Архимандрит венедикт оптина пустынь

  • «Бессмертный полк»
  • «Живая вода»
  • «Прекрасная дама»
  • 1905 год
  • 1917
  • 1917 год
  • 1937 год
  • 1945 год
  • 23 февраля
  • 40 мучеников Севастийских
  • 8 марта
  • 9 мая
  • charlie hebdo
  • «укропы»
  • Адам и Ева
  • Алапаевские мученики
  • Александр (Драбинко)
  • Александр III
  • Александр Кухта
  • Александр Македонский
  • Александр Мень
  • Александр Невский
  • Александр Первый
  • Александр Свирский
  • Александра Федоровна
  • Алексей Мороз
  • Алексиевич
  • Аляска
  • Амвросий (Оптинский)
  • Ангелы
  • Андрей Кураев
  • Андрей Ткачев
  • Анна Кузнецова
  • Антоний (Мельников)
  • Апокалипсис
  • Апостолы
  • Армянская церковь
  • Архангел Гавриил
  • Архангел Михаил
  • Ассоциация православных экспертов
  • Афганистан
  • Афон
  • Ахеджакова
  • Ахматова
  • БЕС комментариев…
  • Бандера
  • Барби
  • Без комментариев…
  • Бенедикт XVI
  • Библия
  • Благодатный Огонь
  • Бог
  • Боголюбово
  • Богомолов
  • Богородица
  • Богослужения
  • Божия воля
  • ВВС РФ
  • ВМФ РФ
  • ВОЗ
  • Вавилонская башня
  • Валентина Рябкова
  • Ванга
  • Варсонофий (Оптинский)
  • Варсонофий (Судаков)
  • Василий (Росляков)
  • Василий Ермаков
  • Ватикан
  • Великая Княжна Ольга
  • Великая Княжна Татьяна
  • Великая Отечественная Война
  • Великий Пост
  • Великобритания
  • Венедикт (Пеньков)
  • Вербное воскресенье
  • Верховная рада
  • Ветхий завет
  • Виктор Милитарев
  • Владимир Головин
  • Владимир Путин
  • Вознесение Господне
  • Воскресение Христово
  • Восток
  • Восточное Дегунино
  • Восьмой вселенский
  • Всеволод Чаплин
  • Второе пришествие
  • Вход Господень в Иерусалим
  • ГИА
  • ГМО
  • Гапон
  • Гельман
  • Генерал Скобелев
  • Георгиевская ленточка
  • Георгий Кочетков
  • Георгий Максимов
  • Герман Греф
  • Германия
  • Гимн
  • Гитлер
  • Глеб Грозовский
  • Гоголь
  • Горбачев
  • Господь
  • Григорий Распутин
  • Гроб Господень
  • Грудинин
  • Грузия
  • Грэм Филлипс
  • ДНР
  • Даль В.И.
  • Даниил Сысоев
  • Дарвин
  • Дворкин
  • Двунадесятые Праздники
  • Дегунино
  • День Победы
  • Джон Хантсман
  • Дмитрий Медведев
  • Дмитрий Смирнов
  • Донбасс
  • Донецк
  • Достоевский
  • Дунаев М.М.
  • ЕГЭ
  • Евангелие
  • Евангелист Лука
  • Евангелист Матфей
  • Евгений Родионов
  • Евгений Спицын
  • Евродурдом
  • Европа
  • Евросодом
  • Евросоюз
  • Египет
  • Екатеринбург
  • Елизавета II
  • Ельцин
  • Ельцин-центр
  • Ермолов
  • Закон Божий
  • Запад
  • Зеленский
  • Зюганов
  • ИГИЛ
  • ИНН
  • Иван Купала
  • Игнатий (Брянчанинов)
  • Игорь Тальков
  • Иерусалим
  • Израиль
  • Иисус Христос
  • Иларион (Алфеев)
  • Иларион (Оптинский)
  • Илий (Ноздрин)
  • Илия (Копылов)
  • Император
  • Иоаким Парр
  • Иоанн (Крестьянкин)
  • Иоанн (Снычев)
  • Иоанн Златоуст
  • Иоанн Креститель
  • Иоанн Кронштадтский
  • Иродиада
  • Исаакиевский собор
  • Кадыров
  • Катехизис
  • Киберпоп
  • Киев
  • Кирилл (Павлов)
  • Кирилл Фролов
  • Китай
  • Кличко
  • Княгиня Ольга
  • Князь Владимир
  • Князь Михаил
  • Козельск
  • Колчак
  • Константинополь
  • Конституция РФ
  • Кончита
  • Кочетковцы
  • Крест
  • Крестное знамение
  • Крестный ход
  • Крещение Господне
  • Крещение Руси
  • Кровавое воскресенье
  • Крым
  • Ксения Петербургская
  • Ксения Собчак
  • ЛГБТ
  • ЛНР
  • ЛЮДИ
  • Ленинград
  • Луганск
  • Лука (Войно-Ясенецкий)
  • Лукашенко
  • Лютер
  • М.В.Ломоносов
  • МДА
  • МЧС РФ
  • Макаревич
  • Малышева
  • Маннергейм
  • Марин Ле Пен
  • Мария Египетская
  • Мария Кикоть
  • Матильда
  • Матрона Московская
  • Мединский
  • Медовый Спас
  • Мелхиседек (Артюхин)
  • Меркель
  • Москва
  • НАТО
  • НЕ-юмор
  • НКО
  • Навальный
  • Наталья Поклонская
  • Не-юмор
  • Никодим Ротов
  • Николай II
  • Николай Гурьянов
  • Николай Сербский
  • Николай Чудотворец
  • Никон Оптинский
  • Нилус
  • Новороссия
  • Новый год
  • ООН
  • Обама
  • Одесса
  • Олесь Бузина
  • Олимпийские игры
  • Ольга Васильева
  • Ольга Четверикова
  • Онуфрий
  • Оптина пустынь
  • Оптинская весна
  • Оптинские новомученики
  • Оптинские старцы
  • Осипов А.И.
  • ПУПЕЦ
  • Паисий Святогорец
  • Пантелеимон великомученик
  • Парад Победы
  • Патриарх Алексий II
  • Патриарх Варфоломей
  • Патриарх Кирилл
  • Патрик
  • Первая мировая война
  • Петр (Кучер)
  • Петр I
  • Петр Мухин
  • Победа
  • Покров Пресвятой Богородицы
  • Порошенко
  • Пост
  • Правмир
  • Православие
  • Православная Церковь
  • Православный крест
  • Прародители
  • Преображение Господне
  • Причастие
  • Пророк Илия
  • Псаки
  • Путинвовсёмвиноват
  • Пушкин
  • РПЗЦ
  • Рай
  • Распятие
  • Рафаил (Берестов)
  • Рафаил (Романов)
  • Рафаиловские пчелки
  • Родина
  • Родительская суббота
  • Рождество Богородицы
  • Рождество Христово
  • Рокфеллер
  • Роман (Кошелев)
  • Романовы
  • Российская империя
  • Россия
  • Ротшильд
  • Русская Православная Церковь
  • СМИ
  • СНИЛС
  • СПбДА
  • СССР
  • СТРАШНО "красивые"
  • СТРАШНО «красивые»
  • США
  • Саакашвили
  • Савченко
  • Санкт-Петербург
  • Сбербанк
  • Светлая Седмица
  • Святая Троица
  • Святки
  • Святой Дух
  • Священное Писание
  • Севастьянов
  • Сепфора
  • Серафим (Вырицкий)
  • Серафим (Саровский)
  • Сербия
  • Сербская Церковь
  • Сергей Есенин
  • Сергей Матвеев
  • Сергий (Рыбко)
  • Сергий Куксевич
  • Сергий Радонежский
  • Серебренников Кирилл
  • Серебряков Кирилл
  • Символ Веры
  • Сирия
  • Смольный собор
  • Собчак
  • Собянин
  • Советская армия
  • Содомские Штаты Америки
  • Соколовский
  • Солженицын
  • Сорос
  • Сочельник
  • Спиридон Тримифунтский
  • Сретение Господне
  • Сталин
  • Страстная Седмица
  • Страшный суд
  • Стрелков
  • Суворов
  • Сутормин
  • Таинства Церкви
  • Тереза Мэй
  • Тимошенко
  • Типикон
  • Тихон (Шевкунов)
  • Трамп
  • Третий Рим
  • Троица
  • Трофим (Татарников)
  • Турция
  • УПЦ
  • УЭК
  • Украина
  • Украинская Православная Церковь
  • Ульянов В.И.
  • Успение Пресвятой Богородицы
  • Устав
  • Учитель
  • Фатимские явления
  • Фатимские явления "Прекрасной дамы&
  • Федор Емельяненко
  • Феодоровский собор
  • Ферапонт (Пушкарев)
  • Филарет (Дроздов)
  • Фотий (Мочалов)
  • Франциск
  • Хилари Клинтон
  • Ходорковский
  • Царская семья
  • Царственные мученики
  • Царь Иоанн Васильевич
  • Царь не отрекался
  • Царьград
  • Церковь
  • Цесаревич Алексий
  • Чернобыль
  • Чечня
  • Чубайс
  • ЭКО
  • Энтео
  • Эрдоган
  • Юрий Гагарин
  • Яблочный Спас
  • аборт
  • агрессия
  • ад
  • акция протеста
  • алкоголизм
  • американизирование страны
  • американская армия
  • анафема
  • англикане
  • аномалия
  • анти-закон
  • анти-здравоохранение
  • анти-катехизис
  • анти-культура
  • анти-образование
  • анти-православие
  • анти-православиеобновленчество
  • антироссийская агитация
  • антихрист
  • апостасия
  • армяне
  • артисты
  • архимандрит Матфей
  • атеизм
  • аферисты
  • банковская карта
  • банковский концлагерь
  • бедность
  • безбожие
  • бездуховность
  • безнаша Раша
  • безнравственость
  • безумство
  • белая гвардия
  • беременность
  • беснование
  • беспечность
  • библиотека
  • биоинженерия
  • биологическая война
  • биометрические данные
  • благоговение
  • благодарность
  • благодать
  • благополучие народа
  • благоразумие
  • благословение
  • блокада
  • блуд
  • бо
  • богатство
  • богоборцы
  • богословие
  • богохульство
  • боевики
  • болезнь
  • боль
  • боты-провокаторы
  • брак
  • братья наши меньшие
  • буддизм
  • будущая жизнь
  • бытовая техника
  • вакцинация
  • вандализм
  • вера
  • верность
  • ветераны
  • вечные мучения
  • взятка
  • виртуальная реальность
  • военная техника
  • воздержание
  • возрождение страны
  • воины Христовы
  • война
  • воля
  • воля Божия
  • вопрос
  • воровство
  • ворожба
  • воскресный день
  • воскрешение
  • воспитание
  • восприемники
  • враги Православия
  • вразумление
  • врачи
  • вред
  • время
  • высшее образование
  • гадания
  • ганьба
  • гастарбайтеры
  • геи
  • гей-парад
  • гендер
  • генная инженерия
  • геноцид
  • геноцид населения
  • география
  • герои
  • глобализация
  • гнев Божий
  • голод
  • гомосексуализм
  • гонения
  • гордость
  • гороскопы
  • государь
  • грех
  • дарвинизм
  • двойные стандарты
  • девственность
  • деградация общества
  • дедушка Кирилл и дети
  • декабристы
  • демография
  • день памяти
  • день скорби
  • депутаты
  • дети
  • дети лейтенанта Шмидта
  • детоубийцы
  • добродетель
  • доброта
  • донос
  • дочки-матери
  • дроны-убийцы
  • дружба
  • духовная борьба
  • духовник
  • духовное родство
  • духовное руководство
  • духовность
  • духовные дары
  • духовные ценности
  • душа
  • ереси
  • жена
  • женщины
  • жены-мироносицы
  • жестокость
  • живой журнал
  • жизнь
  • заблуждения
  • забота
  • загробная участь
  • загробный мир
  • законодательство
  • замена терминологии
  • заповеди
  • здоровье
  • здоровье нации
  • здравоохранение
  • земля Русская
  • зилоты
  • злость
  • зомбирование
  • зрада
  • игральные карты
  • игрушка
  • игумен-экуменист
  • иеговисты
  • иезуиты
  • иеромонах савватий грудев
  • избирательная компания
  • извращенцы
  • извращенцы-вон
  • икона
  • икона Пресвятой Богородицы
  • имена
  • индейцы
  • индиктон
  • индуизм
  • иноверие
  • интернет
  • интернетзависимость
  • инфекция
  • информационная война
  • информация
  • инцест
  • искренность
  • искусственный интеллект
  • искусство
  • ислам
  • исламизация Европы
  • исповедь
  • истина
  • история
  • история Руси
  • история Церкви
  • история нашей страны
  • исцеление
  • иудаизм
  • иудеи
  • иуды
  • йога
  • к
  • каббала
  • казачество
  • как нас дурят
  • как нас убивают
  • календарь
  • канон Андрея Критского
  • кара Божия
  • катастрофа
  • киборг
  • кино
  • клевета
  • книги
  • колдовство
  • коммунальные услуги
  • коммунизм
  • компьютер
  • компьютерная зависимость
  • конец света
  • конкурс
  • коран
  • коронавирус
  • коррупция
  • космос
  • кощунство
  • красный террор
  • красота
  • криминал
  • кришнаиты
  • ксенопатриотизм
  • культовые сооружения
  • кураевщина
  • курьезы
  • латиняне
  • легализация наркотиков
  • лекарства
  • лекарственные травы
  • лесбиянки
  • лже-Епифаний
  • лже-Романовы
  • лже-Филарет
  • лже-монашество
  • лже-праздники
  • лже-пророки
  • лже-чудеса
  • лжеучение
  • либерализм
  • литургия
  • лицедейство
  • лицемерие
  • ловец покемонов
  • ложь
  • лукавство
  • любовь
  • мавзолей
  • магия
  • майдан
  • майдауны
  • манипулирование сознанием
  • маразм
  • масоны
  • мастера переобуваться
  • материнство.
  • медицина
  • мечеть
  • мигранты
  • микрочип
  • милосердие
  • милостыня
  • мир
  • мировая война
  • мировое господство
  • мировое правительство
  • мировой банк
  • мировой кризис
  • мировой порядок
  • миссионерство
  • мистика
  • модернизм
  • молитва
  • молчание
  • монархия
  • монастырь
  • монашество
  • мораль
  • мормоны
  • мошенники
  • мощи
  • мрази
  • мракобесие
  • мудрость
  • мужество
  • мужчины
  • музыка
  • мученики
  • мысли вслух
  • мытарства
  • мэто надо знать
  • навстречу выборам
  • надежда
  • наказание
  • наложницы
  • наноэлектронные устройства
  • наркотики
  • народная песня
  • наука
  • наша Раша
  • нейтральные спортсмены
  • ненавистники Православия
  • ненависть
  • неонацисты
  • нищета
  • новомученики
  • нравственность
  • обеты
  • обновленчество
  • обработка данных
  • образ Божий
  • образование
  • одежда в храме
  • одержимость
  • одиночество
  • однополые браки
  • однополые семьи
  • оккультизм
  • окружающий мир
  • опасность
  • оправдание
  • организм человека
  • органы
  • оружие
  • осуждение
  • открытое письмо
  • отношения
  • отпечатки пальцев
  • очевидное невероятное
  • падшие ангелы
  • памятные даты
  • паника
  • папа Римский
  • паспорт
  • патриархия
  • патриот
  • патриотизм
  • педагогика
  • педофилы
  • пенсионная реформа
  • пенсионный фонд
  • пенсия
  • перемога
  • персональные данные
  • песни и пляски в храме
  • песни и танцы в храме
  • петиция
  • пиндосы
  • повышение пенсионного возраста
  • поговорки
  • поздравления
  • позор
  • показательная порка
  • покаяние
  • покемоны
  • поклоны
  • поминовение усопших
  • помощь
  • помощь Божия
  • пословицы
  • послушание
  • посмертная участь
  • постмодернизм
  • поучения
  • правда
  • правила
  • праздник
  • предание
  • предатели Православия
  • предательство
  • предрассудки
  • президент
  • прелесть
  • преступление
  • прививки
  • природа
  • притчи
  • провокация
  • программы-шпионы
  • происшествия
  • промышленность
  • пропаганда гомосексуализма
  • проповедники.
  • проповедь
  • пророчества
  • просто так
  • просьба о помощи
  • протестанты
  • прощение
  • психические расстройства
  • психология
  • раб Божий
  • радость
  • развлечения
  • разврат
  • развращение детей
  • разум
  • раскаяние
  • раскол
  • раскольники
  • распознавание лиц
  • рассказ
  • растление нации
  • революция
  • реклама
  • религия
  • репрессии
  • реформа
  • робот
  • родители
  • родители и дети
  • рождение
  • рок и священники
  • российская армия
  • русофобия
  • русские
  • русский дух
  • русский язык
  • садизм
  • сайентологи
  • самозванцы
  • самоубийство
  • санкции
  • сатана
  • сатанизм
  • свадьба
  • святость
  • святые
  • священство
  • секта
  • сельское хозяйство
  • семья
  • сила духа
  • символика
  • синагога
  • сионисты
  • сказки
  • скорбь
  • слава
  • славянская письменность
  • смерть
  • смирение
  • смута
  • смысл жизни
  • сны
  • соблазн
  • совесть
  • совет
  • современное творчество
  • современность
  • содомский грех
  • социальные сети
  • спам
  • спорт
  • справедливость
  • старец
  • старообрядчество
  • старость
  • старушки в храме
  • статистика
  • стволовые клетки
  • стихи
  • страсти
  • страх
  • страх Божий
  • суд
  • суррогатное материнство
  • счастье
  • театр
  • телевидение
  • теплохладность
  • терпение
  • терроризм
  • техника
  • толерантность
  • торговля
  • тотальная слежка
  • традиции
  • трансгуманизм
  • трансплантология
  • трапеза
  • тропарь
  • убийство
  • угроза миру
  • украинские «чудеса»
  • украинский язык
  • укро-нацисты
  • униаты
  • уничтожение России
  • уничтожение мира
  • утешение
  • учеба
  • учебники
  • учитель
  • фальсификация
  • фальсификация истории
  • фанарский маразм
  • фаст-фуд
  • фашизм
  • фашисты
  • феминизм
  • фестиваль
  • философия
  • футбол
  • характер
  • хасиды
  • хеллоуин
  • храм
  • хунта
  • целомудрие
  • цензура
  • церковная музыка
  • церковно-славянский язык
  • человек
  • человек-робот
  • чем нас травят
  • чип
  • чипирование
  • чудеса
  • чудо
  • школа
  • эволюция
  • эвтаназия
  • экология
  • экономика
  • экспансия в Россию
  • экстрасенсы
  • экстремальные ситуации
  • экстремизм
  • экуменизм
  • электронная база
  • электронная война
  • электронные документы
  • электронный концлагерь
  • элита
  • эмбрион
  • эпидемия
  • эстрада
  • эта музыка будет вечной
  • это
  • это надо знать
  • ювенальная юстиция
  • юмор
  • язычество

«Вся деятельность отца Венедикта была пронизана поиском воли Божией»

К 40-му дню по преставлении ко Господу архимандрита Венедикта (Пенькова), наместника Оптиной пустыни, о старце рассказывает насельник обители игумен Филипп (Перцев).

Отец Венедикт. Успение Пресвятой Богородицы. 2017 г.

– Отец Филипп, в проповеди у гроба отца Венедикта вы подчеркивали его дар отцовства, в чем он проявлялся?

– Это трудно объяснить тем, кто сам не испытал на себе этого благого ига его отцовской любви – строгой, ответственной, искренней. Каждый, попадающий в зону этого тщательного внимания отца Венедикта, чувствовал, что твои грехи излишни, а потому подлежат безжалостному истреблению, а душа многоценна. В отношении своей братии он был очень взыскателен. Часто цитировал слова Писания: Аще же без наказания есте, ему же причастницы бышавcи, убопрелюбодейчищиесте, а не сынове (Евр. 12, 8).

В 4-м слове у преподобного Иоанна Лествичника есть такое замечание: «…как несправедливо и жалко было бы вырвать хлеб из уст голодного младенца, так и наставник душ делает вред и себе и подвижнику, если не подает ему случаев к приобретению венцов, какие он, по его примечанию, может на всякий час заслуживать перенесением досад, бесчестий, уничижений и поруганий». Вот это про отца Венедикта!

Многие сейчас вспоминают его строгость – приведут пример, а то и сразу несколько, а потом замолкают и парадоксально резюмируют, что, при всем при этом, какой же он был милостивый… То есть это уже подключается переживание сердца.

Надо сразу отметить, что все эти воспоминания о его жесткости практически уже не касаются последних, по крайней мере двух, лет его жизни, когда то, что у него было внутри, он уже просто не мог более скрывать и стал таким благодушным старчиком.

А до этого, да, мы чувствовали на себе порою даже деспотичный стиль его управления, но плоды были неизменно благодатны.

Он умел, гневаясь, не согрешать (Еф. 4, 26). Даже если он кричал на тебя и отчитывал. Помню, однажды один брат рассказывал, как он брел после очередной взбучки и думал, что в таком состоянии люди, наверно, и кончают счеты с жизнью… Но как только он дошел до келлии, его просто накрыла молитва старца, он ощутил в сердце такую преизобилующую благодать, что потом говорил: «Готов хоть каждый день терпеть еще более изощренные пытки для самолюбия, лишь бы только приобщаться этого дара Божественного присутствия в душе».

У преподобного Нектария Оптинского есть такое внушение послушнику: «У тебя три страха: первый страх – отречения от монашества бояться; второй страх – начальства бояться; третий страх – молодости своей бояться». Казалось бы, зачем христианину начальства бояться, да? А вот преподобные старцы считали это важным. И отец Венедикт явно управлял в духе их традиции.

Отец Венедикт на память прп. Амвросия. 2016 г

– Наставления оптинских старцев у братии были на слуху?

– Конечно. На трапезах постоянно их жития читались, в дни памяти старцев их поучения вспоминались. Кто из нынешней оптинской братии, например, не знает, что старец Лев Оптинский свое чадо отца Геронтия назвал по имени только один раз в жизни, когда читал ему напутственную молитву при отъезде его из Оптиной вследствие назначения его игуменом Калужской Тихоновой пустыни? А так – за буйный темперамент смирял прозвищем «Горлантий». Он и будущего преподобного Амвросия в его бытность послушником называл «Химерой»…

– Скорее, подобные эксперименты над послушником большинству читателей сейчас известны по книге «Моя жизнь со старцем Иосифом» ныне ставшего также уже старцем Ефрема Филофейского…

– Отец Венедикт, кстати, не совсем понимал нынешнего нашего увлечения греческим опытом. Не был любителем поездок за рубеж. Сам он не был ни на Афоне, ни в Иерусалиме. Любил повторять: «В Оптиной и Рим, и Иерусалим, и Афон – все заключено». Если и выезжал в отпуск, то порыбачить на Селигер. Но и туда брал с собой несколько братьев, наставлял их там в беседах у костра.

Он был сторонником развития собственно русской монашеской традиции

Он был сторонником развития собственно русской монашеской традиции. Считал, что у нас есть свои корни. «Разве нам чего-то не хватает, чтобы жить во Христе, спасаться?» – спрашивал он.

Хотя, например, старца Паисия Святогорца он очень любил, сам читал и нам фрагменты зачитывал. А в отношении каких-то других греческих авторов, которых он, конечно, тоже читал, знал, – мог прямо так и указать, что вот это нам, в Оптиной, не подходит, так как это наставление идет вразрез с традициями оптинских старцев.

Мог и предостеречь, что какой-то отдельно взятый на вооружение аскетический принцип может быть даже вреден, потому что ты, опираясь на него, в своей традиции всецело подвизаться уже не сможешь, но и полноты того же греческого опыта не имеешь. Так и останешься: ни то, ни се.

В духовной жизни, наставлял, лучше идти проторенными тропами наших святых предшественников, которые наверняка спаслись.

– Что из традиций дореволюционной Оптиной отец Венедикт старался возродить?

– Здесь можно говорить о нескольких аспектах такого рода преемственности. Отец наместник, прежде всего, радел о возрождении самого духа оптинского старчества, возобновлял и конкретные установления, которые отцы прежней Оптиной перенимали еще у своего духовного предтечи – преподобного Паисия Величковского. Так, отец наместник ввел систему воспитания братии, которая зиждется на трех основных столпах.

Во-первых, это частые беседы настоятеля или его преуспевающих учеников с братией, в ходе которых переосмысляется святоотеческое наследие применительно к частным случаям нашей текущей монастырской жизни.

Во-вторых, это частая исповедь и откровение помыслов. Причем исповедь не формальная, а глубинная, проливающая свет во все доступные твоему личному ведению уголки твоей души. Братия, вне зависимости от того, послушник ты или архимандрит, исповедуется у нас три-четыре раза в неделю – каждый у своего назначенного духовника. Это у нас человек 15 выбранных так называемых «старцев» – не по благодати какой-то особой открывшейся у них харизмы, но по послушанию окормляющих по 15–20 братий каждый. Эти «старцы» раз в неделю исповедовались у отца наместника и открывали ему в том числе и какие-то требующие его молитвенного попечения или совета проблемы своих пасомых. Отец Венедикт, конечно, уже многочисленную братию, числом более 220 монахов, всех исповедовать сам не мог. Хотя был всегда очень внимателен к каждому. Все видел, замечал, за малейшие оплошности, в которых проявлялась внутренняя неустроенность или расслабленность, строго взыскивал. Мог, например, за минутное опоздание на богослужение дать множество поклонов, которые брат тут же начинал класть, и т. п.

И наконец, в-третьих, важно было очень внимательное прохождение Иисусовой молитвы. При этом делании необходим постоянный совет с духовником. Молитва эта состоит всего из нескольких слов, но то содержание, которое они вмещают, и те состояния, которые открывают душе, – это огромная область духовного опыта, которую невозможно описать за одну беседу. Сразу ничего здесь не объяснишь. Это поступательное погружение в самого себя. Только тогда, когда ты сможешь подняться в этом делании на определенную ступень, тебе откроется нечто, о чем ты уже осознанно спросишь у своего наставника, и т. д. Ты не поймешь, если тебе начать говорить о том, что будет дальше. Эта наука постигается только изнутри, но при всецелом руководстве.

Архимандрит Венедикт в библиотеке Свято-Троицкой Сергиевой лавры.

Вот, собственно, три важнейших составляющих применяемой у нас системы воспитания братии.

Для Иисусовой молитвы отец Венедикт даже изобрел специальные четки: спиралью нанизанные на леску мельчайшие деревянные бусинки скользили, незаметно перебираемые, по его руке. Он впервые сам выточил эти четки еще в лавре, когда был ее насельником, а потом, так же продолжая сам мастерить, даже отправлял их уже из Оптиной пустыни по просьбе афонитов на Святую гору.

Нельзя сказать, чтобы он редко говорил об Иисусовой молитве, – но она не была главной темой его поучений. Чаще он, особенно те проповеди, которые обращал к паломникам, сводил к теме целомудрия. Молитве же братию он наставлял, прежде всего, примером. Он сам был ревностным делателем Иисусовой молитвы, пребывая в ней непрестанно. Иногда это какими-то всполохами озарений отражалось на его всегда сосредоточенном лице.

Однажды, как его келейник, я просто возопил: «Батюшка, у нас такой режим (постоянно надо было в наместническом корпусе кого-то принимать, других провожать, третьи были уже на подъезде…)! – Какое там чтение правила, канонов… Когда их читать?!»

Батюшка тогда к 5-ти утра ежедневно вставал на полуношницу, потом минут 20 отдыхал, внутренне собираясь, и с 8-ти утра как начинал, так до 11 вечера и вел прием самых разных посетителей: и благочинные к нему приезжали по несколько человек, и архитекторы, и просто за советом народ валил – это был нескончаемый поток!..

Я был в растерянности, и тогда он со мной поделился следующим: «Ты знаешь, я страдал в лавре от приступов астмы и настолько плохо себя чувствовал, что часто ночью просыпался и не мог дышать. Я тогда понял, что я не могу ходить на полуношницу, сказал об этом отцам Кириллу и Науму, и они благословили меня жить в другом режиме: вставать ночью на молитву…».

Архимандрит Венедикт в своей келии. Свято-Троицкая Сергиева лавра

Поначалу это ему давалось очень сложно. Он и так приучил себя к краткому сну, а тут и его надо было прерывать, рассекая молитвой надвое. Просыпаться среди ночи было так тяжко, что он, рассказывал, скатывался на коврик, постеленный на полу его сыроватой келлии, и катался по нему до тех пор, пока не проснется: туда-сюда, туда-сюда… Так он в свое время приучил себя к ночной молитве.

Выслушав всё это, я как-то притих.

Также и в Оптиной пустыни, назначенный сюда в 1990-м году наместником, он еженощно совершал правило Иисусовой молитвы. Бдел над своими чадами. Старец Наум (Байбородин), его лаврский духовник, говорил про него: «Отец Венедикт, как апостол Павел, всех своих чад носит в сердце».

– Владыка Гурий, епископ Арсеньевский и Дальнегорский, передавал, что отца Наума тогда еще по лавре поражали у отца Венедикта особые дары целомудрия и Иисусовой молитвы.

– Когда на Исповеди, бывало, искушаемая братия могла посетовать на обилие женщин в Оптиной пустыни, наместник мог искренне не понимать: что смущает? Для него все эти томления казались совершенно надуманными. В этом плане меры предпринимались исключительно по настойчивому ходатайству других духовников, понимающих, чем тяготится братия.

– Отец Венедикт советовался при принятии решений?

–Вопрос непростой. Отец наместник был харизматик. Он 27 лет, начиная с поступления в семинарию, прожил в лавре под руководством таких старцев, как отцы Кирилл (Павлов) и Наум (Байбородин), а потом еще столько же возглавлял Оптину пустынь, – он уже сам стал старцем. Конечно, он прислушивался к тому, что говорили братия Духовного собора обители, но мог отстаивать перед всеми и что-то один, если чувствовал, что это соответствует воле Божией.

Он был послушником Божиим. Вся деятельность отца Венедикта была пронизана поиском воли Божией. Святые отцы ставят дар рассуждения даже выше дара любви, потому что любовь без рассуждения падает. Отец наместник, рассуждая, мог даже провоцировать братию начать отстаивать свою позицию…

– И не считал это за непослушание?

– Нет. Я думаю, он во многом перенял манеру отцов Кирилла и Наума задавать встречные вопросы вопрошающим: «А ты-то сам как думаешь?» Отец Венедикт даже заострил этот прием. Мог озадачить каскадом вопросов, так что человек уже оказывался в растерянности, терял свою позу всезнания, а потом отец наместник так все ловко обернет в шутку, что и вопрошаемый вроде смеется, не уязвлен, а с другой стороны, урок получил…

Отец Венедикт старался, чтобы каждый человек раскрылся максимально.

Игумен Филипп (Перцев) – Да-да, преподобный Паисий Святогорец тоже говорил, что пригревает каждого приходящего, как на солнышке, пока из него не поползут змеи… А потом он помогал их давить.

– В отношении монастырской братии это, прежде всего, конечно, касалось гадов своеволия. Посмотреть со стороны, так с ним в плане ведения дел и исполнения чисто внешних хозяйственных послушаний бывало, казалось, невыносимо сложно: вот он что-то благословил, наутро изменил решение, снова позвал и сказал делать так, как было с самого начала.

– А что это давало – обнаружение духовной реальности, ее примата над повседневностью?

– Да, дело отходило на второй план, но все равно оставалось в поле его пристального внимания. Он, как усердный хозяин, управляющий не только внутренней, но и внешней жизнью обители, никогда не пренебрегал потребным. Во все вникал.

Однажды братия предложила ему приобрести аппарат для приготовления сгущенного молока и тут же стала перечислять доводы: «Мы же не пьем молоко, когда идут многодневные посты? Что из него делать – творог? Не долежится. Сыры? Тоже будут не первой свежести. А вот сгущенное молоко…».

Но отец наместник не соглашался.

– В письмах у преподобного Паисия Святогорца, которого так любил читать отец Венедикт, есть про то, что сгущенка обостряет плотскую брань…

– Он и не благословил! «Нет! – и всё. – Какое еще сгущенное молоко?!»

Безусловно, он руководствовался не только насущной пользой и соображениями удобства, но, с другой стороны, там, где все это не противоречило внутренним установкам, таковые намеренно не отрицал.

Помню, я долгое время был рухольным. У меня был целый цех женщин в подчинении: шили, латали, подгоняли облачения. Однажды один благотворитель звонит: «Закрываю фабрику. Пригоняй машину, а то и две, – загружу тебе ткани!»

Я – к отцу наместнику. Он благословил. Пока я бегал, оформлял командировку тем, кто поедет, – потому что сам я тогда все же не мог отлучиться из монастыря, – вот уже машины заправили, водители стоят, ждут, поторапливают. Идем к наместнику за последним благословением, а он огорошил: «Ехать не благословляю!» Как так?! «Отец наместник, – говорю, – у меня склад пустой. А тут такая возможность…». И бровью не ведет. Доводы слушать слушает, – а сам ни в какую! «Нет, не убеждай, я все равно не благословлю. Вон сколько людей гибнет на дорогах в авариях…» – вдруг проговорился он. Меня как током ударило. Просто так отец Венедикт ничего говорить бы не стал… Так мы и не поехали. Кто знает, какие там ухищрения были подстроены диаволом, и что Господь отцу Венедикту открыл. Зная, что отец наместник ищет волю Божию всегда и во всем, братия его и не решалась ослушаться.

Послушание – один из монашеских обетов. Его сложнее всего исполнить, так же как сохранить целомудрие даже в мыслях и ничего не иметь ради Бога. Не напрасно же святые отцы именно сии три добродетели вменили в высоту иноческого подвига. Отец Венедикт зорко хранил братию по всем этим трем фронтам.

– Часто приходилось слышать о нестяжательности отца Венедикта, его помощи самым разным людям, – теперь многие вспоминают, как он кому помог.

– Да, сам он был крайне нестяжателен. К рукам отца наместника ничего не прилипало. Если что и дарили ему, он тут же все раздаривал дальше. Мог специально, как-то провидя сложности у кого-то, вызвать к себе человека, сидеть с ним беседовать на отстраненные темы, потом вдруг, уже прощаясь, как будто невзначай поинтересоваться: «У тебя же операция будет?» – «Да, батюшка, помолитесь». – «Но она денег стоит?» И, удостоверившись, что нужда действительно есть: «На, вот возьми», – протянет, не глядя. А это оказывалась как раз та сумма, которая покрывала расходы.

Молился, пытаясь понять, о ком какая воля Божия, в каком направлении надо человеку идти

Он вообще о многих даже трудниках, более-менее постоянных паломниках знал, кто как живет, у кого какая судьба. Не только братию, а вообще уйму народа вмещал в свое сердце, молитвенно, – да и не только молитвенно, – опекал. Молился, пытаясь понять, о ком какая воля Божия, в каком направлении надо помочь человеку идти.

В обитель он принимал даже глубоких старчиков, если по молитвенном рассуждении чувствовал, что человек имеет желание смиряться, усердие к молитве, ревность к богослужению. Я знаю, что даже на Афоне в общежительные монастыри стараются после 50-ти не принимать: мол, зачем пришел, чуть-чуть потрудишься, а потом за тобой уход нужен. В том, как поступал отец Венедикт, тоже проявлялось его милостивое сердце.

– Без милости, известно, Богу угодить невозможно.

– Да. Кстати, у его гроба я видел многих из тех, кто в свое время даже покинул Оптину. То есть у них не осталось ни обиды, ни ропота на наместника, – иначе бы они не пришли проститься с ним.

За ворохом листвы, во время осени его жизни опавшей, они смогли прозреть ту цельную громаду его крепкого, укорененного в святоотеческой глуби, духа, простирающего свои побеги в выси, для многих из нас недоступные.

В основном многие из покинувшей нас братии и сейчас в монашестве – они ушли не в мир, а просто перешли в другие, менее экстремальные, как им, может быть, тогда казалось, обители.

С отцом наместником

Несмотря на то, что от «евлогианского» набора тех сорока человек, кто был призван при отце Евлогии (Смирнове), потом возглавившем Владимирскую кафедру, в нынешней братии осталось всего пятеро, отец Венедикт смог собрать удивительно цельное, единое по духу братство.

Что бы там ни говорили про его горячность, он всегда был чрезвычайно аккуратен в словах. Мыслил их какую-то сущностную глубину. Бывало, скажешь что-нибудь при нем. «Что ты сказал?! Ты только подумай: что ты сказал?!» – тут же вразумит. Или напишешь. «Что ты тут написал? – вызывает, возвращая бумагу. – Переписывай».

Поэтому он и не любил разговоров на мирские темы. Уж очень легко тут согрешить, сказать слово, ненужное Богу.

Ни на что, не имеющее у Бога цены, он понуждал себя и нас не размениваться

Ни на что, не имеющее у Бога цены, он понуждал себя и нас не размениваться.

Он был очень внимателен к людям. Не подавлял личность другого человека, не требовал от монахов быть своей копией. Ценил внутреннее своеобразие каждой души. Всматривался, о каждом молился. «Нет, вот, а этот брат? – помню, бывало, обратит внимание Духовного собора. – Он ведь такой-то, тяготеет к тому-то. Давайте дадим ему возможность?» – это если, допустим, кто-то к большему молчанию стремится, к уединенной скитской жизни, или желает молиться по ночам.

Неравнодушный, заботливый пастырь! Эти его хлопоты простирались, между прочим, не только на братию. Он помогал матерям, оставшимся без попечения после ухода сына в монастырь. Просто одиноким старикам, многодетным семьям. Монастырские поля засеивались всегда, по его благословению, с лихвой. После уборки урожая картошки собранное развозили машинами: и в Московскую духовную семинарию, и в приюты, и в богадельни. Да и просто нуждающиеся могли всегда прийти к наместнику, написать прошение на оказание помощи.

Сохранять себя в рамках, возгревающих сердце любовью

Отец Венедикт часто вспоминал, как в годы его юности экономить приходилось буквально на всем. Также и братию учил не распускаться, довольствоваться самым малым, не наглеть. Сохранять себя в рамках, возгревающих сердце любовью. Мы очень долго уговаривали, помню, его пересесть на иномарку, а он все на «Ниве» да, если на дальнюю межгородскую дистанцию, на «Волге» ездил. Для этих раритетов после 1990-х годов уже и запчасти-то найти было трудно, а он все старался этими «средствами передвижения» довольствоваться.

Ряса у него ходовая постоянно с заплатками была. Да разве что еще одна висела в келлии праздничная, для богослужений, и еще приберегал специальную для приема гостя уровня Святейшего. У нас и у простых иеромонахов облачений больше! Когда отец наместник преставился, к нему в келлию после погребения братия собралась, как водится, взять каждому что-то на память, – а разбирать-то и ничего!

У него, кстати, даже иконы были наперечет, буквально несколько образов в его молитвенном уголке, который мы решили сохранить в неприкосновенности. Он даже говорил, что множество икон рассеивает при молитве.

Погребение

– Как он еще учил внутреннему сосредоточению? Новоначальным иногда советуют руками, например, при ходьбе не размахивать, – могут и еще какие-то даже касающиеся чисто внешнего поведения приемы подсказать…

– Наставлял: идешь, монах, по монастырю, увидел – какая-то дощечка лежит, возьми ее, найди ей место, приспособь. Во всем во святой обители рачительность должна быть. Такая бдительная исправность вообще настраивает человека и на внутреннюю собранность.

– Как отец Венедикт служил?

– О, это надо видеть его за богослужением! Как горел и был неотмирен тогда его взор, парящий где-то далеко-далеко, поверх всего, во что в другое время он так заботливо вдумывался. Все остальные вопросы на службе отходили для него не на второй, а на какой-то сотый-тысячный план, – так высоко он мог подниматься духом. Этого невозможно было не восчувствовать.

Как глубоко и проникновенно он собеседовал с Господом в клети своей души по Причастии…

Перед нашими глазами – жизнь богоносца, ревнителя славы Божией.

Отец наместник являл нам пример во всем. Слова нужны, но, как говорил Григорий Богослов: «Каждое слово можно оспорить другим словом. Жизнь же чем оспоришь?»

Архимандрит Венедикт. Опыт неформального некролога

В 15 минут пополуночи 22 января в московской больнице, в возрасте 78 лет, скончался архимандрит Венедикт (Пеньков), который двадцать семь лет был Наместником Святейшего Патриарха, управляя одним из самых известных и любимых русским народом монастырей – Оптиной Пустынью.

Ровно 27 лет назад, 20 января 1991 года, в день Пророка Иоанна Предтечи, престольного праздника Оптинского Скита, прибыл он в Оптину Пустынь, принимая управление обителью. Уже полгода монастырь оставался без руководства, поскольку его настоятель архимандрит Евлогий после тяжелейшей аварии находился в больнице. Обитель, отданная Православной Церкви 17 ноября 1987 года, медленно поднималась из руин. Это был первый из открытых в Советском Союзе монастырей (после Данилова монастыря, переданного под резиденцию Патриарха Московского). Здесь было уже около сорока человек братии, строгий монашеский устав богослужения, уже был восстановлен центральный Введенский собор, многие братские корпуса и частично разрушенная ограда. И хотя вокруг виднелись остатки фундаментов и бесприютные стены других храмов и колокольни, а проблем еще было гораздо больше, чем залатанных наспех дыр, – то было время великого духовного подъема, когда сквозь асфальт безбожия медленно, но верно начали прорастать первые ростки духовной жизни.

Архимандрит Венедикт – это целая эпоха в жизни нашей Церкви. Первая половина его церковной деятельности, время возрастания и духовного возмужания, прошло в стенах Троице-Сергиевой Лавры. Там он окончил Духовную семинарию, а потом и Академию; был пострижен в монашество и рукоположен в священный сан. Там он стал верным учеником архимандритов Кирилла и Наума, на протяжении двух десятков лет общаясь с ними, по его словам, практически каждый день. Там вместе с архимандритом Алексеем (Поликарповым) он стал одним из самых любимых народом духовников. Игумен Виссарион даже сочинил в 80-е годы стишок о них: «Два столпа у Лавры всей: Венедикт и Алексей».

В течение многих лет каждый день игумен Венедикт несколько часов исповедовал в надвратном Иоанно-Предтеченском храме, куда приезжали его многочисленные духовные чада. А после трапезы принимал тех, кто нуждался в более продолжительной беседе, в сторожке на проходной или у себя в келье. Кроме духовничества он исполнял еще несколько важных послушаний: главного бухгалтера монастыря, библиотекаря, почтальона, пел на клиросе. За год до утверждения в должности наместника Оптиной Пустыни он был назначен скитоначальником Гефсиманского скита и начал восстанавливать его из полнейшего запустения.

В библиотеке Троице-Сергиевой Лавры

Наместника в Оптину искали с большим рассуждением – ведь в чем-то это место гораздо более ответственное, чем большинство епископских кафедр. Отец Венедикт рассказывал, что и сам он очень сомневался, видя всю сложность предстоящего служения. Но старцы-духовники благословили, посылали и к блаженной Любушке в Сусанино. Она сказала: «Да, Венедикт, Венедикт может быть».

Вначале Патриарх предложил ему выбор: Наместником в Оптину или духовником в Дивеево. Отец Венедикт сразу понял, что если он и дальше продолжит исповедывать, то его сердце долго не выдержит. И, хотя в Дивеево было много его духовных чад, он без сомнений выбрал Оптину.

В своей келии в Троице-Сергиевой Лавре

Тем более что состояние его здоровья было удручающим. Отец Венедикт сам не понимал, как он может возглавить такой монастырь. Ведь еще недавно приступы астмы были столь сильными, что он мог спать только сидя, задыхался сразу же, как только начинал говорить, не мог окончить возгласа на богослужении. Но Патриарх сказал, что Господь укрепит его. И в первый же день по приезде в обитель отец Наместник с удивлением заметил, что ему совершенно не нужен баллончик-ингалятор, которым с того дня он ни разу не пользовался, хотя в Лавре вынужден был применять его много раз на дню. Так совершилась воля Божия – об этом Оптинский Наместник часто вспоминал, когда ему становилось невмоготу управлять монастырем, но проситься на покой он уже не решался.

Патриарх возвел игумена Венедикта в сан архимандрита и, встретив в родной обители Крещение, он отправился в Оптину. И вот в 52 года начался в жизни отца Наместника новый этап. Хотя его жизнь «у преподобного Сергия» была исполнена немалых трудов и подвигов самоотвержения и жертвенной любви, предстоящая деятельность явилась не возвышением, не ступенью церковной карьеры, а суровым крестом, принятым им ради любви ко Христу.

В своем рабочем кабинете в Оптиной пустыни. 2006 г.

Став настоятелем, отец Венедикт года через два прекратил исповедовать своих духовных чад, поскольку почувствовал, что совмещение обязанностей Наместника и Духовника ему не по силам. Но рекомендуя избрать себе духовников, он не отказался от Отцовства в духе и в крайних случаях всегда принимал и разрешал вопросы своих чад, отвечал на их записки, а самое главное – не оставлял своей молитвы, что чувствовалось с несомненной убедительностью. Архимандрит Наум говорил, что отец Венедикт носит своих чад в самом сердце. За этими простыми на первый взгляд словами стоит подвиг веры, глубочайшей ответственности и сострадания его широкого и мудрого сердца.

Личный подвиг молитвы чаще всего оказывается сокрытым от людей, но в отце Венедикте за внешней суровостью и крайней собранностью всегда чувствовалось непрестанное предстояние Богу. Не внешним положением, не саном, а именно своей внутренней громадой этот невысокий ростом человек всегда был значимым в любом обществе, даже среди людей гораздо более высокого положения. Тайный подвиг ночной молитвы, который отец Венедикт начал еще в Лавре преподобного Сергия, он не оставлял и впоследствии. По состоянию здоровья он постепенно прекратил посещать братскую полуношницу, да и в храме бывал не каждый день, но действие Иисусовой молитвы очень часто запечатлевалось в чертах его лица, а тоненькая ниточка из деревянных бусинок, охватывающая петлей его ладонь, непрестанно двигалась. Этот вид четок он разработал сам еще в Лавре и изготавливал своими руками, посылая по просьбе монахов даже на Афон.

Иоанно-Предтеченский скит Оптиной пустыни. 2017 г.

Нельзя сказать, что сложившееся братство Пустыни легко приняло нового Наместника. Слишком отличался он от прежнего мирного и деликатного архимандрита Евлогия (ставшего впоследствии митрополитом Владимирским). Волевой и особо не нуждавшийся в советах отец Венедикт изменил богослужебный устав и весь уклад жизни монастыря стал приводить к подобию Сергиевой обители, где прошла большая часть его жизни. Часть прежних иноков оставила Оптину в первые полгода, кто-то ушел позднее. Это был тяжелый этап взросления, словно отрочество, пришедшее на смену во многом яркому и вдохновенному периоду детства. Немало суровых испытаний пришлось пережить Наместнику: тут и трагическая гибель трех убиенных на Пасху 93-го иноков, и утрата других верных помощников и братий. Даже во многих словах невозможно описать всю многотрудную и исполненную искушений и вражеского незримого противостояния жизнь монастыря.

Но обитель, прославленная жизнью великих Оптинских старцев, удаленная от крупных городов, влекла к себе многих ищущих истинного монашества. Хотя постепенно повсюду начинали возрождаться иноческие обители, Оптина Пустынь не затерялась в их рядах, превратившись в мощный, известный всему миру монастырь. Были отстроены и подняты из руин храмы, колокольня и другие постройки, проложены уникальные гранитные мостовые. Храмы получили благолепный вид и новые росписи, наполнились утварью, изящным резным убранством и иконами. Здесь каждый день совершается от двух до пяти литургий, службы отличаются особым благоговением и скупой монашеской красотой, строгим и неспешным молитвенным пением. Количество братии в прошлом году превысило 220 человек, с каждым годом увеличивается и число паломников.

С гостями. 2017 г.

При отце Венедикте были прославлены тринадцать Оптинских старцев и несколько новомучеников и исповедников монастыря. Удалось обрести оскверненные безбожниками мощи десяти старцев. Некоторые погребенные в различных местах подвижники и исповедники были перезахоронены в родной обители. Были изданы жизнеописания и творения старцев, исследования и воспоминания, посвященные Оптиной Пустыни.

Одна из главных черт, определявших весь путь архимандрита Венедикта, – это его пламенная ревность о вере. Глубочайшей благоговейной верой определялись все его успехи и многочисленные достижения. Он был поистине ревнитель благочестия с неравнодушным сердцем. С огромным благоговением и трепетной верой относился он к великому чуду – схождению Благодатного огня в Иерусалимском храме Гроба Господня. С большим трепетом ждал он каждый год известия в Великую Субботу о том, что «благодатный огонек» в очередной раз сошел.

Требуя от других евангельской чистоты и искренности, он и сам всегда являл пример крайнего благоговения ко святыне. У всех останутся в памяти службы, которые он совершал, – чинные, неспешные, исполненные царственной торжественности и одновременно молитвенные. Его бархатный баритон был слышен даже в дальних уголках храма, вдохновляя всех присутствующих с трепетом предстоять Господу.

Вера была главным сокровищем этой души. Он так любил истины, содержащиеся в сокровищнице Церкви, часто с детской непосредственностью делился какой-то мыслью, вычитанной у Святых Отцов или в Писании. По многу дней вращая в уме обретенное сокровище, он удивлялся и рассуждал, а иногда и развивал эти мысли, то поражая окружающих вновь открывшимися гранями, то наоборот, смущая каким-то смелым суждением, идущим вразрез с учением Церкви. Это было не надуманное фантазирование, а живое глубочайшее переживание, он жил этим. Можно было бы и не писать об этом, храня некую формальную правильность «жития», но лучше постараться увидеть эти особенности такими, какие они были, чем, замолчав, прикрыть завесой полуправды.

На подсобном хозяйстве. 2009 г.

Будучи творческой личностью, отец Венедикт все стремился сделать как можно лучше, красивее, разумней. Достаточно вспомнить, в какие столкновения и споры превращалось утверждение эскизов храмов, росписей, установка икон в храме, утверждение строительства нового корпуса! Он вмешивался во все: в работу инженеров, которые заливали фундамент, в проекты архитекторов, предлагавших чертежи храмов, в издательское дело и оформлени

2010 г.

е книг. Не всегда это было удачно и зачастую сильно мешало делу. Он утверждал, потом решал по-новому, по многу раз меняя свои благословения. Однако, все эти вопросы были для него не внешними, а глубинно значимыми, поскольку он чувствовал ответственность пред Богом за их решение. Работать с ним было сложно, но в этом проявлялось его неуемное стремление к совершенству.

Так и в понимании частных вопросов богословия он иногда переходил черту, искал, обдумывал, а порой, увлекшись, спотыкался. Но проходило время, и он прислушивался к мнению тех, кто пытался осторожно его исправить, и потом, хотя и с некоторой неохотой, отказывался от кажущейся ему столь красивой идеи, поскольку она была не в созвучии с Истиной Отцов.

Это был строгий пастырь, часто не жалеющий своих чад внешней человеческой снисходительностью, но ставящий их перед бескомпромиссным судом Евангельской Истины. Смотревшие на жизнь обители извне часто высказывали братии сочувствие в том, что они живут в такой строгости; бывало, не удерживались от ропота и сами иноки. Но, пройдя через разнообразные искушения, многие понимали, насколько необходима и плодотворна была требовательность отца Венедикта. При всей суровости и кажущейся деспотичности Наместник никогда не растаптывал личности человека. Он мог быть очень резок и нелицеприятен, невзирая на сан и возраст человека, в каких-то случаях высказывая свои замечания и наказывая за проступки. Но то была ревность Отца, ревность души, не принимающей халатности, лени и лукавства. Ревность, обжигающая не для того, чтобы причинить боль, а чтобы исправить, исцелить человека. Заставить его понять всю серьезность жизни и ответственность его души. Недаром одним из самых любимых им слов Писания было: «Проклят всяк, творяй дело Божие с небрежением».

Подсобное хозяйство. 2007 г.

Можно было заметить, что отец Наместник, наказав кого-либо, потом внимательно наблюдал, как тот переносит его прещение или вспышку гнева. Если видел, что брат принимает все со смирением, дух его столь искренне ликовал, что ему даже приходилось, хотя и с трудом, сдерживать эту радость. Если же кто-то принимал помыслы и обижался, то отец Венедикт иной раз предпринимал немалые усилия, чтобы примириться с ним, стараясь пошутить, загладить негативное впечатление, которое сложилось у брата. И часто повторял: «Гневайтесь и не согрешайте». И каждый доверивший ему свою душу чувствовал, что она не безразлична ему, что тут действует не просто человеческая страсть, властолюбие или честолюбие, но отцовская ревность о спасении в Боге.

Отца Венедикта отличал особый дар рассудительности. Он придавал этому большое значение, говоря, что даже если человек ошибется, принимая какое-либо решение, но если он рассуждал и приложил немалые усилия, чтобы познать волю Божию и понять, как ему поступить правильно, то Господь не спросит с него за ошибки и Сам исправит их последствия. Обдумывая какую-то мысль, он часто возвращался к ней, предлагая то одно рассуждение, то другое, рассматривая с совершенно разных сторон и постоянно молитвенно обращаясь ко Господу за вразумлением. Из-за этого решение некоторых вопросов, кажущихся элементарными, затягивалось на длительное время, но никто не мог упрекнуть его за то, что оно скоропалительно, поверхностно.

В последние годы отец Наместник сильно изменился, почти вся его прежняя суровость ушла и перевоплотилась в благостность и удивительное радушие. Это изменение объясняется тем, что маска внешней строгости уже больше не требовалась, душа достигла внутренней свободы и раскрыла себя людям в той полноте, которая раньше была недоступна взорам, или приоткрывалась лишь на время. Особенно ярко это было видно не в деловой обстановке, а в минуты отдыха. Каждый день, если позволяло здоровье, отец Венедикт находил время, чтобы приехать на конюшню. Общение с лошадями было для него той паузой, которую ему не давали люди, непрестанной вереницей устремляющиеся к нему за решением тех или иных проблем. Расчесывая им гривы или кормя сухарями, он часто шутил, расслаблялся от извечного напряжения, иногда даже пел. И лошади чувствовали то тепло и добро, которое исходило от него. Приходили на конюшню и многие гости обители, и братия, чтобы пообщаться с ним в неофициальной обстановке. Каждому было известно, что лучше момента для общения с отцом Наместником, чем на конюшне, не найти. Хотя он «отдыхал от людей», там решались очень многие вопросы. «Лошади вот молчат, а вы все говорите, говорите», – шутил он.

2007 г.

Своим участием во всех сторонах жизни монастыря, в каждой мелочи, он брал на себя непосильную ношу ответственности. Он не мог по-другому, но неудивительно, что часто изнемогал под ее тяжестью. Будучи человеком недюжинной воли, он не решался уклониться от ответственности, как он ее понимал. Праздность была ему абсолютна чужда, он постоянно жил проблемами обители, других людей. Днем он позволял себе лишь краткий отдых минут на 20-25, а в последние годы иногда до часа, и выезжал один или два раза на конюшню. Его бытие было распределено между праздниками, когда он неопустительно был на богослужении, и трудовыми буднями, которые, начавшись чаще всего в 8 утра, завершались лишь к 11 вечера, когда он, наконец, мог уединиться в своей крохотной келье.

Это был человек уходящей эпохи. В его быту не было роскоши, излишеств, он был свободен от сребролюбия или какого-либо стяжательства. Он все время продолжал жить в неотремонтированном корпусе, самом старом в монастыре. Долго сопротивлялся желающим «пересадить» его на иностранные автомобили в деловых поездках в Москву. Заграниц и путешествий не любил и никуда принципиально не ездил, проводя благословленные ему Патриархом отпуска на Селигере, в неспешной ловле рыбы на удочку. Обычно он уплывал один на лодке на целый день, оставляя сопровождающих и наслаждаясь более молитвенным уединением, чем самой ловлей рыбы. Пища отца Наместника была простой, хотя в последние годы из-за расстройств здоровья довольно разнообразной. Однако, нарушения постных дней он никогда не допускал, хотя врачи часто настаивали на этом.

Как опытный пастырь, отец Наместник создал целую систему воспитания братии. Видя, что городским жителям, особенно большей части молодежи, присущи инфантилизм, эгоизм и безынициативность, отец Венедикт проводил новоначальных через трудовые послушания на коровнике, конюшне, птичнике и других сельскохозяйственных объектах, где со временем выявлялось все усердие человека, открывались его душевные качества. «Никуда не скроешь, как человек относится к лошади, и как она реагирует на него, – любил он повторять. – Если у человека есть скрытый порок, то животное это сразу почувствует, и может даже не подпустить к себе». Новоначальным послушникам и кандидатам в братию он уделял очень много внимания. Будучи ограничен по состоянию здоровья в движениях, вызывал к себе в келью братий и вдумчиво беседовал с ними, стараясь не упустить ничего важного из их прежней жизни, пытаясь через молитву понять место конкретного человека в Церкви, характер его личности.

Положение в современных монастырях складывается такое, что на Настоятеля ложится груз чисто внешнего административного управления столь сложным организмом. Поэтому возникает опасность того, что «внешние» финансово-хозяйственные вопросы, участие в длительных богослужениях и неизбежное общение с власть предержащими и гостями обители не оставят у Настоятеля времени на внутренние, часто весьма непростые, вопросы духовного состояния братства. Число братии в Оптиной чрезвычайно умножилось, и отец Наместник ввел своеобразную систему «старчества», когда избранные из братии опытные в монашеской жизни духовники отвечают за руководство 10-15 братиями. Исповедуя врученных им чад, духовники решали возникающие при этом многоразличные недоумения с самим Настоятелем, который, вызывая их регулярно, расспрашивал кратко, кто как живет, а сам исповедовал только духовников.

2016 г.

Такая система может принять форму и изощренного доносительства, но отец Венедикт никогда не ставил своей целью поработить себе человека, он хотел лишь помочь ему побороть многоразличные страсти. При наиболее серьезных проступках духовники побуждали самого инока идти на откровение содеянного к авве монастыря, который, отечески увещевая провинившегося, накладывал на него взыскание, если считал необходимым. Удивляло то, что при самых тяжелых проступках братии, при соответствующем покаянии, наказание как раз и не применялось отцом Венедиктом. Сам грех был той тяжестью, которую нес на себе согрешивший.

В последние годы, когда строительство и восстановление стен монастыря стало приближаться к определенному завершению, отец Венедикт стал больше внимания уделять вопросам внутренней жизни братии. Его как человека глубоко церковного очень беспокоила теплохладность, глубинное равнодушие даже среди тех, кто пришел посвятить свою жизнь Богу. Требуя четкого соблюдения дисциплины в посещении богослужений, он охотно шел навстречу больным, вынужденным пропускать службы, но в других случаях взыскивая даже за минутное опоздание. Он часто повторял, что Господь все видит, и если кто-либо лукавит, ссылаясь на болезнь, и уклоняется от церковной молитвы, то Бог непременно пошлет ему болезнь, желая уврачевать этот грех.

Желая возбудить страх Божий, отец Наместник ввел обязательное изучение заповедей Священного Писания. Были составлены книжечки карманного формата с избранными текстами Писания, которые каждый насельник обители должен был заучивать наизусть. Это знание проверял и сам отец Венедикт, и поставленные им братия. Хотя этот метод и можно назвать во многом схоластичным и формальным, но он помог тем, кто не имел стремления самостоятельно изучать Священное Писание, часто погружать свой ум в его живое и непреходящее Слово. По тому, с каким воодушевлением произносил отец Венедикт какую-нибудь фразу из Писания, было видно, насколько он сам оживотворяется этим словом. Он неустанно и других убеждал в том, что его надо заучивать, чтобы постоянно иметь при себе и по-настоящему постигнуть прочитанное, а зная – исполнить.

Любовь и внимание к Слову Божию были присущи ему от юности. Сразу после окончания техникума тогда еще Володя Пеньков устроился на работу. Однажды мастер на одну ночь дал ему почитать Новый Завет. Что же я буду читать, а потом все забуду – подумал юноша и решил переписать, сколько сможет успеть. Он совсем не спал и за ночь переписал Евангелие от Матфея и пару апостольских посланий. Наутро, отдавая книгу мастеру, он ответил тому, что прочитать много не смог, но зато переписал кое-что. Пожилой человек был настолько поражен, что долго молча листал его тетрадку, а потом почти ничего не говоря подарил ему книгу. В выходные дни Владимир уезжал на природу, выбрав место покрасивее, усаживался читать Слово Божие. Видимо там, как Нафанаила под смоковницей, узрел его Господь, и у юноши созрела твердая решимость идти в монастырь.

Имея удивительное целомудрие от юности, отец Наместник иной раз на исповеди не мог понять поврежденности человека какими-то блудными грехами, иногда высказывая это даже вслух среди близких ему братий. Как человек старого поколения, он совершенно не переносил столь распространённой ныне вольности в одежде, частичного обнажения, ношения женщинами штанов. Когда он видел подобное, в нем воспламенялся дух ревнителя, дух пророка, подобного Илье, и он нещадно бичевал этот порок в своих проповедях, видя в нем страшную диверсию против целомудрия души.

Оптина пустынь. Крестовоздвижение. 2017 г.

Кроме своих проповедей, которые он всегда произносил без бумажек и с истинным вдохновением, отец Наместник проводил воскресные беседы с приезжающими паломниками и постоянно живущими в монастыре трудниками. Маститый старец, умудренный опытом, он старался хотя бы в какой-то мере передать его другим. Часто разбавлял свои поучения шутками, как и старец Амвросий, стараясь сделать их более доступными и понятными. Обычно свои беседы он начинал с каких-нибудь провокационных вопросов, стремясь обескуражить слушающих, довести до парадокса какую-нибудь проблему. Этим он пытался расшевелить людей, вывести их на неформальное живое общение, и его беседы превращались в захватывающее путешествие к глубинам православной духовности. Его пастырская ревность не позволяла ему уклониться от этих бесед, даже когда он начал гораздо хуже слышать и не мог передвигаться без посторонней помощи.

Духовное величие почившего Наместника Оптиной Пустыни нам еще предстоит оценить, по-новому взглянув на переступившего черту вечности духовного богатыря, ревнителя веры, благоговейного и нелицемерного раба Божия.

Просим сугубых молитв о упокоении души новопреставленного архимандрита Венедикта.