и всех элементов скинии, а также самих священников во время совершения служения в скинии. Другими словами, миро в Писании имело искупительное значение и подчеркивало великую ценность искупления. Иисус во исполнение закона по Божьему провидению был помазан и как «совершенная скиния» и как наш Первосвященник. Посмотрите, как все эти образы сплетены Павлом в Послании к Евреям:

Но Христос, Первосвященник будущих благ, придя с большею и совершеннейшею скиниею, нерукотворенною, то есть не такового устроения, и не с кровью козлов и тельцов, но со Своею Кровию, однажды вошел во святилище и приобрел вечное искупление (Евр.9:11,12).

Не потому ли Иисус сказал что везде, где не будет проповедано Евангелие, будет поведано и о том, что сделала эта женщина?

По всей видимости, все это делала она по причине явленной к ней милости Господа. Может быть она была исцелена? Или из нее подобно Марии Магдалине были изгнаны темные силы? Мы не зна­ем. Но мы знаем, что то, что вскоре Иисус сделает для нее … и для всех нас будет самым великим яв­лением милости и любви Божьей. Ибо смерть Христа является самым великим нашим приобрете­нием.

Интересно то, что согласно Евангелиям, именно после этой ситуации Иуда принял окончательное решение предать Христа. Его не устроила такая религия. Иуда в каком то смысле был верующим человеком. Но его вера не включала в себя ни смерть Христа, ни «не разумную» жертвенность ради Него. Его отно­шение ко Христу является ярким контрастом отношения женщины с алава­стровым сосудом. Вы знаете, почему неверующие люди не попадут на небеса? Потому что они им не нужны, во всяком случаю такие небеса, о которых повествует Библия, где спасенные смогут вполне насладиться лицезрением лика Христа и вечно прославлять Его, поклоняться Ему, жить для Него, служить Ему, любить Его.

Чем движимо ваше сердце? Испытайте свое сердце и пусть дело любви безвестной женщины станет для вас критерием истинного состояния сердца христианина.

Сергей Дрозд