Первая страница

Написать письмо

 

Контакты

«ЦЕНТР «РАДОНЕЖ»

Адрес: 694920, г. Углегорск, Сахалинская обл., Заводская, дом 2, кв. 10

Телефон: +7(42432) 45405, +79621161336

Email: Ludmila_skh@mail.ru

Погода, Углегорск

Нетрадиционный взгляд.

Ген. Прокурору РФ Чайке Ю.Я.

Копия: Президенту РФ Путину В.В.

Копия: Прокурору Сахалинской обл. Рябову Н. А.        

       Полтора года назад, в ночь с 27 на 28 апреля 2012года в Шахтёрском городском поселении (ШГП) Углегорского района Сахалинской области неизвестными лицами была распространена листовка, призывавшая к убийствам, погромам, революции. Подписана она была: «Правозащитный Центр – Самченко В.П. – Лукашов М.Ф.» Но это ещё не всё. Неизвестное лицо, позвонившее в Углегорское ОВД, отрапортовало, что в выпуске и распространении листовок в г. Шахтёрске, кроме Самченко и Лукашова, замешана ещё и их коллега по правозащитной деятельности – Самсонова Л.И.

         Понятно, что эти люди не имели и не могли иметь к листовке никакого отношения. Ведь за такие вещи полагается уголовная ответственность по ст. 280 и 282 УК РФ, предусматривающая лишение свободы. А как показывает многовековая практика детективного жанра, преступление, за которое полагается тюрьма, предполагает сохранение фамилии преступника втайне, или, ещё лучше, подбрасывание улик какому-нибудь другому человеку, а уж никак не вывешивание своей фамилии на всеобщее обозрение. Это классический сценарий преступления, хорошо известный даже школьникам младших классов, не говоря уже про умудрённых опытом сотрудников правоохранительных органов. Любое отклонение от данного, классического сценария может быть характерным лишь для преступников с нетрадиционным поведением. Со времён Древнего Рима известно также и ещё одно правило, которым должны руководствоваться распутывающие криминальные клубки Шерлоки Холмсы. Это правило гласит: «Ищи, кому выгодно!» Если посмотреть на события в Шахтёрске с этой позиции, то картина вырисовывается следующая. Во-первых, В.Самченко и М. Лукашову сидеть в тюрьме, скорее всего, невыгодно. Во всяком случае, с точки зрения традиционных обывательских представлений. Во-вторых, через день после расклеивания листовки, 29 апреля 2012 года, в г. Шахтёрске намечался митинг, в повестке дня которого, изложенной в извещении и зарегистрированной в администрации ШГП, стояли два вопроса: «О бездействии администрации Шахтёрска по обеспечению жизнедеятельности поселения» и «О работе Управляющих компаний». Вопрос: выгоден ли был митинг с такой трактовкой главе ШГП Королёвой Л.В. и её заместителю Фить М.В.? Вопрос, скорее всего, несложный. По крайней мере, если исходить из традиционных представлений. Известно также, что гр. Моисеенко, который первым не поленился найти и принести в полицию листовку аж в 6 ч. 15 мин. утра, является родственником главы администрации Шахтёрского городского поселения (Королёвой Л.В.). Но это, конечно же (кто б сомневался!), чисто случайное совпадение. И это должно быть понятно даже школьникам младших классов.

   Накануне митинга, 28 апреля 2012 г., Самченко В.П. лично пошёл в городской отдел полиции г. Шахтёрска и подал заявление по поводу провокационных листовок, а также дал объяснение. Тоже сделал и Лукашов М.Ф. Ну а к Самсоновой Л.И. 28.04.2012 г. домой приходили следователь ОВД г. Углегорска и сотрудник ФСБ, которым тоже было дано объяснение по вопросу листовок. В итоге правозащитники провели-таки митинг (как говорил Жванецкий, невзирая). На нём также было объявлено, что мы никакого отношения к этой листовке не имеем.
  А вот дальше события начали разворачиваться неожиданным образом. По-видимому, судебная власть и правоохранительные органы Углегорского района решили руководствоваться нетрадиционными представлениями о классическом сценарии преступления. Во всяком случае, они сделали вывод, что раз под уликой (листовкой) были написаны чьи-то фамилии, значит, носители этих фамилий и есть настоящие преступники.
  30 апреля 2012 года одновременно (!) ко всем троим  (Самсоновой Л.И. в Углегорске и Самченко В.П. и Лукашову М.Ф. в Шахтёрске), пришли дознаватели с Постановлением судьи Кузнецовой О. о проведении обыска и изъятии компьютеров «для оперативных расследований». НАМ запрещали звонить адвокату и отвечать на телефонные звонки. То есть, сотрудники полиции действовали так, как полагается действовать при облаве. Мы считаем, что «облава» была сделана специально, чтобы подорвать наш авторитет перед жителями Углегорского района. Но оперативное расследование оказалось не слишком оперативным, растянувшись почти на 4 месяца, и, если бы, не энергичные действия самих правозащитников, тянулось бы, вполне вероятно, до сих пор. Прецеденты таких «оперативных мероприятий», длящихся годами, в современной России есть. Причём по оперативной информации уже самих правозащитников, основную часть этого времени запечатанные пакеты с оргтехникой тихо-мирно-оперативно пылились в помещении Углегорского следственного отдела, после чего были отправлены в Южно-Сахалинск, где пути их были неисповедимы, и достоверной информации о путях этих не получено до сих пор.
     Правозащитники не стали дожидаться экспертизы, а действовали: «бомбили» письмами прокуратуру местную, областную и Генеральную, ФСБ, полицию, следственный отдел области и Следственный комитет РФ, Президента РФ, суд и СМИ. Поступали отписки, в ответ снова отсылались жалобы, возражения. Лишь через четыре месяца борьбы нам вернули оргтехнику. Экспертиза ничего не обнаружила, да и не могла обнаружить, потому что правозащитники провокационную листовку не выпускали.
  Но борьба на этом не закончилась, поскольку мы считаем, что наши права были грубейшим и бесцеремоннейшим образом нарушены. В своих заявлениях мы требовали привлечь к уголовной ответственности неизвестное нам лицо, которое обратилось в ОВД г. Углегорска и Шахтёрска, заявив, что, якобы, мы выпустили провокационные экстремистские листовки. Ну а на основании этой «достоверной информации» по ходатайству следователя Следственного отдела (СО) г. Углегорска СУ СК по Сахалинской области Рыбалка А.В. судья Кузнецова и вынесла решение об обыске. Путь к установлению этого неизвестного лица, равно как и к выявлению веских причин для обыска и 4-месячной конфискации оргтехники оказался тернист. Во всех ответах ключевым понятием в мотивации «конфискаторов» оказалось слово «возможно», трактовать которое, как вы понимаете, можно очень широко и применять на все случаи жизни. К примеру, вот что сообщает в своём ответе и.о. прокурора, юрист 1-го класса В.А. Гунин (Ответ № 17-ж- 04 от 24.05.2012г.): «На основании вышеизложенного, судья Углегорского городского суда Кузнецова О. вынесла решение о возбуждении уголовного дела и обыска в квартире Самченко В. П., Лукашова М. Ф. и Самсоновой Л.И. и изъятии техники и предметов, которые, возможно, были предметом выпуска листовок».
    Были ли на это у судьи Кузнецовой основания? Сама листовка не является основанием для обыска хотя бы потому, что на тот момент ещё отсутствовало заключение экспертизы о том, что эта листовка, выпущенная неизвестными лицами, является экстремистской. Уже одно только это является нарушением установленной законом процедуры. Что касается неизвестного, но «осведомлённого» лица, то единственное сообщение, о котором есть официальная информация, было зарегистрировано за № 2267 от 28.04.2012г. Углегорским ОМВД. Это сообщение о том, что гр. Моисеенко передал в Шахтёрский отдел полиции листовку. При этом гр. Моисеенко не указывает, что он видел, что именно Самсонова, Самченко и Лукашов издавали и распространяли листовки. А значит, следователь Рыбалка А.В. руководствовался ложными «доказательствами» в возбуждении уголовного дела на Самсонову, Самченко и Лукашова, а, следовательно, у судьи Кузнецовой не было никаких оснований предполагать и, тем более, полагать, что издали и распространили листовки именно эти люди. Если, конечно, руководствоваться традиционными представлениями о классическом сценарии преступления. Кроме того, следователь Рыбалка А.В. обратился к судье Кузнецовой с ходатайством о возбуждении уголовного дела и привлечении к уголовной ответственности, не указав даже статуса Самсоновой, Самченко и Лукашова. Тем не менее, дело уголовное он возбудил, а судья Кузнецова вынесла Постановление о проведении обыска в квартирах Самченко, Лукашова и Самсоновой и об изъятии оргтехники.
   В то же время следователь Рыбалка, помощник прокурора г. Углегорска Неволин, судья Кузнецова проигнорировали вопрос о том, в чьей подследственности должно находиться это дело. Вообще-то, делами об экстремизме занимается другая структура – ФСБ. Но представитель ФСБ в г. Углегорске, как, впрочем, и прокурор Видоменко Ю. Н. (был в отпуске), ничего не знали о возбуждении уголовного дела. Таким образом, неуполномоченный орган возбудил уголовное дело, а судья Кузнецова не проверила подследственность поручения прокурора и вынесла незаконное решение, что является демонстрацией некомпетентности судьи и её халатного отношения к своим служебным обязанностям.
    Самсонова Л. И. подала жалобу в порядке ст. 125 УПК РФ о признании незаконным уголовного преследования, о возмещении имущественного ущерба, восстановлении прав и свобод, о применении последствий недействительности решения, являющегося ничтожным, о признании незаконными действий следователя Рыбалка при проведении следственных действий по уголовному преследованию и изъятию оргтехники (компьютера, сканера, принтера, офисной программы, cartridge 703, антивирусной программы, программ сканирования и статистической отчётности). Но жалоба была отклонена судьёй Кузнецовой, которая сама выносила решение о возбуждении уголовного дела по ст. 280, 282 УК РФ и сама же, рассматривала исковое заявление против этого решения. В силу 3 части 4 статьи 7 УПК РФ постановление судьи, вынесенное по результатам рассмотрения жалобы, должно быть законным, обоснованным и мотивированным, основанным на исследованных материалах с проверкой доводов, приведенных в суде. Этого мы не увидели. Также при рассмотрении жалобы по ст. 125 на Постановление судья должна была проверить, соблюден ли порядок вынесения данного решения, обладало ли должностное лицо, принявшее соответствующее решение, необходимыми полномочиями, имеются ли поводы и основание к возбуждению уголовного дела, нет ли обстоятельств, исключающих производство по делу. Этого мы тоже не увидели, особенно в отношении обстоятельств, исключающих производство по делу (каковыми обстоятельствами как раз и являются выше упомянутые традиционные представления, то есть здравый смысл).
   Несмотря на отписки, игнорирование доводов правоохранительными органами, мы упорно продолжали и продолжаем добиваться соблюдения своих прав, и ставим перед Генеральной прокуратурой всё новые и новые вопросы:
1.   На каком основании была изъята в моей квартире Оргтехника, если я являлась на момент выпуска и обыска листовки «свидетелем»? Почему по возвращении оргтехники через четыре месяца СО г. Углегорска СК СУ по Сахалинской области не принесено извинения за незаконное её изъятие?
2.   До настоящего времени неизвестно, закрыто ли уголовное дело № 3010615 и сняты ли все обвинения с Самсоновой Л. И., Лукашова М.Ф. и Самченко В.П. по ст. 280, 282 УК РФ?
3.   Найдены ли неизвестные лица, распространившие листовки с призывами к экстремистской деятельности, а также к вооруженному нападению на административные учреждения Шахтёрского городского поселения? 
4.   Кто же всё-таки «сообщил» (позвонил в Углегорске ОВД) о «преступлении», что зарегистрировано в КУСП ОМВД России по Углегорскому району Сахалинской области за № 2267 от 28.04.2012г.? И почему с сообщившего не потребовали подпись под текстом об ответственности за заведомо ложный донос?
5.   Почему лица, сфабриковавшие Уголовное дело (№ 3010615 ч.1 ст. 280, ч.1 ст. 282 УК РФ) до сих пор не наказаны?
   26.10.2013г. по электронной почте мы получаем ответ № 15-244-09 от 25.10.2013г. начальника отдела Сахалинской областной прокуратуры по надзору за процессуальной деятельностью Следственного комитета Жаботинского М.Ю. следующего содержания:
   «Учитывая, что названные листовки были изготовлены с помощью печатного оборудования, у Вас, а также у других членов Правозащитного центра в ходе обыска изъята оргтехника для проведения экспертизы на предмет установления признаков производства экстремистских листовок.
  Одновременно разъясняю, что с учетом вышеизложенной нормы закона, уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации не содержит требований о необходимости наличия у лица определенного процессуального статуса (подозреваемый, обвиняемый, свидетель, потерпевший и т.п.) для проведения обыска.(?!)
   Ваши доводы о том, что оргтехнику у Вас изъяли незаконно, являются необоснованными, поскольку, как установлено проверкой, процедура изъятия оргтехники произведена органами предварительного расследования в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации при наличии повода и основания. По окончании проведенной экспертизы вся компьютерная техника возвращена Вам в исправном состоянии, о чем имеется Ваша подпись.
   При указанных обстоятельствах оснований для принесения Вам извинений у органов предварительного следствия не имеется. (?!)
      В части Вашего вопроса о том, почему сообщивший о преступлении в ОМВД России по Углегорскому району не подписался об ответственности за заведомо ложный донос, разъясняю следующие требования действующего законодательства Российской Федерации.
     В соответствии со ст.140 УПК РФ поводами для возбуждения уголовного дела служат:
1) заявление о преступлении;
2) явка с повинной;
3) сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников;
4) постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании.
   Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.
   В силу положений ст.141 УПК РФ, заявление о преступлении может быть сделано в устном или письменном виде. Письменное заявление о преступлении должно быть подписано заявителем.
  Устное заявление о преступлении заносится в протокол, который подписывается заявителем и лицом, принявшим данное заявление, при этом заявитель предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со статьей 306 УК РФ, о чем делается отметка, которая удостоверяется подписью заявителя.
  В случае, когда заявитель не может лично присутствовать при составлении протокола, его заявление оформляется в порядке ст.143 УПК РФ – составляется рапорт об обнаружении признаков преступления.
  Из материалов уголовного дела следует, что 28.04.2012г. в отделение полиции в составе ОМВД России по Углегорскому району с дислокацией в г.Шахтерск поступили ряд сообщений от жителей г.Шахтерска об обнаружении в своих подъездах листовок с призывами к проведению беспорядков в городе, революции и других незаконных действий.
   По указанным сообщениям в соответствии со ст.143 УПК РФ сотрудниками полиции составлены рапорты об обнаружении признаков преступления, после чего ОМВД России по Углегорскому району организована проверка в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ.
   Таким образом, требования уголовно-процессуального закона о предупреждении об уголовной ответственности по ст.306 УК РФ не распространяются на действия указанных граждан, (?!) поскольку последние лишь сообщили об обнаружении листовок, а не о совершении преступления. Оценка содержащихся в листовках сведений в дальнейшем дана сотрудниками полиции, составившими рапорт об обнаружении признаков преступления.
  Одновременно сообщаю, что 13.09.2013 предварительное следствие по уголовному делу № 3010615 приостановлено на основании п.1 ч.1 ст.208 УПК РФ, то есть в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. С 21.10.2013 предварительное расследование по уголовному делу возобновлено, производство следственных действий продолжается.
   В связи с выявленными нарушениями норм уголовно-процессуального законодательства РФ по указанному уголовному делу, 16.10.2013 прокуратурой области в адрес руководителя Следственного управления внесено требование об их устранении, которое не рассмотрено.
     В случае несогласия с принятым решением Вы вправе обжаловать его вышестоящему прокурору.
     Начальник отдела по надзору
    за процессуальной деятельностью
    Следственного комитета РФ М.Ю. Жаботинский»
   И что мы в результате имеем? Имеем то, что никакого сообщения информатора об изготовлении и распространении листовок силами В. Самченко, М. Лукашова и, тем более, Л. Самсоновой, не было! То есть, вопреки здравому смыслу, сотрудники правоохранительных органов и судья сами посчитали, что раз под листовкой указаны фамилии Самченко В.П. и Лукашова В.Ф., значит они, скорее всего, и есть преступники. А откуда взялись «основания полагать», что листовка напечатана на оргтехнике Самсоновой Л.И. – вообще непонятно. Зато понятно, что Сахалинское следственное управление чихать хотело на Сахалинскую областную прокуратуру со всеми её требованиями, в чём прокуратура не стыдится признаться.
 
   Наши возражения на ответ 15-244-09 от 25.10.2013г. начальника отдела по надзору за процессуальной деятельностью Следственного комитета Жаботинского М.Ю.:
 
    29 апреля 2012г. на митинге прилюдно было заявлено, что правозащитники не имеют никакого отношения к этой листовке. Более того, экспертизой подтверждено, что на Оргтехнике Самченко, Самсоновой и Лукашова не печатались листовки экстремистского характера, следовательно, ими не были распространены! 28.04.2012г. Самченко В.П., Лукашов М.Ф. и Самсонова Л.И. давали объяснения полиции и ФСБ.
   Анонимный звонок (за № 2267 от 28.04.2012г.), поступивший в Углегорское ОВД, правоохранительная структура не имела права рассматривать, поскольку не указывается, кто позвонил.
   Устное заявление (цитата из ответа Жаботинского М.Ю.) оформляется в порядке ст. 143 УПК РФ – составляется рапорт об обнаружении признаков преступления. Рапорт не может составляться по анонимному звонку. Более того, в полиции существует определитель.
  Осталось много вопросов к полиции, следственным органам и прокуратуре, поскольку правоохранительные органы умышленно затягивают расследование и возбуждение уголовного дела на лиц, неизвестных нам, но известных правоохранительным органам  за заведомо ложный донос, пользуясь должностными полномочиями, совершая должностной подлог, укрывая преступников.
     В заявлении прокурору (№17 ж-04) Самсонова Л. И. указала, что до настоящего времени не найдены те, кто распространил листовки в ночь на 28.04.2012 г., кто листовки выпустил, а так же не снято обвинение, уголовное дело не закрыто. По ответам правоохранительных органов, мы были «свидетелями». Тогда почему у свидетелей был произведён обыск с изъятием Оргтехники, которая после настойчивых обращений к Президенту РФ, средства массовой информации была возвращена через 4 месяца?
    В прокуратуру г. Углегорска Самсонова Л.И. обратилась с тем, чтобы правоохранительные органы дали оценку действиям должностного лица СО г. Углегорска СК СУ по Сахалинской области Рыбалка А. о превышении должностных полномочий и поспешном вынесении решения об обыске в квартирах Самсоновой Л.И., Самченко В. П., Лукашова М. Ф. без получения заключения экспертизы 18 листовок, распространенных в Шахтёрском городском поселении.
    Ответ начальника отдела областной прокуратуры по надзору за процессуальной деятельностью Следственного комитета Жаботинского М.Ю. вы видели.
  Мы обращаемся к Генеральному прокурору РФ с просьбой взять под личный контроль данное уголовное дело, поскольку мы не доверяем местной и областной власти и требуем снять все обвинения с Самченко В.П., Самсоновой Л.И. и Лукашова М.Ф., закрыть уголовное дело № 3010615 по ст. 280 и 282 УК РФ. Найти настоящих лиц, которые распространили листовки в ночь с 27 на 28 апреля 2012г. и строго наказать в соответствии с законодательством РФ.
 
  P.S. По поводу того, чем можно объяснить нетрадиционный подход правоохранительных органов к расследованию инцидента в Шахтёрске и "пристёгивание" к этому делу по непонятным причинам Самсоновой Л.И. есть подозрение, находящееся вполне в русле классических представлений о детективе. Подозрение такое: нет ли связи между изъятием у правозащитников оргтехники и тем обстоятельством, что правозащитники Углегорского района много лет поднимают тему "Углегорской Кущёвки" - о сращивании местных правоохранителей с мафиозной бандой? Причём именно Л.И. Самсонова опубликовала открытое письмо Президенту: "Сахалинская Кущёвка в Углегорском районе" -  http://open-letter.ru/letter/27640/,  http://solid-sakh.mylivepage.ru/forum/1990/1707 , где упоминаются, в числе прочих, и следователь Рыбалка А.В., и его мать - председатель Углегорского городского суда Рыбалка Н.Н. Или это, как обычно, чисто случайное совпадение?
14.11.2013г.
 
Самченко В. П.              
Самсонова Л.И.             
Лукашов М. Ф.