Архиепископ Михаил донсков

Гребенские казаки

СЕМЕН ИВАНОВИЧ ДОНСКОВ (3.02.1907 — 25.12.1972) ОТ СОЛДАТА ДО ГЕНЕРАЛА

Он родился в станице Ищерская Наурского уезда Терской области. Исстари здесь располагалось Терское казачье войско, в местных семьях всегда царил военный служилый дух. Терское казачество традиционно несло пограничную службу,участвовало в войнах России. В годы гражданской войны здесь обострился клубок классовых, сословных, национальных, земельных, территориальных и прочих противоречий, разразилась сложная и ожесточенная борьба.
Все это пришлось пережить и семье Донсковых, оказало влияние на сына в выборе будущей профессии. С 1925 года Семен Донсковв рядах РККА. Он оканчивает кавалерийскую школу и в 1928 году получает назначение в погранвойска. Командует взводом,служит помощником начальника заставы45-го погран отряда, затем снова оказывается в привычной среде, став начальником полковой школы младшего начсостава 18-го Мервского кавалерийского полка войск ОГПУ (1932-1933 гг.). Кавалерия — его родная стихия.
В это время в Средней Азии борьба с басмачеством вступает в решительную и завершающую фазу. На острие этой борьбы оказался и находившийся в Туркменской ССР 18-й кавполк. Как сказано в историческом формуляре: «6 ноября 1932 г. из состава полка сформировано перотряд общей численностью 81 сабля при шестируч пулеметах под командой начальника полковой школы т. Донскова».Далее говорится, что отряд направлен в северные Каракумы для ликвидации басмаческой группы главаря Дурды-Мурта. Донсков продолжает участвовать в ликвидации басмачества в составе 10-го Среднеазиатского железнодорожного полка (1933-1934 гг.)
В следующем году он идет на повышение,становится помощником начальника 49-го погранотряда, еще через год — командует курсантским дивизионом Харьковского военного училища пограничной и внутренней охраны НКВД СССР. Одновременно учится на заочном факультете Военной академии имени М.В.Фрунзе. В 1939 году по ее окончанию принимает под свое командование 41-й погранполк и через некоторое время — 102-й Элисенваарский погранотряд,принимает участие в советско-финляндской войне.
В начале Великой отечественной войны полковник Донсков командует Кексгольмской группой войск 23-й армии. В состав этой группы вошел и 102-й погранотряд. Группа Донскова оказала решительное сопротивление перешедшим в наступление на Карельском перешейке финским войскам.
По решению Военного совета Ленинградского фронта на базе 3, 7, 33 и 102-го погранотрядов и внутренних войск ленинградского гарнизона формируется 1-я стрелковая дивизия войск НКВД,командиром которой назначается полковник СИ. Донсков, отличившийся в районе Кексгольма (ныне г. Приозерск).
Дивизия была включена в состав 48-й армии и срочно направлена в район г. Мга для ликвидации прорыва противника. Сохранился дневник Донскова, где описывается, как это все происходило:
«…Звонил генерал Степанов. Интересовался, как идет формирование дивизии. Настаивал ускорить подготовку.
Я пожаловался:
— На формирование дивизии мне и так дано только пять дней. Люди в подразделениях не знают друг друга.Значительная часть пополнения — новички, их ведь учить надо. Нет артиллерии,минометов. Хотя бы еще три дня дали…
— Нельзя! — перебил меня Степанов. — Вам не хуже меня известна обстановка: фашистские войска подходят к станции Мга. — Он замолчал, видимо давая мне время осознать это сообщение. И заговорил доверительно:- Сам понимаешь, что будет, если немцы перережут и эту, последнюю дорогу на Москву. А потом… — Генерал снова сделал паузу. — Пойми, если немцы сохранят прежние темпы наступления, а на левом берегу Невы не будет наших войск, они могут с ходу начать ее форсирование. Надо воспрепятствовать этому, связать их боями. Нам необходимо выиграть хотя бы неделю, пока формируются новые части. — И снова заговорил официально: — Артиллерия к вам подойдет… Впрочем, вас пригласят на Военный совет в Смольный. Все узнаете от командующего фронтом.
Действительно,назавтра я и комиссар Федоров были вызваны в Ленинград, в Смольный.
На Военном совете мне приказали доложить,как идет формирование дивизии. Объяснил все как есть, не скрывая трудностей.Получил приказ: немедленно перебросить дивизию в Павлово, а оттуда наступать наг. Мгу, уже захваченную немецким моторизованным корпусом, и выбить противника из города».
Уже 31 августа сорок первого дивизия вошла в боевое соприкосновение с 122-й пехотной дивизией врага, разгромила один полк,заняла несколько населенных пунктов, овладев северо-западной окраиной г. Мги.
В дальнейших боях дивизия упорно защищала рубеж обороны, включая Шлиссельбург, но под натиском превосходящих сил противника переправилась на правый берег Невы, приняв на себя оборону расположенной в устье этой реки крепости Орешек.
«Семь месяцев держитесь вы, каменные стены крошатся, рушатся, ломаются, но вашей воли к борьбе не сломать никогда» — говорилось в письме командования дивизии славному гарнизону.
В рядах дивизии зародилось снайперское движение на Ленинградском фронте, зачинатели которого И.Д. Вежливцев и П.И. Голиченков удостоены звания Героя Советского Союза.
Власти города Ленинграда, отмечая доблесть и мужество воинов 1-й сд, вручили ей Красное знамя Петроградских рабочих. Принимая Знамя, Семен Иванович Донсков сказал:
…» Товарищи бойцы и командиры!
Разрешите в этот торжественный час сказать от вашего имени нашим бойцам, убеленным сединами,заявить представителям города Ленина, что это Знамя, обильно политое кровью при штурме Зимнего, при разгроме банд Юденича, Знамя, вызывающее чувство гордости у всех русских людей, наша часть будет свято чтить и не осквернит его в предстоящих боях. Петроградские рабочие всегда были гордостью нашей Родины. Ленинградские рабочие в Отечественной воине дерутся в передовых рядах. Мы не раз ощущали их высокий героизм, учились у них и будем учиться.Так дадим же сегодня у этого Знамени наше торжественное обещание, нашу советскую, русскую клятву — довести войну до победного конца, каких бы жертв и усилий это нам ни стоило»…
Дивизия сдержала клятву. Она влилась в состав Красной Армии, получила наименование 46-й сд, с сентября 1941 г. по апрель 1943г. стойко обороняла 70-километровый участок фронта от Тосно до Ладожского озера, в дальнейшем участвовала в прорыве блокады Ленинграда, освободила г. Лугу (за что получила почетное наименование Лужской), прошла 4800 км от Невы до Эльбы),награждена орденом Суворова II ст., 18 раз ей объявлялась благодарность Верховного главнокомандующего. Заложенные Донсковым основы дали свои плоды. Носам он получил новое назначение.
На правом берегу Невы сооружен обелиск с надписью: «Воинам первой дивизии НКВД (46-й сд)и жителям поселка им. Морозова, героически защищавшим ленинградскую землю на невских рубежах».
Донсков был удостоен звания генерал-майора. Некоторое время он командовал268-й стрелковой дивизией, которая вела упорные бои на колпинском направлении летом 1942 года. Когда началось формирование Отдельной армии войск НКВД(70-й армии), принял 106-ю Забайкальскую дивизию, боевой путь которой начался с участия в Курской битве. Затем последовали не менее тяжелые бои, форсирование Днепра.
В 1943-1944 гг. прерывается фронтовая жизнь генерала Донскова, прерывается учебой в Высшей военной академии имени К.Е.Ворошилова. Эта перемена в биографии военачальника дала ему возможность и отдохнуть от беспрерывных боев, и осмыслить все то трагическое, что связано с самым тяжелым испытанием, пережитым страной. После академии Семен Иванович снова на фронте, но теперь уже на более высокой должности — командует 120-м стрелковым корпусом, которому за период его командования 7 раз салютовала Москва.Корпус удостоен ордена Суворова. Он отличился в боях на дрезденском направлении, ликвидации группы немецких войск юго-восточнее Берлина, освобождении Дрездена (8 мая 1945г.). Именно воины этого корпуса и других частей, входивших в состав 1-го Украинского фронта, спасли знаменитую Дрезденскую галерею — сокровищницу мирового искусства.
В этот день в 22 ч. 53 мин. в пригороде Берлина — Карлсхорсте состоялось подписание Акта о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил.
После войны Семен Иванович несколько лет находился на преподавательской работе в Военной академии имени М.В.Фрунзе. В 1946 г. он возвращается в войска НКВД,став начальником кафедры оперативно-тактической подготовки Военного института МВД СССР. В январе 1952 г. С.И.Донсков снова переходит на командную службу — он назначен начальником штаба (он же первый заместитель) начальника Главного управления внутренней охраны МГБ СССР,затем возглавляет внутренние войска МВД СССР в Германии. Такое прохождение службы свидетельствует о высоком авторитете генерала Донскова.
Его восхождение по служебной лестнице продолжается. С января 1955 г. он заместитель начальника Главного управления пограничных войск, некоторое время командует этими войсками, а в последующие два года является заместителем начальника Главного управления пограничных и внутренних войск МВД СССР. В 1957 году он становится начальником Главного управления внутренних и конвойных войск МВД СССР. Донсков универсален: он хороший организатор и воспитатель, обладает огромным опытом военачальника — фронтовика, знает службу всех видов войск, успешно руководит большим коллективом подчиненных ему офицеров, причем это не кабинетный начальник, а весьма эрудированный, опытный, энергичный, инициативный и волевой, не боящийся брать на себя ответственность за отданные распоряжения, руководитель.После ликвидации МВД СССР он перешел в систему Министерства обороны СССР, став Московским областным военным комиссаром. На этом посту он проработал 12лет до ухода в отставку в 1972 году. В конце того же года он ушел из жизни.
Генерал-лейтенант (1958 г.). Депутат Московского областного совета депутатов трудящихся. Награжден орденами Ленина, Красного Знамени (трижды), Суворова 2 ст., Богдана Хмельницкого 2 ст., Красной Звезды, Отечественной войны I ст.

Архиепископ Женевский Михаил (Донсков): «Я не пропустил в жизни ни одной Пасхи»

Представляем иерарха Русского православного зарубежья

Исполнилось 70 лет одному из самых ярких иерархов Русской Православной Зарубежной Церкви — архиепископу Женевскому и Западно-Европейскому Михаилу (Донскову). Он рассказал нам о своей жизни, памятных встречах и событиях.

Странная встреча

Всю жизнь я мечтал побывать в станице Зотовской на Дону. Там, где жили мои предки. И где я никогда не был. По отцовским рассказам хорошо представлял себе и саму местность, и родительский дом. Поэтому когда всё-таки довелось мне добраться до этих мест, ориентировался довольно уверенно. И дом нашёл быстро.

А дальше начались удивительные вещи. У калитки стоял незнакомый мужчина, который, увидев меня, довольно хмуро сказал:

— А-а, Михаил пожаловал.

Оказалось, что это мой родственник. Но вот как он узнал меня? Ведь о приезде своём я не сообщал. Да и контактов с ним у нас никаких не было. Прошли в дом. Сели за стол. И всё прояснилось.

Этот человек всю жизнь служил в армии. Время от времени его приглашали в особый отдел и расспрашивали, не возникало ли у него контактов со мной. Показывали фотографии. Поэтому внешность мою он знал неплохо. И приятных эмоций она у него не вызывала. Ведь из-за меня у него были серьёзные проблемы.

Так что встретились мы холодновато. К тому же и к Церкви он относился очень настороженно. Но посидели, поговорили обо всём по душам. И всё-таки нашли общий язык. Расстались уже по-родственному.

Иконка

В этой станице в 1918 году красные расстреляли моего деда Семёна Платоновича Донскова. А отец мой одним из самых молодых казаков пошёл с генералом Красновым воевать за Дон против большевиков.

Покидал Россию отец с частями под командованием генерала Врангеля. Приехал в Константинополь, прошёл адские испытания на острове Лемнос, где русские воины гибли от голода и холода. Потом были мучительные скитания по Турции, Греции, европейским городам. Наконец, уже вместе с моей мамой, они добрались до Парижа, где я родился во время Второй мировой войны.

Выезжая из России, кроме своего мундира, отец взял с собой лишь две вещи — фотографию моего деда и маленькую иконочку Тихона Задонского. Её дед привез из Задонска после прославления святого. Однажды этот образок из латуни спас отцу жизнь: пуля попала в карман, где отец носил иконку.

Меня очень удивило, когда однажды отец вдруг отдал эту икону мне, а не кому-то из старших братьев. Ведь я тогда ещё и не думал, что стану священником. Но отец почему-то поступил именно так.

Крещение под бомбами

Когда я родился, бомба попала прямо в парижский храм, который посещала наша семья. Здание было полностью разрушено. В это время нас навестил польский православный епископ Матфей (Семашко). Он спросил отца, когда будут крестить новорождённого сына? Отец ответил: «Когда храм восстановят». Владыка возразил, что 20 лет ждать нельзя, и покрестил меня у нас дома.

Когда я немного подрос, стал учиться в интернате в местечке Медон под Парижем. Неподалёку был храм Воскресения Христова с удивительной историей. Его строили русские эмигранты в конце 20-х годов. Возможности тогда были скромные. Один наш инженер изготовил строительный материал из соломы и цемента. Назвал его «соломит». Французы не могли понять, что это. Инженер предупреждал, что такое сооружение простоит максимум лет 5-6. Но храм действовал до 1981 года, пока один мальчик не оперся снаружи на стену и не упал прямо внутрь храма. Теперь на этом месте — кирпичная церковь, которая полностью повторяет облик «соломенного» храма.

«Это ваша пак рюсс?»

В середине 60-х во Франции я проходил военную службу. На Пасху подал прошение на отпуск, хотя нас предупреждали, что если причины для отпуска будут несущественные, то за прошение наложат взыскание. Говорили, что существенные причины — это если родит жена или умрёт мать.

Пришёл в штаб, спросил у сержанта бланк прошения. Он засмеялся:

— Что, солнце голову напекло во время похода?

Я резко ответил. Мы заспорили. На шум вышел из кабинета полковник. Строго спросил:

— В чём дело?

— Я хочу на Пасху быть дома.

— Вы — русский? А это ваша Пак рюсс? (Так они называют нашу Пасху.)

И вдруг он послал сержанта за бланками и штампами. Тот ушёл в недоумении. А полковник показал пальцем вверх:

— У меня есть начальство, но над ним есть ещё Высший Начальник. И я не могу по совести отказать вам.

Так я не пропустил в жизни ни одной Пасхи.

Другая жизнь

Когда я в первый раз приехал в Россию, для меня было неописуемой радостью, что на улице говорят по-русски. Человеку, который в России живёт, это понять трудно. Здесь всем привычно: пошёл в храм, вышел на улицу, везде — русские.

А мы за границей выходили из храма в абсолютно чужой мир. Обыкновенно на Пасху ты христосовался в храме, а когда выходил, уже такой возможности не было. Казалось, что как-то иначе уже и невозможно. И вдруг оказываешься в стране, где можно похристосоваться на улице. Это радость и счастье.

5 фактов о владыке Михаиле

Родился в Париже в 1943 году в семье донского казака Василия Донскова.

Приняв монашеский постриг, возглавлял епархии в Америке и Европе.

В 2004 году доставил в Россию мощи великой княгини Елизаветы Фёдоровны и в течение 7 месяцев перевозил святыню по 71 епархии от западных границ до побережья Тихого океана.

Активный сторонник сближения с Московским Патриархатом, участник подписания Акта о восстановлении церковного единства в мае 2007 года.

В декабре 2008 года получил российское гражданство, живёт и служит в Женеве.

Памяти владыки Михаила

1 июня 2017 года в адрес Синода РПЦЗ была направлена — от имени женевского Общества Русской церкви, официального собственника Крестовоздвиженского собора, и прихожан — формальная просьба об отстранении архиепископа Михаила «от его обязанностей как главы Западно-Европейской епархии или, по крайней мере, архиепископа Женевского».
Ознакомившись с этим документом, написанном на английском языке, мы не
могли не обратить внимание на ультимативность тона: называлась точная дата, до которой подписанты согласны были ждать решения – 1 октября.
Претензии к архиепископу, сформулированные на 11 с небольшим страницах и дополненные 24 приложениями, в целом касались:
— нарушения и прямой блокировки деятельности Общества русской церкви, собственника храма, и Приходского совета;
— затратного ведения дел в соборе, особенно в последние годы, когда Общество с трудом выискивало средства для ремонта;
— роли возглавляемого Владимиром Якуниным Фонда Андрея Первозванного как частной, но политизированной российской организации и членства архиерея в совете швейцарского представительства Фонда (притом, указывалось в письме, что интересы Фонда часто вступали в противоречие с интересами женевского храма.
— грубости и хамства в отношении клириков и мирян; запретов и изгнаний несогласных.
Судя по всему, послание было воспринято всерьез, поскольку еще 13 сентября находящийся в Нью-Йорке Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей на своём заседании рассматривал вопрос о «сложном положении дел» в Крестовоздвиженском соборе Женевы. Тогда же было решено с 28 сентября временно освободить архиепископа Михаила от всех должностей при Крестовоздвиженском соборе и от управления Западно-Европейской епархией и была создана Синодальная комиссия для выяснения обстоятельств.
15 октября в Женеве назначено общее приходское собрание, на котором будет председательствовать архиепископ Марк Берлинский и Германский.
Временно исправляющим должности настоятеля собора и администратора епархии, с
подчинением напрямую Синодальной комиссии, назначен протоиерей Павел Цветков.

В 2004 году зафрахтованный якунинским фондом теплоход уходил из Петербурга на Валаам. На обеде чествовали молодую сотрудницу фонда по поводу ея дня рождения. Растроганная именинница молвила: «Мне так приятно все, что происходит. Я ведь по гороскопу Водолей, и всегда мечтал встретить свой день рождения на воде!».
Я сидел за соседним столиком и не выдержал: «Ну Вы бы хоть в православном паломничестве свое язычество не демонстрировали!». Присутствующие архиереи и монаси мой протест не поддержали: против спонсора им никак не было можно возвысить свой глас…
Далее был Кронштадт. Еще не возвращенный церкви огромный Морской собор, а перед ним — рок-концерт с Константином Кинчевым и группой «Алиса».
Предполагалось, что это старт большой всероссийской акции «Поколение-2050». Моя роль была в произнесении проповеди.
На концерте присутствовала вся делегация Фонда, в том числе епископ Михаил Донсков (тогда – епископ Торонто, ныне архиепископ Женевы). И он стал пенять мне – мол, это же было беснование, как можно священнослужителю появляться и проповедовать на таких мероприятиях! Но говорил он это мне — тому, кто был на этом концерте «за послушание», а не его высоким организаторам и по совместительству своим спонсорам.
Этот сеанс разоблачения якобы всегда принципиальной Зарубежной Церкви закончился через несколько часов. Торжественный обед был заказан в модном ресторане «Карл и Фридрих». Ресторан оказался огромен, и пока мы пробирались в отведенную нам залу, я заметил на столах немало немецких вкусностей. Когда мы разместилось, я спросил официанта, можно ли что-то заказывать. Тот ответил, что нет. Но по ходу нашего общения я заметил, что у молодого человека нет нательного крестика. Его разъяснение оказалось примечательным: «Нам тут запрещают крестики носить».
И тут я вспомнил, что за полгода до этого один питерский знакомый рассказал мне про свою подругу: она, филолог с двумя европейскими языками, решила устроиться в какой-то дорогой ресторан. Собеседование прошла с легкостью, но уже при подписании контракта услышала от менеджера: «А эту бижутерию вашу снимите!». – «Это не бижутерия, это нательный крестик» — «Мне все рано, как это называется, по нашим правилам бижутерию носить нельзя. Снимайте!». Девушка развернулась и ушла.
О, как любят у нас сейчас годами и многоустно в эфире пересказывать похожие истории, если они происходят с британскими медсестрами или стюардессами. А у нас, на Святой Руси – молчок…
Услышав же объяснение официанта, я понял, что с той девушкой история случилась именно в этом ресторане с дорогими для каждого русского именами.
Вскоре мне предоставили слово для вознесения тоста. Я же пересказал эти две истории про официантов и высказал пожелание, чтобы больше никогда церковные группы не ходили сюда и не давали церковные (или хотя бы потенциально церковные) деньги врагам Креста Христова.
И – нарвался на гневную отповедь епископа Михаила: отец Андрей, не портите людям настроение, это невежливо по отношению к принимающей стороне…
Так я понял, что православие одинаково по любую сторону океана. Главный мотив, определяющий поведение иерархии – «не портить отношения» с теми, у кого деньги и власть. Цена гневных обличений сергианства зарубежными проповедниками (критиковавших власть, зарубежную для них самих) стала понятной.
И как это было знаково: владыка Михаил возмутился «уступками» перед своими, русскими, детьми (проповедь на их рок-празднике) – и одобрил позицию своих спонсоров, которые, несмотря на свою нарочитую православность, предпочли закрыть глаза на откровенно антихристианские действия.